Чечня власти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Политком.Ру", origindate::14.03.2002, Фото: "Время новостей"

Чечня - портрет республиканской власти

Алексей Макаркин

Converted 12779.jpg

Ахмад Кадыров

Иногда говорят, что в Чечне днем хозяйничают военные, а ночью - боевики. Однако это жесткое определение - лишь часть правды, хотя и весьма существенная. В Чечне есть еще и местная власть, те, кого сепаратисты называют "национал-предателями", а многие "силовики" почти в открытую обвиняют в пособничестве боевикам. Люди, составляющие эту власть, имеют свои экономические интересы, часто носящие противоположный характер. Между ними идет упорная борьба за влияние и деньги, время от времени прорывающаяся в публичное пространство.

Кадыров vs Ильясов

Чем дольше существует эта чеченская власть, тем более ясным становится, что ее формальный глава Ахмад Кадыров оказался сильным и тонким игроком, способным на сложные и рискованные аппаратные комбинации. Первоначально казалось, что бывший дудаевский муфтий, незнакомый с практической экономикой и никогда не состоявший на госслужбе, будет чем-то вроде зиц-председателя. Особенно после того, как в январе прошлого года была учреждена должность премьера Чечни, на которую был назначен Станислав Ильясов: его кандидатуру лоббировало полпредство президента в Южном федеральном округе.

Ильясов ранее работал в и на Ставрополье, и для Чечни был "чужаком". В сформированном им правительстве целый ряд постов (вице-премьера-руководителя аппарата, глав Минфина, Минпечати, Комитета по бытовому обслуживанию) заняли "пришлые" люди. Более того, выдвинутый Кадыровым на пост 1-го вице-премьера Хамзат Идрисов не только не прошел процедуру согласования в полпредстве, но даже был арестован по обвинению в уголовных преступлениях. А главное кураторство за "чеченскими" финансовыми потоками сохранил за собой министр федерального правительства Владимир Елагин, занимающийся ими еще с ноября 2000 года.

Однако Кадыров не упустил ни одного случая для того, чтобы расставить свои кадры на ключевые посты. В феврале он создал Совет безопасности и назначил его секретарем Рудника Дудаева, отставного полковника КГБ, а затем совладельца туристической фирмы. Для Кадырова полковник - человек явно не чуждый: Рудник Дудаев длительное время возглавлял Ассоциацию внешних связей мусульманских организаций, патронируемую верховным муфтием Талгатом Таджуддином.

Затем в течение нескольких месяцев произошла "чеченизация" руководящего состава правительства Ильясова. Пост 1-го вице-премьера получил Муса Дошукаев, ранее уже занимавший аналогичный пост при Дудаеве и Масхадове. Еще два вице-премьерских поста заняли заместители Кадырова Али Алавдинов и Насруди Магомадов. "Социалку" в правительстве курирует Амнат Батыжева, которая при Масхадове занимала второй по значению пост в Национальном банке страны.

Но самым большим успехом Кадырова стало объединение аппаратов главы республики и главы правительства, которого он добился в октябре, после личной встречи с Владимиром Путиным. На ней же, как говорят, была согласована и кандидатура главы объединенного аппарата в ранге вице-премьера: им стал Яков Сергунин. Бывшему руководителю ильясовского аппарата, до той поры очень влиятельному Виктору Алексенцеву была предложена лишь должность заместителя Сергунина. Этот "дворцовый переворот", который в окружении Ильясова сгоряча даже назвали "тихим Хасавюртом", произошел в тот момент, когда чеченский премьер находился в командировке. Растерянный премьер назвал случившееся провокацией, а затем продолжил исполнение своих обязанностей.

С этого момента роль Ильясова в неформальной табели о рангах резко упала. Его поражение было связано с несколькими факторами. Во-первых, Ильясов оказался чужим для всех чеченских группировок - он не мог опереться ни на кадыровцев, ни на гантамировцев. Во-вторых, премьером оказались недовольны "силовики", так как он пару раз в конфликтах между ними и чеченскими чиновниками брал сторону последних (да иначе премьер Чечни и не мог поступить).

В этой ситуации Кадыров выждал несколько месяцев, а затем нанес новый удар по премьеру. Он назначил в обход Ильясова вице-премьером и министром печати и информации Бислана Гантамирова, бывшего мэра Грозного, в последнее время служившего федеральным инспектором в аппарате Виктора Казанцева. Этот ход Кадырова выглядел парадоксальным: в 2000 году федеральные власти приложили немало усилий, чтобы разнять сошедшихся в клинче бывшего муфтия и экс-старшину ГАИ. Однако Гантамиров хлопнул дверью с поста мэра именно в знак протеста против политики Ильясова, а не Кадырова. В последние месяцы он рвался обратно в Чечню в любом качестве, и ради возвращения оказался готов поддержать своего давнего соперника Кадырова. Недаром бывший мэр демонстративно заявил о поддержке кадыровской кандидатуры на будущих выборах чеченского президента. Несмотря на сопротивление со стороны Казанцева и Ильясова, Гантамиров смог утвердиться в кресле вице-премьера.

Означает ли назначение Гантамирова скорую отставку Ильясова? Можно предположить, что нет. Даже серьезно ослабленный, Ильясов остается игроком на политической арене республики благодаря своему премьерскому статусу. Кроме многочисленных разногласий с бывшим муфтием у них есть и точки соприкосновения. Главная из них - борьба за контроль над финансовыми потоками со структурами федерального центра. Как Кадыров, так и Ильясов выступают за увеличение ассигнований на нужды республики (в частности, для обустройства возвращающихся беженцев) из федерального бюджета. Им удалось привлечь внимание президента к схеме финансирования восстановительных работ в республике: на заседании Совета безопасности 27 февраля Владимир Путин заявил, что средства идут в Чечню как по лабиринту, через множество ведомств и банковских структур. Это означает, что, Кадыров и Ильясов будут, как минимум, привлечены к разработке Минфином новой схемы финансирования и, разумеется, постараются пролоббировать свои интересы.

Что же касается бывшего грозненского мэра, то оказавшись в правительстве Ильясова, Гантамиров не станет там ключевой фигурой "от Кадырова". Такой фигурой является Яков Сергунин, который по своему влиянию значительно превзошел и Ильясова, и своих коллег вице-премьеров. Фактически Сергунин стал "человеком № 2" в нынешней чеченской иерархии. Поговаривают, что он приложил руку и к примирению Ахмада Кадырова с Бисланом Гантамировым.

Гражданин и патриот

Именно так назвал Кадыров шефа своего аппарата при вступлении последнего в должность. Яков Сергунин в момент назначения вице-премьером был представлен общественности как генерал-лейтенант и начальник судебного департамента Верховного суда по Чечне. 47-летний уроженец Свердловской области, он женат на чеченке Киланат, и, как говорят, принял ислам. В декабре указом президента награжден орденом Дружбы.

Карьера Сергунина на юридическом поприще носит беспрецедентный характер. Бывший офицер МВД, он в конце 80-х годов ушел в бизнес, где и преуспел. Начинал брокером на РТСБ, был вице-президентом фирмы МПФК "Укрросметалл", некоторое время был главой и крупным акционером многопрофильной компании "Аквариус", но затем продал свои акции Нефтехимбанку. Одновременно он числился сотрудником Рабочего центра экономических реформ при правительстве, занимая там скромный пост в общем отделе, дававший, однако, официальный статус "государственного человека".

В 1996-1998 годах Сергунин занимал пост директора по внешнеэкономическим связям ОАО "Мосэнергомонтаж". А в 2000 году неожиданно возглавил судебный департамент по Чечне. Знатоки не припоминают такого стремительного перехода из бизнеса в юстицию при отсутствии судейского или научно-педагогического стажа. Тогда же Сергунин получил ранг госсоветника юстиции второго класса, который приравнивается к генерал-лейтенантскому.

В качестве куратора чеченской юстиции Сергунин руководил воссозданием в республике третьей власти. Как рассказывают, лично колесил по республике на своем бронированном автомобиле, открывая суды (всего они были созданы в 12 районах). Сергунин сам отбирал кандидатуры федеральных судей из числа ушедших в отставку при Масхадове. Чеченский судебный проект получил государственное значение, членов новых судов демонстрировали иностранцам как символ демократических процессов, происходящих в республике. Сам Сергунин уверяет, что смягчение позиции Европы по отношению к чеченскому вопросу было напрямую связано с восстановлением в республике судебной системы. Правда, чеченские суды пока не занимаются громкими уголовными делами, а судят мелких правонарушителей, да разбирают гражданские дела, а также разрешают имущественные споры, в том числе касающиеся и прав собственности.

Заняв пост вице-премьера, Сергунин активно способствовал созданию УВД по Чечне и назначению на пост его начальника полковника ФСБ чеченца по национальности Саида Пешхоева. Тем самым, республиканская милиция переводится на постоянную основу, что приведет к сокращению количества "прикомандированных" сотрудников МВД. О последних Сергунин публично отзывался более чем критично: "Они меньше всего беспокоились об интересах республики, главное для них было отбыть свой срок и живым и здоровым набить свой карман, уехать отсюда".

Став госслужащим, Сергунин не проявляет публично своих бизнес-предпочтений. Еще в бытность его главой судебного департамента "Мосэнергомонтаж" (в котором, напомним, Сергунин ведал внешнеэкономическими связями) выиграл тендер на подрядные работы по восстановлению Аргунской ТЭЦ, которую разрушали и в первую, и во вторую чеченские войны. Пока что на ней работает подстанция, снабжающая электричеством Грозный и значительную часть республики (в декабре ее "зачищали" военные, диспетчеры разбежались, а потом руководство "Грознерго" на несколько часов "вырубило" электричество в Ханкале). В мае планируется ввести в действие первый котельный агрегат - стоимость работ на этом этапе оценивается в 450 млн руб. А общая стоимость проекта составит около 1,2 млрд рублей.

Значение Аргунской ТЭЦ для лежащей на боку экономики республики переоценить сложно - недаром, ее восстановление стало приоритетом в "чеченской" стратегии РАО ЕЭС. Она должна позволить запустить целый ряд промышленных предприятий, в том числе сахарный завод, мясокомбинат, наладить производство железобетонных изделий. При этом возникает закономерный вопрос - кто этим всем будет заниматься и на каких условиях. Похоже, что ответ на него уже дан - целый ряд "стоящих" и действующих производств в республике передан в управление структурам, входящим в сферу влияния бизнесмена Усмана Масаева.

Промышленник и предприниматель

Усман Масаев до прошлого года был мало кому известен. Экономист по образованию, он в середине 90-х активно занимался выводом из кризиса "Запсиба" в команде теперь уже бывшего гендиректора Рафика Айзатулова. В настоящее время Масаев является совладельцем концерна "Диарет", зарегистрированного в Ирландии, и одноименного холдинга с московской "пропиской". Об активной экономической деятельности этих структур наблюдателям неизвестно - очевидно, компании стараются особо себя не рекламировать.

Летом прошлого года Масаев создал и возглавил Союз промышленников и предпринимателей Чечни (СППЧ), ставший составной частью РСПП Аркадия Вольского, который помог чеченским бизнесменам провести встречу с представителями российского правительства. В результате был выдвинут проект, поражающий своими размерами: Масаев заявил, что группа членов СППЧ инвестирует в экономику республики 10 млн долл. И это при том, что наиболее известные чеченские предприниматели (например, Умар Джабраилов) проявляют в этом вопросе демонстративную осторожность.

Откуда взялась столь большая сумма (с учетом высоких рисков) никто не говорит. Неизвестно даже, какая ее часть уже освоена. Однако Масаеву и его людям переданы в управление четыре государственных унитарных предприятия (ГУПа) - сахарный завод (тот самый, для которого нужна энергия Аргунской ТЭЦ) и хлебокомбинат в Аргуне, два винно-конъячных завода в Наурском районе и Гудермесе. В планах СППЧ - строительство сталелитейного завода (совместно с шведской фирмой "Стена Металл"), создание цементного производства (вместе с германским "Кнауфом"). Впрочем, осторожные иностранцы дальше протоколов о намерении и вежливых писем пока не идут.

Масаев тесно сотрудничает с Кадыровым, который возглавил попечительский совет фонда строительства соборной мечети в Грозном (это один из самых любимых масаевских проектов). В прошлом году Масаев предложил отдать в распоряжение Кадырова финансовые потоки, поступающие в республику из федерального центра.

