Чеченские боевики под стамбульской «крышей»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чеченские боевики под стамбульской «крышей»

"Люська (походная жена генерала Чарноты).

У, гнусный город! У, клопы! У, Босфор!.. А ты...
Чарнота. Замолчи.
(Михаил Булгаков. «Бег».)
Бой под Ак-Сараем
На второй день командировки вышел прогуляться по Ак-Сараю - старинному стамбульскому району, наводненному «челноками» со всего СНГ. 
- Здравствуй, друг! - останавливает на площади, аккурат напротив мэрии, улыбчивый парень лет 25. - Как бизнес?
- Спасибо, никак. Я здесь не по этой части, - пытаюсь освободить локоть от цепких пальцев собеседника. Но тут подходят еще двое.
- И не пытайся от нас отделаться. Мы контролируем этот район. Меня Махмудом зовут, - доброжелательно объясняет главный. - Чеченец, чтобы тебе понятнее было. Каждый, у кого бизнес больше 10 «штук», платит нам десятую часть. И его никто не трогает. Мелкие вроде тебя нас мало интересуют. Доставай свои наличные - сколько там у тебя в карманах? Я дам тебе свою визитку. Если кто «наедет» - покажешь, и сразу отстанут.
- Да пошел ты!.. - искренне возмущаюсь я. - Еще меня в Стамбуле чеченцы не грабили!
Дергаюсь в сторону. Но троица слаженно прижимает меня к стене. А рядом уже тормозит легковушка, распахивается задняя дверь.
- Придется с тобой по-другому разговаривать, - меняет тональность Махмуд. И тут же в руке его подручного лязгает лезвием выкидной нож.
- Ладно. Только сперва побеседуйте с Хасаном. Сейчас я ему позвоню, - использую свой последний шанс.
Они знают Хасана. Срабатывает. Да еще как! Когда я передаю мобильник Махмуду, тот заметно трусит:
- Хасан, дорогой! Зачем так нервничаешь? Откуда мы знали, что это твой человек? Прости, брат. Больше не повторится, - мямлит в трубку Махмуд. И уже мне, укоризненно:
- Что ж ты сразу не сказал, что с Хасаном работаешь? Ты же понимаешь: у тебя свой бизнес, у нас свой. Бывают накладки. Извини, - Махмуд протягивает мне вялую ладонь. Через мгновение троица растворяется в боковой, нашпигованной магазинчиками улочке.
Хасан уже навоевался
- Сейчас наших «отморозков» в Стамбуле пруд пруди, - расскажет мне потом Хасан. - Из Чечни-то они сбежали. А как здесь на жизнь заработать, не знают. Без вида на жительство их в лучшем случае грузчиками в порту возьмут - за 30 процентов оплаты. Но они же все крутые. Вот и промышляют рэкетом да грабежами. 
С Хасаном мы познакомились еще в первую чеченскую войну. Кем только не был этот человек: крупным чином в МВД и Министерстве строительства Ичкерии, замом командующего одного из фронтов. На всех постах он оставался ближайшим соратником Асламбека Исмаилова (Маленького) - правой руки Шамиля Басаева. 
Во вторую кампанию, после гибели Исмаилова, Хасан со своим отрядом перешел к Руслану Гелаеву. А когда гелаевскую группировку основательно прижали, перебрался вместе с ней в Грузию, осел в Панкисском ущелье. Осенью прошлого года вышел к ингушскому селению Галашки на границе с Чечней.
- Здесь в бою убило взрывом английского журналиста, который пробирался с нами из Грузии, - вспоминает Хасан. Он и еще несколько больных боевиков укрылись в Галашках у надежных людей. А потом перебрались обратно в Грузию.
- У нас были доллары. Заплатили ингушам - те сделали каждому за 300 баксов фальшивый загранпаспорт на чужую фамилию, довезли до границы с Осетией. Осетины за деньги переправили в Панкиси. Там я отлежался, подлечился. И пару месяцев назад через Баку прилетел в Стамбул. 
- Как здесь относятся к чеченцам?
- Раньше было гораздо лучше. А теперь мы здесь на птичьих правах. Не зря те, кто побогаче, смылись отсюда на Запад. А те, кто победнее, - в Баку. На войну в Чечню возвращаются лишь самые упертые. 
Себя Хасан к таким не причисляет. Ему за 40, навоевался. Два ранения, контузия, на одно ухо практически глухой... Да и за решетку больше не хочется, поскольку уже отмотал свое. Сперва на «малолетке», когда в 6-м классе сверстницу изнасиловал. Потом на строгом режиме за поножовщину. Вернется в Россию - как пить дать, еще раз посадят. Да не по одной статье. Вот и мыкается по Стамбулу. Без денег, без жилья, ночуя у друзей да знакомых. Чаще всего на одной из баз вчерашних боевиков. 
Туда вместе с ним напросился и я.
Ночлежка для боевиков
- Даже не знаю, как эти ночлежки назвать, - говорит Хасан. - Базы боевиков? Но здесь не готовят никаких диверсантов. Лагеря беженцев? Но никто из нас такого статуса не имеет. Живем с просроченными визами. И для властей нас как будто нет. Но полицейских у входа посадили. Те только чеченцев пропускают. 
Особый запрет на вход - для журналистов. Договорились, что на входе я брякну копам пару слов по-чеченски. А Хасан выдаст меня за родственника.
...Садимся на паром, минут через 15 причаливаем к другому берегу Босфора. И попадаем в другой Стамбул. Где не встретишь роскошных особняков и гостиниц, в которых жили Алла Дудаева или Мовлади Удугов. Несколько приземистых бараков с комнатушками-клетушками. Удобства - во дворе. Ни отопления, ни газа, ни света, ни воды. В помещениях, рассчитанных на 60 человек, живет не меньше полутора сотен чеченцев. Умельцы подсоединились к городской ЛЭП и воруют электричество, по вечерам плотно зашторивая окна одеялами. А воду таскают ведрами из воинской части. Она от лагеря - через забор.
Сидим в одной из комнатушек, где живут четверо боевиков. Старшему, его тоже зовут Хасан, за 60. Младшему, Адаму, - под 30. Пьем под нехитрую закусь турецкое виски по шесть долларов за литр. Все, кроме Руслана.
- В своей жизни столько выпил, что теперь после первой рюмки крыша едет, - поясняет он. - Так что я лучше на гитаре сыграю.
- И куда вы теперь? - интересуюсь у собеседников.
- Кто как... Вон Хасан двадцать лет по тюрьмам отсидел, потом в Чечне воевал. Куда ему теперь - счастлив, что хоть здесь его никто не трогает, - прерывает песню Руслан. - А я еще, в натуре, повоюю. Да и Адам тоже.
- Желудок у меня заболел. А то бы я в Стамбул и не приехал, - словно оправдываясь, говорит Адам. - Здесь прооперировали, теперь все в порядке. Собираю сейчас свой отряд. Есть человек сто желающих. Скоро уйдем в Чечню.- Как вы попадете в Россию с просроченными визами?
- Визы - ерунда, - отмахивается Адам. - Выехать отсюда на несколько дней в Болгарию да снова заехать - вот тебе и виза (такой выход из положения, кстати, весьма популярен у проституток из стран СНГ. - А. Е.). А через Россию мы и не думаем ехать. Вылетим в Баку. Оттуда проберемся через границу в. А там в Чечню тропинки известные. 
- А где деньги возьмешь?
- На это дадут, не поскупятся. Есть в Стамбуле для этого люди.
Не те ли это люди из стамбульского комитета солидарности чеченцев Кавказа (для здешних властей - чеченский культурный центр), о котором уже писала «Комсомолка»? И которые так вдохновенно рассказывали мне о своих «гуманитарных» задачах? (Номер за 13 февраля с. г.)
- Не задавай лишних вопросов, - сказали мне.
ДОСЛОВНО
«Чеченцы ежегодно устраивают в Турции акции насилия, захватывая в качестве заложников иностранных туристов. Тем не менее суды с завидным упорством относят их действия к разряду единичных уголовных преступлений».
(«Миллиет», одна из крупнейших газет Турции, 7 мая 2002 г.)
КОМПЕТЕНТНЫЕ МНЕНИЯ
Посол Турции в России Куртулуш ТАШКЕНТ:
- Если в Турции на самом деле существуют фонды и организации, которые поддерживают чеченских сепаратистов, то они будут закрыты. Мы абсолютно не заинтересованы, чтобы в России существовали такие проблемы с терроризмом. Это совершенно не идет нам на пользу. Только за последнее время Турция отказала в визе или выдворила из страны целый ряд чеченцев, которые заявляли, что они - представители Ичкерии. В их числе Руслан Гелаев, Мовлади Удугов. Эти люди никогда больше не въедут на территорию Турции. 
В стране проживают 3 - 4 миллиона кавказцев. Возможно, среди них есть и те, кто с симпатиями будет относиться к террористам и даже захочет им помочь. Ведь каждого проконтролировать невозможно. Однако мы всегда серьезно рассматриваем все сведения, поступающие от российской стороны.
Сотрудник генконсульства России в Стамбуле Евгений ГРАЧИКОВ:
- Турецкие власти, несомненно, догадываются, что волна беженцев из Чечни осложняет и без того непростую криминогенную обстановку в стране. Особенно в Стамбуле, где действует целый ряд чеченских бандитских группировок. Поэтому, хотя и не без нашего нажима, власти пытаются регулировать приток чеченцев, отказывая им в виде на жительство, а их сепаратистским центрам - в регистрации. Но если этот контроль будет таким же вялым, пассивным, то осевшие здесь чеченцы из бывших боевиков доставят еще немало хлопот. В том числе - российским «челнокам» и туристам.
Помощник Президента России Сергей ЯСТРЖЕМБСКИЙ:
- Перечень драматических ситуаций, которые раз за разом разворачиваются на территории Турции, подводят к мысли, что там, несмотря на заявления властей, по-прежнему более чем комфортно себя ощущают люди, не скрывающие своих симпатий и к чеченскому сепаратизму, и к чеченскому терроризму. Более того, сами осуществляют теракты. Такое не может происходить без определенного рода симпатий к ним со стороны некоторых структур в Турции. При этом и сейчас продолжается активный сбор средств для чеченских боевиков - в северо-восточных провинциях, Стамбуле, Измире, Трабзоне. Главный канал переправки этой «гуманитарки» в Чечню - через провинцию Ыгдыр и Нахичеванский район Азербайджана. 
ИЗ ДОСЬЕ «КП»
«Гуманитарная» миссия чеченских боевиков в Турции
1996 год. Чеченские террористы во главе с близким соратником Басаева Моххамедом Токчаном захватили российский паром «Аврасия». Токчан был осужден на 9 лет, но вскоре ему и двум сообщникам предоставили возможность бежать из тюрьмы.
1999 год. Лишь за 20 минут до переговоров президента Ельцина с турецким руководством удалось обезвредить мощную бомбу, заложенную в помещении намеченной встречи. Турецкие спецслужбы уверены в «чеченском следе» покушения.
2001 год. Захват и угон в Саудовскую Аравию самолета «Внуковских авиалиний» рейса Стамбул - Москва. При штурме авиалайнера саудовскими спецслужбами погибла стюардесса Юля Фомина. До сих пор неизвестно, как террористы сумели пронести оружие через новейшую охранную систему аэропорта Стамбула. Расследование прекращено, так толком и не начавшись.
2001 год. Группировка Моххамеда Токчана захватила «Свисс-отель» со всеми проживающими. Потребовали от США осудить политику России в Чечне. Через 12 часов террористы сдались полиции. Власти, посчитав, что их поведение «не угрожает национальной безопасности Турции», приравняли бандитов к мелким хулиганам.
2002 год. Захват чеченским террористом отеля «Мармара».
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации