Что бы сказал товарищ Сталин?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Предложения Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России по учреждению общенациональной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» выставляют Россию виновником Второй мировой войны и исключают ее из числа стран-победителей.

Файл:Сталин2-150x150.jpg

Опубликованные Советом по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ «Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» создают прецедентную основу для пересмотров итогов Второй мировой войны и исключения России как правопреемницы Советского Союза из числа стран-победителей, а также для проведения «второго Нюрнбергского процесса», на котором будут рассматриваться преступления против человечности, совершенные советскими войсками и другими государственными структурами в ходе событий 1939-1945 гг., включая Катынь и Варшавское восстание. Возможно, также будет пересмотрена и степень вины Третьего рейха с разделом репарационных и компенсационных выплат в пользу третьих стран между Германией и Российской Федерацией, такая информация поступила из Берлина. Той же цели служит и затеянная «модернизация» архивов Министерства обороны РФ с их чисткой и уничтожением огромного массива «лишних» документов…

Оригинал материала: «Завтра»

МЫ ТРЕБУЕМ ОСТАНОВИТЬ РАЗВЯЗЫВАНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ!

Ваше превосходительство, господин Президент!

Предложения Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России, озвученные Михаилом Федотовым и Сергеем Карагановым, по учреждению общенациональной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» нельзя расценить иначе, как действия, направленные на раскол общества и провокацию начала гражданской войны в России.

Заявления об ответственности СССР за развязывание Второй мировой войны являют собой пример беспрецедентной и безответственной лжи, ибо любому человеку, знакомому с историей, известно, что Гитлера к власти в Германии привели, прежде всего, несправедливые условия Версальского мира, навязанные ей Великобританией, Францией и США в 1918 году по итогам Первой мировой войны.

Маршал Франции Фош, подписывая прекращение огня с Германией, в конце ноября 1918 года, еще до появления СССР как государства, заявил германской делегации: «Мы подписываем не мир, а перемирие на 20 лет». Вторая мировая война началась всего на 9 месяцев позже намеченного маршалом Франции Фошем срока.

14-150x103.jpg

Чемберлен, Даладье, Гитлер, Муссолини, 1938 год.

Известно также, что Гитлер пришел к власти при прямой финансовой и информационной поддержке Великобритании, США и Франции.

У всего мира на слуху такие названия, как ИГ «Фарбениндустри» и ее американский филиал «Америкэн ИГ. Кемикл. корп» (в 1939 году переименована в «Дженерал анилайн энд филм» — ДАФ), через который Дж. Морган, «Дженерал Моторс», и ряд американских банков и корпораций обеспечивали финансирование до 85% всего военного производства Германии. Возможно, Вам известно также, что даже в 1944 году немецкие радиоуправляемые катера-бомбы снабжались двигателями производства «Форд».

Но, известно ли Вам, г-н Президент, что еще 2 мая 1935 г. СССР заключил с Францией антигитлеровский пакт о взаимопомощи, основной статьей которого была статья II, в которой указывалось, что если СССР или Франция подвергнутся нападению со стороны какого- либо европейского государства, то они окажут «друг другу немедленно помощь и поддержку»? Известно ли Вам, г-н Президент, что практическое исполнение этого пакта было сорвано Британией, отказывавшейся от создания антигитлеровской коалиции вплоть до 1939 года?

23-150x98.jpg

Гитлер и министр иностранных дел Польши Бек в неформальной обстановке.

Известно ли Вам, г-н Президент, что первой страной, заключившей с гитлеровской Германией еще в январе 1934 года – на пять лет раньше СССР — Договор о ненападении, текстуально полностью идентичный так называемому «пакту Молотова – Риббентропа», была Польша (пакт Гитлера-Пилсудского)?

Известно ли Вам, что именно Польша запретила проход Красной Армии для защиты Чехословакии от уничтожения, и участвовала вместе с гитлеровской Германией в расчленении Чехословакии, а Британия и Франция, договорившись с Гитлером о разделе Чехословакии, в то же время отказалась от создания антигитлеровской коалиции, многократно и в разных формах предлагавшейся СССР?

Известно ли Вам, что в гитлеровскую коалицию, помимо Германии, входили также вишистская Франция, Испания, Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Словакия, Хорватия, Финляндия? Фактически на стороне Гитлера воевали также части Чехословакии, вошедшие после ее расчленения в состав стран-членов гитлеровской коалиции, а имена Квислинга и Мюссерта — руководителей Норвегии и Нидерландов, стали нарицательными обозначениями коллаборационистов вообще.

Если Вам эти факты известны, то Вы должны согласиться с тем, что возлагать на СССР ответственность за развязывание Второй мировой войны могут только люди, не имеющие даже рудиментарных признаков совести.

В связи с этим, позвольте напомнить Вам, г-н Президент, Ваше высказывание годичной давности: «… тема, которую невозможно обойти , — это искажение правды о войне, о том неоспоримом решающем вкладе, который внесла Красная армия, Советский Союз в разгром фашизма, в освобождение Европы, о последующем влиянии Победы на развитие мировых исторических процессов… Наша задача — активно противостоять такого рода ложным трактовкам истории. Это — наш гражданский долг».

Поэтому, исполняя свой гражданский долг, мы требуем от Вас исполнить свой гражданский долг: дать публичную оценку деструктивной деятельности членов Вашего Совета Федотова и Караганова, ставших на путь фальсификации истории нашей страны, и немедленно отправить их в отставку. Их присутствие в Вашем Совете дискредитирует власть, оскорбляет здравый смысл и честь всех, кто сражался за свободу нашей Родины — СССР и нашего народа.

34-150x102.jpg

Дружеская встреча Пислудского и Геббельса чере пять месяцев после подписания Договора о ненападении между Польшей и Германией. Обсуждаются судьбы Чехословакии и Украины.

Дальнейшее пребывание Федотова и Караганова в составе Совета при президенте России может быть истолковано, кроме всего прочего, как Ваша личная поддержка намерения деструктивных сил развязать гражданскую войну в нашей многострадальной стране.

В определенных обстоятельствах народ имеет право защищать себя, своих близких, свою страну от угрозы распада не только парламентскими, но и любыми доступными ему методами и средствами. С учётом нынешних политических тенденций в стране и мире никто не может исключать социальных потрясений, но только на Вас, господин Президент, ложится вся полнота юридической и исторической ответственности за подобное развитие событий.

Всего: 2875 подписей

Оригинал материала: presidentu.com

Эксперт: Совет по правам человека при президенте намерен поставить Россию на колени

Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» — «это вне всяких сомнений полное предательство Родины, прошлого, будущего». Такое мнение ИА REGNUM выразила ведущая итоговой программы «В центре событий» канала ТВЦентр Анна Прохорова.

Напомним, Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ опубликовал документ, в котором признал ответственность СССР за геноцид и Вторую мировую войну.

По словам Прохоровой, «это писали люди, которые патологически ненавидят эту страну». «Звучит вроде бы благостно, а начинаешь вчитываться и понимаешь, что они призывают отказаться от прошлого, сказать что мы виноваты во всех бедах XX века, мы только кровь христианских младенцев не пили, но все стальное мы сделали: развязали Вторую мировую, устроили геноцид сами себе», — отметила она.

«Люди, которые это писали, сами прекрасно понимают, какой репутационный ущерб эта бумага или принятие этой бумаги принесет России. Они призывают дружно сказать всей Россией, что мы плохие, что мы сотворили все беды, и все потому, что здесь был «советский режим». А всё хорошее, что было за 70 лет, в том числе и наша выстраданная, оплаченная миллионами жизней Победа — забыты. Ну конечно, зачем же об этом говорить? Это не вписывается в концепцию, в СССР только людей в Гулаге гнобили… Так не бывает. У каждой истории есть и темные, и светлые стороны. Безусловно, никто не говорит о том, что надо разделять или хоть как-то поддерживать идеологию коммунизма, но так откровенно предавать историю страны, с таким смакованием и сладострастием это делать — недопустимо», — сказала Прохорова.

Прохорова считает, что авторы документа «ненавидят страну, хотят ее унизить на мировом уровне». «Я не говорю обо всех, кто это писал. Возможно, там есть люди, которые свято верят в то, что это правильно. Но и академик Сахаров свято верил в то, что Россию надо раздробить на удельные княжества и раздать под протекторат зарубежных государств. Он свято верил в то, что СССР надо уничтожить, у него была своя внутренняя к этому аргументация. Поэтому и здесь, не удивлюсь, если часть людей, которые это писали, свято верят в эти либеральные ценности. В либеральных ценностях как таковых в чистом виде ничего плохого нет, это нужная вещь, но в нашей стране люди, которые ими восхищаются, превратили их в жупел. Сейчас таких либералов иначе как либераcтами не называют. Это о многом говорит. Так получается, что под либеральные знамена становятся люди, которые не хотят, чтобы у этой страны было великое будущее, хотят видеть в ней не Великую Державу, а обычное рядовое государство на задворках третьего мира на подпевках у США, или кто платит их фондам», — заявила Прохорова.

Она подчеркнула, что история должна переосмысляться не так. «Многие великие историки говорили о том, что нельзя оценивать современникам исторические периоды, поскольку идет некая эмоциональная нагрузка. Можно это делать в мемуарах, но давать политические, исторические оценки можно, когда сменится несколько поколений. Уйдут те, кто помнит те времена и жил в них. Историю пишут победители, и плохие становятся хорошими, хорошие — плохими или вообще исчезают из человеческой памяти. Вот сейчас у этих людей появилась надежда, что они смогут переписать историю не так, как она была на самом деле, а так, как они ее хотят видеть, в этой истории Россия должна стоять на коленях. Место России они видят вот в таком виде: покаянно наклонив голову, на горохе в углу», — заключила Анна Прохорова.

Оригинал материала: «Регнум»


[1]Наши дети не узнают о подвиге предков?

Готовится уничтожение военных архивов. Судя по всему, это идет в связке с полным переписыванием истории Второй мировой войны: Катынь, финансирование Газпромом книг об оккупации Прибалтики, недавнее признание президентским советом по правам человека ответственности СССР за геноцид и Вторую мировую. Плюс «удачная» смерть Илюхина, разоблачившего чудовищные фальсификации по Катыни и тысяч других документов. Всё это делается на наших глазах! Чего только стоит назначение руководителем комиссии по противодействию фальсификации русофоба и ультралиберала Сванидзе! Остатки русской истории опять перепишут, как это уже происходило не раз?

«Под предлогом того, что документы не берут десятилетиями, их могут объявить не имеющими ценности и сжечь. Хотя на самом деле там может храниться информация, которая может быть востребована», – рассказал газете ВЗГЛЯД историк Алексей Исаев о своих опасениях по поводу сохранности материалов по Великой Отечественной войне в архиве Минобороны.

Сообщество историков и неравнодушные граждане бьют тревогу – на специализированных форумах и в блогах высказываются опасения, что в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) могут быть утеряны или даже уничтожены многие документы.

В настоящее время в ЦАМО хранятся документы с 1941 года по настоящее время. В 2015 году должен быть открыт Российский государственный архив Великой Отечественной войны (РГА ВОВ), куда должны быть переданы соответствующие фонды ЦАМО.

В среду блогосфера наполнилась сообщениями с заголовками «В России планируют уничтожать архивные документы ВОВ». О том, на чем основаны такие опасения, газете ВЗГЛЯД рассказал историк, в 2007–2010 годах сотрудник Института военной истории МО РФ Алексей Исаев.

ВЗГЛЯД: Алексей Валерьевич, на чем основаны опасения, которые высказываете вы и ваши коллеги?

Алексей Исаев: Они основаны на том, что, несмотря на приказ Сердюкова № 181 от 2007 года «О рассекречивании архивных документов Красной армии и Военно-морского флота за период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов», есть целая группа документов, которые не выдают в связи с тем, что они находятся на секретном хранении. Например, документы штаба ВВС о состоянии авиапарка перед войной мне не выдали, сказали, секретно.

Перевод документов в РГА ВОВ означает, что все документы, которые будут храниться в этом архиве, должны быть рассекречены. А вот не будут ли при переходе из одного архива в другой пласты, которые ныне считаются секретными, уничтожены – большой вопрос.

ВЗГЛЯД: Вы думаете, их не рассекретят к означенной дате?

А. И.: Рассекречивание – процедура долгая и нудная. А учитывая, что времени до 2015 года осталось не так много, как раз и возникают определенные опасения. Конечно, никто прямо в глаза не скажет: «Мы это все сожжем». Но, тем не менее, наличие массы секретных документов, несмотря на приказ еще 2007 года, наводит на мысль о том, что в оставшееся до мая 2015 года время могут возникнуть какие-то проблемы с рассекречиванием и передачей документов и масса уникальной информации будет утрачена навсегда.

ВЗГЛЯД: Вы высказывали свои сомнения чиновникам? Они как-то комментируют их?

А. И.: Пока ничего определенного не говорится. Нет даже ясности по поводу того, закроется ли архив с постройкой нового здания. Судя по тому, как новое здание выглядит, оно будет построено и, скорее всего, даже отделано к концу года. А закроют ли архив, как это происходило при преобразовании фондов Ленинской библиотеки, и если закроют, то на сколько – на год, на три, – неясно, и официальной информации для планирования научной деятельности никто не дает.

ВЗГЛЯД: Чем можно объяснить, что масса документов до сих пор засекречена?

А. И.: Внятного объяснения это не получает. Факт в том, что их не дают. Более того, мой товарищ, который занимается другой темой, говорит о том, что документы, которые ему раньше выдавали, теперь не выдают, мотивируя тем, что это переведено на секретное хранение.

Может быть, это связано с тем, что он брал документы по Ржевской битве.

ВЗГЛЯД: Почему именно на эти документы был поставлен гриф?

А. И.: Если рассказывать по первичным источникам, картина получается не такой ужасной, как можно себе представить: то, что писали о чудовищных потерях в десятки тысяч человек за один день, не подтверждается. Не все было так страшно, если сравнивать с немецкими документами, чуть ли их оборону там не прорвали и т. д.

В общем, если все излагать по тому, как записано в настоящих документах, то никакого очернения истории не будет. Я в этом неоднократно убеждался и на собственном опыте, и на опыте своих коллег. Засекречивание приводит только к спекуляциям. А утрата документов еще больше приведет к спекуляциям, потому что не будет даже надежды на восстановление исторической справедливости.

Но, тем не менее, из-за страусиных соображений это могут закрывать, и что с этим случится при передаче в РГА ВОВ, где все несекретно, никто не знает.

ВЗГЛЯД: Вы видите здесь какой-то злой умысел или разгильдяйство и отсутствие порядка?

А. И.: Думаю, скорее речь может идти не столько о злом умысле (хотя в отношении Ржева это может быть просто административный произвол), сколько о нежелании делать максимум для сохранения всех этих массивов.

На данный момент, конечно, ничего еще не произошло, но мне бы не хотелось в 2015 году рвать на себе волосы.

ВЗГЛЯД: Есть ли какие-то проблемы помимо сохранности части документов в связи с переездом? Что принципиально изменится?

А. И.: В военном архиве, если говорить честно, порядка больше. Мой опыт работы с государственными архивами, такими как РГВА и Архив внешней политики, произвел просто тягостное впечатление по сравнению с опытом работы в ЦАМО, где порядка и общей дисциплины больше. Условия с точки зрения повседневной работы исследователя в ЦАМО более благоприятные. Когда передадут, это будут дикие расценки на ксерокс, который будет делаться месяцами, и т. д. В этом отношении будет ухудшение, но это полбеды. А вот то, что что-то может быть потеряно навсегда, – за это болит сердце.

ВЗГЛЯД: Есть ли здесь какие-то технические трудности? Переезд документов всегда чреват неразберихой.

А. И.: Это перенос из одного здания в другое на расстояние 100 метров. К счастью, это не переезд в Уральский военный округ – ходили когда-то такие слухи. За несколько лет физически это можно осуществить. Тем более здание новое, и условия хранения там будут лучше.

ВЗГЛЯД: Дела офицеров Красной армии тоже, по вашему мнению, могут быть утеряны?

А. И.: Личные дела вызывают меньше опасения, чем какие-нибудь бригады, полки или секретные дела по Воздушно-десантным войскам, – это целый фонд, который не дают вообще.

Утеря личных дел гораздо менее вероятна. Они однозначно востребованы. Масса посетителей архива едут именно за личными делами своих родственников.

Сомневаюсь, что здесь произойдут какие-то изменения в худшую сторону. В 90-е годы, по рассказам старожилов, частично дела сжигались под предлогом экономии места.

ВЗГЛЯД: Какие документы оказываются в «группе риска»?

А. И.: Первая группа – документы, которые находятся на секретном хранении. Непонятно, что с ними произойдет, – то ли рассекретят, то ли просто сожгут под предлогом того, что рассекречивать долго, а это не представляет исторической ценности.

Вторая группа – так называемые невостребованные фонды. По разным причинам у нас десятилетиями не было доступа к этим документам, многие не брали с 50–60-х годов. Часто, расписываясь в получении, я оказывался первым человеком с 1967 года, с 1966 года. Под предлогом того, что документы не берут десятилетиями, их могут объявить не имеющими ценности и сжечь. Хотя на самом деле там может храниться информация, которая может быть востребована в связи с неугасающими интересом к истории войны.

ВЗГЛЯД: Как сейчас обстоят дела с оцифровкой архивных материалов?

А. И.: Создание сайта «Подвиг народа» – это огромный шаг вперед, я бы сказал, прорыв. Даже в своей повседневной работе я сталкиваюсь с тем, что часто не надо ездить брать документы в бумажном виде, а можно посмотреть в электронном. Но реально оцифровать можно считанные проценты от общего объема. В принципе, оцифровывать все и нецелесообразно. Здесь я вижу очень профессиональную руку в отборе – зная те фонды, из которых это отбиралось, – отбираются они не наугад.

Это облегчит жизнь, сократит необходимость для иностранцев и для жителей других городов ездить в Москву за материалами, но это только часть работы.

Планируется оцифровать, если я не ошибаюсь, 200 тыс. дел. Но это доля процента от 19 млн единиц хранения. Все дела оцифровать нельзя.

Оригинал материала: «Взгляд»

Взгляда и Англии: В России решают, как изживать тоталитаризм

Очередная годовщина расстрела польских военнопленных в Катыни совпала с продолжающимся обсуждением в России предложений по «модернизации российского общества» путем преодоления пережитков тоталитаризма, в том числе и совместными, международными усилиями.

Авторы инициативы предлагают использовать поведение России в катынском вопросе как своеобразную модель построения отношений с государствами ближнего и дальнего зарубежья.

Cвою программу по борьбе с тоталитаризмом в общественном сознании россиян представители президентского Совета по правам человека передали Дмитрию Медведеву на встрече в Екатеринбурге еще 1 февраля, но ее конкретные детали стали известны лишь совсем недавно.

Инициатива Совета касается необходимости увековечить память о жертвах тоталитаризма и на этой основе прийти к «окончанию Гражданской войны, развязанной в 1917 году».

Предлагается дать четкую политико-правовую оценку преступлений прошлого и реализовать в этой связи целый ряд мер внутри страны.

Вся Россия – «большая Катынь»

Авторы программы не ограничиваются только внутрироссийскими мероприятиями. По их мнению, реализация данных предложений «крайне затруднена… если с самого начала программе не будет придан международный характер».

Среди прочего авторы программы предлагают создать Международный институт памяти, который должен стать центром совместной работы «по преодолению тоталитарного прошлого».

При этом они ссылаются на опыт катынского дела в польско-российских отношениях.

За последний год отношение властей России к катынской проблеме резко изменилось.

Госдума России приняла декларацию, признающую расстрел польских офицеров преступлением сталинского режима. Президент Медведев обещал рассекретить все документы по этому делу.

По мнению авторов программы, «осуждение президентом тоталитарного режима, преклонение колен премьер-министром перед Катынским крестом уже сыграли очевидную позитивную роль».

«Признав, что вся Россия – «большая Катынь», начав оказывать знаки уважения жертвам тоталитарного режима самостоятельно, добровольно, без принуждения, страна может только вызвать к себе уважение со стороны всех нормальных людей и народов», — заявляют члены президентского Совета.

Большие различия

В то же время и сами разработчики программы отмечают, что в результате реализации их предложений возможны определенные издержки для России.

Тем более, готовы ли сотрудничать в этом отношении с Россией бывшие республики СССР или бывшие сателлиты?

Матеуш Пискорский, экс-депутат польского парламента и директор Европейского центра геополитического анализа полагает, что предлагаемые меры могут иметь определенный позитивный эффект.

В то же время он с определенным скепсисом воспринимает эти предложения.

По его мнению, уже есть научные структуры в России и Польше, в рамках которых можно вести исследования по поводу коммунистического прошлого.

Пискорский также подчеркивает, что Россия и Польша по-разному воспринимают коммунистическое прошлое.

«Смотря на общественное мнение в России и Польше, я отмечаю большие различия в понимании этого прошлого. Я считаю, что необходимо, чтобы прошло время, чтобы в России изменилось оценки российского общества в отношении советского периода истории», — заявил эксперт bbcrussian.com.

В то же время он отмечают, что «многие из польских историков и преподавателей воспримут с большим удовольствием и надеждой реальные и объективные исследования прошлого».

Однако польский политолог не считает, что новая программа, в случае ее одобрения, может как-то значительно повлиять на имидж России за рубежом.

Как и польский эксперт, инициативу членов президентского Совета поддержал Юрий Добелис, бывший депутат латвийского парламента.

В то же время он отмечает двойственность позиции российских властей по отношению к советскому наследию, которая может быть определенной проблемой в плане реализации предложенной программы.

По мнению Добелиса, власти России избирательно относятся к прошлому СССР. Эксперт привел пример со случаем партизана Василия Кононова, поддержку которому выражал глава российского МИД Сергей Лавров.

По словам Добелиса, такая позиция плохо стыкуется с предложением о совместном преодолении тоталитаризма.

При этом он считает, что совместная работа по изучению тоталитарного общества не только возможна, но и желательна.

Авторитарный синдром

В российском обществе предложения президентского Совета встретили менее однозначную оценку.

Среди тех, кто полностью разделяет предложенный подход — декан факультета прикладной экономики Высшей школы экономики Марк Урнов.

«В самой идее модернизации российского общественного сознания я не только не вижу какого-то криминала, а просто считаю эту задачу главной для модернизации России. Нас тормозит не только техническое отставание, а, прежде всего, глубоко укорененный в сознании авторитарный синдром», — сказал Урнов в интервью bbcrussian.com.

При этом он считает, что главное в этом отношении то, будут ли власти последовательно заниматься реализацией такой программы, в том числе и в международном плане.

Как и Добелис, Урнов полагает, что здесь не должно быть избирательного подхода, «каких-то полумер», когда будут рассказывать об успехах, которые «были совершены под руководством Коммунистической партии».

По мнению Урнова, бывшие социалистические страны готовы совместно с Россией объективно посмотреть на недавнюю историю.

Осуществление инициативы президентского Совета смогло бы изменить и имидж России, полагает эксперт.

Колоссальные проблемы

Однако далеко не все в России таким образом относятся к предложения по борьбе с пережитками тоталитаризма в общественном сознании россиян.

По мнению Михаила Ремизова, президента Института национальной стратегии, в это программе «есть две колоссальные проблемы».

Первая из них касается как раз внешнеполитического измерения. По мнению аналитика, большую опасность в этом отношении представляет «обнуление исторического капитала России, связанного с победой СССР во Второй мировой войне».

По словам Ремизова, авторы программы возлагают на СССР часть ответственности за начало войны, что умаляет роль Советского Союза как страны-победительницы.

С этой ролью, помимо всего прочего, напоминает Ремизов, связаны членство России в Совете Безопасности ООН, а также устройство Ялтинского и пост-Ялтинского миропорядка.

Поэтому эксперт полагает, что реализация программы нанесет ущерб имиджу России на международной арене.

«Это выявит роль России как слабого, сомневающегося игрока в своем праве на существование в современном мире», — заявил bbcrussian.com Ремизов.

При этом он считает, что те шаги навстречу в сфере политики памяти, которые могли быть сделаны, уже сделаны. Хороший пример, по мнению Ремизова — это Польша и история с Катынью.

Однако, по его словам, это было признание конкретного преступления, а не преступности режима или целого исторического периода.

Второй проблемой в отношении предложенной программы эксперт считает внутрироссийское измерение инициативы Совета.

По словам Ремизова, «нет более верного средства разжигать атмосферу внутренней гражданской войны, чем осуществлять кампанию по десталинизации сверху».

Она неизбежно вызывает ответную реакцию, поддерживая в обществе сталинистский невроз, полагает эксперт.

При этом, по словам Ремизова, идеология принудительной десталинизации ассоциируется со всеми ошибками существующего режима.

Нет нужды в десталинизации

С Ремизовым согласен Виталий Третьяков, известный российский публицист, декан Высшей школы телевидения МГУ.

Третьяков заявил bbcrussian.com, что относится к предложениям Совета «крайне отрицательно». В то же время он отмечает в нем много «банально правильных вещей».

«Это касается того, чем занимались в свое время советские пионеры, разыскивая могилы погибших», — пояснил эксперт.

«Это [предложения Совета] — большая отвлекающая от чего-то более существенного для страны пропагандистская кампания, которая имидж России за рубежом не улучшит. Россия слишком заметная на планете и в истории страна, чтобы отношение к ней вырабатывалось после каких-то текстов, заявлений, кампаний», — заявил Виталий Третьяков.

По его мнению, «Россия не нуждается в десталинизации».

«То, что некоторые люди называют сталинизмом, якобы существующим сегодня в России, легче всего разрушилось бы с помощью успехов политики нынешних властей», — считает эксперт.

Третьяков также прокомментировал утверждение авторов программы о том, что ее реализация приведет к «укреплению объединительных тенденций на территории бывшего СССР и, возможно, бывшего «соцлагеря» — через осознание общности трагического прошлого».

По мнению аналитика, этого не случится: те страны, которые тяготеют к России, будут стремиться к Москве в любом случае.

Те же государства, в случае которых такой тяги нет, «они не только под влиянием этих кампаний не изменят свою точку зрения, они наоборот получат дополнительный материал для того, чтобы заниматься антироссийской риторикой и пропагандой».

Ярким примером в этом отношении Третьяков считает историю с Польшей.

Россия, по его мнению, в последнее время сделала целый ряд шагов навстречу Варшаве, в том, что касается Катыни, и того, что связано со смоленской авиакатастрофой, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский.

«Однако все, что Россия получила в ответ — грязь, ненависть, разговоры о том, что самолет Качиньского угробили русские», — заявил Виталий Третьяков.

По словам Третьякова, Россия ни перед кем каяться не должна, решая при этом самостоятельно свои внутренние проблемы.

Оригинал материала: «Би Би Си Русская служба»