Чтобы ВВП повысить вдвое, пол-России надо посадить

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чтобы ВВП повысить вдвое, пол-России надо посадить

"В недавней заметке «Крепостная Россия XXI века» я обозначил нас, россиян, бездельниками, чем вызвал читательский гнев со всех уголков страны. Каюсь, погорячился. В Республике Коми довелось мне узреть настоящую трудовую идиллию: фермерское хозяйство в сотни голов скота, где даже свиньи сыты, ухожены и чисты, как звезды нашей эстрады. Вальяжно выхаживая по выдраенным полам, равно по подиуму, кажись, сейчас запоют с хрипотцой, которые на сносях: «Я беременна, это временно!» В теплицах под северным солнцем пышут зеленью огурцы, помидоры... И на всем этом поприще честно трудятся простые русские мужики - трезвые, работящие! Одна закавыка - и хозяйство, и мужики огорожены от мира сего крепким забором с колючей проволокой.

«СВОБОДА ПОРТИТ ЧЕЛОВЕКА!» - девиз исправительно-трудового учреждения ОС-34/3 в поселке Ракпас, что в 160 километрах на северо-восток от Сыктывкара. С этим изречением неизвестного местного мудреца здесь все согласны: и те, кто охраняет, и те, кто сидит. Согласен и я, но с неким сомнением, полагаю, свобода портит не всех, и все же... 
Николаю 31 год. Бригадир пилорамщиков. Крепкий, умный мужик. С 18 лет отбывал на свободе только 1 год и 1 месяц. Досиживает третий срок. Статьи: «разбой», «вымогательство», «незаконное хранение оружия». Дисциплинирован, грамотен, трудолюбив.
- Что ж тебе, Николай, на воле-то не живется?
- Там нет порядка, справедливости. Богатые поработили бедных, а я не хочу пресмыкаться и поклоняться. У меня много профессий, не потребляю наркотиков, даже не пью. Но вот в 2007-м освобожусь, пойду в леспромхоз (я местный), мне предложат полторы - две тысячи зарплату, а сами на «Мерседесах» катают. Мне это надо? Нет! Я опять пойду к «братве». 
- А здесь ты трудишься за большие деньги?
- Нет, зато здесь все равны, и потому мне работа в радость.
Тут лично я ничего не берусь судить, предоставив сие специалистам. 
Немало на здешней зоне даже таких, которые к тридцати - сорока годам впервые в жизни испытали радость созидательного труда и, не стесняясь, заявляют о том.
- Был я на воле бомжа бомжой, - признается Серега-птичник, лет 45, - с помоек питался, а здесь человеком стал, кушаю каждый день, как в ресторане. Выйду на волю, а там товарищи опять в свое болото затянут. 
Испорченные свободой
В Княжпогостском районе, где расположена эта колония, на воле живет то ли 20 тысяч народу, то ли 30. Как ни считали в недавнюю перепись, сосчитать не смогли. Потому разные начальники выдают столь разные цифры. Отчитались, понятно, завышенно, как и по всей России, чтобы побольше от центров требовать. При советском режиме здесь бурно работала лесная промышленность, деньгу зашибали большущую. Как объявили свободу - все рухнуло. Мужик запил, пошел в тунеядцы (статью ж отменили!), не весь, конечно, пошел, но все же числом огромным. А те, кто не разложился, тянут со скрипом единственный завод ДВП (древесно-волокнистой плиты), получая за труд полторы - три тысячи рублей. Пьянь, которая здесь повсюду, бурно так возмущается:
- Вот ты напиши, корреспондент, почему хохлов, молдаван принимают по леспромхозам, а своих - нет?! 
А то не понятно! На кой леспромхозам тунеядцы да пьяницы?!
Алкаши в здешних деревнях и поселках живут в основном на пенсии стариков родителей, иногда перебиваются мелкой работой: дрова кому попилить, могилу выкопать... Пьют стеклоочиститель «Троя». Специально для них на севера завозится этой дряни в больших количествах. От «Трои» быстро теряют зрение и скоро полностью слепнут. Но это ничуть не останавливает, ведь слепым платят пенсию по инвалидности. Опустившиеся твари в человечьем обличье умудряются заводить детей. Голодные бледные оборвыши то и дело воруют пищу, их надо пороть. А каково слепому отцу изловить ребенка? «Машка, иди ко мне, я тебе конфетку дам!» Худосочная глуповатая Машка понимает, что это обман, но движимая детским инстинктом попадает в лапы папаши-изверга. «Ах ты, сука, опять яичко украла, съела!»
По моему глубокому убеждению, для таких, с натяжкой сказать, людей, которые еще не стали инвалидами, а только стремятся, нужны какие-то реабилитационные центры - советские ЛТП и нужна статья «за паразитический образ жизни». А то ведь глядишь на всю эту мерзость, и складывается впечатление, что здоровая жизнь только у людей за колючкой. Хотя здоровая она условно. Колония в поселке Ракпас - для больных туберкулезом. Однако она кормит весь район мясом и овощами. 
- Если соблюдать элементарные правила гигиены, то туберкулез не пристанет, - поясняют начальники колонии. - За всю историю был только один случай: прапорщик заразился и помер, но он сам виноват, чифирь из одной кружки с зеками пил. А мы тем же мясом питаемся, молоком, и все здоровы. 
Работа слаще неволи?
Тюремный доктор Мухтар Юсупов приехал из.
- На родине я работать не могу, там кругом взятки! Особенно на такой должности. Непорядочные врачи могут выдать любую справку на мнимую инвалидность и даже на раковую опухоль, по которой сразу освобождают. Сельский старейшина мне сказал: «Врач, берущий взятки, сатане подобен!» Вот я и уехал. Опасно ли работать? Туберкулез, как и всякая болезнь, наказание Господне, и если его не заслужил, он не пристанет. 
- Если бы наши пространства не были ограничены тюремным забором, мы бы давали продукта больше, - сетует начальник колонии Стародубец Виктор Степанович, человек с большими наклонностями к фермерскому делу.
- А что же вам мешает разбить курятники да плантации на вольных землях? - интересуюсь. - Вон сколько в поселке людей безработных, а сколько ваших специалистов освобождается, которым некуда ехать и нечего делать... 
И Виктор Степанович, и его замы принимают мысль с хохотком:
- Это здесь они такие трудяги, а на воле попробуй ты их заставь работать!
И это так. Мал в России процент народа, способного работать в условиях свободы. 
В ракпасской колонии стоит красивая рубленая церковь - прямо Кижи! Построенная, естественно, зеками во главе с неким рецидивистом Дмитрием Скарлыгиным, 1968 года рождения. Тот отбывал 8 лет за грабеж и должен был выйти на полтора года раньше за примерное поведение. Но заключенный сам отказался от помилования, чтобы довести строительство до конца. Рецидивист, явно никогда ранее не работавший, отказывается от свободы ради созидательного труда в неволе?! Еще одна головоломка для специалистов.
Их нравы
Жизнь в тюремном поселке полна интриг и драматических событий.
Николай Николаевич Дидюк, бывший замполит учреждения, ныне внештатный корреспондент почти всех республиканских газет, ведет летопись своего поселка под псевдонимом Н. Бескумирный. «Вместо ремонта квартир пенсионеров и подготовки объектов ЖКХ к зиме бесконвойные осужденные Захаров, Стибунов и другие строили начальнику летнюю кухню... Лагерное начальство стало возить людей в автозаке (машина для перевозки заключенных) и брать плату, как за проезд в автобусе... Клуб в поселке Ракпас уж давно не работает... Некоторым ничего не остается, как «заливать за воротник»... На какие «шиши» начальник колонии В. Стародубец приобрел новую «Волгу»?» 
Начальник В. Стародубец для поселка в 300 человеческих душ, затерянного в таежной глуши и целиком привязанного к колонии, все равно что Моисей для древних евреев - куда поведет, туда им и дорога. А нрав у Виктора Степановича согласный должности. При приеме на работу, как посвящали меня местные, Виктор Степанович требует сразу два заявления - второе на увольнение, только без даты. Едва работник оступился, на второе заявление тут же ставится число. 
- Да, я суров, а как с ними иначе? - вопрошает Стародубец. - Ежегодно я выделяю для поселка 900 000 рублей, из тех денег львиная доля идет на погашение долга алкоголиков за электричество и уголь. А что делать, у них же дети. 
Подчиненные Стародубца и того круче. Мне дали заявление некой гражданки Ермишкиной на имя Стародубца:
«Прошу Вас выписать мне на ремонт квартиры 46 метров труб, так как старые все сгнили...»
На документе стоит размашистая резолюция одного из замов начальника колонии: «Х.. тебе в ж...». Слова на бумаге прописаны целиком. Правда, сам Стародубец считает сей документ провокацией: «Теперь на компьютере любую подпись подделать можно!» - но провести расследование не желает. Сама же гражданка Ермишкина недавно почила, якобы от прочтения той резолюции. 
«Вот пуля пролетела, и ага...»
Служащие в колонии, как и родственники служащих, относятся к Стародубцу с трепетом и почитанием. Уволенные же строчат анонимки с разоблачениями типа: «...администрация колонии продает пиломатериалы с откатом. Покупатель платит официально 70% от договорной цены и 30% негласно...», «имеют место махинации с мясом...» Хотя жалобщики прекрасно понимают бессмысленность своих жалоб.
- Если на зоне вечером срочно забивают свинью, мы уже знаем: завтра приедут ревизоры из Сыктывкара. Если забивают две свиньи, значит, будут ревизоры из самой Москвы. Ревизоры от нас уезжают так, что багажник «Волги» не закрывается!
...А все равно пишем, может, дождемся, и нормальные ревизоры приедут.
Не дождетесь! Ревизоры тоже люди с никудышной зарплатой. А сам начальник колонии заявил мне, прямо глядя в глаза, что никакими махинациями он и его подчиненные не занимаются. Не могу не поверить, хотя не очень-то понимаю, зачем жить на одну небольшую получку, находясь у такой кормушки? В стране безнаказанно воруют миллиарды, а тут в глуши да не пустить налево пару машин леса, десяток свиней... Это, по моим исследованиям России, потеря всякого авторитета перед вышестоящим начальством и подчиненными. 
Однажды дождливой ночью, когда Николай Дидюк (Бескумирный) писал в газету очередной очерк, в окно его супружеской спальни влетела пуля, пробив аккуратную дырку в стекле. Следователь Чукалин К. Ф. пулю изъял и составил о том протокол по горячим следам. Но неделю спустя участковый инспектор Рашектаев А. Н. провел собственное расследование и установил, что в ту ночь просто детишки стреляли из рогатки по кошкам и случайно попали кусочком металла в окно супругов Дидюков. На том дело и закрыли. Как же он прав, тот рецидивист - бригадир пилорамщиков, не желающий принять волю за то, что нет на ней порядка. 
Язык народа коми могуч и емок. Название райцентра Емва переводится на русский так: в протекающей здесь реке такая чистая вода, что видно даже иголку на дне. А название поселка Ракпас, где расположена колония, означает по-русски: даже пролетавшая над этим местом ворона удивилась необычной красоте природы и свила себе гнездо на высокой сосне. Названия очень даже отражают красоту здешних сосновых, озерных мест. И эти просторы можно бы назвать воистину райскими, если бы не люди..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации