Чечня между шариатом и бюджетом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Аргументы и факты", origindate::31.10.2007, Что станет с республикой после выборов Президента России? Мирная жизнь в Чечне, о которой так долго говорили, наконец-то зримо налаживается.

Чечня между шариатом и бюджетом

Георгий Александров

Страна Рамзания

Фото Владимира СТЭНА

Для налаживания мирной жизни в Чечне и борьбы с бандитами хороши любые средства, считает президент республики Р. Кадыров.

Особенно это заметно, если заезжать в республику со стороны Ингушетии. Как только минуешь стоящий на границе пост «Кавказ», с дороги исчезают блокпосты и даже БТРы сапёров из инженерной разведки встречаются не так уж и часто. А на улицах Грозного резвится молодёжь на скутерах, работают многочисленные светофоры, водители старательно соблюдают правила движения, по тротуарам прогуливаются модно одетые девушки. Большинство, правда, в платках. На всех центральных проспектах стоят новенькие или отремонтированные дома, работают магазины, АЗС, кафе, гостиницы, спортивные залы и боулинги. Человек, не видевший город в эпоху местного «сталинграда», не сразу замечает следы недавних битв и принимает плакаты с надписью «Осторожно! Мины!» за рекламные щиты. И только люди в милицейской форме, регулирующие движение, одну руку стараются держать на спусковом крючке автомата. Прямо в центре города ещё совсем недавно на них велась настоящая охота. Даже в текущем году из проезжающих машин по местным блюстителям порядка вели прицельный огонь и многих убили и ранили.

Сегодняшняя Чечня напоминает Ирак до вторжения сил коалиции. Тогда в Багдаде абсолютно всё, что можно было хоть как-то назвать, носило имя Саддама Хусейна, а в Чечне сейчас везде — фамилия Кадырова. Со стен домов, плакатов и памятников на своих подданных взирают с мудрой улыбкой отец Ахмат и сын Рамзан. Иногда к ним присоединяется Владимир Путин, к примеру, вручающий Рамзану Ахматовичу Звезду Героя России. Мэр Грозного Муслим Хучиев объявил Днём города день рождения Рамзана, а местные депутаты всё ещё не отказались от мысли переименовать столицу республики в Ахмат-Калу.

Объединяй и властвуй

Нынешняя власть держит республику железной рукой. Мало кто из местных жителей осмеливается не то что критиковать, но и вообще поминать имя президента всуе. Разве что в хвалебных тонах: Рамзан Кадыров «возродил из пепла», «дал возможность жить спокойно», «победил боевиков», «заставляет русских отдать долги за пролитую кровь и разрушенные дома». Слово главы республики — закон. К примеру, перед началом уразы (мусульманского поста, во время которого правоверные не могут до наступления темноты пить, есть, курить, сквернословить и т. д. — Авт.) по приказу президента была запрещена торговля спиртными напитками. Под страхом закрытия точек и отбора лицензии. Из магазинов исчезло даже пиво. По республике ходит легенда, что, когда руководители районов начали жаловаться президенту на недостаточное финансирование, он ответил: «Стройте на свои!» И всё построили. Сотрудники правоохранительных органов заявляют, что федеральные деньги, поступающие в республику, вкладываются чеченскими чиновниками и местными олигархами не в родную республику, а в экономику юга России. Конкретно, на них покупают землю и предприятия, открывают коммерческие фирмы, расширяют уже имеющийся бизнес.

Все местные коммерсанты с радостными улыбками ежемесячно выплачивают деньги в фонд Ахмата Кадырова. «Я и соседи отдаём примерно по трети от заработка. Так и надо! На эти деньги у нас возводят жильё, дороги, возрождают промышленность! — объясняет владелец небольшой лавки стройматериалов Ваха. — Что будет, если не заплатить? Ну, один не смог отдать — товар на все вырученные средства закупил. Ему сказали, что если не умеет работать, значит, пусть сначала поучится. Недавно встретил его — улицы метёт…» Сотрудники правоохранительных органов с гордостью признаются, что при зарплате в 20 тыс. руб. на руки они получают 15–17. Остальные идут в тот же фонд.

Лесные братья

Дороги и дома в республике действительно строятся. Новый асфальт кладут в Гудермесе, Шали и других населённых пунктах. Здесь же за высокими кирпичными заборами вырастают многоэтажные частные коттеджи. Большинство — с глубокими подвалами, которые больше похожи на бомбоубежища. На всякий случай. Чем дальше отъезжаешь от столицы республики, тем напряжённее взгляды сотрудников правоохранительных органов и удивлённее выражение лиц местных жителей. «Зачем сюда приехал? Про мирную жизнь писать? — интересуется женщина в Ца-Ведено (одном из сёл горной Чечни), опираясь на ворота своего дома. И ворота, и дом изрядно пострадали от пуль и осколков. — Иногда ночами приходят с гор бородачи. Могут и расстрелять. Этим летом люди из отряда местного амира сожгли два дома и подбили из гранатомёта машину с двумя взрослыми и трёхлетним ребёнком. Все погибли. Приезжал президент. Уволил начальника милиции и дал срок в месяц, чтобы разыскать убийц. Пока что никого не нашли». Обстрелы в горной Чечне — до сих пор обычное дело. В  сентябре в селе Гухой Итум-Калинского района неизвестные расстреляли из гранатомётов школу и подожгли дом главы администрации. В селе Алпатово были убиты два бурятских милиционера. В начале октября в трёх километрах от населённого пункта Верхатой Веденского района из автоматов обстреляли автомашину «УАЗ», в которой ехали милиционер и два местных жителя. Все трое получили многочисленные огнестрельные ранения. Этот список можно продолжить. В местах, где нет федералов, о российской власти напоминает только денежная единица — рубль. Почти все чиновники и силовики здесь — «бывшие» боевики или их близкие родственники. Спустившиеся с гор «бородатые зайцы» автоматически попадают под амнистию и зачисляются на госслужбу и в силовые структуры. Живут и работают они потом согласно законам гор — адатам, традициям ислама и заповедям старшего и младшего Кадыровых. Если после такого перехода они всё же ловят своих бывших однополчан, то чаще всего из соображений личной неприязни или кровной мести.

В ходе недавних учений по освобождению заложников, прошедших в Ведено, заместитель начальника УФСБ по Чеченской Республике Сергей Зубов рассказал о своём видении ситуации в горной Чечне: «Район до сих пор остаётся сложным. Есть реальная угроза захвата заложников террористами. Боевики могут атаковать дома не в охраняемом райцентре, а в отдалённых населённых пунктах. Туда опасно даже выдвигаться — могут устроить засаду или обстрелять по дороге. По экспертным оценкам, сегодня в горах скрывается около 400–500 боевиков. Сейчас они изменили тактику: ведут партизанскую войну и сразу же уходят после нападений. К сожалению, в боевики сегодня идут представители молодого поколения, парни в возрасте 14–15 лет. Это настоящие дети войны, у них за плечами детство, где вместо игрушек — автоматы и гранаты. Обстрелами и карательными вылазками старшие проводят тренировки и «вяжут» пополнение на крови. Вместе с религиозной накачкой это даёт результат».

Пороховая бочка

Все до единого сотрудники силовых ведомств, прикомандированные в Чечню с «Большой земли» и согласившиеся со мной разговаривать, уверены, что нынешняя власть республики лояльна руководству России лишь до времени, пока не оскудеют финансовые потоки. «Как только закрутят кран, а такое может произойти после выборов, начнётся третья кампания, — уверен служащий на Северном Кавказе уже 5 лет офицер Александр. — Фактически люди, стоящие сегодня в республике у руля, понимают, что выгоднее доить Россию, а не воевать с ней. Но если финансирование сократится, то, как считают некоторые, можно снова помириться с арабами, готовыми оплачивать вооружённое сопротивление. Сейчас под ружьём у Рамзана стоят более 20 тыс. хорошо обученных, имеющих боевой опыт бойцов. 90% из них не так давно воевали с Россией. Мы даже предлагали создать в РФ иностранный легион, чтобы чеченцы могли заниматься любимым делом где-нибудь в Африке или Ираке. В противном случае мы никогда не сможем быть уверены, что они в течение нескольких часов не повернут сабли против России».

7 фактов о мирной Чечне

* Со времён второй кампании федеральными силами совместно с местными властями были уничтожены практически все известные полевые командиры и лидеры сопротивления: Ш. Басаев, Хаттаб, А. Масхадов, бывший «президент» Ичкерии А. Сайдулаев, так называемые «командующие фронтами Ичкерии» Т. Батаев, С. Имурзаев, он же Хайрулла, Р. Басаев, А. Авдорханов и др.

  • Президент Чечни Р. Кадыров надеется, что Чечня будет привлечена к строительству олимпийских объектов в Сочи: «Я выразил надежду, что в период подготовки Сочи к зимней Олимпиаде-2014 будут привлечены строители и специалисты из нашей республики. Наши строители умеют качественно и быстро работать. Это в некоторой мере позволило бы решить вопросы трудоустройства населения». Продолжая тему, глава Чечни сообщил, что в строительно-восстановительных работах в республике занято более 11 тысяч человек.
  • Глава администрации Грозного Муслим Хучиев подписал пять проектов на сумму более 870 млн. руб. об инвестировании в строительство нового жилья в столице Чечни. Мэр подчеркнул, что инвестиционная привлекательность Грозного неуклонно растёт. В первом полугодии 2007 г. в Чечне процессом восстановления было охвачено 740 объектов, в том числе 635 муниципальных жилых домов в Грозном, 15 школ на 12 644 места, 11 детских садов, 4 поликлиники, кинотеатр «Россия» на 900 мест.
  • Вечером 4 октября в селении Шатой состоялось открытие газопровода, построенного в рамках реализации республиканской программы развития горных районов. Длина проведённого к Шатою газопровода от села Алхазурово через горные хребты составила 28 700 м. Р. Кадыров сообщил, что до конца следующего года в Чечне не останется ни одного населённого пункта, где не было бы газа.
  • 8 октября во втором по величине городе Чечни Гудермесе был открыт крупнейший на Северном Кавказе ипподром. Средства на строительство этого конно-спортивного комплекса в Чечне были выделены общественным фондом им. А. Кадырова.
  • На горе высотой 2 200 м над уровнем моря в Итум-Калинском районе Чечни в селении Тазбичи возводится телевизионный ретранслятор высотой 22 метра. Уже к Новому году жители 10 населённых пунктов получат качественный приём теле- и радиосигнала, которого здесь не было уже 16 лет.
  • По данным ФМС РФ, за время трёхлетней акции по возвращению россиян, из Панкисского ущелья в Чечню вернулось около 300 человек.
***

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич:

«С 2004 года размер бюджета Чеченской Республики вырос более чем в 3 раза — примерно с 8–9 млрд. руб. до 32 млрд. руб. В текущем году он может превысить 40 млрд. руб. Практически 90% (по различным данным, от 87 до 93%) этих денег составляют перечисления из федерального бюджета. Средства идут по трём каналам: через Фонд федеральной поддержки регионов, перечисления на сбалансированность бюджета и федеральные адресные программы. Сейчас чеченские власти призывают Правительство РФ к созданию специальной программы, по которой республике будут переведены ещё 100 млрд. руб. на ближайшие годы — по 30 млрд. в год. Если подобное решение будет принято, бюджет Чечни станет сопоставим с бюджетом Ростовской области, население которой в 4,5 раза больше. По моему мнению, разрушенной за годы войны республике необходимо помогать. Однако нельзя резко наращивать финансовые вливания, не имея чётких механизмов контроля за расходованием средств. Сейчас в республике действительно идёт большое строительство. Однако это не значит, что необходимо предоставлять беспрецедентные по отношению к прочим регионам права. К примеру, идти на требования оставить в республике финансы, полученные местной нефтяной отраслью (по различным оценкам, это примерно 20 млрд. руб. в год. — Авт.). В республике более 10 лет не было нормальной системы образования. Местные жители не умеют работать и имеют свой взгляд на социальные отношения. Силовой метод в большинстве случаев признаётся наиболее эффективным или даже единственно приемлемым способом взаимодействия между людьми. Малый бизнес в республике душится клановыми отношениями и «крышеванием» со стороны бандитов или правоохранительных органов. По моим данным, большая часть бизнеса республики находится в тени».

Грозный — Ведено — Москва