Чиновники-миллионеры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Латыши разворовали страну

Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::02.06.2000

Чиновники-миллионеры

Карен Маркарян, собкорр. "Комсомольской правды" по Прибалтике
Фото автора и газеты "Вести Сегодня".

Десять лет назад Латвия стала независимой республикой. Как сейчас выясняется, независимой от общепринятых в цивилизованных государствах норм закона и нравственных правил. В ходе приватизации десятки суперприбыльных латвийских предприятий были разорены и проданы за копейки. А чиновники во главе с экс-премьером Шкеле мало того, что не скрывают размеров личной прибыли (а это миллионы долларов), "заработанной" на приватизации, но еще и платят с нее налоги, совершенно не беспокоясь об общественном мнении. Если Россия занимает первые места в мировых коррупционных рейтингах после Нигерии, то Латвии в них места просто нет. Чиновники в этой некогда советской республике живут по каким-то инопланетным понятиям.

В начале мая в Латвии без шума в прессе, что присуще российской действительности, сменилось правительство. И сейчас его в республике называют новым-старым правительством. Поскольку Народная партия, возглавляемая бывшим премьером, Андрисом Шкеле получила в кабинете министров больше всего портфелей (5), добавив к прежним постам, которые как и в прошлые годы заняли свои люди (в министерствах финансов, внутренних дел, образования и земледелия), еще один из важнейших - кресло министра экономики. Таким образом экс-премьер Шкеле только увеличил свое влияние в Латвии, избавившись при этом от ответственности госчиновника.

А произошла эта "легкая" рокировка перед решающей битвой за приватизацию оставшихся китов латвийской индустрии - "Вентспилс нафты", Латвийского морского пароходства, "Латвэнерго" и "Латвияс газе". Другими словами, ситуация в некогда советской республике сейчас напоминает ситуацию в России накануне скандально известных залоговых аукционов в конце 1995 года, в результате которых многие лакомые куски огромного пирога госсобственности за бесценок были переданы в частные руки олигархов.

Заметим, в Латвии именно министерство экономики курирует Агентство приватизации, бессменным гендиректором которого является Янис Наглис. Свалить его прежнему министру экономики так и не удалось, как он ни пытался. Именно это обстоятельство, а не "нравственный облик" правительства, и явилось главным фактором недавней смены кабинета министров. Наглис хоть и состоит в партии "Латвийский путь", но является, что давно уже секрет Полишинеля, доверенным лицом Андриса Шкеле. Фигуры главного приватизатора республики (с натяжкой его можно назвать, наверное, "латышским Чубайсом"), чье место сегодня оценивается по самым скромным подсчетам в 2,5 миллиарда долларов, мы коснемся, впрочем, чуть ниже.

Артподготовка перед скандалом

А пока мэр Вентспилса и отец латвийского нефтетранзита Лембергс (как известно, Россия платит Латвии за транзит своей нефти через Вентспилс около 150 млн. долларов в год, и вся эта сумма проходит через руки Лембергса - FLB) заявляет, что "через министерство экономики Шкеле продолжит контролировать всю приватизацию в Латвии". Опасения заклятого друга экс-премьера вполне очевидны, ведь в ближайшее время 38,62% акций "Вентспилс нафты", принадлежащих государству, собираются продавать. И, конечно же, не без помощи Агентства приватизации.

Мэр Вентспилса Айварс ЛембергсИз досье: Айварс Лембергс - мэр Вентспилса. Родился origindate::26.09.53 в Екабпилсе. В 1977 окончил экономический ф-т Латвийского университета. В 1968-69 - рабочий Екабпилской МСО; 1974-75 - лаборант, рабочий в Латвийском ун-те; 1977-78 - инженер-экономист Вентспилского припортового завода; 1978-87 - инструктор, зав. отделом, секретарь Вентспилского городского и районного комитета КПЛ; 1987-88 - инструктор отдела с/х и пищевой промышленности ЦК КПЛ; 1988-91 - председатель Вентспилского горисполкома; 1991-94 - председатель Вентспилского горсовета народных депутатов; 1990-93 - депутат Верховного совета Латвии; с 1994 - председатель Вентспилской городской Думы, мэр Вентспилса; с 1994-02.2000 - госуполномоченный в АО "Латвийская железная дорога"; с 1994 - президент Латвийской ассоциации транзитного бизнеса, председатель правления Вентспилского свободного порта. Владеет иностранным языком - русским. Хобби: рыбалка, охота, книги, балет.

Поэтому на состоявшемся в Риге 19 мая Балтийском бизнес-форуме Лембергс пошел на беспрецедентный поступок, объявив во всеуслышание латвийское государство "нестабильным и рискованным партнером". И это за день до открытия здесь же, в Риге, годового собрания Европейского банка реконструкции и развития! Свои слова Лембергс подтвердил следующими примерами: во-первых, внезапный и немотивированный отказ бывшего министра финансов (соратника Шкеле) подписать согласованные с бельгийскими и другими инвесторами и ЕБРР кредитный и гарантийный договоры о строительстве контейнерного терминала в Вентспилсе - решении, признанном позже незаконным и принесшем миллионные убытки. Во-вторых, опасность, подстерегающая инвесторов "Латвияс газе" с не подлежащим (согласно нынешнему законодательству республики) приватизации Инчукалнского подземного газохранилища, за которое владельцу "ЛГ" придется платить огромную аренду. В-третьих, "не прогнозируемость" процесса приватизации Латвийского морского пароходства. В-четвертых, нарушение условий акционерного договора о приватизации "Вентспилс нафта". Основная проблема экономического развития республики, по Лембергсу, в том, что латвийские политические партии создаются и финансируются как бизнес-проекты и стоят далеко от госинтересов. Ярчайший пример - ушедшее недавно в отставку правительство Андриса Шкеле.

Экс-премьер Латвии Андрис ШкелеИз досье: Андрис Шкеле дважды с 1991 по 2000 год возглавлял правительство Латвии. Родился origindate::16.01.1958 в местечке Апе. В 1976 году закончил Елгавскую 1-ю среднюю школу, в 1981 году - Латвийскую сельхозакадемию по специальности инженер-механик. С 10.1981 по 08.1990 - зав. отделом, ст. научный сотрудник, замдиректора Латвийского НИИ механизации и электрификации с/х; 1990-93 - 1-й замминистра с/х Латвии; 05.1993-09.93 - и.о. министра с/х республики; до 05.94 - депутат Совета народных депутатов Стопиньской волости Рижского р-на; 21. 11. 1995-12. 95 - председатель совета ГАО "Латвийское пароходство", председатель правления АО "Победа", член совета Латвийского Унибанка, председатель советов АО "Рижский мясник", "Кайя", "Рижское пиво"; 1993-95 - и.о. гендиректора Латвийского агентства приватизации; origindate::21.12.1995-08.97 - дважды становился премьер-министр после не принятой президентом отставки; с 1997 - владелец ООО "Управление предприятиями и консультации"; с 1998 - председатель Народной партии (кстати ее главный лозунг: "Мы любим эту страну, в ней много чего надо сделать, мы знаем, что делать"). С 10.98 - депутат 7-го сейма; с 1999 - владелец холдинга "Ave Lat Grupa"; с 07.99-05.2000 - премьер-министр. Владеет латышским, английским и русским. Женат, имеет 2 дочерей.

Что сделал премьер Шкеле для своей страны

Крах промышленности Латвии обусловлен не только выходом республики из состава СССР и, как следствие, разрывом экономических связей. Этому способствовали и переход на собственную валюту - лат, превосходящий по твердости американский доллар почти вдвое (что достигается в основном административными мерами Банка Латвии), и удорожание энергоресурсов. В итоге большинство предприятий оказались в долгах, как в шелках. А те, что еще фурычили, доводились до банкротства и приватизировались... за 1 лат. Так случилось, к примеру, с Огрским трикотажным комбинатом, с Даугавпилсским заводом химволокна... Последующая цепочка незамысловата: оставить на предприятиях лишь конкурентноспособное производство, а остальное - сократить, естественно, вместе с людьми. Таким образом, избавлялись и от нежелательных мигрантов - русскоязычных жителей, доля занятости которых в промышленности Латвии доходила до 70%. После получения независимости практически на всех тогда еще госпредприятиях Латвии были назначены директорами или уполномоченными латыши. Они-то и были призваны покончить с наследием советской индустрии в республике.

Самые лакомые кусочки приватизируемых предприятий, относящихся к пищевой промышленности, - мясной комбинат "Ригас миесникс", Рижский ликеро-водочный завод (знаменитая "Бальзамка", как ее называют в народе), рыбоперерабатывающий комбинат "Кайя" ("Чайка"), конфетная фабрика "Лайма" и т.д. перешли в собственность экс-премьера Андриса Шкеле. Нефтетранзит остался за Айваром Лембергсом. А все остальное благополучно накрылось, что называется, медным тазом. Хотя все медное в Латвии в недавнем прошлом пользовалось таким спросом, что республика в начале 90-х вышла на одно из ведущих мест в мире по экспорту цветных металлов, не добывая при этом ни грамма руды.

Бывшие советские военные предприятия были частично переведены в Россию, частично разворованы. От ВЭФа - флагмана советской индустрии, как называли его в 80-е, остались три подразделения, на которых еще клепают телефоны. Остальные участки скупил под торговый центр итальянский миллионер Эрнесто Преатони. Выпускавший микроавтобусы завод РАФ также почил в бозе. Иностранные автомобильные компании к его приватизации не проявили достаточного внимания из-за отсталой технологии, а российскому ГАЗу сделать это не дали по политическим соображениям. Поэтому даже последнюю партию микроавтобусов, заказанных россиянами, РАФ собрать не успел, оказавшись полным банкротом.

А бывший завод железобетонных конструкций в Риге превращен в строительный торговый центр. В одном из цехов разместился... аквапарк. В конструкторских бюро "Радиотехники", выпускавшей некогда популярные магнитолы и радиоприемники, трудятся журналисты латышского издательского дома "Диена" и русского ИД "Фенстер" с двумя еженедельниками и самой массовой ежедневной русской газетой республики "Вести Сегодня". Здесь же обретается масса фирм. В одном из цехов - типография. В заводском клубе - китайский ресторан. А рабочие "Радиотехники" вот уже три года не могут добиться выплаты им долгов по зарплатам.

Нечто подобное произошло и с заводом "Страуме"(помните знаменитые электрокофемолки и детские игрушки?). Предприятие пустили с молотка по смехотворным ценам. В одном из цехов чилийский предприниматель организовал производство растворимых соков, в другом - собирают телефоны. Любопытно, что года три в клубе завода размещалась дискотека для сексменьшинств.

Даже свое монопольное положение в сфере производства электропоездов в СССР Латвия использовать не пожелала. А зачем, мол, нам зависеть от российских поставщиков? Мы ведь идем на Запад! У республики не оказалось денег на покупку вагонов. В итоге, с места сорвалось целое конструкторское бюро вагоностроительного завода (всесоюзно известного по своему товарному знаку - RRR). Мигранты отправились на свою историческую родину, в Россию, а конкретнее - в Демихово, на местный машиностроительный завод, где с успехом сконструировали и выпустили первый российский электропоезд. А на Вагонке сейчас лишь один цех используют для ремонта электропоездов и трамваев.

Этот печальный список агонии промышленности Латвии можно было бы продолжить. В конце концов, местные власти отчасти добились своего. Правда, не учли, что уехали из республики не самые бесталанные. Остальные рабочие промышленных предприятий оказались или в числе безработных(в некоторых районах Латвии безработица достигает 30%), или как-то приноровились к новациям латвийской независимой жизни, подавшись в челночники или открыв небольшие фирмы. А что ожидает Латвию в результате нового этапа приватизации по Шкеле - сказать сейчас трудно. Но без громких коррупционных скандалов и разоблачений вряд ли обойдется. К тому же сами высокопоставленные латвийские чиновники, похоже, собственноручно подготовили почву для крупных неприятностей. Журналистам и оперативникам уже не надо искать компромат для шумных и разоблачительных pr-компаний наподобие той, которая разразилась в России в период приватизации "Связьинвеста" в 1997 году, когда в результате известного "книжного" скандала в отставку было отправлено все младореформаторское крыло российского правительства. Для того, чтобы устроить нечто подобное в Латвии, журналистам достаточно подробно проанализировать декларации о доходах за 1999 год, которые экс-премьер Шкеле и его соратники должны были подать в латвийские фискальные органы до апреля 2000 года.

Декларация как улика

Судя по декларациям о доходах за 1999 года известных в Латвии госдеятелей, они сосчитали свои кровные буквально до сантима, доходчиво так и не объяснив, правда, происхождение нажитых непосильным трудом на госслужбе миллионных (в долларах) капиталов. Отстранив от активного участия в управлении республикой русскоязычных, латышская неоэлита нажила целые состояния, что не удосужилась скрыть и черным по белому указала в своих налоговых декларацих.

Недавно экс-премьер Андрис Шкеле по латвийскому телевидению вполне доступно, как ему казалось, объяснил, каким образом получил вексель на 29 миллионов долларов(!) от некой оффшорки: избавился от акций своего бывшего холдинга по переработке сельхозпродуктов "Аве Лат" - всего-то делов. И отныне кто посмеет упрекнуть его в том, что он на премьерском посту радел за родной холдинг?

Бывший глава латвийского кабинета министров, начинавший когда-то свой бизнес с продажи цветочков на рынках России, может теперь смело учить всяких там европейских политиков, как приумножить свое состояние в 400 раз всего за год. Шкеле теперь покруче Клинтона. Успевший за прошедшее десятилетие трижды посидеть в премьерском кресле, Андрис лишь в 1999 году заработал в 70 раз больше американского президента. Чтобы догнать экс-премьера Латвии, Клинтону понадобилось бы лет сто.

Судите сами, чета Клинтонов внесла в декларацию о доходах за прошлый год 416 тысяч долларов. Из них президент США заработал 200 тысяч, а вторую часть супруги выручили за продажу акций различных компаний. А тот же Шкеле, продав акции только одной-единственной фирмы, стал богаче сразу на 29 миллионов баксов, не считая еще трех лимонов зеленью, "заработанных" побочно.

Что же в таком случае говорить о нынешней г-же латвийской президентше (профессорше из Канады) с ее мизерным местным окладом и крохами канадской университетской пенсии? Если бы не выручка за проданный в Монреале дом (за 65 тысяч долларов), то и декларацию ей подавать было бы стыдно. По сравнению с общим шкелевским доходом в 19 млн. 400 тысяч латов ($32 млн. 333 тысячи по сегодняшнему курсу), доход латышской президентши Вайры Вике-Фрейберги в 65 тысяч латов ($108 тысяч) в Латвии теперь, естественно, уже никого не впечатляет.

Чиновники-миллионеры

Шкеле - не единственный латышский политик-миллионер.

Среди его соратников своими доходами выделяется и депутат Сейма, ставленник норвежского капитала Айнарс Шлесерс, председательствующий попутно в Новой партии, получившей, кстати, два второстепенных портфеля в новом правительстве. В активах Шлессерса - более 3,5 млн. долларов. Его бизнес на политике оказался настолько успешен, что он приобрел даже моторизованное судно вдобавок к двум лимузинам: новому 500-му "Мерсу" S-класса и "Хонде-легенд".

А известный воздухоплаватель и по совместительству глава Банка Латвии с первых дней независимости Эйнар Репше, чуть не повредившийся недавно в аварии на дельтаплане с моторчиком, рассекает теперь на 2-местном вертолете, имея, правда, всего-то 120 тысяч долларов дохода за прошлый год. Для сравнения, у того же "народника" Шкеле "Ауди-А6" - уже довольно подержанная "трехлетка".

А у другого латвийского миллионера-транзитника и по совместительству мэра Вентспислса Лембергсе (его вполне заслуженно считают самым богатым человеком не только в Латвии, но и в Европе - FLB) при доходе за 1999 год почти в $2 млн в списке движимого имущества зарегестрирован 10-летний "Жигуленок" и 9-летний прицеп к нему. Впрочем, в свои поместья Лембергс все же наведывается на роскошном служебном лимузине, а не на "Жигулях.

Кстати, почему-то латышские чиновники крайне недолюбливают личный автотранспорт и в основном норовят использовать служебный за счет госказны. К примеру, такой небедный председатель и госуполномоченный более десятка крупнейших латвийских компаний Ояр Кехрис, владеющий недвижимостью и в Стокгольме (при доходе за прошлый год в 250 тысяч баксов и джипе "Лэндровер-дискавери"), пользуется исключительно служебным "Мерсом", оттяпанным у компании "ЛатРосТранс". Не брезгует он, кстати, и оплатой арендуемого его фондом помещения и даже телефонной связи из бюджета..."Латвэнерго". Там этот скромняга из "Латвийского пути" тоже председательствует в совете директоров.

Вообще заработки латышских госуполномоченных (чиновников, назначенных правительством управлять госпакетами акций на различных предприятиях Латвии)- отдельная песня. Так, Служба госдоходов (что-то типа российской налоговой полиции - FLB) занялась недавно проверкой происхождения 7 млн. долларов (!) наличных накоплений госуполномоченного "Латвэнерго", "Вентспилс нафта" и члена совета Латвийского агентства приватизации Нормунда Лакучса. Дело в том, что эта наличка более чем в 100 раз (!) превышала ежегодный доход этого чиновника, которого называют одним из "теневых кардиналов" национал-радикальной партии "Отечеству и Свободе - Движение за национальную независимость Латвии", также традиционно входящей и даже однажды возглавлявшей правительство.

Подобные несоответствия характерны, впрочем, почти для всего латышского истэблишмента. Тот же экс-министр финансов Эмунд Крастиньш ухитрился заработать за прошлый год без малого 233 тысячи долларов. И налички у него нашлось еще на 333 тысячи.

Неплохо шли дела в прошлом году и у президента и одновременно председателя совета Латвийского пароходства Андриса Клявиньша. За 1999 год он заработал 420 тысяч долларов, что опять-таки превышает доходы того же президента США.

Словом, перефразируя Ломоносова, земля латвийская оказалась вполне способна рождать не только быстрых разумом Невтонов, но и отечественных Копперфильдов, показывающих такие фокусы предпринимательства, находясь при этом на госслужбе, которые известному иллюзионисту и не снились. Этакое "поле чудес" в одной отдельно взятой стране дураков, как выразился, помнится, еще один экс-премьер Вилис Криштопанс. Человек тоже, кстати, отнюдь не бедный.

К слову, никакие проверки ни одному из представителей особо приближенных к кормилу власти в Латвии еще пока не повредили. Ни одного громкого уголовного дела по фактам коррупции в высших эшелонах власти в Латвии не возбуждалось. Не будут же они право сами себя наказывать? Так канули в лету растраченные десятки миллионов кредитов по линии G-24, затерялись в оффшорах 5 миллионов долларов "Латвэнерго", миллионы долларов недополучило государство в результате хитросплетенной продажи 49% акций "Латтелекома"... По всем этим аферам создавались шумные следственные парламентские комиссии, собиравшие материалы, по всей видимости, лишь для внутреннего пользования - накопления компромата с целью последующего давления на коллег из правящих партий при дальнейшем распределении кусков государственного пирога. По крайней мере широкой общественности имена виновных так и не сообщили, на нары так никто и не загремел. На том все и кончилось. Впрочем, новый и последний передел госсобственности в Латвии может всколыхнуть весь этот накопившийся за последние десять лет компромат.

Полный скийоринг

А теперь подробнее, как и обещали, о Янисе Наглисе - главном латвийском приватизаторе.

Главный приватизатор Латвии Янис НаглисИз досье: Янис Наглис - гендиректор, председатель правления Латвийского агентства приватизации. Родился origindate::08.02.1958 в Риге. В 1982 окончил ф-т приборостроения и автоматизации Рижского политехнического ин-та, специальность "технология приборов точной механики". 1982-85 - инженер, ст. инженер, предподаватель в РПИ; 1985-87 - слесарь, сварщик, мастер техобслуживания, инженер по эксплуатации колхоза "Дружба" Валмиерского р-на; 1987-92 - председатель правления Мазсалацкого потребобщества; 1992-94 - начальник Управления торговли, зампред правления Латвийского центрсовета кооперативов "Достаток"; с 1994 - гендиректор, председатель правления Латвийского агентства приватизации. Член партии "Латвийский путь". Член совета Латвийского агентства развития. Вице-президент латвийской федерации каноэ, председатель объединения гребного слалома, ревизор теннисного клуба "Президент"; вице-президент, член правления Латвийской народной ассоциации спорта. Мастер спорта СССР по гребле, мастер спорта Латвии по скийорингу (езда на лыжах за мотоциклом). Иностранные языки - английский, русский. Хобби: гребля на каноэ, басктебол, горные лыжи, теннис.

Развернувшаяся дуэль в прошлом правительстве между министром экономики с одной стороны и премьером Шкеле вкупе с главой минюста Валдисом Биркавсом, защищавшими гендиректора Латвийского агентства приватизации (ЛАП) и вызвала раскол не только в правящей коалиции, но и в рядах "путников".

Так, экс-премьер (до Шкеле) Вилис Криштопанс вопреки своему коллеге по "Латвийскому пути" Биркавсу приветствовал предполагавшуюся замену Наглиса. А председатель партии "Отечеству и Свободе - Движение за национальную независимость Латвии" Марис Гринблатс критиковал и "путников", и "народников" вместе взятых за то, что правительство пытается соблюдать интересы отдельных политических и экономических групп, забывая об электорате.

Еще бы, ведь по словам того же хозяина Вентспилса Айвара Лембергса, Шкеле мог пользоваться почти двумя миллиардами долларов, распределяя денежные потоки предприятий с долей госкапитала через назначаемых гендиректором ЛАП Янисом Наглисом госуполномоченных. Кроме того, приватизация оставшихся объектов, о которых говорилось выше, может принести еще полмиллиарда долларов, если не больше. Дальше в стране для дележа ничего не останется. Поэтому фигура Наглиса, с 1994 года бессменного и главного приватизатора в Латвии, и является ключевой. Тем более, что номинальный "путник" Янис Наглис пользуется особым доверием и расположением Шкеле и его окружения. Таким, что Эрик Мастейко, бывший гендиректор "Аве лат груп" и совладелец этой империи лидера "народников" вдруг пару лет назад расторг свой договор с госагентством по недвижимости на аренду огромного участка земли в престижнейшем районе Юрмалы в пользу... Наглиса. А с течением времени участок можно будет и выкупить за приватизационные сертификаты. Но это так, к слову.

Дом в Юрмале, где будет жить Янис НаглисСейчас на берегу Лиелупе, на Викингу 24а, недалеко от Яхтклуба, остается, что называется вбить последний гвоздь в уютный, выстроенный из экологически чистой древесины дом о двух с половиной этажах, в который будет жить Наглис. А еще здесь же будут располагаться корт и бассейн. Немудрено, если у тебя землицы 3 тысячи квадратных метров. А "прозрачность" забора оканчивается у фасада особняка. Далее к реке расширяющимся раструбом тянутся высокие деревянные щиты, закольцовывая капитальный бетонный причал, способный принять сразу несколько яхт. Неужели такую красоту можно было купить за деньги, точнее на один оклад госслужащего?

К слову, один квадратный метр земли в Юрмале с выходом, в частности, на реку Лиелупе стоит до 100 долларов.

Парусников пока у виллы Наглиса пока не замечали. Но за ними, наверное, тоже дело не станет. Ведь приобрел же Наглис года три назад вместе со своими сподвижниками в престижном районе Риги Межапарк особняк с хозпостройками на полутора тысячах квадратных метров земли всего за 33 тысячи долларов. Сейчас эта "усадьба в соснах" оценивается, кстати, в 250 тысяч долларов.

Так что умеют латышские нацкадры хозяйствовать, когда захотят, и если это касается их личных интересов. Правда, что-то в общественном секторе у них пока это не получается.

Вместо послесловия

Премьер-министр Латвии Андрис БерзиньшИтак, главный приватизатор останется на своем посту до конца срока работы ЛАП, то есть до - 1 января следующего года. Этому уже ничто и никто, кажется, не помешает. Березовского на него и его соратников нет. А то бы всех вывел на чистую воду на своем телеканале.

Фигура нового премьера "путника" Андриса Берзиньша, бывшего мэра Риги, похоже, устроила правящую коалицию своей нейтральностью. К слову, недавний городской голова также человек вполне состоятельный. Ему принадлежат без малого 90 гектаров земли в двух районах Латвии. Он также арендует просторную дачу в Юрмале, имеет 2-летку "Хонду-цивик". В прошлом году, работая в Рижской думе и Рижском портовом управлении, получил вознаграждение в размере 58 тысяч долларов. В банке у него хранится еще 37 тысяч долларов. Надо думать, премьерские хлопоты доходов Берзиньша не убавят...