Чиновник Новой Формации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заработав на сделках с акциями, Олег Митволь ищет приключений на госслужбе

1123480359-0.jpg Его фамилия в переводе с идиш дословно означает “с желанием”, и свои желания он реализует без промедления. В свои 39 лет Олег Митволь успел побыть и радиоинженером, и оружейным торговцем, и медиамагнатом, и ученым-историком. А с прошлого года все знают его как госчиновника, деятельно оберегающего чистоту окружающей среды. В новой роли Митволь стал частым героем теленовостей, но в минувший четверг он доказал, что умеет защищать природу не только шумными акциями. В коттеджном поселке “Екатерининские валы”, построенном в водоохранной зоне у реки Истра, был разрушен первый дом, несмотря на полтора года упорного сопротивления жителей. Теперь у Митволя на очереди еще 140 незаконных построек в Подмосковье — и желание сделать серьезную карьеру на госслужбе.

“Ничего невозможного нет”

На стене кабинета Олега Митволя — антикварный советский плакат с призывом не выпускать из рук знамя труда. Призыв, похоже, излишний. Во всех громких делах, связанных с экологическим контролем, заместитель руководителя Росприродназора участвует лично, сам выезжает на места происшествий даже в выходные вечером, хотя бы и с дачи. Он пробирается по загрязненной мазутом Волге в резиновых сапогах, ищет место протечки в трубе, пачкающей Москву-реку, командует бульдозеристами, пытающимися снести злосчастные “Екатерининские валы”. На работу Митволь ходит, конечно, не в рыбацких сапогах, хотя его модные костюмы и яркие галстуки выглядят немного странно в стенах госучреждения. Служебного авто ему по рангу не полагается. На место какого-нибудь экологического происшествия Митволь мчится на собственном BMW — вполне естественный выбор для, как выяснилось, бывшего владельца “BMW-журнала”. Все это совсем не похоже на типичное поведение федерального чиновника. “Олег попал на свое место. Это чиновник новой формации, который делает карьеру не с помощью служебных интриг, а эффективно работает на результат”, — говорит один из бывших партнеров Митволя, депутат Олег Савченко. “Мне стало скучно заниматься бизнесом, — объясняет Митволь. — Материальные проблемы уже были решены, очень хотелось найти место применения своей неуемной энергии”.

Собственно, и в бизнесе Митволь оказался благодаря своей энергии. Окончив в 1983 г. школу с золотой медалью, он получил образование в Московском электротехническом институте cвязи. К началу 1990-х он работал в одном из академических институтов в проекте по созданию “анализаторов заряженных частиц в окрестностях Марса”. Но бизнес в те времена выглядел привлекательнее Фобоса и Деймоса, вспоминает Митволь. Первым своим деловым проектом он считает организацию международного шахматного турнира зимой 1989 г. “Если бы сразу знал, в какую историю попал, ни за что бы не согласился. Надо было разместить в московских гостиницах 900 испанцев по культурному обмену. А в системе «Интуриста» тогда бытовало понятие «минусовое размещение» — это значит, что номеров в гостинице нет, и туристов поселяют прямо в холле”, — вспоминает Митволь. Его испанцы все-таки ночевали в номерах, но у одной гостьи в “Шереметьево-2” украли всю сданную в багаж теплую одежду. Денег на советском гостеприимстве в итоге заработать не удалось, “зато я понял, что в организации дела невозможных вещей нет”, резюмирует Митволь.

В бурные 1990-е Митволь брался за самые разные дела. На волне моды занялся было оптовой торговлей, но, по собственному признанию, не преуспел. Заключив агентское соглашение с государственной внешнеэкономической компанией “Спецвнештехника”, участвовал в контракте на поставку военной авиатехники в Малайзию. Подробности этой сделки Митволь, правда, рассказать отказался, ссылаясь на гостайну.

Ближе к концу 1990-х он увлекся пищевой промышленностью — владел небольшим дальневосточным заводом по производству пищевой добавки агар-агар и даже запатентовал новый способ ее изготовления. Еще он вкладывал свои деньги в агропромышленные предприятия в Ростовской области и на Ставрополье. “Его тогда дразнили “консерватором” и “фабрикантом зеленого горошка”, — шутит один из знакомых Митволя. По его словам, предприниматель рассчитывал заработать на поставках овощных консервов в армию по госзаказу.

Сам Митволь говорит, что ему просто захотелось поучаствовать в подъеме сельского хозяйства. “Но все это прогорело — люди, которые предложили мне этот проект, просили у меня все новых и новых вложений. Я сказал им «до свиданья» и решил считать эти инвестиции патриотическим жестом”, — заключает он. На память Митволю остались акции Ипатовского пивзавода в Ставропольском крае. Правда, его доля в результате допэмиссий уменьшилась с 45% до 15%. Сейчас эти акции, по словам чиновника, находятся в доверительном управлении.

Гораздо удачнее для бизнесмена оказались посреднические операции с ценными бумагами. В конце 1990-х — начале 2000-х Митволь скупал акции промышленных предприятий для перепродажи консолидированных пакетов более крупным инвесторам. Венгерской компании Rabo он продал 7% акций Ликинского автобусного завода, которые позднее достались “Русалу”. В 2003 г. группа “Химпроминдустрия” выкупила у Митволя 20% акций новочебоксарского “Химпрома”, ведущего производителя перекиси водорода в России. А для Олега Савченко Митволь консолидировал 7% волгоградского “Химпрома”, после чего уже сам Савченко продал всю свою долю в предприятии (около 35%) нефтетрейдеру “Нафта-Москва” за $10 млн.

Плохие известия

Известность бизнесмен приобрел в 2003 г. из-за громкой истории с “Новыми известиями”. Газета была создана в 1997 г. бывшим главным редактором “ИзвестийИгорем Голембиовским и его коллегами, потерявшими работу после конфликта с акционерами издания — “ЛУКОЙЛом” и “Интерросом”. Журналистам-основателям достались 24% акций новой газеты, а Митволю де-юре принадлежало 76%. Он занимал пост председателя совета директоров “Новых известий”. Фактическим владельцем и инвестором проекта считался Борис Березовский.

Митволь говорит, что лично вложил в проект порядка $2 млн. Березовский это отрицает. В одном из интервью он говорил, что разрешил Митволю зарегистрировать на свое имя контрольный пакет во избежание лишних формальностей, но все вложения в газету за пять лет (более $10 млн) делал сам. По словам соучредителя газеты Отто Лациса, значительную часть средств от Березовского издание получало через рекламные контракты с “Аэрофлотом” и “Сибнефтью”. “Митволь неформально контролировал все финансовые отношения газеты с Березовским. Но даже если он и вкладывал какие-то деньги, Березовский участвовал гораздо масштабнее”, — подтверждает соучредитель, а ныне главный редактор “Новых известий” Валерий Яков.

В начале 2003 г. Березовский вел переговоры с группой “Альянс” Мусы Бажаева о продаже газеты — он собирался с февраля прекратить финансирование из-за ее убыточности. “Когда Олег узнал об этом, он выступил против сделки и отстранил Голембиовского от должности гендиректора”, — говорит Яков. “Фактически у меня пытались похитить мою собственность”, — объясняет свои шаги Митволь. С Березовским он рассорился еще в апреле 2001 г., когда тот выставил Митволя за дверь своей виллы на Антибах во Франции. “Я дошел пешком до ближайшей бензоколонки и уехал на попутке”, — вспоминал бывший хозяин “Новых известий” в одном из интервью.

По заявлению Митволя против Голембиовского и его заместителя Сергея Агафонова были возбуждены уголовные дела о выводе активов и преднамеренном банкротстве газеты (эти дела не закрыты до сих пор). Голембиовский и Агафонов отказались говорить о Митволе. Представители Березовского подали на Митволя в суд около 30 исков, но предприниматель выиграл все — “причем без помощи адвоката, благодаря самостоятельной юридической подготовке”, с гордостью подчеркивает он.

А в прошлом году Митволь подавал иск на $1 млн о защите чести и достоинства к газете “Московские новости” и Лацису. Тот в интервью “МН” предал огласке некоторые факты из деятельности Митволя в “Новых известиях”. Например, в 1997 г. председатель совета директоров газеты инициировал лотерею среди читателей. Каждому, кто купит 100 экземпляров газеты, “Новые известия” обещали денежный приз (300 руб. — тогда около $60). “Редколлегия возражала, но Митволь уверял, что у нас будут огромные тиражи”, — вспоминает бывший зам главного редактора газеты. Победителями конкурса были объявлены 800 человек, их имена опубликовали в газете, но денег они не получили. “Журналисты ходили на работу сквозь строй этих несчастных, некоторые не выдерживали и отдавали победителям конкурса свои деньги”, — рассказывает Лацис. Митволь проиграл суд, поскольку адвокаты “МН” представили документы и свидетельские показания в пользу Лациса. “Я не помню, чем закончился суд, надо проконсультироваться с юристами”, — ответил Митволь на вопрос об исходе дела.

“Это был не бизнес, а дорогостоящее хобби”, — резюмирует по поводу своего опыта с “Новыми известиями” Митволь. Однако это хобби все же способно приносить доход. Свой пакет акций “Новых известий” бизнесмен перед уходом на госслужбу передал жене Людмиле. Бывшей ведущей утренних программ на ОРТ принадлежит и здание газеты на Долгоруковской улице площадью примерно 1400 кв. м. “Жена сдает его в аренду”, — говорит Митволь. Директор по развитию Swiss Realty Group Илья Шершнев, знакомый с этим объектом, оценивает ставку годовой арендной платы в бывшем здании “Новых известий” в $500 за 1 кв. м. Можно подсчитать, что потенциальный доход арендодателя до налогообложения составляет порядка $700 000 в год.

Талантливый лоббист

“Вообще-то к организации бизнес-процессов Олег был не очень способен. Но талант лоббиста у него развит замечательно”, — замечает знакомый с Митволем предприниматель.

Два года назад Митволь неожиданно защитил докторскую диссертацию в Московском педагогическом университете, причем по истории. Тема в наше время звучит странновато — информационная политика в Советском Союзе. “Пока работал в «Новых известиях», решил досконально разобраться в теме СМИ”, — с достоинством объясняет Митволь.

Скучная история подцензурной прессы, впрочем, имела любопытное продолжение: у доктора Митволя защитили кандидатские диссертации премьер-министр Чечни Сергей Абрамов и Виталий Богданов, сенатор и совладелец Русской медиагруппы.

Митволь не скрывает, что бывший министр природных ресурсов Виталий Артюхов до отставки выдвигал его кандидатуру на должность своего заместителя. Их знакомству способствовали дружеские отношения бизнесмена со старшим сыном министра, полковником транспортной милиции Альбертом Артюховым.

Митволь говорит, что сам предлагал Артюхову-старшему дать ему возможность заняться экологией, потому что “в Минприроды этой проблеме уделялось мало внимания”. “После ликвидации Госкомэкологии в мае 2000 г. система экологического контроля постепенно приходила в упадок, — свидетельствует бывший начальник одного из департаментов министерства. — Деятельные люди «вымывались», из-за бюрократизации и волокиты работа тормозилась. При Артюхове экологическому контролю должного внимания вообще не придавалось. Не то, что сейчас”. “Слава богу, что хоть кто-то стал заниматься охраной природы на национальном уровне, пусть даже не имея экологического бэкграунда”, — доволен директор по охране природы Всемирного фонда дикой природы Евгений Шварц. — Благодаря активности Митволя стало возможным решать проблемы охраны природы в регионах — раньше там вообще мало с кем можно было работать“.

Экс-министр Артюхов своим заместителем Митволя так и не назначил — в марте прошлого года ему самому пришлось уйти в отставку. Но Митволь быстро нашел общий язык с его преемником Юрием Трутневым. “Я пришел на прием к Трутневу, рассказал, что хотел бы заняться экологическим контролем, и получил согласие на трудоустройство”, — поясняет Митволь. Собеседник в Минприроды, пожелавший остаться неназванным, говорит, что Митволя возмутило большое количество документов, которые были подписаны в последний день пребывания Артюхова на посту министра, в частности выдача более 60 лицензий на недропользование — больше, чем за предыдущие три года. Узнав об этом, Трутнев немедленно объявил о проведении служебного расследования.

Патриот на страже природы

“Я всегда платил налоги со всех своих доходов, даже когда этого никто не делал, и надо мной все смеялись, — с вызовом заявляет Митволь. — Зато теперь я могу жить с банковских процентов на свой капитал. Моя декларация о доходах, как положено по закону, хранится в Белом доме, мне нечего скрывать”. По словам замруководителя пресс-службы правительства Евгения Ревенко, информация о задекларированных доходах федеральных чиновников носит приватный характер и может быть раскрыта, если только захочет сам чиновник. Митволь такого желания явно не испытывает. Говорит лишь, что все свои деньги разместил на депозитах в Сбербанке и Росбанке под 8% годовых. И этих процентов ему хватает, чтобы, находясь на госслужбе, вести привычный образ жизни — ужинать в “Марио”, а летом отдыхать во Франции. Оклад замруководителя в Росприроднадзоре — 3000 руб. Со всякими выплатами и поощрениями государство выплачивает Митволю до 30 000 руб. в месяц, но эти деньги, по его словам, в семейном бюджете заметной роли не играют. Легко подсчитать, что получать ежемесячно те же самые 30 000 руб. в виде банковских процентов при ставке 8% можно, разместив на депозите 4,5 млн руб.

“Я бы мог, конечно, купить и домик во Франции, но зачем? — рассуждает чиновник-патриот. — Мы ездим туда потому, что моя дочь (ей восемь лет) учит французский в школе. Но меня устраивает жизнь в России, здесь интересно, у меня здесь друзья. И моя дочь, уверен, когда вырастет, будет знать иностранные языки — но работать на родине”. Сам он владеет немецким и английским языками.

Работа на государство для бывшего предпринимателя скорее особый вид экстремального удовольствия. “Когда я занимался бизнесом, бывал в казино, — признается Митволь. — А теперь с удивлением обнаруживаю, что меня туда совсем не тянет. Здесь же столько адреналина! И можно приносить людям реальную пользу”. В бизнес ему возвращаться совсем не хочется. “Разве найдешь там столько возможностей для самовыражения? Некоторые мои друзья-бизнесмены раньше сочувствовали мне: мол, чиновникам же приходится каждый день вставать в 7 утра и идти в контору. А теперь сами начинают задумываться о госслужбе”.

Вообще, состоятельных людей во власти должно быть побольше — тогда у чиновников не будет интереса ко всяким “подношениям”, считает Митволь. “Мне, например, взятки предлагать бесполезно, поскольку у меня деньги есть. Предлагали, конечно, но я говорил, что меня устроят только $100 млн, — и желание обсуждать эту тему у людей сразу пропадало”, — шутит чиновник. Он признает, что в природоохранных ведомствах развита коррупция, особенно на региональном уровне. “По этой причине в Московской области, например, за последние восемь месяцев по моему настоянию сменили уже четырех руководителей. Но за всеми субъектами Федерации одному человеку следить сложно”, — сетует Митволь. Он уже предлагал руководству отбирать начальников территориальных управлений на конкурсах, причем отдавать приоритет людям из бизнеса. Но, по его словам, пока эта идея остается невостребованной.

“Руководство Минприроды оценивает Митволя как неординарного, но эффективного чиновника с хорошими перспективами карьерного роста — как в МПР, так и на госслужбе в целом, — заверяет руководитель пресс-службы министерства Ринат Гизатулин. — У Олега Львовича хорошие отношения с правоохранительными органами. Когда Росприроднадзор выявляет серьезные нарушения природоохранного законодательства, реакция [со стороны прокуратуры] следует незамедлительно”. Если до прихода Митволя Минприроды фиксировало всего 30-40 нарушений закона в год, то сейчас — 300-400 нарушений в месяц. При этом речь идет не только о нашумевших историях с подмосковными дачами — подчиненные Митволя находят нарушения закона и на нефтяных промыслах, и в горнодобывающей промышленности.

“Зачастую он прямо выступает с позиций зеленых, как будто и не в государственной системе работает”, — замечает крупный чиновник МПР, попросивший об анонимности. По его словам, из-за “настырности и резких заявлений” у Митволя уже были неприятности. Например, случай, когда он задел руководство МЧС, Минтранса и РЖД. Когда в июне в Волгу попал мазут из цистерн, сошедших с рельсов в Тверской области, эти ведомства преуменьшали масштаб аварии. Митволь же в прямом телеэфире с места событий назвал случившееся “экологической катастрофой”. По словам собеседника, после этого глава МЧС Сергей Шойгу звонил Трутневу и требовал принять меры к Митволю. Для замруководителя Росприроднадзора в итоге все обошлось. “Но и ему самому не мешало бы поточнее знать законы, чтобы его публичные обвинения звучали более обоснованно”, — добавляет чиновник. Впрочем, громогласность Митволя имеет и позитивный эффект, признает он: “Впервые должностное лицо занимается такими вещами, которые раньше волновали только общественные организации”.

Сам Митволь не скрывает, что хотел бы получить адекватную оценку своим трудам во имя государства. В начале июля он объявил, что Минприроды предложило правительству создать Федеральное агентство по охране окружающей среды. Оно должно ликвидировать ущерб при экологических катастрофах и оказывать услуги, в том числе платные. Например, выдавать свидетельства экологической экспертизы. Митволю, по его словам, было бы интересно руководить агентством. “Тогда можно было бы реально что-то сделать в области экологического контроля”, — надеется чиновник. Сейчас в Росприроднадзоре, имеющем статус федеральной службы, ему для полного удовлетворения от работы не хватает полномочий и сотрудников. Чего нельзя сказать о приключениях, замечает знакомый с Митволем чиновник МПР. “Многие тут говорят, что он донкихотством занимается, — добавляет собеседник. — А впрочем, первое поколение бизнесменов во власти, наверное, и должно быть немного авантюрным, как он”.

Ольга Проскурнина

Оригинал материала

«Ведомости»