Чистильщики

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чистильщики

"Фура, под завязку забитая электроникой, стоит миллион долларов. Ну может, около того. Если ее гонят из Китая, хитроумные китайцы даже воздух из упаковок откачивают, чтобы товару влезло побольше. Выгодно ли хозяину фуры сунуть таможеннику 10 тыс. долл. (даже 40 тыс.!) — все равно заведомо ниже госпошлины, — чтобы тот оценил груз дешевле? Еще как.

     То есть вместо госпошлины за пересечение границы фактически платится пошлина “теневая”. Кому? 
     Аналитики убеждены: крупный таможенный бизнес почти целиком находится под “крышей” оргпреступности.
     А кто и как с этим борется?
     Об этом эксклюзивный репортаж корреспондента “МК” из Управления собственной безопасности Государственного таможенного комитета РФ.
     УСБ Государственного таможенного комитета РФ было создано в 1994-м. А в 1995-м пошли первые “посадки”. 
     В службе работают 800 человек (на 65 тысяч сотрудников таможни совсем немного). Зато по материалам УСБ, собранным по должностным преступлениям в первой половине 2002 г., было возбуждено 75% от общего количества уголовных дел в таможенных органах. Меня буквально завалили диаграммами, графиками и начерченными от руки схемами. Прочли популярную лекцию по экономике. Прокрутили кассеты с оперативными съемками. И вот какая нарисовалась картина.
Подставляй карман
     Все товары, которые пересекают границу в ту или другую сторону, облагаются таможенными пошлинами. Место, где осуществляется эта операция, называется таможенным постом. И главный человек на нем (для владельца товара) — таможенный инспектор. Именно он оценивает товар. От него зависит, сколько денег заплатит в казну владелец: побольше или поменьше.
     Цена же вопроса для России — почти 17 млрд. долларов. Именно столько принесла в бюджет страны ее таможня за один прошлый год. А сколько таможня могла бы дать, если б в ней не было дырок?
     Особо золотое, рассказывают, было времечко с 1991-го до 1994-го. Таможне жилось вольготно — знай поднимай шлагбаум да подставляй карман.
     Только начинали загораживаться границы внутри бывшей империи, а на их прорыв бросали целые колонны грузовиков. Только расставлялись таможенные посты и появлялись еще малопонятные народу таможенные правила. И вот теперь выясняется: законодатели-то наши, которые принимали в те годы таможенные законы, как нарочно все запутали! Заложили “бомбы замедленного действия”, оставили явные лазейки. 
     Например, инспектор на таможенном посту официально может на выбор предложить участнику ВЭД сразу несколько схем растаможки. Ясно, что за более выгодную схему — своя цена. А как его проверишь, если списки кодов и шифров товаров составляют целый том объемом с “Войну и мир”? Уже пару лет Главное таможенное управление пытается модернизировать нормативную базу: чтоб контроль стал жестче, а оформление — прозрачней и проще.
     Но если таможенная среда (от законодательной базы до кадров) формировалась стихийно, то еще более стихийно — околотаможенная. И дело не только в том, что у постов крутятся всевозможные “жучки”, брокеры и прочие посредники. На этом поле играют крупные игроки.
Криминогенные склады
     Мы сидим с сотрудником отдела УСБ ГТК РФ Владимиром Чернышевым и час, и два, и три. Чернышев без устали чертит на бумажках схемы, рисует столбики цифр... 
     Например, существует такая штуковина, как склады временного хранения товаров (СВХ). До недавнего времени получить разрешение на открытие склада могло любое частное лицо (по слухам, неофициальная цена разрешения доходила до 300 тыс. долл.). Склады эти — местечки потенциально криминогенные (при должной сноровке там легко утаить или похитить товар). Воздвигался ангар, подбирался начальник — как правило, из бывших таможенников, и закипала работа. А так как таможенное оформление должно быть максимально приближено к месту перехода товара через границу, а собственные СВХ таможне иметь дороговато, на территории этих временных складов стали размещать ОТОиТК — отделы таможенного оформления и таможенного контроля.
     В Москве и Московской области (Центральное таможенное управление) было 1500 частных складов. Сейчас их число сокращают, осталось около 500.
     Чем же частные склады плохи? А тем, что при такой постановке дела таможенный пункт полностью сидит на шее у СВХ. Хозяева склада обеспечивают его водой, газом, связью... И если СВХ содержит организованная преступная группировка (а почему бы и нет? — Авт.), то получается, что сам ОТОиТК вполне может реально прикармливаться с ее руки.
     Строго ли бдит интересы РФ коррумпированный таможенник?
Искусители и искушенные
     Людям, которые “варятся” в густом денежном сиропе и ежедневно подвергаются тяжким моральным перегрузкам, можно посочувствовать. 
     На границе с Казахстаном прогремел пост Петуховский Курганской таможни. О, это было громкое показательное дело, о котором даже докладывали в правительстве. Воровали там внаглую, целыми сменами, повязаны были все, втягивали новичков. С Петуховского потянулись ниточки на другие посты. Ущерб только по одному делу (а их в 1998 г. было возбуждено несколько) превысил 30 млрд. неденоминированных рублей (сегодня это примерно 180—200 млн. долл.). Проходили по нему 20 таможенников — и 18 (вместе с начальником) получили сроки. На Петуховском пришлось полностью сменить ВСЕХ сотрудников, включая ВСЕ руководство! 
     Чем же зарабатывали (и продолжают зарабатывать) на хлеб с икоркой таможенники? Схемы, например, такие.
     Ложный транзит. Фура едет из Финляндии, благополучно проходит через таможенный пост в Выборге, после чего подельники звонят на Петуховский пост: “К вам везут документы — поставьте отметку, что фура ушла в Казахстан”. По документам так и получается. На самом же деле товар преспокойно распродается в России. 
     Левая (или “черная”) растаможка автомобилей. Это значит: в бумагах занижается объем двигателя, ввозимая машина искусственно старится лет на 5—7, отчего официальная стоимость ее растаможки падает. А разница между официальным и неофициальным платежами мажется на бутерброд. 
     Велика ли разница? Судите сами. Недавно на “черной” растаможке погорела Наталья Золотарева, старший инспектор отдела таможенных расследований Минераловодской таможни — ее дело расследовала Никулинская прокуратура Москвы. За 2500 долл. Наталья обещала москвичу-автолюбителю занизить таможенные платежи и помочь снять с учета BMW-X5, которая к тому же находилась в розыске...
     Понятно, что таможенник с зарплатой в 3 тысячи рублей, пропускающий по три десятка миллионных фур в день, обходится стране в копеечку. Но как говорить про низкую зарплату, если знаешь, что без 200—300, а то и без 1000 “гринов” в день “правильный” таможенник домой не возвращается?
     Дело даже не в деньгах. Новичка на таможенном посту сразу же начинают активно обрабатывать коллеги и “околотаможенная среда”: либо ты с нами, либо уходи из “системы”. Не поймешь предостережения, не уйдешь — тебя же и подставят.
     А ведь есть еще беспредел взяток в пунктах пропуска — на пограничных переходах, в любом аэропорту. Можно покончить с таможенным оформлением за 10 дней — а можно за час; можно досмотреть груз полностью — а можно частично. Одна моя знакомая за год работы в “Шереметьево” влегкую построила дачу и купила иномарку за 17 тыс. долл. Идет постоянное встречное прощупывание: таможенники ищут, кто даст, клиенты — кто возьмет.
Как перевернуть пирамиду
     Чтобы бороться с коррупцией и должностными преступлениями, в ГТК РФ в 1994 г. и было создано Управление собственной безопасности. То самое, о работе которого по ТВ прошел сериал “Кобра”. 
     Правда, “Кобра”, хотя и снята по материалам подлинных уголовных дел, оперативникам не понравилась. Ну что за ерунда — павлины на таможенном посту в Верхнем Ларсе, будто в “Белом солнце пустыни”? Бардак и “левак” в этом самом Ларсе, правда, были жуткие. А павлинов не было ни одного.
     Оперативники, розыскники, аналитики в службу собственной безопасности пришли из погранвойск, ФСБ, милиции. Из той же таможни.
     За прошедший год подразделения УСБ провели 473 служебные проверки. В результате 49 сотрудников уволено, 394 — наказано, а 14 — переведены на “бесхлебные” места. Проверили 6322 претендентов на вакансии таможенных начальников и рядовых. Отсеяли 212 человек, в том числе 30 — за связь с оргпреступностью.
