Четыре масти Тюменской власти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "УралПолит.Ru", origindate::02.06.2004

Четыре масти Тюменской власти

Cпецпроект газеты «Главный Советникъ» и экспертного канала «УралПолит.Ru»

Тюменская область в вопросе о власти стоит на пороге перемен. Отличие региона – в его особом административно-территориальном устройстве. В 2005 году вступают в силу изменения к федеральному закону об общих принципах организации власти в субъектах РФ, которые призваны отчасти «расшить» противоречия, априори заложенные «матрешечным» характером тюменского триумвирата.

Уникальность тюменской «матрешки» состоит в том, что, во-первых, в нее входят одновременно три субъекта Российской Федерации, а во-вторых (что отличает ее от других аналогичных регионов), автономии по экономическому потенциалу превосходят «материнскую» Тюмень, чьи ресурсы и полномочия ограничены южным ареалом. Это обстоятельство служит главной причиной известного противодействия задуманным Кремлем политическим интеграционным процессам в Тюменской области, в частности, и федеративной и административной реформам в целом.

По большому счету, в Тюменской области вопрос о власти в персонифицированном ключе до сих пор толком не решен. После смены персоналий в январе 2001 года, когда по инициативе Кремля и при поддержке северных элит к власти в Тюмени пришел Сергей Собянин, команда формировалась на фоне внешне оптимистичной, но в корне противоречивой политической ситуации, обусловленной уходом с регионально-политической сцены предыдущего губернатора Леонида Рокецкого. Властные и финансово-промышленные элиты северных округов области видели в Собянине гарантию неприкосновенности статуса автономий как равноправных с областью субъектов. В северных автономиях считали, что «свой человек» Собянин обеспечит сохранение статус-кво во взаимоотношениях с округами, и в первые годы своего правления тюменский губернатор оправдывал эти ожидания. Отношения области с округами строились на договорной основе, вроде бы эффективно и конструктивно работали советы трех губернаторов и трех дум. Автономии принялись активно участвовать в экономическом развитии юга Тюменской области, инвестируя в южные предприятия большие средства. Слово «интеграция» тогда звучало не реже, чем сейчас, но исключительно в экономическом контексте.

Но за внешней идиллией скрывался конфликт, который эксперты назвали конституционным. Суть этого конфликта заключается в том, что полномочия выборных органов исполнительной и законодательной власти территориально ограничивались югом Тюменской области, тогда как эти органы были выбраны избирателями и юга, и севера. То есть с одной стороны налицо ущемление прав избирателей северных автономий, которые лишились возможности требовать что-либо от избранного ими губернатора, а с другой – ущемление прав избирателей юга, судьбы которых в силу численного превосходства решают законодатели, избранные от северных территорий.

Последние шаги федерального центра, направленные на разрешение этих противоречий, во многом повлияли на формирование колоды тюменской власти, которую сегодня представляет своим читателям «Главный Советникъ». Ее формирование обозначено как реорганизация структуры власти, ориентируемой на новые масштабы деятельности, выходящие за рамки тюменского Юга. Неизменным остается лишь монопольное доминирование исполнительной власти – губернатора и его администрации – на политическом ландшафте области – правда, пока в южных границах. Если внутри колоды признаки политической конкуренции дают о себе знать, то в целом ситуация характеризуется полным отсутствием оппозиции и явным перекосом в системе сдержек и противовесов от законодательной ветви власти в сторону исполнительной.

В силу вышеназванных обстоятельств роль туза во всех четырех мастях тюменской власти принадлежит губернатору Собянину.

Червы

Червы олицетворяют собой правящую элиту, сохраняющую свои позиции с 2001 года. Условно ее можно назвать «старой» или «доинтеграционной» правящей командой.

Червовый туз – Сергей Собянин – пришел на должность губернатора из замов Петра Латышева, а до работы в полпредстве председательствовал в думе ХМАО. В кремлевском происхождении инициативы заменить Рокецкого на Собянина мало кто сомневается, как мало кто сомневается, что политическую карьеру Сергей Семенович продолжит в Москве. В 2001 году Собянину вменяли две основные задачи. На первом этапе ему предстояло выстроить отношения с северными округами, демонтированные при Рокецком, завоевав перед этим доверие южного населения, которое, надо отметить, встретило северного выдвиженца весьма прохладно. А на втором – запустить процесс политической интеграции области и округов, а проще говоря – объединения области в единый субъект. С первой задачей червовый туз успешно справился. Механизм политической интеграции тоже запущен и даже принес первые успехи, обусловленные резким потеплением во взаимоотношениях Тюмени с Салехардом.

Король черв – вице-губернатор Владимир Якушев. Ямальский банкир – экс-президент Запсибкомбанка – возглавил политическое крыло команды Собянина после успешно проведенной выборной кампании. Известно, что первым в области после туза Якушев стал не без участия другого ямальца – заместителя полпреда президента в УрФО Михаила Пономарева, с которым Якушева сплотила общая борьба против Рокецкого. В администрации Собянина Владимир Владимирович возглавил финансовый и политический блоки, а также взаимодействие с Тюменской областной Думой. Опыт банковского финансиста Якушев довольно успешно применил на поприще бюджетной политики.

Помимо финансов, Владимир Якушев взял на себя и общественную нагрузку – вице-губернатор профессионально играет в хоккей, вхож в круги спортивной элиты России, и на этом поприще ему удалось создать позитивный образ власти как горячего радетеля здорового образа жизни. Правда, говорят, что Якушев смертельно обидел тюменцев, неравнодушных к футболу. По его инициативе под предлогом оптимизации бюджетных расходов на спорт лишился финансирования самый старый и крупный в регионе футбольный клуб «Тюмень». Вообще, стоит отметить, что имя Якушева регулярно и в весьма невыгодном свете всплывает в разного рода скандалах, особенно экономических, которые бросают тень на всю областную администрацию. Поэтому наблюдатели не раз прочили Владимиру Владимировичу неминуемый и, главное, скорый уход. Последний раз Якушева «уходили» в начале 2004 года, когда в администрацию области пришли новые лица (см. масть бубен). Но «непотопляемый Яки» по-прежнему в администрации и уходить, похоже, не собирается.

Дама черв – первый помощник губернатора Анастасия Ракова. Анастасия Владимировна – обаятельная молодая женщина и большой профессионал в области государственного, муниципального и конституционного права. Как большинство других персоналий нынешней тюменской политики, Анастасия прибыла на работу в Тюмень с Севера, из Ханты-Мансийска, где трудилась под руководством Собянина в правовом управлении хантыйской Думы. Работа губернатора Собянина в совместной рабочей группе правительства и администрации президента проходила при непосредственном участии Раковой. Ее задачей было юридическое сопровождение политических инициатив Сергея Собянина и Дмитрия Козака в ходе муниципальной, административной и федеративной реформ. Поговаривают, что именно Анастасия Ракова принимала участие в разработке федерального закона «ФЗ-95», согласно которому основные полномочия совместного ведения с Российской Федерацией в «матрешечных» субъектах уходят от автономий и передаются краям и областям. Анастасия Ракова – абсолютно непубличный чиновник, но никто из ближайшего окружения Собянина не пользуется большим доверием, чем она. Не обладая правом политических и законодательных инициатив, Анастасия Владимировна непосредственно участвует в выработке и принятии решений. Тем, кто хорошо ориентируется в аппаратных течениях тюменской администрации, известно, что ряд бумаг губернатор предпочитает подписывать после согласования со своей надежной помощницей.

Противником же ФЗ-95 и горячим сторонником сохранения статус-кво в отношениях Тюмени с автономиями выступал и продолжает выступать председатель Тюменской областной Думы Сергей Корепанов (его мы решили тоже поместить на позицию дамы черв). Это неудивительно, учитывая ямальские корни г-на Корепанова. Наличие собственных взглядов делает его положение в масти несколько уязвимым: известно, например, что та же Анастасия Ракова порой категорически не принимает публичные заявления Сергея Евгеньевича, имея собственную позицию. В то же время г-ну Корепанову удается который год держать Тюменскую областную Думу практически в полной лояльности к администрации, несмотря на то, что депутатское большинство составляют представители северных автономий и оно потенциально враждебно к тюменской администрации.

Валет черв – мэр Тюмени Степан Киричук. «Мягкий и пушистый» политик, от и до конца лояльный по отношению к областной власти. Мэр Киричук в политику не вмешивается, удовлетворившись ролью «заведующего» областным центром, благодаря чему в декабре 2003 года и переизбрался на новый срок при крайне смешных обстоятельствах: в качестве единственного «соперника» Киричука выступил его же помощник. По поводу политического веса мэра Тюмени можно ёрничать долго, но факт остается фактом: преображение областного центра, разрушение образа «столицы деревень», города грязных улиц и разбитых дорог, во многом обусловлено позицией Киричука во взаимоотношениях с областью. Все тюменцы знают, что благополучие областного центра зависит от губернатора, но оно было бы невозможным, если бы город враждовал с областью. Тюмень неоднократно ставили в пример Екатеринбургу, где сильный мэр конкурирует с сильным губернатором, а население вынуждено довольствоваться плачевным состоянием дорог и коммуникаций.

Техническим сопровождением процесса принятия решений занимается и червовая десятка – руководитель главного правового управления администрации Тюменской области Владимир Ульянов. Владимир Ильич последним возглавлял тюменский областной совет народных депутатов до того, как Борис Ельцин окончательно покончил с Советской властью, и привлекал внимание не только интересным сочетанием фамилии, имени и отчества. Ныне же г-н Ульянов работает в непосредственном контакте с Анастасией Раковой и занимается рутинной бумажной работой. Правда, иногда Владимир Ильич позволяет себе публичные выступления, в том числе по самым злободневным и щекотливым темам. И наблюдатели считают за благо прислушиваться к его словам, потому как есть подозрения, что Ульянову поручается произносить вслух то, что пока не могут себе позволить открыто говорить первые лица администрации.

Роль «главбуха» тюменской власти выполняет червовая девятка – директор департамента финансов Татьяна Крупина. Работая под кураторством вице-губернатора Якушева, Крупина просто незаменима при утверждении проекта бюджета в областной Думе. Как и все высококлассные специалисты, обладающие даром манипулирования сознанием дилетанта (даже если он трижды прав), Крупина успешно отражает критические выпады законодателей и способна превратить в достоинства даже очевидные недостатки бюджетной политики администрации.

Ту же карту вместе с госпожой Крупиной делит и Борис Петренко, заместитель губернатора Тюменской области по капитальному строительству. Борис Николаевич отвечает за ставшее ключевым в период первого срока Собянина направление в областной политике и экономике – капитальное и дорожное строительство. Именно ему причисляется заслуга в том, что в Тюмени форсированными темпами стали ремонтироваться и строиться дороги, благодаря чему отчасти рейтинг губернатора Собянина на юге области стремительно пошел вверх и ко второму году правления достиг небывалых 80%.

Скромную для своей должности роль восьмерки червей выполняет заместитель губернатора Владимир Васильев, курирующий агропромышленный комплекс. Юг Тюменской области считается сельскохозяйственным регионом, а крестьянский вопрос всегда был одним из самых больных. Но г-н Васильев не определяет сельскохозяйственную политику и без административной и политической поддержки губернатора Собянина, пожалуй, не смог бы сдвинуть с места ни одной проблемы в этой сфере. Наглядно об этом говорит неспособность заместителя губернатора справиться с оппозиционными устремлениями руководителей хозяйств, входящих в областной союз аграриев, где не разделяют некоторые реформистские идеи тюменской власти в АПК. Вообще, стоит заметить, что в своей агропромышленной политике, суть которой состоит в максимальном уходе от «планово-убыточного» хозяйствования, губернатор Собянин делает ставку не на чиновников-аграриев, а на науку и сильных, ориентированных на рынок руководителей хозяйств.

Червовая семерка – заместитель мэра Тюмени Валерий Борисов. Ни для кого не секрет, что Борисов – «прикомандированный сотрудник», человек области в администрации областного центра. Ранее Валерий Борисов возглавлял Калининский административный округ Тюмени. Поговаривают, что назначением на пост вице-мэра г-н Борисов обязан проявленным усердием при подготовке территории своего административного округа к приезду Владимира Путина в Тюмень в марте прошлого года. Тогда маршрут президента лежал как раз через Калининский округ. Бытует мнение: мэр Киричук хорош своей лояльностью и ораторскими способностями, но Собянину нужен в Тюмени грамотный хозяйственник. Для тюменской власти коренное изменение облика областного центра, к которому в свое время приклеилась язвительная поговорка про «столицу деревень», имеет особое политическое значение. И Борисов, назначенный курировать вопросы благоустройства города, для этой роли вполне подошел.

По мнению экспертов на позицию червовой семерки претендует и управляющий делами губернатора Тюменской области Владимир Назаров. Владимир Анатольевич пришел в команду Собянина с первых дней его правления с аналогичной должности в аппарате Тюменской областной Думы. По отзывам тюменских политологов, Назаров пользуется серьезным доверием у тюменского губернатора, обусловленным, видимо, удачным сочетанием двух качеств: отсутствием амбиций и знанием политических и межличностных раскладов в тюменских структурах власти.

Завершает червовую масть тюменской колоды руководитель государственной телерадиокомпании «Регион-Тюмень» Анатолий Омельчук. По аналогии с Иннокентием Шереметом в свердловской колоде Омельчук выполняет роль «пропагандиста и организатора», обслуживая интересы тюменской власти. Правда, с тем отличием, что Омельчук не участвует в информационных боях, следуя, с одной стороны, некритическому, а с другой – некомплиментарному стилю информационного сопровождения деятельности администрации.

Пики

Основу пиковой масти Тюменской власти составляют персоны, не входящие в систему власти как таковой, но служащие ее опорой и поддержкой. Это «серые кардиналы» тюменской политики, представители олигархических кругов, политтехнологи и масс-медиа, не входящие в официальный пул. Отношения внутри этой масти и отношения ее представителей с тузом строятся не только и не столько на взаимовыгодных (читай – денежных) началах. Порой речь нужно вести и о сугубо личном характере. В России строить экономическую платформу региона и превращать его в «центр формирования прибыли» без личных отношений невозможно.

Роль королей пиковой масти, на наш взгляд, можно отвести представителям большой нефтяной трубы – президенту «Транснефти» Семену Вайнштоку и генеральному директору «Сибнефтепровода» (дочернего предприятия транспортной компании) Константину Лысяному. С Семеном Вайнштоком Сергея Собянина связывает давняя дружба и сотрудничество – еще по Когалыму, где Собянин руководил городской администрацией, а Вайншток – нефтедобывающим предприятием «ЛУКОЙЛ – Западная Сибирь». В Тюмени сотрудничество Вайнштока с Собяниным вылилось и в создание информационного интернет-ресурса «Вслух.Ру». Именно Вайншток призвал на работу в Тюмень специалиста по политическим «спецпроектам», известного в ХМАО политтехнолога Дмитрия Оугульчанского, который, помимо «Вслух.Ру» и созданной позже печатной газеты «Вслух о главном», негласно курировал и другие тюменские СМИ, выстраивал информационные коммуникации тюменской власти и столь же негласно влиял на ее информационную политику.

Президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов и руководитель крупнейшей в ХМАО строительной компании «ЛУКОЙЛнефтегазстрой» Серик Рахметов – тоже далеко не последние люди в пиковой масти. Роль дамы каждому из них можно отвести весьма условно, так как по степени влияния они не уступают пиковому королю. Вместе с Семеном Вайнштоком Алекперов и Рахметов входят в так называемую «когалымскую группу». Ходили слухи, что Серик Рахметов финансировал предвыборную кампанию Сергея Собянина, но это, скорее всего, неправда. Хотя известно, что аффилированные структуры «ЛУКОЙЛа» получили на юге Тюменской области неплохие подряды на капитальное и автодорожное строительство.

Валеты пиковой масти – заместитель президента «Газпрома» Александр Рязанов и генеральный директор «Запсибгазпрома» Александр Завьялов. В отличие от вышепоименованных представителей масти, они связаны с тюменской властью прочными деловыми контактами. Известно, что «Запсибгазпром» получил на юге области неплохие подряды по газификации региона. Александр Рязанов связан с тюменским губернатором еще по давней работе в Думе ХМАО, где Рязанов депутатствовал от Сургута. При поддержке Александра Рязанова Собянин добился смены прежнего руководства «Запсибгазпрома», чья деятельность едва не привела дочку Газпрома к банкротству из-за миллиардных долгов (в отношении экс-директора даже было заведено уголовное дело за уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах). Депутат Тюменской областной Думы Александр Завьялов до назначения на должность главы «Запсибгазпрома» занимался совершенно другой деятельностью – руководил «Тюменской продовольственной компанией».

Другую «газпромовскую» разновидность пиковой масти составляют генеральный директор «Сургутгазпрома» Юрий Важенин и руководитель Тюменского управления магистральных газопроводов Владимир Крамской. С Важениным Собянина также связывают давние отношения по работе в ХМАО, и тюменский губернатор прислушивается даже к незначительным просьбам руководителя СГП, вроде трудоустройства его бывшего сотрудника по связям с общественностью Бориса Терехова на должность заместителя директора департамента по информационной политике областной администрации. Что касается Крамского, то он является и частью публичной политики, возглавляя лояльную губернатору депутатскую комиссию по бюджету, налогам и финансам.

Пиковая девятка – Федор Хорошилов. Вместе с Александром Рязановым принимал активное участие в смене руководителя «Запсибгазпрома». Ранее Федор Хорошилов возглавлял «Сибнефть-Тюмень», а потом создал собственный бизнес – управляющую компанию, занимающуюся проектным управлением, оказанием консультационных и юридических услуг.

Пиковую восьмерку – Дмитрия Огульчанского – мы уже упомянули. Он тоже из «когалымской группы» – будучи депутатом Думы ХМАО, Огульчанский лоббировал интересы Семена Вайнштока, когда тот был главой «ЛОКОЙЛ-Западная Сибирь». Известно, что в Тюмень Огульчанский был приглашен Вайнштоком на должность заместителя генерального директора «Сибнефтепровода» по связям с общественностью, с органами власти и местного самоуправления. Но на самом деле функционал Огульчанского выходил далеко за рамки деятельности предприятия. Дмитрий Петрович всегда был вхож в губернаторский кабинет и многие решения, касающиеся информационной политики и организации деятельности курируемых властью СМИ, исходили не от руководства соответствующего департамента, а от него. Позже Огульчанский уволился из «Сибнефтепровода» и работал над информационными ресурсами «Вслух.Ру» и «Вслух о главном». Параллельно негласно занимался и другими масс-медиа, в частности – телекомпанией «Тюменское время». Скандальная чистка в руководстве и коллективе телекомпании, в результате которой бывший директор Евгений Дроздинский ушел на скромную работу пиарщика «Запсибгазпрома», а сургутянин Юрий Мингалев возглавил телекомпанию, произошла при непосредственном участии Огульчанского. Возможно, активность Огульчанского в Тюмени послужила причиной покушения на его жизнь в 2003 году. В настоящее время Дмитрий Петрович формально не у дел, но, судя по регулярному появлению во властных апартаментах, безработица ему не грозит.

Семерка пик – человек без особого рода профессиональных занятий, но политически активный депутат областной Думы Иван Квитка. Это кипучий законодатель, работающий на освобожденной основе, но всю свою энергию он тратит на роль защитника областной администрации в областной Думе, в ее бюджетной комиссии и в рабочей группе по разграничению полномочий между органами власти Югры, Ямала и Тюмени. Впрочем, Квитка не лишен собственных политических амбиций. Не так давно он настоял на том, чтобы Тюменская областная Дума приняла постановление, согласно которому прошение о возведении православного храма на территории сквера Депутатов было признано наказом избирателей депутату Квитке и соответствующим образом профинансировано.

Замыкающий пиковую масть руководитель «Сибинформбюро» (телекомпания «Ладья» плюс переданные в ведение холдинга ресурсы «Вслуха») Олег Налобин представляет медиа-холдинг, обособленный от официальных СМИ, но сложно аффилированный с областной администрацией посредством различных бизнес-структур. Г-н Налобин принципиально не вмешивается в политику, ограничивая участие в ней предоставлением своего юридического лица как инструмента для реализации задач информационной политики, которые в силу разных причин невыполнимы или трудно выполнимы в рамках деятельности официальных, государственных СМИ.

Бубны

Бубны – это новая масть тюменской власти, несмотря на то, что в ней присутствуют и хорошо знакомые персоналии из «старой» команды, то есть «вчерашние» червы. Несмотря на то, что ряд экспертов не рассматривают эту масть как некую команду политических единомышленников, связанных между собой аппаратными связями или какими-то личными отношениями, стоит все же отметить, что в бубновых рядах выстраивается единение. Оно продиктовано командной политикой самого Собянина и в определенной мере возникло в пику червам. Бубновую масть образуют люди, которым предстоит решать задачи нового периода и новых масштабов, связанных с включением механизмов политической интеграции.

Рождение бубновой масти ознаменовано приходом в администрацию области двух высокопоставленных чиновников из правительства ХМАО-Югры. Это решение губернатора Собянина стало неожиданностью даже для его ближайшего окружения. В региональных СМИ звучали различные предположения о мотивах такого решения, начиная от «Якушеву нашли замену» и заканчивая «Собянин решил ослабить Филипенко». Ни то, ни другое не соответствует действительности, хотя объективно Якушев был вынужден поделиться полномочиями, а команда губернатора Югры, конечно же, «просела» основательно.

Но на самом деле Собяниным руководило другое. Сложившаяся червовая масть хороша и профессиональна для решения вопросов юга Тюменской области. Но жизнь меняется. Перед администрацией Тюменской области стоят новые задачи, связанные с изменениями законодательства, существенно меняющими расклад сил в стране в отношениях федерального центра с регионами, а также внутри сложноустроенных субъектов, к которым относится Тюменская область. Меняются межбюджетные отношения, перераспределяются полномочия между уровнями власти. Сергею Собянину потребовались люди, способные взять на себя разработку новой политической стратегии с учетом меняющегося характера взаимоотношений области с северными автономиями вследствие централизации бюджетных ресурсов и властных полномочий в Тюмени.

Предполагается, что бубновая масть еще не до конца сформирована, так как в ней присутствует «хантыйская» составляющая, но отсутствует ямальская. Реорганизация структуры тюменской власти не закончена. Во время известной встречи в Салехарде, где тюменский и ямальский губернаторы объявили о курсе на политическую интеграцию, было сказано о «вбирании» органов власти Ямала в структуру администрации Тюменской области. Но пока следов такого вбирания еще не видно.

Бубновый король – первый заместитель губернатора Олег Чемезов – был вторым человеком в ХМАО после Александра Филипенко. На посту зампреда окружного правительства Чемезов отвечал за бюджет и инвестиционную политику округа. Особая забота Олега Леонидовича – обязательное медицинское страхование, доставшееся ему от прежней должности, когда он возглавлял территориальный фонд обязательного медицинского страхования. Приход Чемезова в администрацию Тюменской области привел к существенному перераспределению полномочий во властной верхушке. По своему статусу новый первый заместитель губернатора даже в чем-то приподнялся над вице-губернатором Владимиром Якушевым. Если в контексте стратегической политики роль Владимира Владимировича ныне сводится к участию в работе трехсторонней группы по разграничению полномочий между Тюменью, Ямалом и Югрой (точнее – в основном торможением ее работы), то Олег Чемезов занимается выстраиванием межбюджетных отношений и формированием консолидированного бюджета области, округов и входящих в них муниципальных образований. Особенно это касается строптивой Югры: задача здесь непростая, так как многие главы муниципальных образований по-прежнему не верят в грядущее главенство Тюмени и предпочитают сохранить лояльность к окружному руководству.

Политические вопросы почти целиком отошли от Якушева соратнику Чемезова – ныне заместителю губернатора Тюменской области Сергею Сарычеву (дама бубен). До января 2001 года Сергей Михайлович работал в администрации Рокецкого, после его поражения перешел на аналогичную должность в правительство ХМАО и стал единственным членом дособянинской команды, который спустя время вернулся в родные тюменские стены.

В правительстве Александра Филипенко Сарычев занимался вопросами организации деятельности правительства, связями с общественностью и взаимодействием со СМИ. В тюменской администрации функции Сарычева схожи, хотя по приходе в Тюмень в его ведение вошли также связь, телевидеокоммуникации, работа с профсоюзами, общественными и религиозными организациями. Первая и главная забота Сарычева – региональные СМИ. Конечно, бюджет расходов на медиа-обслуживание власти в Тюмени несопоставим с тем, которым Сергей Михайлович распоряжался в Ханты-Мансийске. Однако Сарычеву удалось-таки успокоить зависимые от бюджета тюменские СМИ, обеспокоенные своими перспективами связи со слухами о намерении областной администрации распространить политику бюджетной «оптимизации» и на свои информационные проекты. Сарычев гарантировал работу и достаток всем, с кем традиционно сотрудничала областная администрация.

Социальная политика – одна из «фишек» политического позиционирования тюменской власти наряду с формированием тюменского «центра прибыли компаний» и стимуляцией инвестиционной активности. Тюменская власть постоянно демонстрирует позитивную динамику в решении социальных проблем, заявляя, что расходы бюджета на эти цели постоянно растут, а расходная политика становится все более рациональной. Груз забот в этой сфере лежит на заместителе губернатора Натальи Шевчик, которая в бубновой масти выступает в роли валета. Есть мнение, что г-жа Шевчик перешла в новую масть из команды черв по соображениям административной безопасности семейного бизнеса. Ранее бизнес семьи Шевчик строился на связях с Ямалом, а точнее – с губернатором Ямала Юрием Нееловым. Шевчики получали стабильные заказы с Ямала в рамках северного завоза по ценам, существенно превышающим среднерыночные. Понятно, почему с приходом «северян» в областную администрацию Наталья Шевчик предпочла примкнуть к ним.

Успех деятельности бубен во многом зависит от взаимодействия с муниципальными руководителями северных территорий, главным образом – ХМАО. Эти руководители составляют опору тюменской власти на Севере, и лучше, чтобы они обладали политическим влиянием. Сегодня можно назвать, по крайней мере, двоих руководителей муниципальных образований Югры, на которых тюменские бубны могут опереться. Это глава Нижневартовска Борис Хохряков и мэр Сургута Александр Сидоров (десятки бубен). Конечно, трудно сказать, что связывает, к примеру, Чемезова и Сидорова, которых называют давними недругами. Но в контексте новой интеграционной политики личные взаимоотношения отходят на задний план. Сидоров давно не скрывает, что Сургут не пострадает от объединения. Оба руководителя пошли навстречу Тюмени в вопросах межбюджетных отношений.

Девятка бубен – директор департамента здравоохранения Александр Гонцов. Работая под началом г-жи Шевчик, он ощущает себя вполне самостоятельной фигурой. Совместно с исполнительным директором территориального фонда обязательного медицинского страхования Сергеем Махановым Александр Гонцов распоряжается миллиардными средствами, выделяемыми на здравоохранение и ОМС. И Гонцова, и Маханова называют людьми Олега Чемезова, отца-прародителя медстрахования в Тюменской области – работая первым замом губернатора Югры, Чемезов непосредственно участвовал в управлении тюменским ТФОМС. Господа Гонцов и Маханин так или иначе (в качестве государственных заказчиков и непосредственных участников) причастны к большому медицинскому бизнесу. Внеконкурсный порядок осуществления закупок и заказов и управление средствами обязательного медстрахования дают большие возможности. Заметим, что ТФОМС в одном лице совмещает функции государственного управления и медицинского страхования, то есть осуществляет предпринимательскую деятельность: в Тюмени медицинские страховые компании вытеснены с рынка и ТФОМС выступает в роли монопольного страховщика. О том, что Гонцов и Маханов находятся под особым покровительством, говорит, к примеру, отсутствие каких-либо последствий скандалов, время от времени сотрясающих ТФОМС и выплескиваемых на публичный уровень.

Нельзя недооценивать «политическое значение» бубновой восьмерки – председателя областной избирательной комиссии Игоря Халина. Он зарекомендовал себя как профессиональный юрист и чиновник, способный, не нарушая избирательного законодательства, выполнять политические задачи, поставленные властью. Достаточно вспомнить зачистку двух тюменских избирательных округов, в результате которой на выборы в Госдуму по формальным основаниям не были допущены представитель СПС Вадим Бондарь и коммунист Александр Черепанов, угрожавшие обласканному властью Геннадию Райкову. Центризбирком и суды всех инстанций подтвердили правоту тюменского облизбиркома, что показало юридическую чистоту его работы. Безусловно, Халину приходится задействовать механизмы избирательного применения закона, пресекая на корню одни нарушения и закрывая глаза на другие. Последнее «дело Халина» – пресечение политической авантюры в виде попытки организации референдума по объединению субъектов тюменской «матрешки», дискредитирующей саму идею единства.

Наконец, замыкают бубновую масть еще две фигуры тюменской власти – директор департамента информационной политики Александр Новопашин (семерка) и его заместитель, пресс-секретарь губернатора Александр Романов (шестерка). Романов, как и Анастасия Ракова, был «вывезен» из Ханты-Мансийска и на сегодняшний день хоть и мало что решает в информационной политике, но, будучи подотчетным только губернатору, выступает вполне «процессуально самостоятельным» лицом. Пусть и мало информированным, но все же нужным голосом власти. Что касается Александра Новопашина, то с приходом Сергея Сарычева он потерял политическую инициативу и полномочия распорядителя кредитов. Сегодня его роль сводится к функциям технического исполнителя, проводника информационной политики своего нового шефа. И, похоже, что г-на Новопашина эта роль вполне устраивает.

Трефы

Трефы образуют отдельную масть, возглавляет которую – без учета губернатора, естественно, – первый заместитель губернатора Павел Митрофанов. Восхождение Митрофанова на вершину Тюменской власти было обусловлено хорошим поведением во время предвыборной кампании Сергея Собянина. Глава Советского района ХМАО Павел Митрофанов вступил в предвыборную страду в качестве кандидата в губернаторы Тюменской области, то есть соперника Собянина. Были это личные политические амбиции или так было задумано политтехнологами, история умалчивает. Но в ходе избирательной кампании из соперника Митрофанов быстро превратился в спарринг-партнера, а потом снял свою кандидатуру в пользу основного кандидата.

Став первым заместителем губернатора Тюменской области, Павел Митрофанов развил бурную деятельность по развитию промышленности юга области. И, надо сказать, значительно преуспел на этом поприще. Показатели развития промышленности резко поползли в гору. Правда, для этого пришлось задействовать серьезные административные и бюджетно-финансовые ресурсы. В том числе и в форме непосредственных бюджетных инвестиционных вливаний в отрасли промышленности. Особой популярной формой поддержки производителей в Тюменской области стала компенсация ставок по банковским кредитам за счет бюджета. Показатели экономического развития, демонстрируемые Митрофановым, настолько поражали, что вызывали скептическое отношение даже у соратников по губернаторской административной команде. Если верить некоторым из показателей, то по отдельным отраслям промышленности первый заместитель губернатора давно уже выполнил задачу президента Путина по удвоению ВВП, для решения которой Путин отводил целых десять лет.

Уникальность положения г-на Митрофанова в системе Тюменской власти заключается в том, что, в отличие от других заместителей губернаторов, у него нет большой опоры на чиновничий ресурс, на подчиненных. То есть митрофановская административная вертикаль коротка и не бюрократична. Главная опора Митрофанова – это представители «объекта управления», то есть генералы курируемых отраслей промышленности.

Нельзя не отметить и аппаратную хватку крестового «короля водки и пилорамы», как в шутку за глаза прозвали Павла Петровича в коридорах собянинской администрации. До начала 2004 года его называли главным противовесом всесильному Владимиру Якушеву. Говорят, что противостояние между вице-губернатором и первым заместителем губернатора, которое то и дело давало о себе знать в виде всевозможных слухов и заказных публикаций в СМИ, однажды вывело из себя Сергея Собянина, который вызвал Якушева и Митрофанова в кабинет и поставил условие: или живите мирно, или обоим до свидания. Когда в администрацию пришли северные «варяги» Чемезов с Сарычевым и наметилось перераспределение полномочий, Митрофанов оставался «голым» с точки зрения функционала, но все же сумел отстоять свою власть и почти все полномочия, которые планировалось передать Олегу Чемезову, вернулись обратно Митрофанову.

Объектом самой пристальной заботы Павла Митрофанова является алкогольная промышленность. Поэтому дама треф – вовсе не чиновник, а главный алкогольный король тюменского Юга Александр Горкуша, директор ОАО «Бинат». Управленческую поддержку трефовому королю оказывают руководитель департамента по охране окружающей среды Михаил Мельник (валет) и руководитель департамента по ТЭК Сергей Прозоров (десятка). Правда, департамент по ТЭК как инструмент власти на юге Тюменской области не очень эффективен, а вот экологи в свое время сослужили Митрофанову хорошую службу. Когда на федеральном уровне было принято решение об изменении порядка уплаты акцизов на нефтепродукты, Митрофанов использовал «зеленый департамент» в качестве инструмента воздействия на продавцов бензина, плативших налог за пределы области. В Тюмени против них была организована кампания по проверкам соблюдения законодательства об охране окружающей среды. В то же время проверки не коснулись королей бензоколонок, плативших акцизы в местный бюджет.

Девятка трефовой масти также связана с алкогольным бизнесом. Это хозяин акцизных складов – глава «Тюменьспиртпрома» Евгений Толкачев. Совместно с Толкачевым Митрофанов решал важнейшую проблему региональной промышленной политики – установление заслона на пути алкогольной продукции, прибывающей из других регионов. Региональный протекционизм объявлен вне закона, так как препятствование свободному движению товаров нарушает принципы конкуренции, то есть антимонопольное законодательство. Тем не менее, преодолевая административные барьеры в виде акцизных складов, пришлые поставщики алкоголя вынуждены были нести затраты, что приводило к росту цен на их продукцию и, как следствие, к снижению конкурентоспособности. Официально протекционистская политика власти мотивировалась заботой о потребителе, необходимостью борьбы с некачественной алкогольной продукцией, которая поступала из других регионов в большом количестве.

Трефовая восьмерка – помощник Митрофанова Александр Пустовалов, отвечает за «доступ к телу». На нем замыкаются все контакты с трефовым королем. А семерку треф – руководителя фонда поддержки предпринимательства Наталью Богданову – в Тюмени называют «кошельком» Павла Митрофанова. Через этот фонд реализуются некоторые инвестиционные проекты первого заместителя губернатора. На роль же трефовой шестерки подобрать кого-либо, как ни странно, оказалось трудно...