Четыре жены Басаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::20.09.2006

Жёны Басаева

Ахмирова Римма

Converted 22218.jpg

Практически никто никогда не видел террориста №1 в домашней обстановке

Похищение

– В 10 утра в центре города подъехали две машины, вышли молодые парни-чеченцы в камуфляже, без масок и затолкали меня и Элину в разные автомобили, – рассказывает 41-летняя Эльза Астамирова. – На остановке было полно народу, но никто не вступился. Произошло все быстро. Я им говорю: «Алу Алханов (президент Чечни. – Р. А.) по телевизору сказал: «Если вас пытаются куда-то увезти, требуйте, чтобы эти люди показали документы. Вы имеете право позвонить родным и сказать, что случилось». Они долго и громко ржали: «Ты чё, не знаешь, в какой республике живешь?» Везли нас около часа. Но, по-моему, ездили кругами, чтобы запутать. На голову мне надели плотный тканевый мешок. Была жара, я задыхалась и закричала. Мешок сняли и даже стали обмахивать меня. Вели они себя довольно вежливо. Иногда созванивались со второй машиной. Говорили: «Ты в истерике бьешься, а вторая сидит и молчит».

Вторая – это 26-летняя Элина Эрсеноева – последняя жена Шамиля Басаева. За ней охотились сразу несколько могущественных сил.

Фото: Newsweek

[Newsweek, origindate::21.08.2006: "Чеченцы в Баку получают продукты от миссии ООН и живут в съемных квартирках и домиках. И только пустой дом Шамиля Басаева поражает великолепием ... Дом Шамиля Басаева на улице Максуда Ализаде за большим кирпичным забором утопает в цветах. О хозяине напоминают разве что буквы Б и Ш на фасаде ... Басаев лично принимал работу у строителей летом 1999 г.",- врезка К.ру]

Отличница

Мадина Шагидаева, координатор программы ЮНИСЕФ «ВИЧ-СПИД-инфомост», была подругой Элины Эрсеноевой. Но не представляла, какую тайну та скрывает.

– Мы учились вместе в университете. Элинка всегда была отличницей. На первом курсе она еще носила короткие юбки. На втором перешла на макси и длинный платок. Тогда это модно было среди молодежи. Мода прошла, а Элина не изменилась, сколько я ей ни говорила: ты, как старая бабка, укуталась – жениха не найдешь! А замуж она всегда хотела. У нее был брак в 15 лет. Но они быстро разошлись. Говорила, к ней в той семье не очень хорошо относились. Когда мы закончили университет, я стала вести проект «ВИЧ-СПИД-инфомост» и сразу позвала Элину к себе работать внештатным психологом. Она еще писала статьи в газету «Чеченское общество». Она мудрая, правильная была. Парень у нее появился – Салман из Ачхой-Мартана. Простой, деревенский. Собирались жениться. И вдруг в ноябре 2005 года Элина говорит: «Выхожу замуж». Про Басаева, естественно, ни слова. Жених – якобы чеченец-бизнесмен из Канады, открывает филиал строительной фирмы в Грозном. На свадьбу меня не звали. А Элину я увидела через неделю. О браке она не рассказывала. Говорила, муж в командировках. Я шутила: ты хоть фото покажи или его самого – хоть издалека. Она говорила: конечно, вот приедет... Изменилась ли она после замужества? Мы так же болтали, смеялись, ходили в кафе. Она была религиозная, но довольно современная девушка. Иногда становилась какая-то рассеянная. Словно думает о чем-то. Могла забыть или не успеть что-то сделать. Это Элина-то – всегда собранная и четкая! Я спрашивала: «У тебя все хорошо?» Она отвечала: «Да».

Мама, я боевика люблю

Маму пропавшей без вести Элины Эрсеноевой, Риту, передергивает, когда Басаева называют ее зятем.

– Какой зять?! Да пусть он уйдет в землю еще глубже! Он погубил дочь мою!

Мы встретились в слишком бедной для басаевской родни квартире на краю Грозного.

Жизнь тихой и скромной девушки Элины похожа на дурной боевик.

– В нашем доме объявилась родственница, с которой мы давно не общались. Хеда Цацаева, жена «президента Ичкерии» Абдулхалима Сайдуллаева. Она стала заходить к Элине на работу, раз переночевала у нас дома. Вскоре ко мне на работу – я торгую обувью на базаре – пришли две пожилые женщины. Хотим, говорят, сосватать твою дочку. Слышали про нее много хорошего. Жених – Алихан Абуязидов, бизнесмен из Канады, и дело надо уладить побыстрее, мол, у них российская виза заканчивается. Я сначала отказалась: единственная дочь, не отпущу! Они второй раз приехали: Алихан, говорят, пока будет в Чечне, работа у него здесь. А 30 ноября 2005 года Элина мне позвонила и сказала: «Меня украли, и я вышла замуж». У нас так бывает: девушку похищают, потом едут к родственникам на «замирение», и считается, что брак состоялся.

Отец живет в Ингушетии. К нему приехали два старика, якобы от этого Алихана, и привезли калым – 3200 рублей. Элина жила то у мужа, то дома (говорила: супруг в командировке). Я зятя в глаза не видела – у нас, бывает, теща видит зятя через год, а то и позже. Из первого знакомства нужно устраивать праздник, дарить подарки ему, его родне. У меня на это денег не было. Вот и откладывали знакомство. С мужем она жила недели три. Чаще бывала дома. Иногда Элина грустная была. Я думала, муж часто уезжает, вот она и скучает. Помню, она сказала: он сначала показался мне неинтересным. А потом я поняла: он столько всего знает, даже мне с университетским дипломом стыдно бывает!

Рита говорит, что правду узнала, лишь когда Басаева убили, в июне 2006-го. В дом пришли сотрудники ФСБ.

– У меня с сердцем плохо стало...

После этого Элина все рассказала и следователям, и матери.

– Хеда привезла ее познакомиться с женихом в какой-то дом, – вспоминает рассказы дочери Рита. – Мужчина, который их сопровождал, сказал: «Выходи». На пороге появился Басаев. Элина говорит, у нее был шок. Она спросила: «Где Алихан?» Он ответил: «Алихан – это я». И добавил: «Не бойся, против твоей воли ничего не будет». Зато Хеда ей сказала: «Ответ «нет» не принимается. Подумай о матери и братьях». Вот она и боялась за нас, молчала... Не думаю, что она могла полюбить его как мужчину. Да на такого урода даже я, в своем возрасте, не посмотрела бы!.. – Рита глотает успокоительное.

Отец Элины Эрсеноевой жил отдельно. Я увидела его в коридоре прокуратуры, куда он пришел на допрос в связи с похищением дочери. От моих вопросов он морщится, как от ударов.

«Террорист ел только из ее рук»

– Разве 9 месяцев можно быть женой насильно? Она ходила куда угодно. Если она жила с ним только три недели, а остальное время дома – у нее был миллион возможностей заявить куда угодно. За безопасность она боялась? Все знают, как Рамзан Кадыров ненавидел Басаева и мечтал его уничтожить! Если бы Эрсеноева ему только намекнула, в какую историю она попала, он бы ей отдельную окружную дорогу в Грозном построил, по которой бы только она ездила! Почему мать Эрсеноевой так и не заявила о пропаже дочери? Уголовное дело возбуждено по факту, а не по заявлению матери. – зам. начальника криминальной милиции Грозненского РОВД Сулеймана Бакриева распирает от знаний, которые уже никому не нужны. – Мы с фээсбешниками шли за Басаевым по одному и тому же следу! Но они опередили нас.

После того как за голову Басаева назначили 10 миллионов долларов, органы стали лучше его искать.

– Когда мы узнали, что Эрсеноева – жена Басаева, мы составили ее психологический портрет: она внутренне гордилась, что у нее есть огромная тайна и никто ее не знает. Такая мышка, которая на самом деле связана с таким человеком! Она фээсбешникам сказала: сидела я на пресс-конференции в заднем ряду, и мне мысль пришла: если я сейчас встану и скажу, чья я жена, вот сенсация будет!

Бакриев не верит в версию похищения:

– Она сама исчезла. Сейчас за границей. Элина тут загранпаспорт оформила. Может, даже всплывет вскоре в каком-нибудь теракте. Ведь после смерти Басаева она – «черная вдова». Есть данные, что она была беременна, и это тоже повод, чтобы скрыться. В последнее время дела у Басаева шли не очень. И по нашей информации, из своего окружения он больше всего доверял Элине. Ел только то, что она приготовит, и только из тех продуктов, которые она сама покупала.

Личный враг нескольких президентов боялся, что его отравят.

Сундук мертвеца

Из бытовых деталей «лав-стори» бандита и выросла версия, что у последней жены Шамиля могут быть выходы на деньги и архивы Басаева. Если он доверял ей свою жизнь, из-за миллиона-другого долларов мелочиться не стал бы.

После того как личные счета Басаева были арестованы, деньги шли на имена его окружения. Новая, малозасвеченная жена подходила идеально. Называлась и цифра сокровищ, якобы перепавших Элине из «сундука мертвеца» –7 млн долларов.

Мама Элины уверена, что ее дочь украли из-за слухов о «басаевском наследстве»:

– Да если б у нее были эти деньги, она давно отсюда уехала!

За два дня до своего исчезновения Элина Эрсеноева через правозащитные организации распространила в Сети письмо, в котором призналась, чьей женой она была, и поведала, что именно из-за этого получала угрозы от «кадыровцев» (личная охрана Кадырова, сейчас – внутренние войска республики, мощная силовая структура). Что это было – подготовка к исчезновению или последний крик о помощи?

После такой «явки с повинной» внимание к последней жене Басаева как к возможной хранительнице его секретов мог проявить кто угодно – ФСБ, МВД, «кадыровцы». И сами боевики.

Сварливый муж

Эльза Астамирова – тетя Элины, но была ей скорее подружкой, чем старшей родственницей. Они всегда были вместе. Их и похитили вдвоем. По рассказам Эльзы, их привезли в нечто похожее на проходную офисного здания. Она успела только крикнуть: «Элина, ты здесь?» Услышала ответ: «да».

– Я там пробыла минуты три. Потом меня опять посадили в машину. Сказали, что Элину везут следом. Высадили там же, где взяли. Элины не было. Последний раз мы ее слышали вечером того дня, когда она позвонила, сказала, что ее скоро отпустят, и просила не поднимать паники. Все.

– Сколько раз я ей говорила: не нравится мне твое скоротечное замужество, – вспоминает Эльза. – Она отшучивалась: «И хорошо, пусть Алихан нравится только мне». (Псевдоним Басаева – Алихан переводится как «король». – Р. А.) Элина жаловалась, что он ее частенько отчитывал. Мне, говорит, рассказывали про тебя, что ты умница, красавица и хозяйка, но я пока вижу, что только красивая. Хотя очень уж красивой она никогда не была. Как-то она приготовила ему плов, он чуть поел – и отложил. По рассказам Элины, он вообще мало ел. А через некоторое время Элина собралась ему этот плов разогреть. Он говорит: «А разве у нас был плов, это каша какая-то!» Она ему даже ответила раз довольно дерзко: «От меня больше толку, когда меня хвалят, а не ругают!»

– Жена Басаева – за это в Чечне любят или ненавидят? – спрашиваю Эльзу.

– За это презирают. Но пока Элина была его женой, ни крупных терактов, ни кровопролития не было, – уговаривает Эльза и меня, и себя.

Бандита погубила любовь?

Долгая безнаказанность, а может, и позднее чувство притупили у Басаева ощущение опасности.

– Элину вычислили, потому что она часто заходила на сайт «Кавказ-центр», – рассказывает мать Элины. – Что-то скачивала, флэшки какие-то носила. (Возможно, и размещала материалы, ведь она была профессиональной журналисткой. – Р. А.) Выследили сначала ее, а потом и некоего Казбека, который, как я знаю, иногда заезжал за ней на работу и отвозил ее к Басаеву.

Элина и разыскиваемый всеми Басаев встречались в Грозном! У правоохранительных органов даже есть кассета, на которой запечатлено, как террорист №1 средь бела дня выходит из машины в центре чеченской столицы, по-хозяйски оглядывает восстанавливающийся город, садится и спокойно уезжает.

Сотрудники милиции обещали даже показать мне это «семейное гнездышко». Но потом испугались. Сказали, полетят погоны и головы по всей вертикали правоохранительных структур.

Родина антигероя

Я решаю продолжить поиски информации о пропавшей Элине Эрсеноевой на родине Шамиля Басаева – в Ведено. По местным обычаям, именно в родовом гнезде сходятся все семейные ниточки и тайны.

Под окнами местного РОВД, куда я зашла отметить командировку, стреляют. Начальник криминальной милиции Муслим Абдурзаков по инерции взялся за автомат, потом устало осел в кресло:

– Ну и что делать?

Стрельба оказалась по «законному» поводу. Гуляет свадьба, пальба в воздух – часть обряда.

В Чечне – сплошной брачный период. Население молодое, горячее, видавшее смерть и по большей части безработное. «Спроси, какое стихотворение им нравится, – не скажут. А какое оружие предпочитают – сразу ответят», – сказал мне один фээсбешник, специализирующийся на менталитете и настроениях.

Молодые парни ошиваются на улицах и стреляют во всех проходящих девушек глазами и предложениями познакомиться. Особенно достается неместным – их считают более легким трофеем. Труднее всего не «дать телефончик» человеку в спортивном костюме и с автоматом, вальяжно висящим на плече. Так может выглядеть бандит, военный, милиционер. Уточнять мне не советовали. Все равно не разберешься: бандиты вышли из леса и подались в милиционеры, менты подрабатывают у боевиков и так далее.

– После 16.00 мы без особой нужды по территории не ездим, – «кошмарят» меня сотрудники местного РОВД. – Только – на спецоперации и вызовы. И тебе не советуем. – чтобы сбить с меня жажду деятельности, Муслим дает почитать мне справку от 11 августа, с фотографиями. В тот день боевики ночью вломились сразу в несколько домов местных милиционеров и сожгли сотрудников заживо. Получается, власть меняется здесь два раза в сутки. «Пересменка» – точно по границе светового дня.

– А это – наш «ответный удар», – начальник криминальной милиции достает из сейфа кассету, на которой записано, как накануне взяли матерого боевика.

Веденский район – окраина Чечни. Он, как змея, извивается у подножия Кавказского хребта. Раньше это была престижная курортная зона, где любили отдыхать космонавты и Герои Советского Союза. Теперь это задний двор республики.

Здесь свободный воздух и леса, в которых протекает никому не известная жизнь. Ранним утром с гор тянутся струйки дыма. Непонятно, что это – природное явление или чьи-то костры?

Телефонная связь с Веденским районом до сих пор не восстановлена. В 6 часов вечера на въезде закрывается шлагбаум – за границу района не выпускают и не впускают.

– Ты почему тут так свободно разъезжаешь? Здесь только два дня назад шел открытый бой!

Первая война и первая жена

Есть в Ведено объект, который сотрудники МВД готовы гордо показывать даже с риском для жизни. Дом Шамиля Басаева. Точнее, то, что от него осталось. Огромная территория за крепостной стеной. Внутри двора – только развалины. Это было едва ли не самое крутое поместье на всем Северном Кавказе. Огромная территория, сад, фундаменты большого дома и бассейна – это все, что сейчас осталось.

Именно сюда Шамиль привез свою первую жену из Абхазии, где он в 1990-х командовал дивизией. Даже опера угрозыска вспоминают эту свадьбу как самое грандиозное зрелище в жизни.

– Мы тогда еще подростками были, приехала колонна машин в сопровождении бэтээров. Тогда генералы и крупные чиновники считали за честь преподнести Шамилю свадебный подарок. Первую супругу – скромную и красивую учительницу из Гудаутского района – родственники не сразу согласились принять: «Ты что, чеченку не мог найти?»

Так и дальше пошло: каждый следующий брак кровавого Шамиля всегда был связан с большим боевым походом. Он брал женщин, как трофей.

Настоящей страстью и любовью Басаева была война. Похоже, только она его возбуждала. Пот, боль, кровь, страх, вспышки взрывов, неожиданные и быстрые нападения, хитроумные операции – вот что доставляло ему удовольствие.

Новая женщина – новая веха и в мужской, и в военной биографии.

Очередная супруга – очередная победа.

Вторая жена и вторая кампания

На одном из холмов на подъезде к Ведено солдаты выложили надпись Hollywood. Но сюжеты, которые здесь случаются, голливудским режиссерам и не снились. Вторая серия личной жизни Басаева – чистый сериал.

– Про Элину Эрсеноеву я и не слышал. А свою вторую жену Басаев украл из села Махкеты Веденского района в 1999 году. Началась вторая война. Басаев часто появлялся в нашем селе – проводил свои совещания-сходки. – Ибрагим Хултыгов знает, что говорит. Он был начальником службы безопасности Масхадова, а теперь – депутат местного парламента. – У Магомадова Башты было несколько дочек. Басаев выкрал самую красивую. А на ее родной сестре был женат мой брат. Как только мы узнали про сватовство Басаева – сразу отправили эту жену домой, хотя у нее уже было трое детей с моим братом. Мы не хотели иметь родственных связей с Басаевым. Он был наш кровный враг.

Когда Башты Магомадова спрашивали: «Как же ты свою дочь отдал Басаеву?» – он отвечал: «Это такой человек, ты бы ему не только дочь, жену бы свою отдал!»

Третий брак. Тесть в одном носке

В дом третьей жены Басаева в селе Дышне-Ведено я еду, как на спецоперацию. Сопровождение – три сотрудника милиции в бронежилетах, с автоматами наготове. Голубые облупившиеся ворота, через их щели можно увидеть дом, в который не вкладывали денег лет 15. На стук в калитку не отвечают. Сотрудники дают автоматную очередь в воздух. Звонками местные двери не оборудованы. А к звуку автомата все приучены.

– Иду-иду, – на порог выскакивает заспанный немолодой мужчина, с похмелья и в одном носке. Умар-Али Гудаев. Тесть Шамиля Басаева. Как заведенный он рассказывает мне «лав-стори» боевика №1, по поводу которой его уже допрашивали не раз.

В селе все знают, что в третий раз Басаев женился на 24-летней Асет Гудаевой в феврале 2004 года. Уже случился Норд-Ост и готовился Беслан. Террор и льющаяся кровь пьянили маньяка войны, как любовный напиток. Настало время новой жены. Как всякий солдат, Басаев время от времени должен был бравировать своей «крутостью» и количеством покоренных женщин. Кроме того, в каждом селе ему нужен был «опорный пункт». Взять женщину в жены – значит получить в союзники весь ее род и соседей.

Последняя женитьба

2005 год. Положение Басаева резко ухудшилось. Он не чувствовал себя таким всесильным, как раньше. Нужна была уже не просто женщина – требовалась помощница, соратница. Та, которая даст ему новые силы. Он сделал ставку на журналистку и умницу Элину Эрсеноеву.

Дряхлеющий и загнанный волк должен был привести в логово молодую подругу. Хотя бы чтобы показать стае, что его еще рано списывать в архив. И, как это бывает с загнанными волками, просчитался.

Басаев уничтожен. Первая, вторая и третья его жены, два сына и три дочери сейчас за границей. Называют Азербайджан и Скандинавию. В отличие от жен Дудаева и Радуева, они не дают интервью и себя не обнаруживают. Басаев умер, но ненависть к нему живет.

Маховик насилия, который он запустил, крутится.

До сих пор исчезают и погибают люди – те, кто его ненавидел и сражался против него. И те, кто его любил.