Чичваркина не тянет на Родину

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывший глава «Евросети» обзавелся в Лондоне собственным особняком, высаживает во дворике мимозы и рассуждает о жизни российского эмигранта в «живом журнале»

43-150x94.jpgЕвгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times», как-то рассказывала мне, что через 3 года жития в Штатах ее неудержимо потянуло на Родину. Я с опасением ждал этого дня. Этот день прошел, прошло еще две недели, ничего не происходит.
Три года это период полураспада россиянина в человеке. Он не становится меньше русским, даже наоборот, я, например, достаточно остро чувствую свою национальную идентификацию.
Три года, это когда ты уже много дней подряд забываешь зарядить свой российский телефон. И уж тем более взять его с собой.
Три года, это когда уже странно произносить «у нас в России», еще не произносится «у вас в России», но зато отлично звучит «у нас в Лондоне».
Три года, это когда твои дети общаются с детьми русских друзей на английском, а на патриотический призыв говорить на русском начинают говорить на английском тише.

Три года, это когда некоторые люди в России перестали быть друзьями, а новые, в Англии, еще нельзя сказать, что друзья, — хорошие знакомые, единомышленники, но не друзья.

Три года, это когда режет слух, когда приехавшие к тебе гости из России не говорят волшебных слов таксистам, официантам и прочим, не заслуживающим этого представителям британского сервиса.

Три года, это когда на улице +19, в воде +16, дети идут купаться в Английском канале и при этом никто не падает в обморок, — они не заболеют, как и сотня английских детей, уже давно сидящих в этой воде.
Три года это срок, когда обещанного ждут. Три года назад я ничего никому не обещал.
Три года это первая цифра, которая обозначает много (следующая семь), — «было у старинушки три сына» или «шел он за тридевять земель тридцать лет и три года» (то есть еще больше, чем много).
Я бы не вынес три года без бани, был бы пронизан плесенью насквозь, как стилтон. Баню мы построили.
В России я никогда не жил в собственном доме, но мы арендовали очень комфортный светлый особнячок в Жуковке. Видел сына, когда он еще спит или уже спит. Можно, конечно, считать, что я посадил дерево, когда руководил краном, который сажал большую сосну, указывая, с какой стороны веточки пушистее.
А здесь я, мало того, что сразу же купил свой дом, — во дворике прижилась посаженная собственноручно 8-ми мартовская мимоза. А уж детям как я «надоел» за это время…
Поло, футбол, пикники.. пляж, опять-таки…
Три года это антракт между первой половиной жизни и второй (у Коносукэ Мацусита он продолжался 6 лет).
Три года это период нефорсированной адаптации, как в мичуринском саду: приживание не совсем родственного дикого северного сорта на культивированное, замученное биологами растение.

Евгений Чичваркин.

Оригинал материала: Livejournal.com

«Русская служба новостей», origindate::30.12.11. «Российские коммерсанты  учиться конкурировать с мировыми компаниями»»

Е.ВОЛГИНА: Главное событие этой недели в экономике и не только, это, наверное, подведение итогов 2011 года. Евгений, каков ваш рейтинг событий?
Е.ЧИЧВАРКИН: Событие номер один — это все-таки, наверное, вступление в ВТО. Оно по факту произойдет, наверное, в июле следующего года. Страна начнет жить по правилам ВТО не сейчас, но основные документы подписаны, и это здорово. Я, честно говоря, не верил в это, я думал, что это такая морковка, а это оказалась не морковка, за что, можно сказать нынешней администрации президента большое спасибо, на самом деле. Второе опять-таки достаточно значимое событие — ну, весь эффект будет тоже, наверное, в следующем году, хотя уже кое-что наступает и в этом — это либерализация Уголовного кодекса и декриминализация некоторых статей, которые не касаются жизни и здоровья граждан. Это тоже шаг к цивилизованному миру, и за это тоже надо сказать Медведеву спасибо.

Е.ВОЛГИНА: По поводу ВТО. 17 лет наша страна исправно готовилась к вступлению в ВТО, и, наконец, нас приняли, однако нет однозначного мнения о том, благо это для нашей страны или нет. Вы считаете это благом, а аудитория «Русской службы новостей» думает наоборот. Успокойте наших граждан. В чем преимущества вступления России в ВТО?

Е.ЧИЧВАРКИН: Я считаю, что российские коммерсанты, российские компании должны учиться конкурировать с мировыми компаниями. И вступление в ВТО — это благо. Изолированность России, особый путь и прочее — вот это самая большая проблема. Россия — часть мира, часть Европы. Та часть Европы, которая должна быть в Европе; часть Азии, она должна быть Азией, в ней не должно быть барьеров и не должно быть помех для перераспределения товаров и услуг. Только так, именно в конкуренции с мировой экономикой, в равных условиях можно вырастить компании, которые не будут бояться ничего. Не будет у нас никаких Джобсов без возможности прямой, открытой, честной конкуренции. У меня есть определенный скепсис по поводу начала работы в ВТО, потому что Россия может не выполнить какие-то условия, которые предписаны к выполнению.

Е.ВОЛГИНА: Например?

Е.ЧИЧВАРКИН: Например, защита автопрома. Вместо одних пошлин, например, введут другие, чтобы невозможно было ввезти, там, китайские машины, чтобы окончательно не загнулся «АвтоВАЗ». Это запросто может произойти. Поэтому определенный скепсис есть, но надо сказать большое спасибо Медведеву и господину Медведкову, который еще при Грефе занимался в Министерстве экономического развития и торговли именно вступлением в ВТО. По-моему, он достаточную часть своей жизни на это потратил. Страна должна жить по тем правилам, по которым живут в цивилизованных и развитых странах, поэтому я это приветствую.

Е.ВОЛГИНА: Как вы думаете, как другие страны-члены ВТО встретят нашу страну?

Е.ЧИЧВАРКИН: Как рынок сбыта, очень многие на нас смотрят как на большой, еще не окученный рынок сбыта. Потому что цивилизованность все еще очень маленькая в российском обществе, количество метров на одного человека катастрофически маленькое, потребительская культура тоже около палеолита находится. Я всячески приветствую это вхождение и то, что оно такое медленное и постепенное, в этом нет ничего страшного, здесь как раз все нормально.

Е.ВОЛГИНА: Какие политические события в России повлияли на экономику в нашей стране в этом году?

Е.ЧИЧВАРКИН: Я считаю, декриминализация многих статей Уголовного кодекса и поправки, которые все-таки Медведев пробил до конца этого года, это очень здорово. Не все еще сработало, идет саботаж со стороны ФСБ и прокуратуры, подписанные президентом законы они саботируют, но я надеюсь, что все-таки кроме того, что он активно начал работать, он еще будет работать на практике. Огромное количество людей, которые никого не убили, не ударили, не изнасиловали, находятся в тюрьме по экономическим статьям, сейчас могут доказать свою невиновность, защитить себя… На работе, имея возможность доступа к адвокатом и так далее, что абсолютно верно, что и также во многих цивилизованных свободных странах западного мира является нормальной практикой.

Е.ВОЛГИНА: Как отставка Алексея Кудрина с поста министра финансов России повлияла на экономику нашей страны?

Е.ЧИЧВАРКИН: Повлияла плохо, потому что она лишила определенного фактора стабильности. Я не сторонник позиции Кудрина, тем не менее, он был сильным сдерживающим фактором, в принципе, в том числе, он и имел независимое, самостоятельное мнение. Людей, которые имеют самостоятельное мнение в правительстве, вообще вокруг наших властей, все меньше и меньше. Именно это вызвало напряжение со стороны западных инвесторов, именно поэтому в первые дни после отставки был большой отток из российских акций и в Лондоне, и в Нью-Йорке, и в России. Почему Путин позвал Кудрина, куда-то он ездил в Европу, почему он везде говорит, что «мы друзья»? Он именно демонстрирует Западу, что все нормально, что у нас будет тот же курс. Потому что Запад боится одного: что деньги, все золотовалютные резервы, все налоговые поступления у всех будут спущены на войну. И боится не зря, потому что именно так это и будет происходить.

Е.ВОЛГИНА: Под занавес нашего года эксперты все чаще называют экономическую ситуацию 2012 словом «рецессия». Глава МВФ Кристин Лагард утверждает, что в следующем году экономическая ситуация мировая будет сравнима с Великой депрессией. Вы согласны?

Е.ЧИЧВАРКИН: Конечно, нет. Про депрессию российские власти рассказывают россиянам, так как они не в состоянии даже с этими ресурсами, золотовалютными резервами, с этими углеводородными резервами не в состоянии, чтобы Россия развивалась и росла с той скоростью, с которой должна развиваться и расти. Китай будет расти, будет расти быстро. Индия будет расти быстро. Африка будет расти. Южная Америка будет расти. Соединенные Штаты будут расти. Не будет расти только обленившаяся Европа, которая заигралась со своими профсоюзами так, что на грани разорения находится. Россия тоже будет расти, на следующий год тоже будет экономический рост, но он будет также сопряжен с огромной инфляцией, с огромными проблемами, так как наши власти не в состоянии нами управлять.

Е.ВОЛГИНА: Тогда как сложная экономическая ситуация в Европе, по вашим словам, может повлиять на Россию?

Е.ЧИЧВАРКИН: Она влияет не сильно, потому что мы, в том числе, изолированы. У нас есть свои проблемы, которые уничтожают нашу экономику, то, что зарабатывается, проедается, крадется либо инвестируется крайне неэффективно, потому что люди, которые это делают, они не выбраны народом, а они назначены, и кроме своих личных интересов и интересов своей шайки ничего больше не преследуют.