Чеченцы как гаранты конституции

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::18.10.2004

Чеченцы как гаранты конституции

Юля Латынкина

На прошлой неделе в моем подъезде российские правоохранительные органы ликвидировали притон, который не давал спокойно жить всем жильцам без малого три года. Все это время жильцы нашего подъезда с завидным вдохновением упражнялись в написании жалоб во все возможные инстанции по поводу того, что в квартире 27 на третьем этаже ведут круглосуточный прием работницы сферы интим-услуг. Круглосуточный поток клиентов, периодические избиения проституток и другие издержки производства мало волновали местного участкового, работников ЖЭК и оперативную часть. Два дня назад притон торжественно ликвидировали. Соседка баба Надя из 26 квартиры нашла наконец правильные и понятные власти слова: она заявила, что в квартиру по соседству постоянно ходят люди, похожие на чеченцев.

Скажу честно, упрекать бабу Надю в национализме и ксенофобии у меня язык не повернется. И, думаю, что на самом деле она к чеченцам никаких претензий не имеет. Просто, чеченский след сейчас наиболее эффективный аргумент в диалоге с государством. Еще один тому пример – происходящая в настоящее время история с проверкой деятельности торговых центров «Гранд» и «Три кита».

С девяносто восьмого года в судебных органах Германии, Швейцарии и России накопилось несколько десятков томов с материалами, касающимися контрабанды мебели, контрабанды оружия и отмывания денег в деятельности «Китов» и «Гранда». (Излагать в данном материале подробности этого дела не представляется возможным, а главное, что это дело со всеми подробностями, как никакое другое, все эти годы не сходило со страниц российских СМИ). Так вот, итогом разбирательства во всей этой истории до сих под было только то, что осудили никому неизвестного таможенника.

Примерно месяц назад, дело «Гранда» и «Трех китов» вдруг снова оказалось на слуху: не в последнюю очередь благодаря публикациям в известных Интернет-ресурсах, появление которых явно не обошлось без участия спецслужб. Вдруг выяснилось, что одним из соучредителей бизнеса «Гранда» и «Трех китов» является чеченец Магомед Халидов. У кого-то хватило даже смелости высказать в одной из публикаций предположение о том, что «Гранд» - ни много ни мало база чеченских террористов в самом сердце России. Нелепость этого предположения даже не приходится оспаривать. Однако, не прошло и нескольких дней как начались серьезнейшие проверки ( и по части финансовой деятельности, и по части того, что происходит на территории комплексов) со стороны правоохранительных органов.

То, чего так долго ждали российские журналисты-расследователи и представители европейского правосудия, свершилось. Как оказалось, для этого нужны были не тысячи страниц документов, представляющих собой доказательную базу уголовного дела о контрабанде и отмывании денег. Нужно было всего лишь найти чеченский след. И как раньше никто не догадался? Впрочем, извините. Журналисты не раз говорили о том, что участвующие в бизнесе «Гранда» и «Трех китов» братья Халидовы имеют самое непосредственное отношение в деятельности чеченских организованных группировок в Москве. Так что упрекнуть власть и спецслужбы в том, что они не читают газет и вообще плохо относятся к либеральной прессе, не получится. Так же как не получится упрекнуть их в излишнем внимании к национальному вопросу.

Пресса написала – власть среагировала. Прямо, торжество демократических идеалов какое-то. И все благодаря чеченскому следу. Страшно представить, какую еще пользу для развития гражданского общества можно извлечь из чеченского следа. Становится даже обидно, что чеченцы так мало представлены в различных ветвях коррумпированной российской власти.

Впрочем, не стоит сомневаться, что опытные слуги народа из этой темы извлекут по максимуму.

Все те же «Гранд» и «Три кита», к примеру. В связи с возникновением в данной теме чеченского следа, все происходящее сейчас на территории торговых комплексов, чья площадь сопоставима с несколькими районами Чечни, покрыто завесой секретности. Ни журналисты, ни представители бизнеса не могут выяснить, произошла ли уже продажа одного из торговых комплексов, и кто стал новым владельцем. Не исключено, что в виду особой важности данных объектов, это какой-нибудь спецпредставитель российской власти.