Что же касается местных предприятий, то пока работает лишь незначительное их число. Функционирует 5 кирпичных и 10 асфальтовых заводов - для тех же строителей. Действует несколько хлебозаводов (три из них обеспечивают хлебом население Грозного и окрестностей), на которых выпекается до 30 тонн хлеба ежедневно. В относительно спокойном Гудермесе восстановили трехэтажное здание ателье "Весна", разместив там мастерские по пошиву одежды, ремонту бытовой техники и парихмахерскую с маникюрным залом. В Грозном планируется пустить в эксплуатацию обувную фабрику на 230 рабочих мест, а также наладить трикотажное производство. Пока в городе действует картонажная фабрика, на которой работает всего дюжина человек - делают штампы и печати и планируют наладить выпуск визиток.

Криминал

Когда речь заходит о Чечне, часто "всплывают" всякого рода криминальные истории - не только террористические, но и воровские. Например, депутат Госдумы Асламбек Аслаханов считает, что Грозный был разрушен для того, чтобы затем погреть руки на его восстановлении. Так, министр Владимир Елагин в начале прошлого года сказал, что в Чечне за 2000 год украли 10 млн бюджетных рублей (всего объем государственных вложений в восстановительные работы составил 2,5 млрд руб.). В конце октября он же подвел предварительный итог 2001 года: нецелевым методом использовано более 53 млн рублей, направленных на восстановление республики. Однако, по некоторым данным, реальные цифры "потерь" существенно выше.

Кроме прямого расхищения бюджетных средств применяются и другие способы обогащения в обход закона. В первую очередь, речь идет о нефти. В июле прошлого года секретарь кадыровского Совбеза Рудник Дудаев заявил, что "отслеживаемое" хищение нефти в республике составляет около 2 тыс. тонн ежесуточно. Он же заявил, что такое количество нефти нельзя вывезти за пределы республики без участия военных, поскольку республика ими заблокирована. Сейчас хищения продолжаются, хотя их объемы и сократились примерно в 10 раз.

В Грозном в прошлом году значительный размах приняло создание подпольных бензиновых заводов, причем мэр Гантамиров относился к этому бизнесу весьма снисходительно и этого не скрывал. Вот его слова: "Люди мрут от голода. Пусть они хоть из-под земли достанут этот конденсат, продают его и хоть на эти деньги существуют". Противники Гантамирова объясняли гуманизм мэра тем, что в реальности этот нелегальный бизнес находился под его контролем. Примечательно, что масштабная спецоперация по уничтожению этих заводов прошла накануне отставки Гантамирова в мае прошлого года.

Криминальные "разборки", прямо связанные с Чечней, стали выходить за пределы республики. В августе прошлого года в подмосковном поселке "Заветы Ильича" был расстрелян 600-й "Мерседес", принадлежавший бизнесмену Олегу Лезнику, который занимался выпуском и продажей труб для транспортировки нефти и газа. Погибли сам предприниматель, его приемная дочь и шофер.

Лезник некоторое время числился заместителем Кадырова по экономике, но в самой республике не появлялся. Зато он "засветился" летом 2000 года в Волгоградской области, где после его переговоров с губернатором Николаем Максютой тот сделал заявление в защиту чеченской диаспоры (против которой местные правоохранители ополчились после теракта в Волгограде 31 мая того же года). Параллельно из-под стражи был освобожден лидер местных чеченцев Вахид Шамаев, считавшийся совладельцем одного из местных рынков (Шамаев был арестован после того, как в его машине сотрудники МВД нашли немного марихуаны и гранату). Судя по всему, решить столь же успешно собственные проблемы Лезнику не удалось. "Коммерсант" утверждал сразу после убийства, что "чеченский" след был одним из основных, но расследование, которое вели не только угрозыск и прокуратура, но и ФСБ, было сразу же засекречено.

Впрочем, погибнуть чеченский чиновник может, разумеется, и в своей республике. Убит наиболее популярный из кадыровских замов Адам Дениев, не говоря уже об администраторах меньшего уровня. На Кадырова покушались пять раз, на его зама Алавдинова - дважды, в прошлом году боевики обстреляли машину Сергунина. Однако никто из них не собирается покидать республику, а Гантамиров даже в нее вернулся. Ведь впереди президентские выборы - полпред Казанцев уже заявил, что они состоятся либо в этом, либо в следующем году. А избранный глава республики будет иметь значительно больше возможностей для влияния на "чеченские" финансовые потоки.