Чеченский след в тувинской степи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::29.08.2012, Фото: РИА "Новости", Иллюстрации: via igolkin

Чеченский след в тувинской степи

Не найдя денег на покупку "Енисейской промышленной компании", Руслан Байсаров попытался скомпрометировать ее перед Путиным и перевести бизнес на фирму-двойника

Тимур Вортаев

Compromat.Ru

Руслан Байсаров

27 августа «Енисейская промышленная компания» (ЕПК) распространила в СМИ заявление о полном погашении своих долговых обязательств в сумме 878 млн рублей. Между тем, в правительстве под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова прошло экстренное совещание по ситуации в ЕПК, поводом для которого стала как раз информация о долгах компании, любезно предоставленная неким «доброжелателем» президенту Путину. Как удалось выяснить редакции, в роли доброжелателя, и не только, выступил известный чеченский бизнесмен со скандальной репутацией Руслан Байсаров.

Как запутать Путина?

В нашем распоряжении оказалась копия письма на имя Президента Российской Федерации В.В. Путина от 26 июля 2012 г., подписанная генеральным директором — внимание! — ООО «Енисейская промышленная корпорация» Байсаровым Р.С. Корпорация и компания, ЗАО и ООО — чувствуете разницу? Почувствовать ее и правда сложно, если не заострить на этом внимания, тем более что аббревиатура настоящего ЕПК нигде в тексте письма не расшифровывается. И, как выяснилось, таким вот нехитрым базарным способом можно обвести вокруг пальца даже самого президента.

Текст этой гениальной, без преувеличения, эпистолы заслуживает того, чтобы быть хотя бы частично процитированным.

Итак, в начале письма Руслан Байсаров рассказывает президенту, насколько экономически важным и социально значимым является проект строительства железной дороги Кызыл — Курагино. Затем говорит, что «ЗАО ЕПК (без расшифровки, разумеется) был дан старт в развитии компании». А уже после этого возникает леонтьевское «однако».

Байсаров доверительно сообщает президенту, что «в ходе оперативного управления компанией был выявлен ряд существенных рисков». Ложь начинается уже здесь, поскольку никакого реального отношения к «оперативному управлению» ЕПК чеченский бизнесмен не имеет, но об этом позже. А пока Байсаров подробно описывает известные ему (и, собственно, не держащиеся ни от кого в тайне) долги ЗАО ЕПК, львиную долю которых составляет как раз погашенный на днях кредит «Межпромбанка».

«Эти вновь открывшиеся факты делают инвестиции в проект со стороны частного инвестора неоправданно рискованными», — театрально беспокоится Байсаров. Далее он просит президента по этому поводу «санкционировать проведение совещания с участием Первого Заместителя Председателя Правительства РФ Козака Д.Н., Министра природных ресурсов и экологии РФ Донского С.Е. и Министра транспорта РФ Соколова М.Ю.»

И, наконец, в последнем предложении — гениальный выход с поднятием наперстка! «В свою очередь со своей стороны гарантируем, что строительство ж/д будет идти в соответствии с условиями существующего Паспорта инвестиционного проекта». То есть, надо полагать, — со стороны «Енисейской промышленной корпорации», руководитель и единственный владелец которой подписался строчкой ниже. Для справки: гендиректором этого ООО Байсаров назначил себя…26 июля 2012 года — то есть, в тот же день, когда подписал письмо Путину! Ну а сама контора-двойник была зарегистрирована, согласно выписке из ЕГРЮЛ, только 31 июля 2012 года — то есть, на стол президенту положили письмо от еще несуществующей компании!

В комментариях газете «Коммерсант» ошарашенные этим письмом руководители настоящего ЕПК высказывались в том духе, что Байсаров не имеет никакого отношения к их компании и непонятно, на каком основании пишет подобные послания. Никто из них не рискнул сказать этого вслух, но между строк читается: как вообще президент Путин мог принять к сведению эту откровенную рейдерскую «подставу»?

Тем не менее, получается, президент чеченскую наживку проглотил. И с визой «Прошу рассмотреть на совещании под вашим руководством» письмо улетело к Шувалову.

Возможно, президент не знал, а вице-премьер не рискнул сообщить ему, что буквально в это же время структура управления ЗАО ЕПК была изменена таким образом, чтобы исключить из нее людей Байсарова. Сделано это было по одной простой причине: Руслан Байсаров, действительно претендовавший на долю в компании, своих обязательств по внесению необходимых средств в уставной капитал не выполнил. Грубо говоря, хотел купить, да денег не хватило.

И вот как все это происходило.

Хотела, да не шмогла…

20 августа 2012 г. акционеры приняли решение переизбрать состав совета директоров ЗАО «ЕПК». И уже на следующий день на заседании нового совета директоров были досрочно прекращены полномочий генерального директора ЗАО «ЕПК» Дмитрия Сабурова. Новым директором назначен Всеволод Вуколов.

А год назад, в июне 2011 года, Руслан Байсаров, которого за глаза называют самым богатым чеченцем с состоянием в $200 миллионов, вместе с «медным королем» Игорем Алтушкиным якобы выкупил у структур банкира Сергея Пугачева его главный актив — ту самую «Енисейскую промышленную компанию». Ситуация, вроде бы, предполагала полное единодушие: у Алтушкина, состояние которого, по данным журнала «Финанс.», составляло $3,3 миллиарда, при покупке ЕПК с Русланом Байсаровым были равные доли: по 50%. А еще раньше чеченский бизнесмен купил активы Игоря Алтушкина — 20% в его ЗАО «Русская медная компания» (хотя точная стоимость пакета и форма его оплаты остались неизвестны). Сделка была оформлена как продажа акций ЗАО «РМК», выполнявшего функции оперативного управления предприятиями Алтушкина.

«Породнение» активами имело как бы и психологический момент — с «медным королем» Игорем Алтушкиным, по словам людей сведущих, Байсаров познакомился в кругу актеров. Со многими из них Алтушкин сдружился, помогая им делать карьеру . «Медный король» как раз искал покупателя на 20% РМК. Вежливый и обаятельный чеченский бизнесмен пришелся продавцу как нельзя кстати — потом Руслан Байсаров делился в СМИ, что «произошло это не без человеческих симпатий. Мы не только деловые партнеры, мы с ним близкие друзья». Несомненно, в определенных ситуациях, такие «близкие друзья» не помешают, но бизнес-составляющая этого проекта так никогда и не была завершена.

Вернемся к хронике последних событий в ЕПК: в августе с.г. внеочередное общее собрание, переизбравшее cовет директоров «Енисейской промышленной компании», было созвано по инициативе ее владельца Игоря Алтушкина. Нынешний состав cовета, как указывают наблюдатели, — аффилированные с ним лица. А вот представители Руслана Байсарова, как отметили СМИ, не вошли в cовет директоров ЗАО «ЕПК» в связи с тем, что «он не выполнил в срок свои обязательства перед потенциальным партнером Игорем Алтушкиным по оплате своей доли». То есть, говоря по-житейски, доверия партнера не оправдал…

Ситуацию можно назвать предсказуемой, если учитывать репутацию Байсарова в деловом мире. Так, имя чеченского бизнесмена в 1997 году пресса связывала с убийством гендиректора «Совинцентра» Бориса Грязнова. СМИ писали о конфликте, где столкнулись воры в законе Беслан Дожуа (Бесик), Майрбек Дакаев (Майер) — и Байсаров, которому Грязнев сдал в аренду несколько крупных объектов «Совинцентра», сделав его «крышей», поскольку чеченский бизнесмен умел «договариваться» с бандитами.

В 2002 году о бизнесмене заговорили в связи с терактом на Дубровке: муссировались слухи, что якобы Байсаров являлся теневым хозяином расположенного в здании театрального центра гей-клуба «Центральная станция». Именно там, по сообщению экс-губернатора Московской области Бориса Громова, террористы Мовсара Бараева в течение полутора месяцев складировали оружие и взрывчатые вещества. Однако Руслан Байсаров открестился от этих обвинений.

На памяти также конфликт Байсарова с известным бизнесменом Шалвой Чигиринским из-за компании Sibir Energy. Адвокат Чигиринского Кристофер Грисон дал в то время показания, что Руслан Байсаров действовал в конфликте с Чигиринским не в собственных интересах, а в интересах Елены Батуриной, жены мэра Москвы Юрия Лужкова. Так или иначе, с поста первого вице-премьера Московской Нефтегазовой компании (МНГК) и вообще из «нефтянки» Руслан Байсаров ушел после отставки Лужкова…

А вот широкая публика знает Руслана Байсарова, в основном, не по его бизнесу, а по скандалам с дочерью Аллы Пугачевой Кристиной Орбакайте и «дележу» их совместного сына Дени, которого он увез от матери. в 2000 году, приревновав Кристину в московском клубе «Кристалл», Байсаров сильно ударил гражданскую жену, сломав ей нос. В итоге Байсаров приобрел репутацию самого скандального чеченского бизнесмена, затмив на этом поприще даже Умара Джабраилова.

