Четвертое пришествие "Властилины"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Четвертое пришествие "Властилины"

"Москва. Пересечение Кольцевой автодороги и шоссе Энтузиастов. Шикарный пятиэтажный особняк красного кирпича отгорожен черным забором да охраной.

- Чего, мужик, тоже к Валентине Ивановне?
- А то! - Я важно достаю из кармана квитанции. - У меня все взносы уплачены! Все путем.
- Это без разницы. Исчезла она. И в офис не пускают. Вторые сутки ждем.
- Меня пустят, - пытаюсь я пробиться к особняку, единственным арендатором в котором недавно стала печально знаменитая Валентина Соловьева, более известная стране как Властилина. 
«У нее сотни новых машин!»
Чтобы сыграть клиента Властилины, гримироваться мне не пришлось. «Ну что, - спросил я коллег, - похож я на человека, который хочет купить машину за полцены?»
- А кто ж в нашей стране не похож на такого человека? - удивились они. 
- По России финансовых «пирамид» было за последнее десятилетие больше полутора тысяч, - сообщили нам в Федеральном фонде по защите вкладчиков и акционеров. 
Но едва ли не самой скандальной, стильной и оригинальной из них была автомобильная пирамида «Властилины». Отличалась она и тем, что вкладчики верили ее хозяйке, как себе. Не потому ли так оживились москвичи, когда пошел слух: Властилина, а в миру Валентина Соловьева, вновь «материализовалась» из неизвестности. Больше того, «потренировавшись» на провинции, открыла офис в столице и вновь обещает страждущим машины за полцены! 
...«Настреляв» у коллег толстую пачку денег - чтобы было чем козырять при входе, - направился я к заветному особняку, где состоялось новое пришествие Властилины. 
Адрес подсказали сами вкладчики. Они - удивительное сообщество людей, что рассеяны по всей стране, но сразу концентрируются там, где объявляется Она. Верят, ждут, надеются. Хотя бы потому, что для них потерять веру в свою благодетельницу - значит самого себя признать «лохом». 
- Там такой домина, - рассказывал мне фрезеровщик Алексей, отдавший в свое время все свои сбережения на взнос за две «шестерки». - А вокруг сотни новеньких авто! Понимаешь - она вернулась! Возродилась! Теперь все будет хорошо! 
Кому отдать деньги?
И правда, шикарный особняк около МКАД окружает крепкий черный забор. Москва официально кончается всего в нескольких метрах, и особняк числится уже в Подмосковье. Не для того ли такая дислокация, чтобы не связываться с более жесткими московскими властями? 
Автомобиль мой в ворота не пускают, и я начинаю бузить: 
- Да мне ж Валентина Ивановна назначала! 
Охрана непреклонна:
- А ты ей по мобильнику позвони да договорись.
- Не отвечает ее «мобила», - говорю я совершенно честно, потому что номер, который доверительно давала Соловьева крупным вкладчикам (мол, беспокойте в любое время), много месяцев молчит: «Аппарат абонента выключен». 
И показываю квитанции, которыми Алексей меня снабдил.
Это сработало. И вот мы у заветного особняка.
- Наконец-то, - радостно говорю охраннику. - А то слух ходит - мол, не пускают никого. Где тут в двери позвонить, а то что-то все закрыто.
- Да ты хоть головой постучи - нету никого. И Соловьева уж почитай два дня не появляется. 
- А зам ее? Я вот денег-то принес на машину, кому сдать? - веером достал я из кармана свой самый заветный козырь - пачку «зеленых». 
- Нет у нее зама. Только она и два шофера сюда ездят, и все. Да вон - не ты один ее ждешь. 
У ворот и впрямь кучкуются машины с подмерзшими от долгого ожидания мужиками. 
- А ты кто? - вопросом на вопрос ответили мужики. - Вкладчик? Ну, лишь бы не мент или журналист - это они ей мешают работать, так она говорит. Теперь вкладчики - как тайное общество, все по рекомендации. Мы уж тоже денежки приготовили. Валю в обиду не дадим! 
- Любите?
- Так она ж наш единственный шанс «бабки» назад поиметь. Видишь, сколько у нее вокруг офиса нулёвых тачек понаставлено! Значит, наладились ее дела. Вот только саму никак не поймаем. 
- Я внес три тыщи баксов в Туле, - вылезает хозяин припаркованного в сторонке «Москвича». - Она говорит, что из-за судов всяких деньги пропали и нужно еще 2 тыщи, чтобы как бы возобновить вклад, - и будет все путем. Я привез. Странно, хоть бы секретаршу оставила, кому денежку отдать...
Приманка-то фальшивая
- Зря они ждут. Не будет никакой секретарши, и самой Соловьевой там не будет, - обломал меня зам. начальника ОБЭП Балашихинского УВД Александр Пашковец. - Мы вынесли предписание о расторжении договора аренды. 
- Но ведь никто не знает...
- Вот вам первым и сообщаем. 
- Как же так? Ведь сотни людей уверовали в возрождение «Властилины»: очередники думают - она снова при деньгах, купила крутейший особняк, целое поле новеньких, с иголочки автомобилей вокруг! И снова готовят денежки! 
- Господи, ну когда же люди перестанут верить в сказки? Машины на стоянках вокруг офиса принадлежат вовсе не Соловьевой - их держит там для продажи «Автобизнесцентр», не имеющий к ней никакого отношения! 
- Это что ж - психическая атака на вкладчиков? - восхитился я находчивостью Властилины. - А особняк? 
- И особняк не ее, - добил меня Александр Федорович. - Она сняла в нем только небольшой офис на втором этаже. И то не на свое имя - стала осторожна. 3 сентября офис снял ее «Благотворительный купеческий фонд». Остальная же часть здания пустует: внешне оно, конечно, помпезно, но внутри - ни телефонов, ни газа, никаких удобств. 
- Зато идеально, чтобы пустить пыль в глаза страждущих. 
Синдром заложника
- Лично с Валентиной Ивановной я встречался только в тюрьме, - говорит зам. управляющего Федеральным фондом по защите вкладчиков Леонид Мищенко. - Когда Соловьеву посадили, склады ее были забиты барахлом - люстры, холодильники и прочее: Валентину Ивановну заставили передать все это нам для продажи, а вырученные деньги мы отдали обманутым вкладчикам. Увы... Вкладчиков много, а денег мало, и каждому из них - если обратятся к нам - положена лишь тысяча рублей. Слабая моральная компенсация: «Властилине»-то давали огромные суммы. Поэтому вкладчики, сколько их ни морочила Соловьева, все равно идут назад к ней. 
- Неужто верят? 
- Она удивительная женщина. Когда с ней разговариваешь - кажется, что ради твоего блага она готова на все. Ведь даже фонд ее считается благотворительным, и потому подпадает под налоговые льготы; хотя то, чем она занимается, назвать благом трудно... Но те, кто к ней попал, - они же становятся ее заложниками! Они делают все, чтобы защитить ее и втянуть в систему новые жертвы, пусть даже своих друзей, - это единственный шанс оживить «пирамиду» и вернуть вложенные деньги. 
...В этом, собственно, и заключается гениальная сверхидея «пирамиды». Синдром заложника, жадность, мечта отыграться на ближних заставляют людей оголтело защищать того, кто их кинул. 
ИЗ ДОСЬЕ «КП»
Валентина СОЛОВЬЕВА родилась в 1951 году на Сахалине. Окончила 8 классов и один курс педучилища. Получила и профессию швеи-мотористки, правда, уже потом, в тюрьме.
Такого образования ей, однако, хватило, чтобы создать в 1991 году ИЧП «Властилина» и «обуть» более 16 тысяч вкладчиков на несколько триллионов тогдашних рублей. Точная сумма неизвестна, поскольку часть вкладов принималась «черным налом». Механизм прост: автомобили продавались за полцены, но с трехмесячной отсрочкой. 
Несмотря на явное надувательство, к Соловьевой ломанулись все: знаменитые артисты и политики, бандиты и милиция. На суде прокурор просил 9 лет. Дали 7. Отсидела 5. 
«Второе пришествие Властилины» случилось в 2000 году, когда она вышла на свободу - и стала организовывать новую «пирамиду» в Подольске. Здесь органы сработали быстрее и фирму прикрыли, пока в нее обратились лишь несколько тысяч вкладчиков. 
Тогда она перебралась в Тулу, но там ее «окоротили» еще скорее: на счету - несколько сотен «добровольно пострадавших»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации