Четыре пули для Асланбека. Шевченко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Петербурге убит авторитетный чеченец

Если недавнее убийство одиозного бизнесмена Вячеслава Шевченко на Кипре наделало достаточно много шума в известных кругах Санкт-Петербурга, то насильственная смерть Асланбека Юсупова, одного из теневых чеченских лидеров нашего города, последовавшая спустя менее двух недель, не вызвала почти никакой реакции в СМИ. Между тем в правоохранительных органах, как это ни покажется странным, связывают два этих преступления. По одной из версий, конфликт между Вячеславом Шевченко и Асланбеком Юсуповым возник из-за торгового рынка «Апраксин двор», с давних пор контролировавшегося «тамбовским» бизнес-сообществом. Неоднократные переговоры между предпринимателями положительного результата не имели, и в конце прошлого года конфликт разгорелся с новой силой...

Осечка не спасла...

Ранним утром 4 апреля Асланбек Юсупов и его девушка возвращались из ночного клуба «Омут». Несмотря на неплохо проведенную ночь, настроение у Асланбека было неважное. Свидетели утверждали, что в клубе он был необычно нервным и взвинченным. Причиной нервозности чеченца, разумеется, никто не интересовался.

Около 5 часов утра Юсупов и его пассия поднялись на 11-й этаж дома 40 по проспекту Энтузиастов, где чеченец снимал двухкомнатную квартиру. Едва они вышли из кабины лифта, к ним стремительно подошел неизвестный в маске с пистолетом в руке. Преступник оттолкнул девушку от Асланбека и нажал на курок. Но вместо выстрела раздался сухой щелчок. Осечка...

Чеченец среагировал мгновенно и бросился на человека в маске. (Оперативники угрозыска допускают, что, несмотря на закрытое маской лицо, Асланбек мог узнать преступника.) Завязалась неравная борьба. Но все же, улучив момент в схватке, преступник смог передернуть затвор пистолета и открыл огонь. Четырьмя выстрелами в упор Юсупов был смертельно ранен и скончался на месте...

Подъехавшие вскоре сотрудники милиции при осмотре места происшествия нашли пистолетный патрон калибра 7, 62 мм (скорее всего, от пистолета «ТТ») и четыре стреляные гильзы. Девушка, находившаяся в состоянии сильного стресса, ничего существенного рассказать не смогла.

Дела давно минувших дней Асланбек Рашидович Юсупов, уроженец Грозного, впервые попал в поле зрения правоохранительных органов Санкт-Петербурга летом 1996 года. Тогда ему было около 30 лет.

В то время в один из отделов Регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУОП) поступила информация о присутствии в городе особо опасной вооруженной группы чеченцев. Эти люди проживают на нелегальном положении и время от времени выезжают в Чеченскую Республику, где принимают участие в боевых действиях в составе бандформирований. Речь шла даже об их участии в вооруженном нападении на Буденновск в составе группы Шамиля Басаева в июне 1995 года.

Позже, в августе 1996 года, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, сотрудники РУОПа установили, что в июле того же года членами упомянутой группы был похищен предприниматель Михаил Осетинский, заместитель гендиректора АОЗТ «Сван». За его освобождение похитители требовали выкуп в размере 80 тысяч долларов. Об этом эпизоде в свое время сообщалось в прессе, но мы все же вкратце напомним.

Через пару дней после обращения жены Осетинского в РУОП оперативники установили местонахождение пленника и при поддержке СОБРа штурмом взяли квартиру по улице Жени Егоровой. Осетинский был освобожден, а шесть чеченцев, находившиеся в квартире, были арестованы.

В ходе обыска кроме оружия и боеприпасов оперативники нашли 5 видеокассет с записями боевых действий в Чечне, в том числе нападение на Буденновск, а также выступления Дудаева, Басаева и Масхадова.

Два чеченца, включая Асланбека Юсупова, были объявлены в федеральный розыск. Причем, по информации РУОПа, группу возглавлял именно Юсупов, а действовали бандиты в городе под прикрытием региональной благотворительной ассоциации «Туркестан». Расследованием целой серии преступлений, в совершении которых подозревались арестованные чеченцы, занялась прокуратура Санкт-Петербурга.

Не вдаваясь в подробности всех перипетий следствия, скажем, что завершить его так и не удалось. И вот почему. По распоряжению из Москвы чеченцев, находившихся в «Крестах», решили срочно обменять на двух российских военнопленных - Клочкова и Лимонова. Процедуре последовавшего торга не помешало даже то, что оба они оказались предателями, приняли ислам, сотрудничали с боевиками и отказывались вернуться на родину.

История закончилась на административной границе с Чечней, где и произошел обмен. Чеченцы получили трех своих земляков, Клочков и Лимонов оказались в одном из следственных изоляторов Москвы, а в отношении Асланбека Юсупова федеральный розыск был прекращен...

Помощник депутата Госдумы?

Несколько последовавших лет Асланбек Юсупов, по словам сыщиков, занимающихся этническими преступными группировками города и области, не давал о себе знать. Оперативники объясняют это регулярным проведением милицейских профилактических мероприятий, принимавших массовый характер после каждого теракта, в котором обнаруживался чеченский след.

В 1999 году Юсупов, отдыхавший в ночном клубе «Индиана», был задержан в числе группы посетителей, но сразу же освобожден.

А пару лет назад, вспоминают оперативники, Асланбек Рашидович разъезжал на «Мерседесе-600» с наклеенным на ветровое стекло пропуском Госдумы. Оказалось, что он числится помощником одного из депутатов. Но кого именно, нам выяснить не удалось.

Сотрудники милиции скептически отнеслись к тому, что Юсупова (после его гибели) назвали в прессе предпринимателем. По их мнению, Асланбек никаким реальным бизнесом никогда не занимался. Единственным источником доходов у него было так называемое «крышевание» коммерческих структур, попавших под контроль его и его коллег еще в конце 90-х годов. Среди таких фирм нам, в частности, назвали некие «Лиры», «Ларсы» и другие структуры.

Асланбек Юсупов считался в городе одним из шести самых авторитетных неформальных чеченцев. Насколько это соответствовало действительности, сказать трудно. Как бы то ни было, можно предположить тесную связь Юсупова с предпринимателями-чеченцами столицы, положившими глаз на лакомые куски города на Неве.

Вернемся, однако, к версии, связанной с конфликтом Юсупова и Шевченко по поводу рынка «Апраксин двор». По нашей информации, Асланбек Рашидович хотел иметь свой процент от предпринимателей, выходцев из Чечни, торгующих на этом рынке. В ходе переговоров с Вячеславом Шевченко (или с кем-то из его людей) осенью прошлого года было достигнуто устное мировое соглашение с таким условием: после выплаты Юсупову отступных в размере 50 тысяч долларов он снимает все свои претензии насчет рынка. И говорят, что Шевченко эту сумму заплатил.

Однако, несмотря на это, предприниматели-чеченцы якобы продолжали отстегивать проценты Юсупову, так сказать, из национальных соображений. И конфликт разгорелся с новой силой. Возможно, этому подыграла поддержка чеченских бизнесменов из Москвы.

В этой связи, как предполагают сыщики, к убийству Вячеслава Шевченко на Кипре могли быть причастны люди Юсупова. В таком контексте убийство чеченского авторитета можно рассматривать как месть со стороны людей, имеющих отношение к «тамбовскому» бизнес-сообществу...

Справка «ТС»

По мнению сотрудников 8-го отдела УБОПа, в настоящее время трудно говорить о численном составе так называемой «чеченской» ОПГ, действующей в городе и области. После серии задержаний крупных групп чеченцев в 1997-1999 годах большинство чеченцев, находящихся в регионе, постарались максимально отойти от криминала. Свою роль сыграли и массовые профилактические мероприятия, проведенные в 1999-2000 годах.
В последние 4-5 лет состав чеченцев в городе можно считать устоявшимся. Если до этого наблюдалась своего рода «ротация кадров», то сейчас этого уже нет. Из Чечни практически никто не приезжает. Более того, наблюдается даже некоторый отток чеченцев на родину.
Основным криминальным занятием чеченской ОПГ является вымогательство.
Впрочем, задержания чеченцев правоохранительными органами в последнее время крайне редки. Если не считать задержания за наркотики, то самым громким была «реализация» 8-м отделом УБОПа 14 июля 2003 года.

В тот день в рамках уголовного дела о вымогательстве в отношении гражданки К. был задержан некто Салавди Махаури, по данным оперативников, участник локальной чеченской ОПГ. Любопытно, что у задержанного оказалось удостоверение советника представительства Чеченской Республики в Санкт-Петербурге и Ленобласти (N 16 от 23 августа 2002 года).
При задержании второго подозреваемого, Абдуллаева, он неожиданно выхватил из-за пояса брюк револьвер. При применении сотрудниками табельного оружия Абдуллаев получил тяжелое ранение, был госпитализирован в Александровскую больницу, где и скончался. Револьвер Абдуллаева оказался газовым, переделанным в боевой.
По некоторым данным, примерно месяц назад следствие по этому уголовному делу было закончено и передано в суд Красногвардейского района."