Железнодорожно-угольная песня

​Распрощавшись с «нефтянкой», Байсаров как раз и попытался затеять совместный бизнес с Игорем Алтушкиным в «Енисейской промышленной компании». «Тяжеловес» Алтушкин в рейтинге журнала «Финанс.» занимает 38-е место, у Р. Байсарова — только 281-е. При этом Алтушкин дал чеченцу весомый карт-бланш, поручив вести главные направления ЕПК.

​Первые крупные проекты партнеры решили начать в Республике Тыва, взяв два направления: добычу угля открытым способом (поскольку ЕПК владеет лицензией на разработку крупнейшего Элегестского угольного месторождения) и строительство совместно с государством железной дороги протяженностью 401 км из местечка Курагино, где лежат запасы угля, до столицы Тувы. Первый костыль, дав старт возведению магистрали, забил кувалдой в шпалу сам Владимир Путин — еще в должности премьера.

«Тыва станет одной из самых развитых республик в России, — рисовал радужные перспективы то одному, то другому СМИ Руслан Байсаров. — Строительство железной дороги позволит создать около 15 тысяч рабочих мест…». И романтично-добавлял: «Построить железную дорогу — для любого мальчишки это мечта. В детстве мы же катали паровозики…» Называл он и впечатляющие цифры: дорога обойдется ЕПК в 130 млрд руб., освоение месторождения — в 30 млрд руб.

​На фоне этих литавр диссонансом звучали трезвые голоса самих тувинцев. «Эту «железнодорожно-угольную» песню мы слышим давно… — писала местная независимая газета «Риск». — «Выдавив» из республики и угольного бизнеса ныне опального олигарха Пугачёва и лишив его статуса сенатора, Кара-оол (глава Тувы) взамен получил т.н. «инвестора» в лице некоего авантюриста, не имеющего средств не только для разработки месторождения или строительства дороги, но и для полной оплаты стоимости «Енисейской Промышленной компании».

У Республики действительно тяжелое экономическое положение, безработица, много застарелых проблем. Непросто с тем же углем — время коксования которого в 1,5 раза дольше, чем аналогичного угля из Кузбасса. И с той же «железкой», сроки ввода которой государство отодвигает из-за нехватки средств. Чтобы выжить, удаленной республике нужны долгосрочные проекты, серьезные подходы, финансирование, наконец, со стороны бизнеса. Не надо, к тому же, забывать, что рядом находится Китай, готовый сразу вложить огромные средства, чтобы на перспективу взять в клещи своих интересов древнюю Туву.

​В этом плане непопадание людей Байсарова в cовет директоров ЕПК — логичный ответ на то, что бизнесмен-романтик, ностальгирующий по «паровозикам детства», не выполнил в срок обязательств по оплате своей доли (исходя из информации газеты «Ведомости» по поводу данной сделки, в случае выкупа своей доли ему пришлось бы заплатить около $1,5 млрд). Что ждать в долгосрочной перспективе от того, кто подводит с первых шагов?

Логично и назначение новым генеральным директором ЗАО «ЕПК» Всеволода Вуколова, которого эксперты считают «человеком Путина». Он не «летун» — из былых владельцев салона красоты в «нефтянку», а после в угольный проект. Был директором Михайловского ГОКа, занимал должность председателя совета директоров ЗАО «ЕПК» при прежнем собственнике, восемь лет занимал руководящие должности в аппарате правительства РФ.

Очевидно, что направляя президенту «писульку» от лица без пяти минут зарегистрированной фирмы, Байсаров пытался подставить не только под железную дорогу, но и под само месторождение именно свои руки. Непонятно, правда, как компания с уставным капиталом всего в 1 млн руб. может на это претендовать — ведь лицензия на разработку сырьевых месторождений предполагает на порядок более солидный «вес» инвестора (не менее 150 млн руб. уставного капитала).

Тем не менее, ход письму был дан, и ситуация, сколь бы абсурдной, комичной она ни казалась,имеет место быть. Г-н Шувалов после проведенного совещания расписал поручение президента по списку с просьбой проработать данный вопрос с участием «клона» ЕПК — Енисейской промышленной корпорации, и подготовить конкретные согласованные предложения. Остается загадкой, понимают ли участники данного процесса, в том числе должностные лица, с кем они собираются обсуждать судьбу исключительно важного для экономики страны проекта.


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru


***