Чеченские орлы в центре России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чеченские орлы в центре России Из захваченной в Беслане школы спецслужбы перехватили один телефонный звонок в Орловскую область. Своей русской подруге звонил Руслан Хучбаров по прозвищу Полковник, главарь террористов. "Ты обо мне еще услышишь", - хвастал бандит, хотя на Орловщине о нем и так было хорошо известно: еще с 1998 года он разыскивался местной милицией за убийство. Побывавший в самом центре России корреспондент ГАЗЕТЫ Ярослав Зорин выяснил подробности истории шестилетней давности, ярко характеризующие убийцу бесланских детей. Кроме того, стало понятно: Полковник не единственный на Орловщине выходец с Северного Кавказа с темным прошлым. По данным местных оперативников, почти весь здешний зерновой бизнес находится под негласным контролем чеченских группировок. Причем львиная доля доходов идет на финансирование незаконных вооруженных формирований, с которыми вот уже который год воюют федеральные силы в Чечне

" Неправоверный мусульманин '11 мая 1998 года в пригороде Орла было совершено двойное убийство с применением автоматического оружия, - рассказал ГАЗЕТЕ зампрокурора Орловской области Сергей Легостаев. - Было возбуждено уголовное дело по убийству двух человек и покушению на убийство еще двух. Все четверо потерпевших были армяне. После проверки обширного круга лиц в поле зрения следствия попал тот самый Руслан Хучбаров 1972 года рождения, уроженец ингушского села Галашки, и еще ряд кавказцев. После того как информация о причастности Хучбарова к расстрелу армян была установлена, в июне 1998-го его объявили в розыск, однако следы подозреваемого потерялись'. По словам Легостаева, имя Хучбарова всплыло только после теракта в Беслане - появилась информация, что он может быть причастен к захвату школы. 'Из управления Генпрокуратуры по ЮФО нам поступило поручение проверить причастность Хучбарова к теракту, - продолжил рассказ зампрокурора. - После чего уголовное дело об убийстве 6-летней давности было возобновлено и приняты меры по установлению его местонахождения. Затем мы получили ксерокопию результатов экспертизы, где говорится, что отпечатки пальцев рук, принадлежавшие одному из бесланских террористов (а именно - два пальца), совпали с дактокартой Хучбарова'. Как оказалось, будущий Полковник засветился у орловских оперативников еще до убийства армян по мелкому хулиганству (рассказывают, что он нецензурно обругал патрульных, спросивших у него документы). Поэтому его отпечатки и оказались в картотеке орловских сыщиков. Иных доказательств, что убитый в Беслане Полковник - это Руслан Хучбаров, у следствия пока нет. Свидетель, а точнее свидетельница, его гражданская жена Елена, по фотографии достоверно пока Хучбарова не опознала.

ГАЗЕТЕ стали известны подробности того, что произошло 11 мая 1998 года и что предшествовало кровавой армяно-ингушской разборке. Оказалось, что горячие кавказские парни не поделили женщину. Армянин по имени Гарик, мелкий коммерсант, с приятелем как-то раз забрели в одно из женских общежитий города. Были друзья в изрядном подпитии и начали приставать к девушке по имени Ольга, которая, на беду армян, общалась с другом Хучбарова - Магомедом Типсаевым (кстати, ранее судимым за изнасилование). Она-то и пожаловалась на следующий день своим покровителям. Ингуши назначили армянам 'стрелку' у гостиницы 'Русь' в центре города (ресторан этой гостиницы и сквер возле нее до сих пор излюбленное место тусовок местных вайнахов). Интересы оскорбленной девушки представлял по просьбе друга хитрый и решительный Хучбаров. Он сразу объявил армянам в качестве 'компенсации морального вреда' 3 тысячи долларов. Армяне пообещали подумать, и новая, решающая 'стрелка' была назначена уже за городом в десять вечера 11 мая у кафе 'Нектар', располагавшегося на бывшем посту ГАИ неподалеку от поселка Болхово (сейчас там находится продуктовый магазин 'На Болховской'). Тем временем Гарик подтянул бригаду местного авторитета Вазгена, состоявшую из армян и русских. Всего со стороны 'ответчиков' на встречу приехали около 30 человек, вооруженные битами, ножами и обрезом охотничьего ружья. Хучбаров с Типсаевым поехали на 'стрелку' вдвоем, прихватив автомат Калашникова и одолжив у соплеменника, Хаваша Гайтукиева, 'Жигули' 99-й модели. Гайтукиев предупредил товарищей, что в машине мало бензина, но Хучбаров с Типсаевым об этом благополучно забыли, что едва не стоило им жизни. 
Подъехав к условленному месту, Хучбаров вылез из машины с 'калашниковым' наперевес (Типсаев находился за рулем) и сказал дословно следующее: 'Кто тут на х... собрался базарить?' 'Я', - ответил Гарик, выйдя из толпы. В ответ Хучбаров молча дал короткую очередь по толпе, запрыгнул обратно в авто, а Типсаев что есть мочи нажал на акселератор. Двое армян были убиты на месте, двое ранены. В частности, зачинщику ссоры Гарику оторвало пулей палец на руке. Примерно через километр у 'мстителей' кончился бензин. 99-ю оперативники обнаружили в кювете неподалеку от места разборки - на пыльном багажнике были следы рук. Вероятно, бандиты, забыв о нехватке бензина в баке, попытались завестись 'с толкача'. С тех пор следы будущего Полковника и его товарища теряются - по крайней мере официально. 
По некоторым данным, через день после расстрела армян Руслан Хучбаров был уже в Ингушетии, причем, говорят, вылетел он туда из московского аэропорта Внуково. По версии следствия, бандит воспользовался тем, что его причастность к преступлению была установлена лишь спустя неделю после перестрелки, и, соответственно, по горячим следам его не разыскивали. 'На правоверного мусульманина этот Хучбаров никак не тянул, - вспоминает следователь прокуратуры Железнодорожного района Игорь Казаков, который 6 лет назад вел его дело. - Скорее он - заурядный уголовник. Тот образ жизни, который Хучбаров здесь, в Орле, вел, не лезет в рамки никакой религии. Если в двух словах - это пьянство и разврат. Мне приходилось допрашивать по делу более 20 женщин, так или иначе имевших дело с Хучбаровым. Я прекрасно помню его так называемую гражданскую жену. На самом деле таких 'жен' у него была тьма. Ее даже выставляют как жертву и чуть ли не потерпевшую. Не знаю, как сейчас, но тогда она вела себя на допросе очень агрессивно, всячески отстаивала Хучбарова, какой он, мол, благородный, что защитил честь женщины'. 
Как удалось выяснить, сожительница Хучбарова не играла в жизни боевика той роли, которую ей поначалу приписывали. Кстати, сын, проживающий вместе с женщиной в поселке Знаменка Орловской области, рожден от бывшего законного мужа - грузина, а не от Полковника. По оперативной информации, она вскоре после исчезновения бандита выезжала на Северный Кавказ, предположительно в Чечню. Зачем - доподлинно неизвестно. А во время сентябрьского теракта в Беслане спецслужбы засекли телефонный звонок из захваченной школы в Орловскую область. Известен и телефон, на который звонили: тщеславный бандит хвастался подруге, что 'она еще о нем услышит'. 
ГАЗЕТЕ стало известно, что такая весточка от убийцы бесланских детей была не первой. Террорист звонил на этот же номер перед налетом боевиков на Назрань 22 июня нынешнего года, в котором, как уже установлено, принимал активное участие. И так же хвастливо заявил: 'Ты обо мне еще услышишь'. 
Паспорт для эмиссара 'Аль-Кайеды' Чем заурядный уголовник и отморозок Хучбаров занимался в Орле и его пригородах, по-прежнему остается загадкой. Известно, что он имел несколько съемных квартир в городе, одну из которых - на улице Тамбовской - снимал у родителей своей сожительницы Елены. Там они, собственно, и познакомились. Завесу тайны вокруг того, чем жил террорист и убийца в центре России, правоохранительные органы объясняют следующим образом. 'Даже когда Хучбаров совершил преступление и было заведено дело, род его занятий особо никого не интересовал - он убил человека, а чем убийца зарабатывает себе на жизнь, в данном случае непринципиально, - сказал ГАЗЕТЕ источник в УВД области. - Вот если бы он совершил, например, экономическое преступление, тогда бы следствие вытащило всю его подноготную'. 
Судя по всему, если бы имя Руслана Хучбарова не всплыло в Беслане, про хладнокровного убийцу вряд ли кто бы вообще вспомнил. Оказывается, таких хучбаровых по орловской области бродит много - неизвестно, зачем приехавших в регион, неизвестно, как официально прописавшихся там, и неизвестно, чем зарабатывающих на жизнь. Вернее, как они там прописываются, все же удалось выяснить. На криминальных заработках орловских вайнахов остановимся несколько позже, а сейчас - история, которая может наглядно проиллюстрировать легализацию 'беженцев' с Северного Кавказа на Орловщине. Осенью прошлого года ревизоры из паспортно-визового управления МВД РФ выявили серьезные нарушения в паспортно-визовой службе Орловского РОВД города Орла. В том числе обнаружили недостачу 300 бланков общегражданских паспортов. Как выяснилось, паспорта уходили 'налево', а активное участие в их выдаче принимала некто Наталья Гордеева - майор внутренний службы, начальник паспортно-визовой службы Орловского райотдела. Среди клиентов, которым Гордеева за таксу в 200 долларов выдавала паспорта с постоянной орловской пропиской, - турки-месхетинцы, таджики, армяне и не менее 20 чеченцев. Кульминацией истории стал инцидент с задержанием Интерполом во Франции эмиссара 'Аль-Кайеды', француза алжирского происхождения по фамилии Паскаль. Он находился несколько лет в розыске Интерпола за особо тяжкие преступления, а за его поимку в свое время была объявлена крупная денежная награда. Но самое удивительное, что при обыске в числе других документов у господина Паскаля изъяли паспорт гражданина России, выданный все тем же Орловским РОВД. По оперативной информации, Паскаль был посредником между международными исламскими террористами и чеченскими боевиками, через которого осуществлялась передача денег бандформированиям в Чечне. Однако госпожа Гордеева после того, как проверка уехала в Москву, не только не была привлечена к ответственности, но и продолжила службу в милиции. Правда, на другой должности - замкомандира одного из полков ППС, то есть даже с повышением. При этом нельзя не вспомнить, что московский милиционер Игорь Алямкин, временно зарегистрировавший в столице одну из террористок 'Норд-Оста' - Луизу Бакуеву, был осужден на 7 лет колонии, хотя масштабы незаконной деятельности Алямкина просто меркнут перед орловскими коллегами. Оперативники собственной безопасности УВД Орла полагают, что такая неуязвимость объясняется близостью семейства Гордеевых, и в первую очередь работника УГАИ УВД области полковника Александра Гордеева, мужа Натальи, к руководству местных спецслужб. Впрочем, это лишь оперативные данные и догадки коллег, которые, как известно, к делу не пришьешь. 
'Самое безопасное место' В связи с изложенным нельзя не рассказать и еще одну историю, безусловно, заслуживающую внимания. Это история 40-летнего полковника милиции Сергея Печевого - участника двух чеченских кампаний, имеющего 10 боевых наград, именное холодное оружие от президента России и 48 поощрений МВД. После многолетних попыток обратить внимание спецслужб Орла на многочисленные вопиющие факты, происходящие на территории региона, полковник Печевой недавно обратился с открытым письмом к Владимиру Путину. 'Проходя службу в УБОП УВД Орловской области с 1993 по 1994 год, я был свидетелем сращивания чеченских криминальных авторитетов с местными бандитами и отдельными руководителями местных правоохранительных органов, в том числе УФСК по Орловской области, - пишет полковник Печевой. - 22 декабря 1994 года я был откомандирован в качестве первого командира ОМОН при УВД Орловской области в Чеченскую Республику'. В Грозном офицер, по его словам, первый раз услышал, что чеченское командование заслало на территорию Орловской области эмиссаров под видом коммерсантов, которые должны создать базы отдыха и реабилитации боевиков. 'Когда вернулся весной 1995 года, - продолжает Печевой, - в мой адрес стали поступать угрозы со стороны лидеров чеченской диаспоры Орловской области. Я стал замечать за собой наблюдение. У одного из следивших за мной я лично отобрал радиостанцию и удостоверение сотрудника УФСК по Орловской области, о чем доложил рапортом начальнику УВД'. Кстати, полковнику угрожали и в Чечне: не успел Печевой приехать в республику, как боевики по радиоканалу объявили, что им известно, где живет его семья, где работает жена и в какую школу ходит ребенок. Причем с этим сталкивались многие бойцы. Офицер утверждает, что уже по прошествии нескольких лет, в 1998 году, сотрудники УБОП задерживали сотрудника ФСБ в звании прапорщика с гранатами и другими боеприпасами. Среди прочего у прапорщика были обнаружены списки личного состава ОМОНа и СОБРа, собиравшихся в командировку в Чечню, вместе с членами их семей, адресами и телефонами. А непосредственный начальник задержанного прапорщика через несколько дней на рыбалке подорвался на мине-ловушке (которые используются только армейским спецназом), кстати, недалеко от места компактного проживания родственников Шамиля Басаева. (Известно, что в поселке Селезнево Новосильского района Орловской области обитает двоюродный брат 'Абдаллаха Шамиля' Ваха Басаев.) Даже если поверить в то, что все это совпадения, то совпадения эти весьма и весьма странные. 
Далее из письма следует, что в сентябре 1995 года против Печевого было возбуждено уголовное дело № 14 738, которое расследовалось несколько месяцев, но было закрыто в связи с отсутствием состава преступления: офицеру пытались инкриминировать злостное хулиганство - якобы он в нетрезвом виде нецензурно высказывался в адрес сотрудников ФСК, сопровождая все это непристойными жестами. После того как абсурдные обвинения не нашли никакого подтверждения, полковник Печевой вновь отправился в Чечню, где из приватных бесед со старейшинами многих населенных пунктов узнал, что Орловщина считается у них самым безопасным местом укрытия боевиков на территории России. 'В руки чеченцев с сомнительным прошлым были отданы крупнейшие предприятия всероссийского значения - Мценский завод алюминиевого литья, зернохранилища, крупнейший в регионе ливенский элеватор, - пишет Печевой. О вышеизложенном я проинформировал начальника УВД. Он приказал мне не предпринимать никаких действий, так как спецслужбы уже ведут данную работу'. После очередной поездки, уже в 2000 году, в Чечню Печевой докладывает начальнику УВД о том, что на Орловщине существуют своеобразные 'базы отдыха' боевиков в районах проживания близких родственников Басаева и других, многие из которых, находясь в розыске, разъезжали на дорогих машинах не только по области, но и по городу. Начальник вновь объяснил слишком любопытному подчиненному, что этим вопросом серьезно занимается УФСБ по Орловской области. Уже в 2002 году Печевой вновь едет в Чечню, где в приватных беседах со сдавшимися властям членами незаконных вооруженных формирований и старейшинами вновь слышит о наличии на Орловщине мест, где боевики отдыхают, приобретают новые документы, оружие и информацию. И что оружие непонятным образом проходит через порт Дикси и складируется в районе автовокзала города Орла. На сей раз Печевой докладывает эти факты лично начальнику УФСБ по Орловской области генерал-лейтенанту Владимиру Кабанову. 'Он поблагодарил меня и рекомендовал нигде и ни при каких обстоятельствах эту информацию не разглашать', - утверждает офицер. 
По странному стечению обстоятельств через некоторое время Печевого начинают активно 'сокращать' по службе - офицера с большим оперативным и боевым опытом переводят по сути на должность завхоза. А затем, уже в 2004 году, против него возбуждается уголовное дело о взятке. Причем в роли потерпевшего выступает любопытнейшая личность - майор милиции Андрей Трифонов, который, по данным отдела собственной безопасности УВД, в 1998 году выезжал во Францию по подложным документам, где в течение двух месяцев работал по контракту в сомнительных фирмах (а по некоторым данным, пытался завербоваться в иностранный легион). До своего загадочного отъезда он занимал должность начальника службы полка ДПС ГАИ по розыску угнанных и пропавших автомобилей. Естественно, была проведена служебная проверка, по материалам которой Трифонов был уволен из милиции. Но по возвращении из Франции он чудесным образом восстанавливается на службе в УГАИ УВД Орловской области, под начало уже упоминавшегося полковника Александра Гордеева. Между тем Печевой уверен в своей правоте, поскольку, по его словам, деньги в его машину подбросили, а при задержании была допущена масса нарушений. Полковник очень рассчитывает, что его информация, добытая в пяти командировках в Чечню, все-таки кому-нибудь пригодится, например Генпрокуратуре РФ. Кроме нее и главы государства, полковник Печевой не верит уже никому. 
'Пока мы здесь - вас не взорвут' Мощная чеченская диаспора появилась на Орловщине еще в конце 80-х годов. После начала первой чеченской кампании скрывающихся от боевых действий беженцев в регионе прибавилось. Официально сейчас их зарегистрировано около восьми тысяч. На самом деле их не менее сорока тысяч. 
При этом местные жители помнят, как беженцы из Чечни в 1999 году, после взрывов домов в Москве и Волгодонске успокаивали их: 'Пока мы здесь, вас точно не взорвут'. То есть, можно сказать, что они выступают гарантами безопасности населения. Местные оперативники говорят, что под контролем приезжих находится практически весь зерновой бизнес в области. Однако по закону придраться не к чему - к откровенному криминалу чеченцы не прибегают. По словам местных оперативников, обычно скупка зерна у сельхозпроизводителей происходит на корню - то есть осуществляется как бы кредитование будущего урожая. С каждым руководителем хозяйства заранее оговаривается, сколько зерна у него заберут. И если урожайность у этого хозяйства слабая, фактически изымается все зерно. Еще одна схема - на элеватор ставился 'свой' русский, который занижал местным фермерам стоимость зерна. Причины разнообразные - плохая клейковина или высокая влажность. Пока фермер размышляет, к нему приходит еще один агент и предлагает забрать зерно 'в деньги' - чуть дороже, чем предлагали на элеваторе. Большинство, разумеется, на это идет. Подставной агент везет зерно на тот же элеватор и сдает его по искусственно завышенной цене. По подсчетам оперативников, с двадцати «КамАЗов» зерна можно получить около 100 тысяч рублей прибыли. 
Взять, например, Ливенский хлебокомбинат, официально именуемый АООТ 'Ливныхлебопродукт', на который свозится зерно со всех близлежащих районов области, и даже из других регионов. Старожилы рассказывают, что в начале 90-х тогдашнего гендиректора комбината Ивана Пыхтина ливенские чеченцы хотели везти в Грозный на переговоры с Джохаром Дудаевым - мятежный генерал активно готовился к войне, и естественно, необходимо было думать не только о патронах и минах, но и о хлебе насущном. Встреча тогда не состоялась, однако это не помешало Ливенскому хлебокомбинату стать одним из основных поставщиков хлебопродуктов в Чечню в 1995-1996 годах. Поставки производились через посреднические фирмы. После начала боевых действий деятельность комбината серьезно заинтересовала орловское управление по борьбе с оргпреступностью (УБОП). Для иллюстрации, по данным оперативников, от поставки хлеба в Чечню через московскую фирму-посредника только за 1995 год 'Ливныхлебопродукт' выручил более 1 млрд. рублей. Позднее оперативники УБОП среди 80 фирм - поставщиков зерна, с которыми работал комбинат, обнаружили 15 подконтрольных чеченцам. Среди них оказались две московские конторы 'Сандей' и 'Северин'. Оказалось, что одна фирма зарегистрирована на спившегося бомжа, продавшего чеченцам паспорт за бутылку водки, а 'учредитель' второй фирмы с детства страдал синдромом дауна - у 'бизнесмена' 4 часа не могли взять образец почерка. 
