Чеченские Орлы В Центре России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Зерновой бизнес в центральной России находится под контролем кавказкого криминального "бизнес-сообщества"

1097132067-0.jpg В большинстве районов юго-востока России зерновой бизнес находится под негласным контролем чеченских группировок. Причем львиная доля доходов идет на финансирование незаконных вооруженных формирований, с которыми вот уже который год воюют федеральные силы в Чечне.

[...] Мощная чеченская диаспора появилась на Орловщине еще в конце 80-х годов. После начала первой чеченской кампании скрывающихся от боевых действий беженцев в регионе прибавилось. Официально сейчас их зарегистрировано около восьми тысяч. На самом деле их не менее сорока тысяч.

При этом местные жители помнят, как беженцы из Чечни в 1999 году, после взрывов домов в Москве и Волгодонске успокаивали их: «Пока мы здесь, вас точно не взорвут». То есть, можно сказать, что они выступают гарантами безопасности населения. Местные оперативники говорят, что под контролем приезжих находится практически весь зерновой бизнес в области. Однако по закону придраться не к чему — к откровенному криминалу чеченцы не прибегают. По словам местных оперативников, обычно скупка зерна у сельхозпроизводителей происходит на корню — то есть осуществляется как бы кредитование будущего урожая. С каждым руководителем хозяйства заранее оговаривается, сколько зерна у него заберут. И если урожайность у этого хозяйства слабая, фактически изымается все зерно. Еще одна схема — на элеватор ставился «свой» русский, который занижал местным фермерам стоимость зерна. Причины разнообразные — плохая клейковина или высокая влажность. Пока фермер размышляет, к нему приходит еще один агент и предлагает забрать зерно «в деньги» — чуть дороже, чем предлагали на элеваторе. Большинство, разумеется, на это идет. Подставной агент везет зерно на тот же элеватор и сдает его по искусственно завышенной цене. По подсчетам оперативников, с двадцати «КамАЗов» зерна можно получить около 100 тысяч рублей прибыли.

Взять, например, Ливенский хлебокомбинат, официально именуемый АООТ «Ливныхлебопродукт», на который свозится зерно со всех близлежащих районов области, и даже из других регионов. Старожилы рассказывают, что в начале 90-х тогдашнего гендиректора комбината Ивана Пыхтина ливенские чеченцы хотели везти в Грозный на переговоры с Джохаром Дудаевым — мятежный генерал активно готовился к войне, и естественно, необходимо было думать не только о патронах и минах, но и о хлебе насущном. Встреча тогда не состоялась, однако это не помешало Ливенскому хлебокомбинату стать одним из основных поставщиков хлебопродуктов в Чечню в 1995-1996 годах. Поставки производились через посреднические фирмы. После начала боевых действий деятельность комбината серьезно заинтересовала орловское управление по борьбе с оргпреступностью (УБОП). Для иллюстрации, по данным оперативников, от поставки хлеба в Чечню через московскую фирму-посредника только за 1995 год «Ливныхлебопродукт» выручил более 1 млрд. рублей. Позднее оперативники УБОП среди 80 фирм — поставщиков зерна, с которыми работал комбинат, обнаружили 15 подконтрольных чеченцам. Среди них оказались две московские конторы «Сандей» и «Северин». Оказалось, что одна фирма зарегистрирована на спившегося бомжа, продавшего чеченцам паспорт за бутылку водки, а «учредитель» второй фирмы с детства страдал синдромом дауна — у ‘бизнесмена’ 4 часа не могли взять образец почерка.

По мнению сыщиков орловского УБОП, ситуация кардинально не изменилась и по сей день.

‘История контроля над реализацией зерна в центральной части России со стороны выходцев с Кавказа длится уже не первый год, — рассказал сотрудник орловской милиции, в конце 90-х годов плотно разрабатывавший Ливенский комбинат в составе опергруппы УБОП. — Расцвет этого бизнеса пришелся на первую чеченскую. Схема отработана у них до мелочей — этому помогает несовершенство законодательства, экономическая и политическая ситуация в России».

По словам нашего собеседника, кавказцы открывают фирмы-однодневки (максимум одногодки), причем в основе своей через московские юридические конторы, которые делают «фирмы под ключ». На местах — в районах и областях — разворачивается сеть. На каждого чеченца приходится по 3-4 такие фирмы, которые формально зарегистрированы, но в налоговые органы они не отчитываются, то есть фактически это бездействующие фирмы. Однако на деле через них проходит огромное количество зерна и продуктов на сумму в десятки миллионов рублей. «Можно только догадываться, куда идут эти деньги, — говорит оперативник. Часть уходит в Москву, на содержание диаспоры, часть в Чечню — а кого можно там содержать, сами догадайтесь. Есть оперативная информация, что базирующимся на территории Центральной России кавказским диаспорам раздаются звонки с родины с требованиями либо организовать поставку денег, либо увеличить суммы этих поставок — мы часто перехватывали такие звонки. Недавно мы перехватили звонок из Чечни. Некий Арби требовал у своего соплеменника отчета, какую сумму он собрал и когда сможет ее переправить».

По словам нашего собеседника, практически во всех районах юго-востока России, которые выращивают хлеб, находится представитель с Кавказа, курирующий эти вопросы. Часть зерна попадает на элеватор области, а часть увозится, в том числе и на Северный Кавказ — случается, что уходят караваны по 10-15 машин по 20-25 тонн каждая. ‘Всех кавказцев, конечно, нельзя в террористы записывать — есть среди них и много порядочных людей, которые действительно вывозили свои семьи из кошмара, творящегося на Северном Кавказе, — говорит офицер. — Но большая часть беженцев занимается криминалом. Это и есть самое страшное — ведь деньги для терактов, получается, мы сами куем. Начиная с руководителей хозяйств, которые берут «откатные» у чеченцев за сбыт им урожая на корню, представителей перерабатывающей промышленности, использующих черный нал, — одним словом, корить в этом только чеченцев не приходится. Зерновой бизнес идет по прибыльности вровень с нефтяным, а это уже вопрос экономической безопасности государства. А милиция на местах шагу шагнуть не может без глав администраций — этот уровень и порождает безнаказанность кавказского зернового бизнеса». В конце 90-х орловские оперативники нанесли целенаправленный удар по экономическим основам преступных групп, но поскольку успех тогда не был развит, дельцы сумели перестроиться, и, начиная с 2001 года, работают через разветвленную сеть частных предпринимателей. Сами чеченские эмиссары уже не появляются на предприятиях, а работают в основном с помощью подставных «лиц славянской национальности», при этом не переставая контролировать этот бизнес.

Ярослав Зорин

Оригинал материала

«Газета»