Чеченская ОПГ-1

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, 1999

Чеченская ОПГ-1

Чеченская группировка в Москве долгое время была самой сильной и организованной в России - в силу своей национальной специфики и национальных наклонностей.

С конца XIXвека чеченский тарикат (мусульманское братство-орден) "кадирия" (второй мощный чеченский тарикат - "наджбандия") разделался на три ветви: кунта- хаджийскую, батал- хаджийскую и бамат- хаджийскую. Батал-хаджийская ветвь культивировала "джигитизм" - лихость, воинское мастерство, замкнутость и насилие по отношению к врагам.

Кунта-хаджийская ветвь, наоборот, культивировала ненасильственные методы. Во время Великой Отечественной войны именно батал-хаджийцы были обвинены в убийствах солдат и офицеров Советской Армии и нападениях на военные склады. В результате, был репрессирован весь народ. В 1950-е годы стало известно о появлении "черной кассы", в которую "мюриды" (воины, ученики, последователи) вносили обязательные пожертвования. Позже такие кассы стали называться "общаком". Деньги шли на финансирование различных проектов, на усиление влияния братства. С начала 1960-х годов объективная информация о чеченцах стала как никогда скудной - собственных историков у чеченцев практически не было, а русские не могли изучать историю чеченцев, не зная их языка. В результате, в 1991 году получилось, что мы не знаем о чеченцах практически ничего.

Интересно, что их преступная организация не пирамидальна, как у "славян". Чеченские кланы-группы сходятся как лучи к центру -совету старейшин, который принимает стратегические решения. По признанию оперативников, внедрить в чеченскую среду подставных лиц практически невозможно-чеченцы жестоки не только к чужим, но и к своим.

В 1983 году в криминальной среде России впервые заговорили о чеченцах, которые под руководством Николая Сулейманова и Альтимирова организовали в Южном порту (Москва) промысел по "киданию" граждан, пытавшихся приобрести автомобили. В этот период район полностью контролировался армянами и азербайджанцами из Гардабанского района, которые также специализировались на торговле коврами, платками из панбархата и варсавана. Появление здесь чеченцев было санкционировано азербайджанцами, которые, видимо, уже скоро об этом пожалели, а также известным в то время профессиональным мошенником Крапивиным.

Азербайджанцы были потеснены и штабом чеченцев в Южном порту стал ресторан "Узбекистан". В этот период свои интересы в Южном порту имели также солнцевская и долгопрудненская группировки, которые неоднократно сталкивались с чеченской общиной.

К 1988 году группировка Сулейманова насчитывала около пятидесяти боевиков и держала под контролем секцию магазина "Автомобили", через которую оформлялись документы на иномарки (это был стратегический контроль, через который группировка выходила на бизнесменов - своих будущих "клиентов"). В конце концов, Сулейманов подчинил себе автоперекупщиков всех национальностей.

К 1988 году чеченская ОПГ в Москве оформилась окончательно, подчинив себе Тимирязевский, Дзержинский, Кировский, Свердловский и Бабушкинский районы Москвы. Южнопортовая группировка расширила свое влияние на станции техобслуживания на Хорошевском шоссе и в Нагатино. По некоторым данным, все магазины "Березка" в Москве также контролировались чеченцами.

В начале 1990 года главный инспектор МВД СССР Асланбек Аслаханов, ранее отрицавший существование чеченской группировки в Москве, обратился к министру внутренних дел Вадиму Бакатину с письмом "О профилактике рэкетиров", в котором все-таки признал не только наличие, но и очевидную опасность чеченской ОПГ.

Надо сказать, что деятельности МВД в отношении чеченцев сильно мешала общеполитическая обстановка в стране и обнародование документов о депортации чеченцев в 1944 году и притеснениях этого народа в последующий период (к слову - чеченцы эффективно эксплуатировали эти мотивы). Определенную роль играло также появление на федеральном уровне политика-чеченца Руслана Хасбулатова. В результате, даже упоминание о чеченской ОПГ вызывало неудовольствие "демократической общественности" и порицалось властями. Заметим, что Дудаев и его окружение действовали не менее жестокими методами, когда проводили геноцид русского населения в Грозном, в частности, и в Чечне вообще. Кроме того, напомним, что по адату (обычаям), чеченцам не возбраняется обогащаться за счет соседей-иноверцев. Это даже почетно.

Чеченскую ОПГ отличали следующие особенности. Она подчиняется только своим старейшинам, при этом, это вовсе не означает подчинение старикам - авторитеты могут быть достаточно молоды. Чеченская группировка с самого начала не признавала авторитет воров в законе. По некоторым данным, среди чеченцев был всего один вор в законе - Султан Даудов (Султан). Интересной особенностью чеченской группировки является ее способность мгновенно разбиваться на несколько мелких структур, быстро исчезающих из поля зрения оперативников. Преступления организованы так, что их выполняют "гастролеры", подчас даже не знающие русского языка. Выполнив задание, они исчезают в горных аулах, где найти их не представляется возможным. В составе чеченской ОПГ в Москве было три ПГ:

- Центральная группировка, которая контролировала центр Москвы и являлась головной (лидер - Лечи Исламов);

- Южнопортовая группировка, которая контролировала автомобильный бизнес - магазин "Автомобили" в Южном порту (лидер - Мамуд Большой);

- Останкинская группировка, которая контролировала стоянки транзитных автофургонов (Москва-Грозный) и базировалась в гостиницах "Байкал" и "Останкинская" (лидер - Николай Сулейманов).

С 1988 года боевые группы трех объединений (к этому времени вернулись после отбытия наказания Нухаев и Атлангериев) были объединены в единую боевую дружину для противостояния "славянским" группировкам в ходе так называемой "славяно-кавказской" бандитской войны. В объединенное руководство вошли: Атлангериев, Нухаев, Сулейманов, Альтамиров и Таларов, держатель общака ОПГ.

Лично Альтамиров был тесно связан с вором в законе Тенгизом Марианошвили (застрелен в Амстердаме в 1992 году). Альтамиров контролировал Юго - Запад Москвы и успешно соперничал с солнцевской ОПГ, имел интересы в Центральном Доме туриста, а также в общежитии для иностранцев на улице Волгина, ресторанах "Салют", "Интурист", "Националь" и "Пекин". Позже Альтамиров отошел от деятельности в группировке и занялся легальным бизнесом.

В 1988-1989 годах ОПГ провела более 20 стычек со "славянами", выставляя каждый раз от 20 до 80 боевиков и привлекая для этих целей своих земляков из московских вузов и училищ. В результате, в 1988 году была разгромлена верхушка бауманской ОПГ. Бойня произошла в ресторане "Лабиринт" на Калининском проспекте (сейчас - Новый Арбат). "Операцию" провели авторитетные чеченцы Атлангериев, Нухаев, Ахмадов и Абаев.

В ответ в 1989 году чеченская община подверглась частичному разгрому со стороны МУРа и поэтому была разделена лидерами на несколько мелких объединений. В 1990 году был арестован Сулейманов, он получил "смешной" срок - четыре года и был выпущен через два с половиной.

После выхода на свободу, Сулейманов уехал в Чечню, где принял участие во внутричеченском вооруженном конфликте на стороне лабазановской оппозиции (воевал в отряде Руслана Лабазанова), был ранен, попал к дудаевцам, выкуплен родственниками и отправлен в Москву, где в декабре 1995 года был убит. Сулейманова, пожалуй, можно было назвать одним из "крестным отцов" чеченской ОПГ.

Реорганизация чеченской ОПГ произошла следующим образом. На базе Центральной группировки была образована Лазанская. во главе которой встали Хожа Нухаев (Хожа), Мовлади Атлангериев (Руслан, арестован летом 1995 года) и Геннадий Лобжанидзе (Гена Шрам, держал чеченский "общак", погиб летом 1994 года). Хожа и Руслан имели судимости за разбой, Хожа имел вторую судимость за квартирную кражу.

Руководство Лазанской группировки базировалось в ресторане "Лазания" (Пятницкая ул.) и в плавучем ресторане "Бургас" (обводной канал около Малого Каменного моста). Группировка контролировала торговые точки Тимирязевского района, в Центральном парке культуры и отдыха, а также ряд коммерческих структур. Деньги Лазанской группировки уходили в Европу, где обосновался брат Атлангериева.

Надо отметить, что во время очередного ареста за вымогательство лидеров Лазанской группировки за них вступились высокие чиновники из чеченской администрации (один из них - заместитель председателя грозненского горисполкома), а также из бывшего ВС СССР и "понимающие люди" в Верховном суде СССР. В результате, уголовное дело "потерялось" по пути из Москворецкого суда в Верховный и приговор суда был пересмотрен в сторону смягчения (Модестов Н., с,25-26). После этого Нухаев, уехал в Грозный, скупил за бесценок во время принудительной "чеченизации" несколько домов, городской рынок, бывший Дом офицеров и занял высокий пост в окружении Джохара Дудаева. В ходе военного конфликта с Россией (летом 1995 года), Нухаев отбыл в Турцию, где и находился до его окончания.

После смерти Лобжанидзе и ареста Атлангериева, лазанцы временно ушли в тень.

Останкинская группировка была оставлена без реорганизации, только ее бывший лидер возглавил Южнопортовую группировку. В сферу влияния останкинских чеченцев вошли фруктовые и цветочные рынки, мебельные магазины и гостиницы в Бабушкинском и Кировском районах Москвы. Группировка специализировалась на оптовой спекуляции (мебелью).

Южнопортовую группировку возглавил перешедший из останкинской группировки Николай Сулейманов (Хоза). Интересно, что группировка состояла, в основном, из его ближних и дальних родственников.

Головной осталась Центральная группировка, которая имела выход на высокопоставленных покровителей в госаппарате. Ею продолжал руководить Лечи Исламов (арестован в апреле 1992 года).

До 1992 года кассиром чеченцев был Муса (Старик), имевший значительное влияние. Службу чеченской контрразведки возглавлял Ахмед, который распоряжался пятьюстами, явочными квартирами (Бандитский Петербург, с. 158).

Так, под влиянием обстоятельств чеченская ОПГ трансформировалась - вместо трех крупных группировок, было образовано четыре.

Захватить всю Москву чеченцам мешали солнцевская, долгопрудненская и люберецкая группировки, а также московские "славянские" воры в законе. Однако чеченцы не оставляли надежд на покорение столицы. В 1991 году чеченцы, объединившись с казанцами, попытались захватить весь московский авторэкет, что спровоцировало открытый конфликт с солнцевскими, объединившимися, в свою очередь, с ореховскими под руководством Сергея Тимофеева (Сильвестр). Конфликт вылился в оживленные погони и перестрелки. Ноябрь и декабрь 1991 года для чеченцев были самыми тяжелыми из-за кампании, развязанной против них в прессе (статьи о "таксомафии") и в связи с событиями в дудаевской Чечне. Разрядке не способствовало еще одно событие. В октябре 1992 года в Москве был задержан двоюродный брат Руслана Хасбулатова, бывшего тогда спикером Верховного Совета РФ, Хусейн Арсанакаев, который подвыпив, угрожал таксисту пистолетом и не желал платить по счетчику. Арсанакаев с апреля 1992 года работал в российско-германском СП "Интер-Алина" и был заместителем директора товарищества и вице-президента СП. Чеченцы обвинили конкурирующие группировки в желании подставить "их спикера" МВД.

В мае 1992 года начальник Управления МБ России по Москве и Московской области Евгений Савостьянов заявил, что чеченская группировка является самой крупной и влиятельной, насчитывает в своих рядах 400 активный бойцов. К 1993 году число активных членов достигло 500 человек (Бандиты времен капитализма..., ее. 8, 9, 94, 185).

Рекрутской базой для чеченской ОПГ в Москве и в других регионах РФ является Чечня, особенно, после окончания в ней крупномасштабных военных действий. Оттуда постоянно прибывают бывшие боевики, сохранившие в себе ненависть к России. Чечня, таким образом, стала рассадником для преступников, которые в ходе военных действий оттачивали свое профессиональное мастерство.

К 1993 году чеченская ОПГ специализировалась на контроле над гостиничным бизнесом, наркобизнесе, торговле и хищениях оружия, внедрении в коммерческие структуры с целью совладельчества. Кроме того, чеченцы занимаются спекуляцией товарами. Они также активно внедряются в банковское дело, создают фиктивные фирмы и банки в России и за рубежом, чеченцы освоили торговлю оружием и редкоземельными металлами, нефтью, лесом и золотом. При этом, в том или ином "чеченском" банке, подчас, невозможно найти ни одной "кавказской" фамилии. К 1995 году чеченцы активизировали также свой мошеннический бизнес ("чеченские авизо") и переместили акцент своей деятельности на экономику.

Аферы с "чеченскими авизо" и фальшивыми рублями

С мая 1992 года появился новый вид экономических преступлений - махинации с фальшивыми авизо. На этих преступлениях специализировались преимущественно чеченцы. В мае 1992 года случайно была пресечена попытка вывезти 6,5 млн рублей, которые были получены по фальшивым авизо, а 6 октября 1994 года по этому делу милиция задержала десять человек, по оперативным данным, задержанные оказались членами чеченской группировки.

Махинации стали возможны из-за форсированной "пересадки" приемов американской банковской системы в российские условия. На Западе банковская система очень оперативна и счета обслуживаются весьма быстро. В российских условиях мошенники пользовались медлительностью банковской системы и пока информация доходила из одного банка до другого, деньги снимались и "уходили". По мнению специалистов из МВД, операции с фальшивыми авизо готовились долго и тщательно - не случайно перед самой крупномасштабной операцией в Москву приехали представители банкиров Чечни. Существует версия, что процесс был подсказан чеченцам Центробанком РФ и, подобным образом, из бюджета Чечни изымались деньги КПСС, которые после развала СССР и запрета партии необходимо было срочно вывезти из республики- они переводились на фиктивные счета в России, обналичивались и бесследно исчезали. В феврале 1993 года Александр Руцкой обвинил именно председателя ЦБ РФ Геннадия Матюхина в том, что благодаря ему стало возможным хищение денег в размере 300 миллиардов рублей (Бандиты времен капитализма..., с. 159).

В течение 1992-1994 годов из девяти банков Чечни поступило 485 фальшивых авизо на общую сумму 1 трлн рублей. Всего по фактам аферы было возбуждено 250 уголовных дел и выявлено 2,5 тысячи поддельных авизо На сумму свыше 270 млрд рублей. Была пресечена деятельность ста девяносто восьми группировок, около двухсот организаторов и активных исполнителей. Под контролем Следственного комитета МВД РФ до суда было доведено 22 дела, на скамье подсудимых оказалось 62 человека, сумма ущерба государству оценивается в 41 млрд рублей. Однако в конце концов, уголовное дело N81015/81664 (о "чеченских авизо") зашло в тупик, так как над схемой получения денег работали финансисты нескольких республик и следы затерялись именно там. В результате, дело было спущено на тормозах.

Однако Чечня на фальшивых авизо не успокоилась - в том же 1993 году был задержан ряд лиц, пытавшихся сбыть фальшивые пятидесятитысячные купюры, которые изготавливались в Грозном, продавались оптовым покупателям и затем - расходились по России

С 1994 года начался новый этап обострения славяно-чеченских конфликтов на фоне арестов РУОПом авторитетных чеченцев. 30 августа 1994 года был убит один из авторитетов чеченской группировки Геннадий Лобжанидзе (Гена Шрам). 23 ноября 1994 года был задержан чеченский авторитет Лечи Борода. 22 декабря 1994 года был убит, как уже упоминалось, Николай Сулейманов (Хоза), который стоял у истоков возникновения чеченской .ОПГ в Москве в начале 1980-х годов, в последнее время он был коммерческим директором СТОА-7 (техцентр по обслуживанию "мерседесов").

Однако окончательное вытеснение чеченцев из Москвы, если и случится, то, несомненно, станет заслугой Юрия Лужкова, действия которого в этом направлении настолько успешны, что внушают оптимизм. В результате, после 1996 года о чеченцах в Москве ничего не было слышно, даже после подписания в мае 1997 года мирного Договора с Чечней.