По мнению сыщиков орловского УБОП, ситуация кардинально не изменилась и по сей день. 
'История контроля над реализацией зерна в центральной части России со стороны выходцев с Кавказа длится уже не первый год, - рассказал ГАЗЕТЕ сотрудник орловской милиции, в конце 90-х годов плотно разрабатывавший Ливенский комбинат в составе опергруппы УБОП. - Расцвет этого бизнеса пришелся на первую чеченскую. Схема отработана у них до мелочей - этому помогает несовершенство законодательства, экономическая и политическая ситуация в России'. 
По словам нашего собеседника, кавказцы открывают фирмы-однодневки (максимум одногодки), причем в основе своей через московские юридические конторы, которые делают «фирмы под ключ». На местах - в районах и областях - разворачивается сеть. На каждого чеченца приходится по 3-4 такие фирмы, которые формально зарегистрированы, но в налоговые органы они не отчитываются, то есть фактически это бездействующие фирмы. Однако на деле через них проходит огромное количество зерна и продуктов на сумму в десятки миллионов рублей. 'Можно только догадываться, куда идут эти деньги, - говорит оперативник. Часть уходит в Москву, на содержание диаспоры, часть в Чечню - а кого можно там содержать, сами догадайтесь. Есть оперативная информация, что базирующимся на территории Центральной России кавказским диаспорам раздаются звонки с родины с требованиями либо организовать поставку денег, либо увеличить суммы этих поставок - мы часто перехватывали такие звонки. Недавно мы перехватили звонок из Чечни. Некий Арби требовал у своего соплеменника отчета, какую сумму он собрал и когда сможет ее переправить'. 
По словам нашего собеседника, практически во всех районах юго-востока России, которые выращивают хлеб, находится представитель с Кавказа, курирующий эти вопросы. Часть зерна попадает на элеватор области, а часть увозится, в том числе и на Северный Кавказ - случается, что уходят караваны по 10-15 машин по 20-25 тонн каждая. 'Всех кавказцев, конечно, нельзя в террористы записывать - есть среди них и много порядочных людей, которые действительно вывозили свои семьи из кошмара, творящегося на Северном Кавказе, - говорит офицер. - Но большая часть беженцев занимается криминалом. Это и есть самое страшное - ведь деньги для терактов, получается, мы сами куем. Начиная с руководителей хозяйств, которые берут 'откатные' у чеченцев за сбыт им урожая на корню, представителей перерабатывающей промышленности, использующих черный нал, - одним словом, корить в этом только чеченцев не приходится. Зерновой бизнес идет по прибыльности вровень с нефтяным, а это уже вопрос экономической безопасности государства. А милиция на местах шагу шагнуть не может без глав администраций - этот уровень и порождает безнаказанность кавказского зернового бизнеса'. В конце 90-х орловские оперативники нанесли целенаправленный удар по экономическим основам преступных групп, но поскольку успех тогда не был развит, дельцы сумели перестроиться, и, начиная с 2001 года, работают через разветвленную сеть частных предпринимателей. Сами чеченские эмиссары уже не появляются на предприятиях, а работают в основном с помощью подставных 'лиц славянской национальности', при этом не переставая контролировать этот бизнес.  
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации