Чиновничество губит заповедники

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чиновничество губит заповедники

"История Кавказского заповедника началась в 1888 г. Ныне это самый крупный горный лесной заповедник Европы. Его растительный и животный мир, включает более 10 тыс. видов, 300 из которых занесены в Красную книгу России. Но над ним нависла серьезнейшая угроза.

Первая ошибка была совершена еще в 1969 г., когда управление заповедника, изначально располагавшееся в Майкопе, перевели в Сочи. Оказавшийся в владениях сочинских начальников заповедник неизменно рассматривался ими как собственная вотчина, всегда доступная для отдыха и развлечений. 
Вдобавок Кавказский заповедник невольно оказался приобщенным к войне в Абхазии. Известны случаи, когда во время военного конфликта по его территории со стороны России шли вооруженные группы чеченских и адыгейских добровольцев численностью до полутора сотен человек. И по сей день из Абхазии, пересекая государственную границу, проникают сюда местные жители, чтобы незаконно добыть зверя для пропитания. Все это привело к печальным последствиям. Численность копытных, по некоторым оценкам, уменьшилась с конца 60-х годов чуть ли не в 10 раз. 
С момента образования Республики Адыгея в 1992 г. примерно треть Кавказского государственного биосферного заповедника оказалась на ее территории. И в республике стали зреть собственные амбиции. Началось все с создания "особо охраняемой эколого-туристской территории "Фишт", указ о которой был подписан президентом Адыгеи Асланом Джаримовым в мае 1994 г. В нее была включена часть уже существующего Кавказского заповедника федерального подчинения, что полностью противоречит действующему законодательству. Однако, несмотря на полную юридическую необоснованность такого решения, подтвержденную прокуратурой, в Адыгее ничего не было сделано для восстановления законности. Руководство Адыгеи попыталось также включить Адыгейский филиал Кавказского заповедника в состав свободной экономической зоны "Адыгея", построить совместно с правительством Москвы крупную горно-лыжную базу, разработать и принять положения о переходе управления заповедником в руки республики. 
Все эти незаконные посягательства, к счастью, пока не удалось осуществить из-за позиции федеральных и местных общественных организаций. Но со второй половины 90-х годов Адыгея совместно с Федеральной дорожной службой начала проталкивать экологически опасный и очень дорогостоящий проект строительства дороги из Майкопа до черноморского побережья - Дагомыса. Несмотря на многочисленные протесты местных и российских природоохранных и официальных организаций, вопрос этот до последнего момента оставался на повестке дня. 
От смертельного "разрезания" дорогой Кавказский заповедник спасло включение его в состав номинации Всемирного природного наследия ЮНЕСКО осенью 1999 г. В том же году комиссия Госкомэкологии РФ из десяти специалистов провела комплексную проверку Кавказского заповедника, и по ее итогам был принят ряд решительных мер. В частности, был снят директор, при котором и происходил весь вертолетный и прочий беспредел. На его место поставили директора одного из заповедников Сибири Валерия Бриниха. Адыгейский филиал был преобразован в майкопское отделение, руководителем которого был назначен известный ученый, специалист по зубрам Александр Немцев. Он по-новому организовал систему охраны заповедной территории - на ней стали действовать мобильные группы, в которые были привлечены не просто профессионалы, но люди, по-настоящему любящие природу. Результаты не замедлили сказаться. 
Когда в мае прошлого года Владимир Путин упразднил Госкомэкологию, а ее функции передал в Министерство природных ресурсов, "зеленые" и общественные природоохранные организации подняли большой шум, возмутившись сосредоточением в одном ведомстве охраны и пользования природой. Мнения директоров заповедников разделились: одни приветствовали переход под крыло мощного министерства, другие отнеслись к этому настороженно. Поначалу все и впрямь обнадеживало. Заповедникам впервые начали вовремя и полностью выплачивать бюджетные деньги. 
Но у Кавказского заповедника вдруг появились серьезные проблемы. Власти Адыгеи начали новую атаку на федеральную собственность. Практически одновременно прошли два судебных разбирательства. Одно - в местном гражданском суде, инициированное прокуратурой Майкопа, о признании незаконным взимание заповедником с граждан платы за несанкционированное нахождение на его территории. Второе - в республиканском Арбитражном суде об отторжении от заповедника высокогорного плато Лагонаки, отнятого у него в период сталинского разгрома заповедников в начале 50-х, но возвращенного позднее. Оба суда приняли решения не в пользу заповедника. Одновременно в Адыгее вновь заговорили о федеральной дороге к Черному морю как раз через территорию Лагонаки. 
Директор Валерий Бриних лично представлял интересы заповедника во всех судебных инстанциях. Но из Москвы пришло известие о его увольнении. Приказ подписал новый министр МПР Артюхов, без году неделя как сменивший на этом посту Яцкевича. Одним из главных оснований увольнения стал строгий выговор за гибель сотрудника заповедника в упомянутой авиакатастрофе. Характерно, что самого директора с приказом ознакомил не кто-нибудь, а министр экологии Адыгеи Георгий Козменко, сам неоднократно нарушавший заповедный режим стрельбой из запрещенного нарезного оружия. 
Госкомэкология вошла в министерство на правах департамента. Новый министр Артюхов - бывший руководитель Федеральной дорожной службы страны, поэтому понятны и активизация в Адыгее проекта строительства федеральной дороги из Майкопа к Черному морю через заповедник, и судебные дела по отторжению от него территории, и расправа с Бринихом. И тут как нельзя более кстати случилась трагедия в горах. 
Как стало известно общественным природоохранным организациям, в недрах МПР втайне от общества был подготовлен на подпись Михаилу Касьянову проект реорганизации Кавказского заповедника и Сочинского национального парка в единый национальный парк "Кавказский". Он уже проходил согласование с сочинской администрацией, но не получил поддержки, благодаря чему и приоткрылась завеса секретности. Пока не получил. А ведь статус национального парка в отличие от заповедника допускает и сдачу его территории в аренду, и рубку леса. Тогда можно будет окончательно попрощаться с уникальным горным зубром. 
Символично, что весь этот природопотребительский кошмар начинается в год 50-летия сталинского разгрома заповедников, в результате которого их количество уменьшилось вдвое, а территория - в 10 раз!"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации