Чиновникам РФФИ удобно, когда конкуренция за госактивы разворачивается у ни в кабинетах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чиновникам РФФИ удобно, когда конкуренция за госактивы разворачивается у них в кабинетах

Частные акционеры дважды пытались вывести акции ММК на биржу

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::08.04.2005

Лоток и супермаркет

Министр экономического развития Герман Греф получил еще одно доказательство вреда, которое приносит схема приватизации государственных активов через Российский фонд федерального имущества (РФФИ).

Прошлогодняя продажа госпакета акций Магнитогорского металлургического комбината (ММК) — 17,8% за $790 млн — казалась сначала успехом РФФИ. Но сомнения в справедливости этой цены все равно остаются — некоторые аналитики ожидали, что победитель заплатит $1 млрд и даже больше, — а любые сомнения подобного рода ставят под вопрос и справедливость самой приватизации.

Как следует из опубликованной отчетности ММК за 2004 г. по международным стандартам, в течение прошлого года комбинат продал 15,8% своих акций за $306 млн. Это меньше выручки, доставшейся не только государству за сравнимый пакет, но и инвестгруппе ОФГ, купившей у компании “Мечел” 16% акций ММК за $780 млн.

Конечно, у группы ММК были, вероятно, обоснованные причины продать собственные акции недорого. Однако эта сделка могла принести большую выручку группе, а значит, и ее акционерам, в числе которых было и государство.

Первый вопрос, который вызывает эта история, технический. Почему об этой крупной сделке и ее параметрах стало известно лишь сейчас, лишь тогда, когда ММК сам пожелал о ней сообщить, и лишь из отчетности по международным, а не российским стандартам? Добиваться обязательного раскрытия важной для всех акционеров информации о деятельности их компаний должна Федеральная служба по финансовым рынкам. Пока ей это не вполне удается.

Однако более важный вопрос — почему одни и те же акции продавались примерно в одно и то же время по цене, отличающейся в разы? Причина, видимо, в том, что они не котировались (и не котируются до сих пор) на фондовом рынке. Частные акционеры ММК дважды пытались вывести акции комбината на биржу, чтобы узнать их рыночную цену, — в сентябре 2002 г. и в феврале 2004 г. Но оба раза руководство ММК добивалось их исключения из листинга.

Конечно, чиновникам РФФИ удобно, когда конкуренция за госактивы разворачивается у них в кабинетах, а не на какой-то там бирже. Но это удобство оборачивается отсечением “посторонних” и отсутствием конкуренции, что выражается в незначительном превышении стартовой цены, т. е. снижении доходов государства. Так было с продажей “Славнефти”, “Юганскнефтегаза”. Так будет и со “Связьинвестом”, если схема приватизации не изменится.

Чиновникам и заинтересованным в покупке госимущества бизнесменам не нужно афишировать истинную цену актива. В развитых западных странах знают, как бороться с этой опасностью: хотя бы часть акций обязательно продается на бирже. Но этот опыт пока не для нас. У нас свой велосипед.