Чиновники на охоте

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чиновники на охоте

Мишени Собянина, Ястржембского, Квашнина, Устинова, Патрушева, Володина, Куликова, Михалкова, Путина

© "Новая газета", Ежемесячное обозрение, февраль 2006, Фото: "НГ", Они попали. На кого и как охотится современная элита

Converted 20837.jpgПомните охоту брежневских времен? Престарелый член номенклатуры щурит подслеповатый глаз и трясущимися руками нажимает на курок. А холуи выносят к его ногам заранее приготовленную и спрятанную в кустах тушку зверя. Сейчас, в XXI веке, спектакли эти не в моде. Сейчас модны экшн, экстрим, зрелищность. Бежит слабая еще после зимней спячки медведица по тонкому весеннему снежному насту, проваливается, вязнет в снегу. Мчится, летит за ней министр на скоростном японском снегоходе. Подлетает и расстреливает в упор. Сколько адреналина!

Или так: над стадом оленей зависает на предельно низкой высоте вертолет с генералами и депутатами, и они стреляют, стреляют, стреляют, вернее, поливают из крупнокалиберного пулемета — пока не будет убит последний зверь. Сколько удовольствия!

Это — не охота. У охоты есть правила. Вертолет и снегоход в правила не входят. Охота в заповедниках — тоже. Как и охота на редкие и исчезающие виды животных. Или на беременных самок. Но жить по законам, по правилам — это удел нормальных здоровых людей. Наши чиновники в этом смысле — люди ущербные. Они специально охотятся не по правилам — им от этого еще приятнее, им это доставляет особое удовольствие.

Охотничий инстинкт есть в любом человеке — в мужчине по крайней мере. Он нам достался в наследство от обезьян. Но так как мы все же не обезьяны, мы должны его подавлять. Культура обязывает. Однако некоторые этот инстинкт активно удовлетворяют. Причем, похоже, существует закономерность: чем выше должность, тем больше в человеке от обезьяны. На этой полосе мы поименно называем каждого. Мы хотим, чтобы вы знали, кого они убивают, эти люди, которые правят нашей страной. И еще мы нашли человека, который согласился рассказать, как они убивают.

Сергей Собянин
руководитель администрации президента 
Его мишени:
Медведь
Свидетельства и комментарии: 
С. Собянин: «А на медведя ходил последний раз не так давно... Поединок с медведем состоялся. Для меня он закончился, как видите, успешно».
Он же: «Первый раз вышел на зверя в тайгу с двустволкой 12-го калибра еще пятнадцатилетним подростком. С тех пор это один из любимых видов отдыха».

Сергей Ястржембский
представитель президента РФ по вопросам развития отношений с Евросоюзом
Его мишени:
Африка: три антилопы, слон, буйволы, две газели, четыре гну, лев, леопард, носорог,
<...>
Россия, Евразия, Америка: бизон, волк, зубр, косуля, три козерога, три медведя (белый, гималайский, камчатский), марал, овцебык, пума, олень пятнистый, две серны, две рыси, туры среднекавказские.
Свидетельства и комментарии:
Белый медведь С. Ястржембского стал номинантом, а альпийская серна—призером премии «Лучший трофей сезона» в Сафари-клубе. Сам он входит в список лиц, награжденных за добычу т.н. «Большой африканской пятерки». Он также получил от клуба звание «Охотник 2002 года» за то, что в этот период «ему удалось добыть 28 трофеев». 
С. Ястржембский: «Помните свой первый трофей?» - «Конечно. Это была европейская косуля».
Он же: «Одна из лучших охот у меня была на Камчатке, где провел неделю в палатке, охотясь на медведя...» — «Медведь жив?» — «У меня стоит, три метра». 
Он же: «На дереве увидели действительно огромного самца пумы. В руках у меня карабин калибра 30-06 с оптикой. Выцелив зверя под лопатку, стреляю. Пума летит вниз и, приземлившись на все четыре лапы, кажется, спокойно убегает. Что я в этот момент испытал, передать трудно. Даже смертельно битая кошка падает на все четыре лапы и почти всегда уходит на какое-то расстояние. Добытый трофей потянул весом за 114 фунтов». 
Всего охотник Ястржембский застрелил не менее 62 животных.

Анатолий Квашнин
полпред президента в Сибирском округе
Его мишени: Глухари, гуси, утки 
Свидетельства и комментарии: 
В. Иофин, «Охота. Рыбалка. Туризм»: «Анатолий Васильевич рассказывал отом, что самые незабываемые впечатления остались от охоты на весеннем глухарином току, а также гусином и утином перелете».

Владимир Устинов

генпрокурор РФ
Его мишени:
Утки
Свидетельства и комментарии:
В. Устинов: «Я тоже охоту люблю, утиную».

Николай Патрушев
директор ФСБ
Его мишени:
Кабан
Свидетельства и комментарии:
«Михаил Касьянов, большой любитель ружейной охоты, прошлой зимой ходил на кабана вместе с Николаем Патрушевым».

Сергей Лисовский
зампред комитета Совета Федерации по аграрной политике, имеет награды от президента
Его мишени:
Африка: носорог, буйвол, импала, лев, леопард, гну, слон Европа и Россия: две косули, лань.
Свидетельства и комментарии:
С. Лисовский входит в список лиц, награжденных задобычу т.н. «Большой африканской пятерки». Он также призер первого издания книги трофеев Сафари-клуба за европейскую косулю и лань, ньясского гну, белого носорога, африканского слона, восточноафриканскую импалу.

Вячеслав Володин
вице-спикер Госдумы РФ
Его мишени: 
Зайцы, волки, лисы 
Свидетельства и комментарии:
«Вячеслав Володин — большой любитель охоты. Еще в детстве о дедушкиным ружьем на зайцев ходил. И теперь, как только выдается свободная минута, любит выбираться в лес... .Однако он не признает охоту на таких животных, как лось, олень. Вячеслав Володин предпочитает охоту на хищников—на волка, на лису».

Анатолий Куликов
зампред комитета по безопасности Госдумы РФ
Его мишени:
Бурый медведь (Тверская область, Бежецкий район), три животных из т.н. «Большой африканской пятерки» 
Свидетельства и комментарии:
А. Деркач, товарищ Куликова по охоте: «Шли два километра по снегу на лыжах. Берлога была устроена в основании большого дерева, егерь зашел с другой стороны дерева и жердью стучал по стволу, медведь выскочил прямо на Куликова, выстрелили одновременно Куликов и я. Медведь был убит двумя пулями наповал». 
А. Куликов на заседании Госдумы: «Я охотник со стажем 41 год, три из «пятерки» африканские у меня есть».

Вячеслав Позгалев
губернатор Вологодской области
Его мишени:
Волк, два кабана, бурый медведь (Вологодская область).
Свидетельства и комментарии:
B. Позгалев: «Охотясь в вологодских лесах, повстречался с медведем, которому удавалось дважды уходить от охотников, — косолапый носил в себе ружейные пули. Моя пуля была третьей».

Виктор Ишаев
губернатор Хабаровского края
Его мишени: 
Медведь

Никита Михалков
кинорежиссер
Его мишени:
Глухари, лоси, медведи, экзотические животные Африки 
Свидетельства и комментарии: 
А. Любимов, егерь Костромской области: «Смотрим: два лося идут осторожно в направлении, где спрятался Михалков. И вдруг четыре выстрела. Завалил двоих—полуторагодовалого и взрослого, весом в 170 килограмм. Обоим попал между лопаток. А ружье у Никиты Сергеевича мощное — немецкая трехстволка « Штуцер» с великолепной оптикой.... 15 лет назад он первый раз пошел на медведя.... Михалкову и тридцати минут хватило. Один выстрел — и зверь мертв... .Сейчас он на медведей в Вологде охотится, у нас все больше на лосей да на глухаря. .. .А еще говорит, что ничего лучше русской охоты нет. И в Африке, где он с Ястржембским и Позгалевым охотился на экзотических животных, все равно не то».

Владимир Путин
президент РФ 
Его мишени:
Косуля, кабанчик, олени (Тверскаяобласть, Завидово), осетры (Астрахань), лобстеры (Куба, Варадеро).
Свидетельства и комментарии: 
Жители Завидова: «Недавно вместе с Ельциным и Черномырдиным охотился Путин. Подстрелил косулю...».
Начальник караула: «Как-то охотился Владимир Владимирович здесь с принцем Уэльским. Забили кабанчика».
Солдат роты караула: «Один раз мы охраняли въезд в заповедник. .. Смотрю, метрах в двухстах олень пасется, травку щиплет... Джип Путина первый шел. Оленя они тоже заметили, остановились, постояли, потом: ба-бах! Фароискателями пошарили: промахнулись. И с места — по газам, на объект влетели в три секунды». 
В. Путин: «Я помню, как он (испанский король. —Прим. ред.) в последний раз приезжал к нам под предлогом охоты... .Я стрелять не стал... А потом большой красивый олень вышел прямо на него. И он тоже не стал стрелять». Путин, вообще-то, охотиться не любит. В Украине почему-то считают иначе.

По информации, найденной «Новой газетой» в 57 источниках

***

Вертохота

Монолог камчатского егеря, которому осточертели особенности национальной охоты, но который все же пожелал остаться неизвестным

Записала Екатерина Гликман

- Охотятся у нас на медведя, лося и горного барана. Формальная сторона дела всегда выглядит нормально. У туристической компании, которая предоставляет такие услуги, есть свои охотничьи угодья, на зверя оформляются лицензии — они законные только для охоты с земли. Но практически все клиенты охотятся с вертолета. Это запрещено.

Клиенты важные, всегда с дефицитом времени, им надо все и сразу. Тут не до настоящей охоты. Берут вертак, берут с собой 2—3 егерей, которые будут стрелять, разделывать, тащить — да практически все будут делать. У клиентов часто и оружия-то нет. Некоторые вообще только показывают пальцем на зверя: вот этого хочу.

Егерям надо иметь хорошую сноровку, чтобы с воздуха определить размер зверя. Иногда высаживают клиента с егерями на землю и бортом к этому месту загоняют зверя, но чаще все-таки стреляют с борта—все одно незаконно. Почти все клиенты снимают это на камеру, звук убирают: вертака не слышно, в кадре его тоже нет, зверь будто сам на тебя бежит, но с чего бы он стал бегать по открытой местности?

Стреляют часто как попало. Егерь страхует, добивает, если надо. Убивать могут и больше, чем у них написано в лицензии. Убил, например, а ему размер не понравился — выкинул, еще убил. Экипаж вертолета за каждый выстрел получает 300—500 долларов.

Нет экипажа, который бы этим не занимался. Все это сходит с рук. Тут круговая порука. Часто руководители вертолетных компаний занимаются такой охотой — в смысле, организовывают.

У них в турах план: охота на лося — один день, на барана — один, на медведя — один. Получается: три дня — и один человек увозит полный трофейный набор из трех зверей. Туг изначально предполагается вертак, иначе это невозможно. Чтобы выследить и убить одного зверя без вертака, надо минимум 7 дней, и то не факт, что повезет.

Чтобы прикрыться, экипаж вертолета, как правило, дает ложную дислокацию. С приборов все равно никто не станет снимать показания. То, что экипаж может сообщать диспетчеру ложные сведения,— это даже теоретически нигде не предполагается, уж очень это грубое нарушение. То есть сведения, передаваемые экипажем диспетчеру, нигде и никогда еще не подвергались сомнению.

Поэтому, когда в прокуратуру поступают заявления: мол, такого-то числа там-то и там-то такой-то борт был замечен за охотой, прокуратура, в свою очередь, делает запрос в диспетчерскую службу и получает ответ: этого не может быть, потому что в это время этот борт был в другом месте, а именно вот там, согласно сведениям, переданным экипажем. На этом все разбирательства заканчиваются. Замкнутый круг.

Российские клиенты — в основном чиновники (кстати, чаще среднего ранга), ну и бизнесмены любят это дело. Иностранные клиенты — это, как правило, пожилые больные люди, которые могут (с помощью больших денег) «добыть» трофеи, наверное, только в России, потому сюда и едут.

Чиновники платят только по себестоимости (вертак, лицензия, продукты для себя, отправка трофеев), то есть процентов на 40 меньше обычного туриста. Егерей они, например, не кормят и ничего им не платят — по их логике, егеря вроде как в это время работают на государство. Хотя на самом деле егеря должны в это время охранять охотничьи угодья, то есть, собственно, таких «охотников» и должны ловить.

Все это за госсчет. Но иногда, когда прилетают инкогнито, чиновники берут с собой какого-нибудь богатенького бизнесмена, чтобы он за всех платил.

Из высокопоставленных... Кириенко здесь был. Ястржембский вообще фанат (он, кстати, денег не жалеет, за все платит). Жирик просто поглазеть летал. Спикер Миронов приезжал в этом году, летал на север, всю технику забрал: на одном вертолете летал, два в резерве держал на всякий случай — а это весь вертолетный парк Корякии. Там дорог нет, между прочим, поэтому кто-то из-за него не смог куда-то попасть.

Отставной генерал МЧС Александр Деркач почти каждый год приезжает — заядлый охотник. Он егерям подарил календарь — там 12 картинок, на каждой он с какими-нибудь трофеями: то в Магаданской области, то на Чукотке, то на Камчатке — вся Россия там на календаре.

Приезжают они часто инкогнито. А потом сами колются — когда трофеями хвастаются. В журнале «Сафари», например, пишут (Александр Хохлов издает). А Ястреб совсем раскололся: большущую статью накатал о весенней охоте. И по незнанию пишет: сегодня мы ели зайца, куропаток (а весной запрещено охотиться на зайцев и куропаток). Или пишет, как гонялись на снегоходе за мишкой, и жалуется: столько горючего потратили (а это нельзя — на снегоходе охотиться).

Тут лет пять назад такой рай был! Отъедешь от города совсем недалеко, и с трассы можно по горному барану стрелять. А теперь их численность резко снизилась. Барана стало сильно меньше, он не восстанавливается сам. Лоси исчезают. Только с медведями проблем пока нет. Но качество пострадало — измельчал зверь.

На медведя охотиться вообще легко, особенно весной — когда можно на снегоходе (то есть по закону нельзя, но все охотятся именно так). Самый дешевый медведь — от 5,5 тысячи баксов, есть по 10—12, средняя цена — 6—7. За 7 тысяч баксов можно убить хорошего лося. Баран стоит дороже. В общем, если у тебя есть такие деньги, то не проблема, получишь любой трофей, уметь стрелять для этого необязательно.

Для сравнения я могу привести пример, как охотятся в Америке. Вот есть у них остров Кадьяк на Аляске. Там самые крупные бурые медведи в мире. Лицензия на одного медведя стоит 12 тысяч долларов, всего выдается 12 штук в год, проданы лицензии на много лет вперед. И вот ты купил ее, «отстоял» в очереди несколько лет и наконец приехал на остров. Тебя забрасывают в район, где есть вероятность встретить медведя, и отпускают на все четыре стороны. И вот ты на своих двоих с ружьем наперевес топаешь по сугробам и выслеживаешь своего медведя — по всем правилам настоящей охоты. По статистике, у них там 54% успешности. И это нормально, и никто не жалуется на потерянные 12 тысяч долларов и годы ожиданий. Они готовы к тому, что может не повезти. На то она и охота. Когда честная...

Как бороться с нашей «охотой», я не знаю. Ужесточать контроль? Но какой егерь решится задерживать за незаконную охоту министра?! Атмосфера должна быть... Чтобы они боялись огласки, чтобы это было неэтично, что ли, — хвастаться такими-то трофеями.

***

Сколько сегодня это стоит

Оптический прицел — от Сваровски. Для престижной охоты нам предложили ружье за 35 тысяч долларов

Екатерина Иванов

Есть охотники и Охотники. Первые вооружаются тем, что могут себе позволить: чтобы получить удовольствие, вполне достаточно потратить 500 долларов на подержанный «Тигр» из комиссионного магазина и подстрелить зайца в подмосковном лесу. Для вторых важен антураж: охотничий клуб, специальные поездки, выставки трофеев, ежемесячные тусовки в ресторанах и главное — эксклюзивное снаряжение.

—То, что выставлено в витринах, — это для простых людей, — объяснил Даниил, консультант одного из оружейных магазинов столицы. — Если для вас важно, чтобы вы хорошо выглядели в тусовке, снаряжение нужно брать на заказ.

Даниил занимается именно заказами. Дабы определить, что за клиент ему попался, менеджеру достаточно услышать несколько ключевых слов, а именно: «цена не имеет значения» и «тусовка».

Таких покупателей Даниил приглашает в специальный кабинет, где можно спрятаться от посторонних взглядов. Здесь оружие выбирается по заграничным каталогам, определяется примерная стоимость покупки.

—Окончательная цена будет названа, когда я сделаю заказ фирме, — объясняет Даниил.

В порядке эксперимента мы попробовали подобрать оружие для мифического шефа. По легенде, шеф через неделю вылетает в горы—охотиться на мелких копытных в компании высшего общества. И хотя стрелок он неважный, снаряжение должно быть достойным.

— В таком случае ему подойдет винтовка Truvelo пятидесятого калибра за 35 тысяч долларов. Правда, за срочность могут попросить тысяч сорок. У этой винтовки дальность стрельбы — полтора километра, так что вблизи ваш шеф точно не промахнется.

Кроме того, объяснил Даниил, шефу еще понадобится оптический прицел (Сваровски—от полутора тысяч долларов), кронштейн («ну это недорого — до тысячи долларов подберем») и аксессуары: кейсы, патроны — всего на несколько сот у.е.

По мнению Даниила, с таким прикидом анонимный бизнесмен будет достойно выглядеть в кругу равных. Однако нет предела совершенству.

— Есть ружья, которые стоят, как «Феррари», — утверждает Михаил Макаров, пресс-секретарь элитного охотничьего клуба «Сафари».

Правда, в свободной продаже такого оружия нам найти не удалось. Максимум, на что может рассчитывать покупатель: гладкоствольное ружье Luciano Bosis Michelangelo за 64 тысячи долларов.

По стоимости с «Феррари», наверное, можно сравнить оружие, сделанное на заказ и являющееся предметом искусства. Такие ценности производит, в частности, адыгейская мастерица Ася Еугых. Правда, она в основном занимается холодным оружием, охотничьи ножи ее изготовления есть у Владимира Путина, Валентины Матвиенко, Виктора Черномырдина, Германа Грефа и даже у принца Иордании Али бин Аль Хусейна. Сколькостоятэти «игрушки», неизвестно, но если учесть, что Ася Еутых использует в качестве материалов золото и драгоценные камни, а ее работы украшают многие музеи мира, то можно предположить, что стоимость этого декоративного оружия приближается к цене очень дорогого автомобиля. Выходят ли первые лица государства на охоту с ювелирным оружием, тоже неизвестно, но нам удалось узнать, чем экипируются некоторые представители нашего бомонда.

Например, говорят, что экс-министр печати Михаил Лесин отдает предпочтение маркам Mannlicher и Holland & Holland, хотя не чурается и российского «Тигра». Помощник президента Сергей Ястржембский (кстати, заядлый охотник, в 2002 году даже названный лучшим в России) сам признавался, что содержит целый арсенал: для каждой дичи у него свое ружье. На глухарей господин Ястржембский охотится с двустволкой Sauer, на водоплавающую птицу ходит с Browning Gold. Для крупных трофеев у помощника президента припасены целых три ружья: Blazer-375, Blazer-300 и трехстволка. Цены на подобные карабины не очень высокие — максимум до 10 тысяч долларов, но количество их впечатляет.

Для менеджера Даниила тусовка —определяющий фактор при подборе подходящего оружия. Более того, консультант имеет в виду совершенно определенную тусовку — круг российских чиновников и бизнесменов, состоящих в элитном клубе «Сафари». «Сафари» — организация закрытая, попасть туда с улицы невозможно: для вступления в клуб необходима рекомендация двух его уважаемых членов. Сколько их всего, пресс-секретарь Михаил Макаров уточнить отказался. В секрете тут не только имена, но и количество элитных охотников. Известно, что «в списках» значатся Сергей Ястржембский, депутат Анатолий Куликов, магнат Сергей Лисовский, главный редактор «МК» Павел Гусев (последний вообще—почетный президент). Состоят ли в клубе такие любители поохотиться, как Борис Ельцин, Михаил Касьянов, Алексей Гордеев, Евгений Наздратенко, Михаил Лесин и ПавелАстахов, — неизвестно.

—Мы не организуем охоту, — сказали нам в «Сафари».—Каждый охотится сам, а мы занимаемся клубной жизнью, охотники раз в месяц собираются в ресторанах, соревнуются в споре за самый престижный трофей.

Пару лет назад было в моде летать в Африку, стрелять по носорогам и львам. Всевозможные награды за это наши уже отхватили — тот же Ястржембский удостоился приза «Большая африканская пятерка». Чтобы получить эту награду, нужно за один сезон (!) убить слона, буйвола, леопарда, льва и носорога. Такой отстрел обходится фауне земного шара примерно в 320 тысяч долларов (если учитывать ценность каждого животного).

Сегодняшний писк моды: варминт — охота на полевых зверьков. Трофеи добываются с большого расстояния прицельной стрельбой. Для этого нужны не только специальная варминт-винтовка, но и особый прицел, стол, тренога, сиденье для охотника... Во всем мире эту охоту считают варварской, но в современной России убивать сурков очень даже модно. Быть может, потому что специальное снаряжение позволяет продемонстрировать окружающим свое благополучие. Общая стоимость наворотов для варминта может превысить 100 тысяч долларов, если к столу и треноге добавить, например, компьютер, учитывающий скорость и направление ветра, положение солнца и температуру воздуха. С учетом этих показателей электроника корректирует выстрел охотника. Попадание в суслика гарантировано.