     — По закону мы только председателя таможенного комитета не можем проверять, — уверяет начальник управления Александр Яриз . 
     — Александр Анатольевич, я слышала разговор: чтобы встретиться с вами, надо заплатить посреднику 30 тысяч долларов. 
     — Я тоже слышал. А вы напишите, что любой может ко мне прийти, если таможня с него взятку вымогает. Поможем. Зато добровольных взяткодателей надо штрафами душить, пусть боятся. За полгода с нашей подачи пойманы 96 человек, кто взятки брал, и только 13 — кто давал. Надо бы эту пирамиду перевернуть.
     Телефон доверия УСБ ГТК: 449-76-87 .
Вымогательство с поличным
     Стороной узнаю, что в Мосгорсуде как раз идет процесс по делу бывшего начальника поста Лианозовский, подполковника таможенной службы Сергея Переведенцева. Подполковник вымогал взятку, его поймали с поличным. 
     ...В клетке для подсудимых заперт молодой, коротко остриженный парень. Он брезгливо оттопыривает нижнюю губу, рассматривает зал, непринужденно переглядывается с сочувствующими друзьями и родней. В середине зала переминается с ноги на ногу свидетель обвинения. Он — таможенный брокер (это человек, который по доверенности ведет дела по таможенному оформлению для одной или нескольких фирм). 
     СВИДЕТЕЛЬ: Мы получали на посту Лианозовский ПТСы (паспорта транспортного средства. — Авт.) на “МАЗы” и трактора из Белоруссии. В июне 2001 года туда пришел новый начальник поста. Через некоторое время он спрашивает: “Сколько в среднем оформляется ПТС в месяц?” — “Около 500”. Вскоре он опять завел разговор об оформлении ПТС и предложил платить за каждую машину по 10 долларов... Правда, потом снизил цену до 8. 
     СУДЬЯ: В кассу?
     СВИДЕТЕЛЬ: Нет, в кассу мы платили 3 руб. 61 коп. 
     СУДЬЯ: А если бы вы не заплатили, что за последствия были бы для вас на этом посту?
     СВИДЕТЕЛЬ: Бланки ПТС он запер в своем сейфе, и иногда мы по целым дням не могли их получить. В конечном итоге пришлось бы уйти с этого поста. А мы торгуем с колес, у нас постоянный поток машин. Потеряли бы не один месяц...
     Адвокат подсудимого ехидно осведомляется, как свидетелю пришла в голову мысль идти в УСБ. Свидетель рассказывает: видел в таможенном управлении плакат — если с вас вымогают взятку, надо обращаться в управление собственной безопасности. Он был в отчаянии, вот и обратился. 
     Собрал 5200 долларов за 649 машин — требуемую начальником месячную плату. В УСБ доллары тщательно описали, выдали брокеру видеокамеру и микрофон, проинструктировали и отправили “на дело” — ловить преступника. 7 августа прошлого года сотрудники УСБ ГТК совместно с Управлением департамента экономической безопасности ФСБ и милицейским ОРБ по ЦАО Москвы задержали Переведенцева с поличным в служебном кабинете.
Как пресекают взятку
     А теперь — оперативные тайны. Начальник отдела оперативно-розыскной службы УСБ Александр Козловский сперва настороженно “прощупывает” корреспондента “МК” всякими вопросиками с подковыркой, но наконец сам так увлекается, что глаза его начинают блестеть:
     — Наши понятые — настоящие. Задержания — чистые. Таким методом, как провокация, мы не пользуемся, “маски-шоу” не применяем.
     Предмет особой гордости здешних профи — тщательнейшая подготовка доказательной базы. Это надо видеть!
     ...Действие происходит где-то у кольцевой, за гаражами-“ракушками”. В кадре возник гладкий парнишка в дубленке: привязал к столбу мастифа, распахнул дверцу “Жигулей”, по-хозяйски уселся. На его болтовню накладываются посторонние голоса — это опера готовятся к задержанию, но “опекаемый” парнишка их не слышит.
     Владелец “Жигулей” протягивает ему официальное письмо:
     — И вот за это г... я уплатил 20 тысяч долларов?!
     Парнишка когда-то работал в Государственном таможенном комитете. Но “заинтересованной стороне” представлялся действующим сотрудником. Распечатал на компьютере фальшивое письмо о таможенных льготах, украсил его собственноручной подписью и продал за 20 тыс. долл. 
     Он оправдывается, крутит фальшивку в руках. Удача! Удалось-таки документально, под съемку, “привязать” мошенника к липовому документу и к деньгам.
     Пора брать. Видно, как боковое стекло машины заслоняет объемистая спина — это выдвинулся оперативник. Гулко лает мастиф...
     Видеокамера битый час фиксирует, как тасуется стопка долларов. Зеленые бумажки выкладывают на стандартные листы бумаги, где уже чернеют их ксероксные отпечатки; двое пожилых дядек — понятые — склоняются над листами и согласно кивают, когда купюра с портретом ненашего президента ложится на место. Потом они расписываются на каждом листе и в протоколе. Нормальная процессуалка...
     — А разве недостаточно написать поперек пачки специальной краской “взятка”? — удивляюсь я.
     — Это для красоты пишется или для дураков, — хмыкает Козловский. — Умные-то взяточники в столах уже приборчики завели, которыми можно читать тайные надписи...
     Ну хорошо, а если потенциальный взяткодатель не примчится в службу собственной безопасности с криками “караул, вымогают”? Как еще можно вычислить взяточника в форме? Оказывается, есть особые признаки. Допустим, солидная фирма десяток лет работает на рынке, является добросовестным налогоплательщиком, но таможенник усердно шерстит каждую ее машину... Значит, готовится “брать”. Пора вынимать видеокамеру.
     Таким образом, в результате оперативной деятельности УСБ полностью разогнан Ногинский таможенный пост. Закрыт Зеленоградский пост, который восстановили потом уже с новым составом. Сейчас пристальное внимание УСБ привлек еще один пост в Подмосковье. Какой — понятно, не говорят.
     Но возможности подразделений собственной безопасности далеко не безграничны. Она имеет право проводить оперативно-розыскную деятельность, но не может ни возбуждать уголовные дела, ни даже самостоятельно никого задерживать (поэтому на задержания в обязательном порядке приглашают милиционеров или чекистов). Дознание ГТК имеет право проводить только по контрабанде (то есть по “своему”, таможенному преступлению). А если в поле ее зрения попадет взяткодатель или “жучок”-посредник — стоп, это гражданские лица, разбираться с ними надлежит милиции и прокуратуре.
     С 1999 года УСБ ГТК РФ добивается, чтобы ей разрешили проводить дознание по должностным преступлениям сотрудников таможни (сейчас это прерогатива прокуратуры).
     — Иногда получается ерунда: мы знаем, что ожидается передача взятки. Но столько времени уходит на согласования... А человек дал взятку — и ушел, след стерт, мы опоздали. Вы поймите: мы же не собственный огород защищаем. Пресекаем взятки — значит, загоняем деньги в бюджет. Куда попало не ломимся. Наблюдаем: если в регионе выросли таможенные потоки, а платежи в бюджет при этом уменьшились — значит, именно туда ринулась контрабанда.
Пластилиновые самолеты
     Всемирная торговая организация провела в России в прошлом году семинар о всевозможных схемах обхода таможенного законодательства, уклонения от налогообложения. Конечно, ищут свои “узкие места” и специалисты УСБ. И, естественно, находят.
     Товары риска. Почему ГТК гордится тем, что в Россию стали ввозить меньше замороженных овощей? Ели бы мы их зимой себе на здоровье... Ан нет: пакет мороженой морковки, оказывается, относится к группе риска. Понятно, не в смысле каких-то заболеваний. Указанная в декларации партия овощей вполне может оказаться товаром прикрытия: вместо нее ввезут компьютеры и кинескопы — самые дорогие товары в смысле налоговых взиманий.
     Комплектующие оплачиваются дешевле, чем товар целиком, а поэтому тоже входят в группу риска. Вместо заявленных “ножек для платяных шкафов” в контейнере может ехать дорогущая итальянская мебель. Другие известные “товары прикрытия” — куриные окорочка и иголки (под их видом вывозится металл). А недавно на Дальний Восток из Китая бесперебойно слали и слали... пластилин. Са-мо-ле-та-ми! Этих “пластилиновых” самолетов было столько, что ввезенным в Россию пластилином без труда удалось бы обмазать весь земной шар в три слоя. Разумеется, внутри самолетов был ширпотреб.
     — Контрабандисты очень хорошо работают, — честно признают аналитики службы безопасности. — Ну, с их-то“бабками” и техническим оснащением...
     Лжеэкспорт, схемы с участием магазинов беспошлинной торговли “дьюти фри” (могут гнать контрабанду и прокручивать ее через магазин), ложный транзит — мафия на выдумки хитра.
     Лжеэкспорт. Дано: при отправке экспортного товара за рубеж государство должно вернуть отправителю налог на добавленную стоимость. По действующим сейчас правилам товар оценивается на таможне по цене последней сделки. Значит, берем ржавый станок с ЧПУ, выпущенный в Ростове во время оно. Отправляем в Англию. Конечно, ростовская ржа нужна туманному Альбиону как рыбке зонтик, но, если оформить станок по подложным документам через 10 промежуточных фирм, его цена вырастет с 1,5 тысячи рублей до 1,5 тысячи долларов. Таможня проштампует бумаги — и везите за границу. После чего отправитель смело идет в налоговую и требует вернуть 20% НДС от цены последней сделки.
     И ни один таможенный инспектор, будь он даже суперчестный, тут ничего не сделает: у таможенного комитета нет права требовать у отправителя платежку с первоначальной НДС. Вот она — одна из заложенных когда-то в закон “бомб”.
     И снова — старый знакомец, ложный транзит . Сколько в 4% заявленного роста ВВП в России этого ложного транзита?.. На некоем заводе выпускают металлокерамические лезвия. Стоят они 16 долл. за кило и пользуются бешеным спросом у коммерсантов. Потому что... легкие и маленькие. Те вывозят чемодан лезвий, объявляя их цену уже по 2400 долл. за килограмм. Сначала экспортируют на Запад, потом возвращают на родину, но уже... по 6000 долл. И тут таможня бессильна: вот документы, вот товар. Верните честным коммерсантам НДС — 80 тысяч баксов!
Клюнет, не клюнет
     Логично предположить, что при такой криминальной нагрузке таможенники должны нуждаться в защите. Они и нуждаются. В текущем году в России убиты 7 таможенников и 2 члена их семей. А еще зафиксированы 4 нападения, 2 случая силового противодействия при исполнении служебных обязанностей, 7 угроз расправой. Бандиты запросто могут гранату кинуть в окошко дома, сжечь машину, пугать по телефону... Сейчас проверяется возможная связь убийства ведущего инспектора Невельского поста (Великолукская таможня) и поджога дома начальника поста Сагарчинский (Оренбургская таможня) с их служебной деятельностью.
     Для 8 сотрудников УСБ пришлось применять меры госзащиты — это когда для охраны придаются таможенные собровцы. Иногда сотрудников с семьями приходится вообще перевозить на другое место жительства, подальше от бандитской мести, и даже менять им паспортные данные.
     Больше всего ЧП отмечено в Южном, Дальневосточном, Северо-Западном таможенных управлениях и в таможнях западного направления Центрального управления (именно сюда входят Москва и область).
     Что это — убирают неподкупных? Не всегда. В прошлом году в Подмосковье, на Жуковской таможне, убили капитана М., старшего инспектора отдела таможенного расследования. Убийство раскрыто при содействии УСБ. Оказалось, капитан завел дело о нарушении таможенных правил, взял деньги, чтобы это же дело прикрыть, но своего обязательства не выполнил. За что и поплатился. Сейчас идет следствие, задержаны четверо подозреваемых из кавказской ОПГ — исполнители и заказчики.
     А в последнее время, как отмечается в сводках, сами таможенники начали подавать рапорты о том, что им предлагают взятки. Помните, мы говорили о прощупывании: клюнет, не клюнет? 
     В 1991 году, когда таможенные службы только зародились, бюджет пополнился на 9,7%. В 2001-м — уже на 38,2%. Доля таможенных платежей составляет сейчас более трети всех налогов в бюджет. На эти налоги государство, собственно, и живет.
     Пока не шикует. А могло бы жить куда лучше. Как сказал Александр Козловский: “Безопасность в таможне — это часть системы безопасности страны”.
Есть о чем порассуждать?"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации