Что будет с "Родиной"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::16.01.2004, Фото: ex.ru

Что будет с “Родиной”: Глазьев как новый проект Кремля

Роман Ищенко

Converted 15945.jpgОдним из центральных сюжетов кампании по выборам президента России становится взаимоотношения внутри недавнего триумфатора - блока “Родина”. Кандидатов от блока два – Сергей Глазьев и Виктор Геращенко, и в последнее время, как отмечают практически все СМИ, отношения между ними, а точнее – между группировками, которые они представляют, значительно обострились.

По поступающей информации, дела в блоке настолько плохи, что до его "самораспада" остается буквально несколько недель. Причем из этого не делают тайны даже депутаты-члены одноименной фракции в Госдуме.

Причина подобной ситуации банальна для любой политической организации – внутренняя борьба за власть, а правильней, в данном случае, – за поддержку власти. Ни для кого не секрет, что блок “Родина” создавался с одобрения и при участии кремлевской администрации. В предвыборном штабе работали люди Марата Гельмана, лидеры блока были частыми гостями на государственных телеканалах.

Тогда “Родина” решала важную задачу по расколу коммунистического электората. Сейчас эта задача успешно решена, “Родина” прошла в Думу, но амбиции ее лидеров, значительно выросшие во время думской кампании, заставляют их совершать все новые ходы. Причем если еще несколько недель назад эти амбиции благодаря “внешнему управлению” удавалось направить в одно русло, сегодня ситуация изменилась.

Причем изменилась кардинально, чуть ли не на все 180 градусов - до такой степени, что недавние коллеги-единомышленники Сергей Глазьев и Дмитрий Рогозин буквально через силу здороваются друг с другом. Что же произошло? Кремль оставил свой успешный проект на произвол судьбы и новоявленные “звезды” просто не справились с собственными желаниями?

Судя по всему, дело несколько в ином. А именно в том, кого Кремль видит сегодня первым, а кого вторым в формации, которую сам, по сути, и создал. До недавнего времени коммуникация “Родины” и представителей кремлевской Администрации осуществлялась через Дмитрия Рогозина. Именно он был вхож в “первые” кабинеты, именно он занимался непосредственной реализацией полученных от власти установок.

Ударом для молодого и амбициозного Рогозина стало то, что Кремль, несмотря на его активность, установил альтернативные контакты с Сергеем Глазьевым. Ревность ко власти, очевидно, и есть тот фактор, который ставит “Родину” перед угрозой распада. Или, по другому, ставит под сомнение политические перспективы того, от которого Кремль не то что отвернулся, но кому нашел замену. (В то время как Сергей Глазьев смело заявляет, что “в течение двух-трех месяцев блок может быть преобразован в единую политическую партию”).

Показательна история с выдвижением Виктора Геращенко, инициированная Рогозиным. Изначально было очевидно, что бывший банкир не сможет набрать необходимого количества подписей в свою поддержку. Исход этой инициативы полностью зависел от Центрибиркома (читай – Кремля), но тот остался непреклонным. Стало понятно, что Кремль совсем не собирается подыгрывать группировке Рогозина.

Глазьев как кандидат является гораздо более перспективным проектом. И видит это не только Кремль. Причин тому несколько.

Во-первых, Геращенко, по совершенно объективным причинам, не способен стать сколь-нибудь серьезным кандидатом – предел его теоретических мечтаний - один-два процента. Глазьев же, обладающий популярной программой, хорошо зарекомендовавший себя во время думской кампании, конкурент заведомо сильный. Некоторые эксперты, в частности, президент Фонда "Общественное мнение" Александр Ослон, полагают, что, при участии Глазьева, возможен даже второй тур. (Тут, правда, есть одно “но”. Перспектива второго тура отнюдь не входит в планы кремлевских политтехнологов. Одно дело – создать коллизию, способную привлечь людей на выборы, другое – получить реальную политическую борьбу. “Но” заключается в том, что предвыборный штаб (кстати, находящийся в клубе “Товарищ” – “левом филиале” КА) Глазьева, избавившегося от команды Гельмана, возглавил Сергей Батчиков – человек, работавший в свое время с Потаниным и сохранивший деловой прагматизм. По имеющейся инофрмации, он уже заверил Администрацию в том, что кампания пройдет вяло и безденежно, а потому, при всем потенциале Глазьева, второго тура не будет.)

Во-вторых, и это главное, Глазьев – тот политик, участие которого не только снимет с Путина обвинения в безальтернативности выборов, но и победа над которым будет свидетельством для всего мирового сообщества демократического процесса, продолжающегося в России. Мнение Запада, когда исход выборов предрешен на 99% процентов – пожалуй, единственное, что может волновать действующего Президента и кандидата. И Глазьев как противник на выборах становится союзником Путина в деле выстраивания и собственного образа, и образа страны в глазах мирового сообщества. В честной и открытой борьбе одержать победу над человеком, который в известной степени проповедуют чуждые Западу коммунистические и даже националистические взгляды – разве можно желать чего-то большего от марта 2004?

В конечном счете, конечно, и Глазьев может оказаться отработанным Кремлем материалом, хотя у него остаются возможности для дальнейших маневров – и самостоятельных, и санкционированных Администрацией. Последняя вряд ли оставит решение задачи по ликвидации КПРФ как заметной политической единицы. А Глазьев в этом направлении достиг значительного прогресса – уже сегодня на него переориентированы ряд обкомов (в том числе Брянский, Смоленский), а к концу января, по имеющейся информации, ему могут “присягнуть на верность” до половины от общего числа областных партийных организаций.

Но каковы реальные перспективы Глазьева как политика – станет ли он премьер-министром (по слухам, ему обещали этот пост), в какой форме подойдет к 2008 году – покажет только время.