Что было в Рязани: сахар или гексоген?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Главкрыша"

"Про нового шефа ФСБ Бортникова олигархи ничего плохого не говорят. Даже шепотом"

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::20.05.2008, Фото: Reuters

Карьера нового директора ФСБ

Ахмирова Римма

Среди главных назначенцев в новое правительство – директор ФСБ Александр Бортников. Он же один из самых неизвестных и закрытых персонажей.

Детство чекиста

Converted 10299.jpg

Директор ФСБ Александр Бортников

Молодые годы экс-шефа ФСБ Николая Патрушева подробно описаны – известно все: за какой партой сидел и с кем дружил («Собеседник» писал об этом 2 года назад) – с будущим спикером Госдумы Борисом Грызловым и будущим замом директора ФСБ Сергеем Смирновым. О свежем директоре главной российской спецслужбы такого не скажешь. Детство, отрочество и юность Александра Бортникова – дело темное. Известно только, что родился он в Перми в 1951 году. Но уже высшее образование Бортников получал в колыбели нашего чиновничества – Ленинграде. Бортников закончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта – старейший вуз, среди самых знаменитых выпускников которого до Бортникова числились декабрист Муравьев-Апостол и народоволец Кибальчич. Бортников не стал ни революционером, ни инженером-железнодорожником, а практически сразу после окончания вуза свернул на рельсы чекистской работы. Скорее всего склонность к этому в нем разгадали еще на студенческой скамье: была в то время такая практика – приглашать в спецслужбы перспективных студентов. Выбирали, может, не самых одаренных, зато правильных и дисциплинированных. На службу в КГБ Бортников поступил еще 24-летним молодым человеком, в 1975 году.

В родном вузе Бортникова дух вольнодумства давно поменялся на дух конспирации. На запрос из «Собеседника» с просьбой рассказать о студенческих годах свежего директора ФСБ ректор Валерий Ковалев наложил по-чекистски непреклонную резолюцию: «Обратитесь в пресс-службу ФСБ».

Не жизнь офицера, а «бортниана»

Карьера Александра Бортникова началась в коридорах ленинградского КГБ. Здесь скорее всего впервые и встретились коллеги-чекисты Бортников и Путин. Они, кстати, практически ровесники – Путин всего на год моложе.

Про Бортникова рассказывают, как правило, анонимно, законспирированно, но зато художественно. Просто не жизнь офицера, а готовая бондиана. Точнее, «бортниана». Один русский журнал и немецкое издание даже опубликовали – со ссылкой, понятно, на неназванные источники – версию, согласно которой Бортников выступил ни много ни мало организатором отравления Александра Литвиненко в Лондоне. Даже объясняют цель демонстративного убийства – показать Путину, что его пытаются скомпрометировать серьезные силы мировой закулисы и подтолкнуть президента дать российским силовикам больше власти. Выглядит неубедительно, но ясно, что про мелких сошек такие истории не придумывают. Серьезную, пусть и целиком вымышленную операцию могли приписать только реально влиятельному человеку.

До своего последнего высокого назначения Бортников год посидел в кресле главного питерского чекиста, потом четыре года руководил департаментом экономической безопасности (ДЭБ) ФСБ, который даже в недрах самой ФСБ в шутку называют «главкрыша». Говорят, что самые влиятельные и богатые люди нашей страны произносят фамилию Бортников с придыханием. Еще бы, в сферу деятельности генерала входили контроль за крупными корпорациями, все серьезные финансовые сделки и операции, а всесильные олигархи не могут купить пакет молока без того, чтобы об этом не узнал главный финансовый контрразведчик страны. Но как раз олигархи про Бортникова ничего плохого не могут сказать даже шепотом – возглавляемый им ДЭБ ФСБ не принял участия в охоте на олигархов, оставив эту грязную работу Генпрокуратуре.

Зато, как уверяют некоторые источники, кампания по борьбе с отмыванием денег и чистка банковского сообщества – к этому «экономисты» ФСБ приложили свои усилия. Обиженные банкиры рассказывают: какой банк закрыть, а чью обналичку «не заметить» – это как раз решали «ребята в погонах». Бортников, кстати, входил в межведомственную рабочую группу по разработке концепции национальной стратегии противодействия легализации преступной деятельности. В этой комиссии со страшно длинным названием Бортников работал рука об руку с руководителем финансовой разведки Виктором Зубковым. Говорят, общая борьба очень сблизила двух чиновников. Другие источники записывают Бортникова в «сечинские» и в «медведевские».

Еще одна громкая операция, идею и воплощение которой приписывают Бортникову, – скандальные признания бывшего налогового полицейского Вячеслава Жарко, объявившего о своих контактах с британской разведкой Ми-6 и передавшего в ФСБ списки не только английских шпионов, но и сотрудников правоохранительных органов Санкт-Петербурга, которые тайно работают на Березовского. Правда, за кадром этого шпионского «кино», показанного в новостях всех федеральных каналов, осталась причина «чистосердечного раскаяния» Жарко. В 2001 году его арестовали в Шереметьево, когда он пытался выехать из страны по поддельным документам. Сделали это люди Бортникова.

«Три кита» утонули, один остался

Громкие дела – это хорошо, но директорами ФСБ за это не назначают. Аппаратные интриги никто не отменял.

Внутрислужебные разборки и коррупционные скандалы в последние годы, как чума, косили ближайших коллег Александра Бортникова. Сам он оставался не только неуязвимым, но в какой-то нужный момент и незаменимым. Например, в кабинет замдиректора ФСБ Бортников переехал после ряда отставок крупных чинов ФСБ, на которых пала тень скандала с контрабандой мебели для компании «Три кита». Следующая эпидемия отставок смела со своих постов еще восемь крупных чинов, замешанных в контрабанде китайского ширпотреба. Погорели несколько замов Патрушева и один заместитель Бортникова. Бортников был чуть ли не единственным, на чьем мундире это громкое дело не оставило ни пятнышка. Некоторые даже заподозрили, что Бортников-то и приложил руку, чтобы вывести коллег на чистую воду.

В войне внутри спецслужб Бортников не пострадал. Наоборот, окреп так, что, как утверждают его коллеги, в последние месяцы ездил с докладами напрямую к Путину и фактически уже исполнял многие функции своего шефа Патрушева. Говорят, назначению Бортникова очень поспособствовало то, что спецслужбы вступили в открытую свару – стали арестовывать сотрудников друг друга и публиковать открытые письма друг против друга. Главные зачинщики этой драки – Николай Патрушев и экс-глава Госнаркоконтроля Виктор Черкесов получили понижение в новом правительстве. Конкурентов не осталось.

При дворе Бориса Ельцина уже был один Александр Васильевич – Коржаков, глава охраны президента. Все говорит о том, что Александр Второй Васильевич будет обладать не меньшим влиянием.

***

Досье. Информация к размышлению

Сын главного контрразведчика работает в банке, который давно заработал себе славу правительственного «детского сада» – ВнешТоргБанк, куда многие чиновники стремятся «отдать своего ребенка». Единственный сын Бортникова 33-летний Денис сейчас работает заместителем управляющего ВТБ Северо-Запад. Молодой банкир начал свою стремительную карьеру еще в санкт-петербургском Промстройбанке (ныне влился в ВТБ), владельцем которого тогда был друг Владимира Путина банкир Коган, а в 1995–1996 годах топ-менеджером этого банка работал нынешний глава администрации президента Сергей Нарышкин. В наблюдательный совет ВТБ, кстати, сейчас входит и супруга главы Счетной палаты Тамара Степашина.

***

© The New Times, origindate::19.05.2008, Кто в доме хозяин? Павловский vs Белковский 

Евгения Альбац, Любовь Цуканова

[...]

Газеты пишут о том, что группа Бортникова и Сечина выиграла, а Черкесов, Золотов — проиграли...

Белковский: В борьбе за ФСБ—да. Но групп много. Черкесов лично проиграл. В том числе, думаю, из-за того, что нарушил некоторые аппаратные каноны своими «чекистскими крюками». Но групп силовиков несколько десятков. Причем они могут замыкаться на внешних субъектов влияния, то есть на каждого Абрамовича, Дерипаску, Фридмана и так далее есть свои силовики. И есть силовики, которые играют собственную роль, самодостаточны. Тот же Бортников. Он действительно блокировался с Сечиным в борьбе со своими аппаратными оппонентами, например, с тем же Черкесовым, как и председатель Следственного комитета Бастрыкин в борьбе с Чайкой блокировался с Сечиным, потому что у них был общий враг. Но это не значит, что он «шестерка» Сечина.

Пишут, что Бортников — человек Медведева.

Белковский: Ну, это какая-то уже новая легенда. По должности он человек Медведева, безусловно. Есть три уровня лояльности любого силовика. Первый — лояльность президенту, которая находится на инстинктивном уровне, если это действительно силовик, а не вчерашний, условно, коммерческий директор «Сибнефти», неожиданно занявший пост в силовой структуре. Второй уровень лояльности — к финансово-промышленным группам, которые на него имеют экономическое влияние. А третий—личные интересы силовика. В результате алгоритм действия любого силовика будет определяться этими тремя факторами. Но в этой системе мы не видим никакого альтернативного, единого центра лояльности в лице председателя правительства. Разных групп силовиков достаточно много, и они антагонистически настроены по отношению друг к другу. Я не вижу угрозы того, что силовики будут работать на премьера Путина вопреки президенту Медведеву. Они будут работать на президента и на собственный карман.[...]