Чистильщик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::24.01.2005

Чистильщик

Президент Белоруссии: "Преступники объявили нам войну. Мы им ответили соответствующим образом"

Дмитрий Петрушкевич, Олег Случак

Фото Reuters Диктатура держится на насилии. Чтобы удержать власть требуются специальные карательные органы. “Эскадроны смерти” получили широкое распространение во время латиноамериканских военных переворотов: дряхлого Пиночета собирались приговорить к смерти как раз за создание подобного отряда, погубившего около сотни активистов левой партии. Свой “эскадрон смерти” был у генерала Франко в Испании, у “черных полковников” в Греции... Самый известный из современных “карательных отрядов” — “эскадрон смерти” в Минске. Именно это “спецподразделение” обвиняют в ликвидации политических оппонентов Лукашенко. В распоряжение “МК” попала информация, аналогичная той, что находится сейчас в Европейском суде по правам человека. На основании этих данных европейское сообщество собирается провести масштабное расследование деятельности режима Лукашенко.

“Летальный эскадрон”

История создания специального подразделения, состоявшего из сотрудников правоохранительных органов, и получившего в народе название “эскадрон смерти”, относится к 1994 году. После победы на первых президентских выборах Лукашенко вынужден был выполнять свои предвыборные обещания. А обещал он ни много ни мало нейтрализовать криминал.

Криминальные группировки в Беларуси тогда действовали безнаказанно, дерзко и цинично. Достаточно сказать, что “штаб-квартира” известного уголовного авторитета по кличке Мамонтенок находилась на Центральном проспекте Минска напротив здания КГБ. Преступные авторитеты нанимали себе для охраны тех же сотрудников милиции. Известный в воровской среде лидер по кличке Щавлик появлялся на светских мероприятиях столичного бомонда и даже сфотографировался на память с министром внутренних дел Валентином Агольцом. Говорят, что именно этот факт стал “последней каплей”, и криминалу решили дать крупномасштабный бой.

В Совете безопасности возникла идея создания специального подразделения, в задачу которого входило физическое устранение преступных элементов. Автором идеи формирования “эскадрона смерти” стал сотрудник Совета безопасности, в прошлом кадровый работник контрразведки КГБ Сергей Концевенко. Его замысел был поддержан Виктором Шейманом, который на тот момент возглавлял Совет безопасности. Лукашенко одобрил идею.

Получив “благословение” президента, глава СБ дает поручение тогдашнему министру внутренних дел Юрию Захаренко создать специальное подразделение. Многие сотрудники будущего “эскадрона” продолжали числиться на своих прежних местах работы и привлекались лишь для выполнения особых операций.

Глава МВД Юрий Захаренко быстро понял, для чего нужен подобный “эскадрон”, и, образно говоря, занялся волокитством. Это стало одной из причин его смещения с должности. Новый министр — Валентин Аголец — тоже не хотел быть причастным к противозаконным акциям. Он поручает формирование “эскадрона” своему первому заместителю, бывшему генералу КГБ Фариду Канцерову. Однако последний, проконсультировавшись со своим товарищем, также полковником КГБ Уралом Латыповым, поспешил лечь в госпиталь, устранившись от порученного дела. В результате Валентин Аголец вынужден был лично начать работу по формированию ЭС.

Первоначально планировалось разместить базу “эскадрона” в 40 км от Минска, в лесном массиве около городского поселка Бегомль. Руководителем назначается тогда еще майор внутренних войск (ВВ) и он же командир батальона спецназа ВВ Дмитрий Павличенко. Он возглавлял ЭС до своего скандального ареста в 2001 году по обвинению в организации убийства журналиста Дмитрия Завадского.

Борьба с коррупцией по-лукашенковски

Основные акции начались, когда во главе МВД встал Юрий Сиваков. Были “убраны” Щавлик и Мамонтенок, за этим последовали акции физического устрашения отдельных активистов оппозиционного движения и госчиновников высокого ранга, которые отказывались от участия в финансовых авантюрах правящего режима.

Позже милицейское ведомство возглавил Владимир Наумов, который ранее руководил службой охраны президента. Ему президент Лукашенко доверял беспредельно. С этого момента началось физическое устранение политических оппонентов Лукашенко — Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского. Юрий Сиваков разработал схему так называемого “идеального убийства”, а Наумов довел его до совершенства в плане уничтожения следов преступлений.

Вообще-то в период формирования “эскадрона” планировалось физическое устранение только уголовных авторитетов, а в отношении политических оппонентов собирались применять только меры физического устрашения, временной изоляции и компрометация их перед общественностью. Для “изоляции” планировалось создать тайную тюрьму. Местом расположения этого новоявленного концлагеря XXI века должна была стать территория бывшего Узла связи Генерального штаба МО СССР. На этом объекте располагается подземный бункер со всеми элементами жизнеобеспечения и надежной системой охраны.

Но в 1997 году в независимых СМИ была опубликована статья, где отмечался особый интерес СБ и лично Виктора Шеймана к этому объекту. Тогда было решено создать “спецтюрьму” в так называемых охотничьих домиках в Березенском биосферном заповеднике, переданном в ведение управления делами президента.

Заложники власти

Имеется информация о том, что похищенный в мае 1999 года Юрий Захаренко до своего физического устранения около 10 дней находился в Березинском. Об этом знали некоторые сотрудники КГБ. Они подбросили анонимное письмо одному из оппозиционных журналистов, в котором указывали маршрут движения от Минска, схему охраны, расположение комнаты, где сидел Захаренко, и благоприятное время для его освобождения. Журналист вместе с представителями сыскной фирмы России попытался проникнуть на объект. Но попытка оказалась неудачной. Только благодаря случайности репортеру и независимым сыщикам удалось уйти от погони.

Организаторы похищения Захаренко поняли, что информация о месте нахождения экс-министра рано или поздно станет известна, а живой Захаренко оказался несговорчивым. Тогда было принято решение его убить и захоронить в местах специальных захоронений для лиц, приговоренных к высшей мере наказания на Северном кладбище города Минска. Согласно секретной инструкции МВД захоронения производятся ночью, с использованием химических средств, которые затрудняют идентификацию трупа.

Там же захоронили и Гончара с Красовским. Причем Красовский пострадал только за то, что в момент похищения находился в одной машине с политиком, претендующим на пост президента...

Тогда же организаторы “эскадрона” провернули акцию по дезинформации. Сотруднику КГБ Углянице, который имел связи с оппозицией, подбросили сведения о том, что якобы трупы исчезнувших Гончара и Красовского и джип закопаны на территории базы спецназа ВВ. Не подозревавший провокации Угляница довел информацию до независимых СМИ. Это и нужно было господину Наумову, который тут же пригласил журналистов присутствовать при раскопках. Вполне естественно, что там ничего и никого не было найдено.

Как известно, любая дезинформация, чтобы в нее поверили, содержит элемент правдивости. В качестве такового элемента в информации, доведенной до Угляницы, прозвучали фамилии военнослужащих спецназа ВВ, которые якобы принимали участие в захоронении джипа и трупов. Эти шесть спецназовцев впоследствии уволились со службы и разъехались по домам — в разные города Белоруссии. Но все попытки их разыскать оказались безрезультатными.

Свидетели всегда есть

Однако и помимо названных спецназовцев полно свидетелей, которые в случае чего могут дать показания об “эскадроне смерти” и его деятельности. Есть информация, что накануне своей отставки министр внутренних дел Юрий Сиваков записал на видеокассету обращение, в котором излагает все факты, связанные с созданием “эскадрона смерти” и проводимыми этим подразделением акциями. О наличии кассет он сообщил Лукашенко и Виктору Шейману. Именно поэтому Сиваков не только остается в живых, но и назначен на пост министра спорта и туризма Белоруссии. Но у него и членов его семьи в принудительном порядке изъяты заграничные паспорта, а их передвижение по стране контролируется.

Одним из наиболее информированных свидетелей является бывший генеральный прокурор Белоруссии Олег Божелко. Именно он санкционировал, а председатель КГБ Владимир Мацкевич дал приказ группе “Альфа” арестовать и допросить Дмитрия Павличенко по подозрению в организации убийства журналиста Завадского. Павличенко находился под арестом в СИЗО КГБ в течение 7 часов и был освобожден по распоряжению Лукашенко. Причем президент лично приезжал в СИЗО. Общеизвестно, что Лукашенко спросил у Павличенко: “В чем тебя обвиняют?” Последний ответил: “В том, что выполнял приказания президента”. Этого оказалось достаточным для освобождения преступника, впоследствии повышенного в звании до полковника и награжденного государственными наградами.

После этого случая председатель КГБ Мацкевич указом президента был снят с должности и отправлен в “почетную ссылку” послом в Югославию. Лишенный должности генпрокурора, Олег Божелко сбежал в Россию, где скрывался в одном из монастырей в Ярославской области. В то время его навещали активные деятели оппозиции: экс-министр сельского хозяйства Василий Леонов, экс-посол Белоруссии в Латвии Михаил Маринич и известный белорусский журналист Павел Шеремет, ныне работающий на ОРТ. В их присутствии Олег Божелко успел рассказать об известных ему фактах.

В монастыре Божелко разыскали представители администрации президента Белоруссии, которые недвусмысленно намекнули, что молчание будет означать жизнь. Причем с перспективой дальнейшего назначения на дипломатический пост. Поверив этим обещаниям и опасаясь за жизнь близких родственников, он вернулся. С тех пор на протяжении более трех лет он проживает под домашним арестом.

Послесловие

Сейчас белорусская администрация спешит “подчистить” следы. Как это ни странно, меньше всего сейчас белорусский президент доверяет собственному КГБ — именно эта контора обладала и обладает всей полнотой информации по фактам исчезновений известных белорусских политиков. Возбуждено несколько уголовных дел на сотрудников оперативно-технической службы, которых обвиняют в обычной уголовщине. Из-за угрозы физической расправы осенью 2004 года вынужден был эмигрировать в Бельгию офицер ОТС Александр Рабец. Уже первые переговоры с опальными кагэбэшниками позволили получить сенсационную информацию о попытках властей привлечь спецслужбы к расправе над политическими оппонентами режима.

Белорусская власть хочет уничтожить все улики, имеющие отношение к исчезновению известных политиков. Но что она будет делать со свидетелями?