Что делать с "особенным человеком"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Политинформационный вирус" Митволь

Оригинал этого материла
© "Вокруг новостей", origindate::07.02.2007, Фото: "Время новостей"

Что делать с "особенным человеком"? "Политинформационный вирус" обгоняет по рейтингу ведущих политиков

Емельян Филинов (efilinov.livejournal.com)

Converted 23329.jpg

Олег Митволь

Нет, он не спит на гвоздях, готовясь к пыткам в царских застенках. И даже не задумывается о рисках, связанных с активным участием в политике. Все знакомые нашего героя в один голос утверждают, что трудно найти более типичного обитателя Рублевского шоссе. Мутноватый взгляд, бесцветный облик, компенсируемый гламурным «прикидом». Туповат, трусоват, а потому исполнителен. Ну, там еще, как положено на Рублевке – сибарит, хвастун, бабник, жмот и транжира одновременно. Прозвучало еще такое определение – «брат-близнец Димы Якубовского», но оно не противоречит вышесказанному. И все же именно этот банальный персонаж гламурного «трэш-нон-фикшн» в мягкой обложке сумел стать «героем нашего времени», «особенным человеком», политическим символом с нарицательным именем «Митволь».

Но даже в этой своей роли человека-символа «с большой дороги», в современном смысле этого слова, он был бы нам не особенно интересен. Если бы не складывающиеся политические обстоятельства. Наверняка, герой графоманского романа Чернышевского тоже никого бы не заинтересовал, не случись политических обстоятельств 1905, а потом и 17-го года. А так всей советской стране пришлось 77 лет писать сочинения про «особенного человека» Рахметова. Чтобы избавить внуков от конспектирования столь же дешевых и бездарных романов, придется сочинение о Митволе написать самому.

Теперь, что касается тонких политических обстоятельств, скрытых за толстыми рублевскими заборами. Явным и недвусмысленным намеком на их существование стала небрежная фраза Путина на пресс-конференции 1 февраля: «Никаких преемников не будет, будут просто кандидаты». Или как-то так, не дословно, но точно. При этом президент находился в явно приподнятом настроении, хотя за три с половиной часа ничего особенного, кроме этой фразы так и не произнес.

Кто-то мог бы подумать, что Путин просто отшутился от мировой прессы. Однако, судить нужно не по словам, а по делам и их плодам. За неделю до этого один из двух «преемников», Дмитрий Медведев, был вывезен в далекие горы и прилюдно прикончен. Не физически прикончен, разумеется, а лишь символически, как кандидат на всенародное избрание. И до этого происшествия закрадывались сомнения, каким образом можно было продать электорату первого вице-премьера, отвечающего за бюджетную оптимизацию социальной сферы, включая мягкое и незлобивое кураторство над всенародным любимцем министром Зурабовым.

Сомнения еще больше усилились, когда «Газпром» с присущей ему элегантностью развернулся «в посудной лавке» П.П.Бородина, ностальгически названной в честь бывшего Союза. Никто не спорит, выяснение отношений между «Газпромом» Путина и «Госпромом» Лукашенко давно назрело. В долгосрочной перспективе оно может даже принести всем пользу. Но в пылу борьбы «Газпрому» пришлось вслух упирать на скорое повышение внутрироссийских цен. Как совместить председательство в таком «Газпроме» с необходимым предвыборным популизмом? Может быть, Медведев сильно надеялся, что обещанное им народу жилье станет и вправду доступным? Но на то и мэр Лужков, чтобы разнообразными ограничениями рынка поддерживать заоблачные цены.

Впрочем, все это уже не имеет большого значения. Они знали свое дело - те, кто присоветовал Медведеву начать предвыборный год с выступления в Давосе перед «мировой элитой». Не могли не знать, что для массового избирателя само слово «Давос» ассоциируется исключительно с Чубайсом, Березовским, «семибанкирщиной», переизбранием больного Ельцина, «залоговыми аукционами», пирамидой ГКО, «дефолтом» и прочими либеральными трюками для быстрого обогащения олигархов за наш с вами счет.

Трудно оценить, насколько сознательно советники Медведева подыгрывали прямому конкуренту, второму первому вице-премьеру Иванову. Но если пытались, то получилось по Черномырдину - «как всегда». Подстрелив соперника на взлете, убили тем самым интригу и само понятие «преемник». Потому как Путину, желающему единолично «работать» оставшиеся полтора года, определенность с «преемником» вовсе ни к чему. Вот и пришлось арбитру досрочно завершить эту партию вничью, объявив счет 0:0.

Изменение правил игры, заставшее врасплох основных игроков, каким-то образом совпало с бурным всплеском пиар-кампании Митволя. Может быть, он даже и зря это сделал, не подумав. Не оценил обстановку, а просто тупо следовал заранее сверстанному сценарию и медиа-плану. Но только вынудил нас задуматься и более внимательно изучить «бэкграунд» и амплуа нашего «героя с Рублевки». Хотя бы по той веской причине, что в отличие от формальных «преемников», Митволь наращивает рейтинги уверенно и почти без ошибок, обладая изначально далеко не лучшими стартовыми условиями и, тем более, личными качествами.

Между тем, понижение статуса Медведева и Иванова из почти официальных «преемников» в почти равные кандидаты, означает шанс для целой когорты запасных игроков – Миронова, Грызлова, Матвиенко, Якунина, Ткачева. В числе возможных соискателей назывался также Юрий Трутнев, министр природных ресурсов и прямой начальник Митволя.

Нужно заметить, что из всех вероятных кандидатов бывший спортсмен, бизнесмен и пермский губернатор выглядел наиболее динамичным, техничным и близким по имиджу к самому Путину. Он отличился и на посту мэра – наведением порядка, и на посту губернатора – первым успешным опытом объединения двух регионов в Пермский край. Да и министерство с приходом Трутнева превратилось из замшелой бюрократической конторы в боевой штаб отрасли. В том числе и за счет кадрового усиления. И даже активная пиар-компания Митволя поначалу вроде бы добавляла к рейтингу Трутнева.

Однако летом прошлого года настал ключевой момент, когда ведомый чиновник легко обошел на повороте, казалось бы, более техничного и мощного лидера. Министр Трутнев получил лично от президента указание усилить давление на западных участников консорциума «Сахалин-2», которые по дурной привычке ельцинских времен игнорировали экономические интересы российского государства. Разумеется, министр раздал поручения всем службам, включая Росприроднадзор, и как хороший организатор занялся, прежде всего, исполнением поручения, а не только «пиаром» по этому поводу.

Между тем, назревала политическая сенсация мирового масштаба, в центре которой вовремя оказался вовсе не министр Трутнев, а чиновник второго ряда Митволь. Потому как других забот, кроме собственного имиджа и рейтинга, у него никогда не было. Когда Трутневу доложили о бурной реакции прессы, он отозвал Митволя с Сахалина и сам поехал под камеры мировых телекомпаний месить глину на стройке газопровода. Но было уже поздно, подчиненный уже снял все сливки, и теперь именно он, сибарит и болтун Митволь, а вовсе не трудолюбивый и эффективный Трутнев числится в анналах прессы победителем «Шелла» при Сахалине.

Для большей наглядности приведем рейтинг упоминаний министра Трутнева и чиновника не первого ряда Митволя в Интернете за 2006 год. По версии поисковой системы «Яндекс» на Митволя в 2006 году ссылались 282700 страниц, а на Трутнева – в три с половиной раза меньше - 86500 страниц. При этом практически весь прирост ссылок на Трутнева случился после начала событий на Сахалине – разница между вторым и первым полугодием – 82850 ссылок. Однако прирост рейтинга Митволя за этот же период: + 164500. При этом за первый месяц 2007 года разница еще больше – 113000 у Митволя против 24000 у Трутнева, то есть разница в темпах роста увеличивается. Примерно такое же соотношение, если считать по числу поисковых запросов, отражающих интерес к персоне.

По данным Интернета информационный рейтинг Митволя в 2006 году находится примерно на том же уровне, что и рейтинги двух «преемников» Д.Медведева и С.Иванова, а также спикера Б.Грызлова, вице-спикера В.Жириновского, министров А.Кудрина, Г.Грефа, М.Зурабова, «олигархов» Б.Березовского и М.Ходорковского.

Достаточно заметно, раза в полтора, Митволь опережает по числу упоминаний С.Шойгу, В.Матвиенко, С.Миронова, примерно в два раза – Г.Зюганова, Д.Рогозина. Рейтинги таких известных политиков как М.Шаймиев, В.Якунин, Б.Громов, А.Хлопонин, А.Ткачев, Г.Боос, Э.Россель, А.Тулеев, С.Глазьев, В.Сурков, Р.Кадыров – меньше в три-четыре раза или на полпорядка, как и у Ю.Трутнева.

Выше, чем у Митволя с «преемниками», рейтинги только у Лужкова – примерно вдвое, Чубайса – в полтора раза. Ну и конечно, информационный рейтинг Путина парит над всеми заоблачным Эверестом – 2,76 миллиона ссылок за прошлый год, на порядок выше «преемников».

Кроме количественных показателей рейтинга есть еще качественные. Например, почти весь рейтинг Зурабова связан с его критикой, это – антирейтинг. Высока доля антирейтинга и у других либеральных деятелей – Чубайса, Березовского, Кудрина, Грефа. У мэра Лужкова, министра Трутнева и большинства губернаторов баланс ссылок в позитивном и негативном контексте гораздо лучше. Однако и по качественным показателям Митволь обходит почти всех, кроме главы МЧС Сергея Шойгу.

Так что у нас есть все объективные основания считать Олега Митволя «особенным человеком», феноменом российской политики. Ведь в отличие от федеральных министров и региональных лидеров, добившихся своих позитивных рейтингов большими усилиями, чиновник средней руки Митволь приобрел широкую известность быстро, почти не напрягаясь. Притом что стартовые условия тоже были не в его пользу. Если Трутнев до начала федеральной карьеры был успешным мэром и губернатором, то в багаже Митволя – довольно сомнительная карьера скандального бизнесмена от «гринмэйла». Близкие отношения с Борисом Березовским тоже, вроде бы, служат отягощающим обстоятельством. Однако факт есть факт – отягощенный компроматом рублевский тусовщик Митволь легко обошел на повороте положительного во всех отношениях Трутнева, причем на его же законном информационном поле.

Тем не менее, феномен Митволя вполне поддается объяснению. В коллективных видах спорта есть такое выражение: «порядок бьет класс». То есть индивидуальное мастерство и иные положительные качества отдельных классных спортсменов, таких как Трутнев, чаще всего не могут противостоять хорошо отлаженной системе, укомплектованной средними исполнителями, такими как Митволь. То есть для разгадки феномена Митволя нам нужно уйти от пристального разглядывания этой ничем не примечательной личности, а требуется изучить его место и роль в политической игре. ...При всех успехах на информационном поле, никаких шансов на роль политического лидера у Митволя не было и нет. Зачем же тогда наращивать рейтинг, вкладывать немалые ресурсы в шумные пиаровские акции и персональную информационную службу? Ответ лежит на поверхности – именно для того, чтобы занять информационную нишу, не дать раскрутиться таким фигурам как Трутнев.

В отличие от Трутнева, Митволь – не форвард, а стоппер, поставленный в определенную зону информационного поля, чтобы срывать чужие атаки. Ну и что, что формально Митволь играет вроде бы в команде Трутнева - в политике важны реальные действия, а не формальная подчиненность.

Однако, размах информационной кампании Митволя великоват для нейтрализации одного единственного Трутнева как возможного кандидата в преемники. При более внимательном взгляде на сектор информационного поля, старательно вытаптываемый Митволем, можно обнаружить гораздо более крупного «медведя», который в более важном рейтинге доверия обычно занимает второе-третье место вслед за Путиным и Лужковым. И именно в последние два-три года огромный информационный рейтинг министра по чрезвычайным ситуациям был целенаправленно свернут.

До появления Митволя именно Сергей Шойгу безраздельно занимал позицию главного защитника природы и борца с техногенными авариями. А теперь ему пришлось сильно потесниться. Технику этой борьбы на чужом поле можно раскрыть на недавнем примере: В Омской и Томской области выпал «рыжий снег». Разумеется, сообщения об этом в информационные агентства попали, как и три года назад, из региональных служб МЧС. До 2004 года журналисты ведущих газет или телеканалов обратились бы для комментариев в пресс-службу Шойгу, который и собрал бы политические дивиденды от работы своей системы. Однако сегодня журналисты, как будто по команде, бегут за комментариями не к Шойгу, а к Митволю. Кроме того, министр Шойгу достаточно сильно загружен делами, а единственная функция «чиновника» Митволя – первым успеть под объективы телекамер, что бы и где не случилось.

Кроме того, в отличие от Шойгу и других серьезных политиков, Митволь практически не связан профессиональной этикой, политическими условностями и просто общественными приличиями. Например, те же самые региональные службы МЧС опровергли информацию о якобы опасности «рыжего снега» для здоровья людей. Оказалось, что речь идет об отголосках обычной для Центральной Азии песчаной бури. Однако, вместо успокоения населения, федеральный чиновник Митволь, наоборот, повышает тон до истерического, грозя тяжкими уголовными карами неизвестным директорам неназванных промышленных предприятий.

Таким образом, у нас образовалась достаточно обоснованная рабочая гипотеза о месте и роли Митволя в политике как виртуального «киллера» лидеров информационного рейтинга. Однако, чтобы доказать эту теорему, нужно выявить систему – то есть других игроков аналогичного амплуа, тренеров и заказчиков, а также примеры аналогичных систем в отечественной и зарубежной политике.

Быстро обнаружить еще одного игрока «системы» позволяет всего один взгляд на информационные рейтинги, где в лидерах второго эшелона, кроме статусных политиков, затесался некто Рогозин, столь же невнятная внешне и сомнительная внутренне личность, как и Митволь. А чтобы понять на каком секторе информационного поля и против кого играет этот второй «стоппер», вспомним последний «подвиг» этого персонажа – активное участие в кампании по выборам в Мосгордуму осенью 2005 года.

Кто у нас до 2004 года был главным критиком Чубайса и главным защитником москвичей от наплыва мигрантов? Правильно, Лужков. А кто попытался перехватить эти лозунги, докрутить их до истерических обертонов, чтобы занять выгодную нишу – правильно, Рогозин. Другой вопрос, что до конца это так и не получилось, но, тем не менее, он потеснил мэра Москвы, заставил обороняться и терять политические очки.

Шойгу и Лужков как две главные мишени для виртуальных «киллеров» - это уже наводит на вполне определенные мысли. Там еще Шаймиев был – среди соучредителей и сопредседателей «Единой России». Нет ли в информационном поле, среди отвязных, молодых да ранних политиков такого, что пытается занять специфическую нишу главного «федералиста» Шаймиева? Напомним, Минтимер Шаймиевич обычно выступает главным защитником прав национальных республик, но при этом сторонником единства и целостности Российского государства? Оказывается, да, и в этой нише есть молодой и рьяный политический выдвиженец – Рамзан Кадыров, в чем-то даже более успешный, чем Митволь и Рогозин. Однако, доказать его изначальную причастность к той же «системе» чуть сложнее, поскольку кроме активного пиара, он все же реально вовлечен в сложную политику умиротворения Чечни.

Итак, похоже, мы не только обнаружили похожих на Митволя игроков, но и выявили главную цель системы – подорвать информационные рейтинги и ослабить позиции слишком самостоятельных лидеров «Единой России».

Что касается аналогов нашей системы «виртуальных киллеров», то далеко в исторические анналы забредать не придется. Достаточно вспомнить конец 80-х годов, когда вдруг по мановению «архитекторов» в информационном поле появились разнообразные «прорабы перестройки». Например, директор подмосковного кирпичного завода, известный коллегам лишь как хронический алкоголик и абсолютный рекордсмен по проценту бракованных кирпичей, вдруг выдвигается на первые роли в демократическом движении и даже претендует на пост премьера российского правительства. Разумеется, его настоящая роль была – занять и вытоптать нишу, не допустить раскрутки серьезных лидеров и уступить без боя заранее запланированному кандидату от «архитекторов».

Любопытно, что «архитекторы перестройки» даже не скрывали, с каких исторических образцов политтехнологий они берут пример. Разве что масонскую степень «подмастерье» заменили более актуальным словом «прораб». Это вовсе не значит, что Горбачев и Яковлев были тайными масонами. Они всего лишь открыто пользовались старинными масонскими приемами в политике. Да и какой смысл держать в Советском Союзе тайных масонов, если компартия изначально взяла на вооружение главные масонские принципы. Ведь что главное в масонстве – вовсе не тайные ритуалы и знаки, а психология вербовки и посвящения. Если ты недостаточно умен и талантлив, неярок внешне и тускл внутренне, но при этом завидуешь чужому успеху и готов с радостью снять с себя моральную ответственность за свои поступки, тогда твой путь – в масоны или, как в советское время, в партию.

Соответственно, в руках «архитекторов» и заказчиков появляется инструмент надежного «шунтирования» политической оппозиции, а иногда, если заказчик внешний, то и для парализации всей политической системы. Если на ключевых постах оказываются никчемные личности, не способные к самостоятельным решениям, то дальше сам собой начинается период полураспада. Так что нет ничего принципиально нового в появлении в политике таких фигур, как Митволь. Но сам факт появления и продвижения таких «митволей» – симптом приближения кризиса и полураспада режима.

Любая система предполагает не только единство целей и задач, но и единство методов их достижения. Можно ли сказать что-то определенное относительно методов, с помощью которых происходила и происходит информационная раскрутка Митволя и его виртуальных коллег?

Для этого нужно, во-первых, четко уяснить, что политика и политики всегда заимствуют методы и опираются на технологии, разработанные для других нужд, но в смежных, имеющих отношение к идеологии сферах деятельности. Так, например, политическая пропаганда, создававшая рекламный образ пламенного революционера на рубеже 19-20 веков, очевидно, использовала методы и технологии литераторов и самый популярный в те времена жанр романа, авантюрного или бытового. Так появился в общественном сознании идеальный «особенный человек» Рахметов. А затем, когда публика заглотила наживку, понадобился и более приземленный образы «людей с фабрики» Павла Власова и его мамы. Последние служат ориентиром для эмоциональной «массовки» - наивных простаков с улицы, которых «особенные люди» приведут таки «на бой кровавый».

Если говорить о нынешней политике, то все игроки, так или иначе, используют методы коммерческой рекламы. Разница лишь в том, что серьезные лидеры-тяжеловесы, выражающие интересы мощных корпораций – частных или государственных, используют классические методы корпоративного «пиара» – прежде всего, телевизионной рекламы и так называемой «джинсы». А виртуальные лидеры, вроде Митволя или Рогозина, заимствуют мультимедийные методы и технологии раскрутки у более агрессивной сферы шоу-бизнеса, где самореклама не отделима от содержания, практически уже вытеснила любое содержание.

Как раскрутить очередную виртуальную «звезду» шоу-бизнеса? Для начала нужно связать новое имя с самым раскрученным именем «звезды», желательно со скандальными подробностями для светской хроники. Затем постоянно напоминать о себе в новостях, по возможности ввязываясь в новые скандалы и новые шоу. В этом смысле раскрутка Митволя не просто соответствует канонам шоу-бизнеса, а может служить классическим образцом. Практические первое, что Митволь сделал на посту федерального чиновника – ввязался в «скандал» с дачей Аллы Пугачевой, от которой якобы требовалось снести баню, поставленную слишком близко к водохранилищу. При этом обе «звезды» - восходящая и превосходящая, мило улыбались друг другу, беззлобно шутили по поводу предмета скандала и, в конце концов, разошлись миром, забыв про баню и экологию. Но дело первичной раскрутки было сделано.

Следующий этап – массовая закупка эфира, так чтобы имя Митволя звучало на всех телерадиоволнах и, по возможности, при включении в розетку утюга и микроволновки. Наконец, когда имя достаточно раскручено – турне с сольными концертами, которое Митволь успешно начал прошлым летом на острове Сахалине.

Затем рекомендуется повторить весь цикл: скандал – закупка эфира – турне, но уже с участием специально обученной массовки – «людей с фабрики». И как раз в начале февраля, когда президент Путин объявил о новых правилах политической игры, Митволь тоже объявил о своем участии в очередном скандальном шоу «Дом-2» вместе с еще одной «звездой» шоу-бизнеса Ксюшей Собчак, которая, как ни странно, тоже является и лидером собственной виртуальной «партии». Надо же, какое совпадение?

Теперь мы точно знаем, почему из всех внешне глянцевых и внутренне бессодержательных обитателей Рублевки именно Олег Львович был выбран на ведущую, хотя и не главную роль в виртуальном политическом шоу. Во-первых, из-за непривычной и легко запоминающейся фамилии, ассоциирующейся с «системой ниппель» или бодрым отзывом «яволь». Это главное. Раскрутить какого-нибудь Сидорова или очередного Иванова-Медведева стоило бы на порядок дороже. Во-вторых, через рублевских соседей, через жену, бывшую модель и подружку Ксюши Собчак, наш сомнительный бизнесмен был вхож в тусовку шоу-бизнеса, и потому очень быстро прошел кастинг.

Кстати, вот и еще одна достаточно прямая связь с Рамзаном Кадыровым проявилась – через Ксюшу, принимавшую самое активное участие в раскрутке чеченского «особенного человека» на федеральных телеканалах и в массовых газетах.

Итак, по своей форме методы создания и раскрутки «митволей» есть калька с методов шоу-бизнеса. При этом по своему политическому содержанию это не что иное, как творческое развитие метода «двойников» на выборах. Исходный метод чрезвычайно прост. Помните, есть такая поговорка: «сначала человек работает на свое имя, а потом имя работает на человека». Метод «двойников» позволяет довольно успешно противодействовать этой народной мудрости, а также тому пожеланию о выборах с учетом деловых и человеческих качеств, которое намедни высказал Путин. То есть работает всю жизнь какой-нибудь Иван Петрович Сидоров на свою репутацию, бережет честное имя. Но когда решает принести пользу обществу на посту депутата или губернатора, откуда-то из подворотни, «с большой дороги» появляется еще один Иван Сидоров, тихий алкоголик и потомственный тунеядец, готовый за деньги стать виртуальным «киллером».

Исходный метод «двойников» хорошо работает на уровне областных или районных выборов, отдельных избирательных округов, где участвуют малораскрученные кандидаты. На уровне президентских выборов, где по определению участвуют только всем известные деятели, выдвигать полного тезку Юрия Лужкова или еще одного Сергея, сменившего перед выборами фамилию на «Шойгу», бесполезно. Это будет только дополнительной рекламой. Поэтому усовершенствованный метод основан не на краже доброго имени, а на краже позитивного имиджа, а также идей и лозунгов, с последующим возгонкой до неприличной для серьезного политика степени крайнего популизма. Заодно и сами позитивные идеи компрометируются. ...От выявления задач и методов «системы митволь» можно теперь перейти к вероятным целям заказчиков и режиссеров нашего шоу политических марионеток. Совмещение методов шоу-бизнеса с его ставкой на быструю раскрутку виртуальных «звезд», создание поддержки в виде оболваненной массовки, в сочетании с крайним популизмом и виртуальным «киллерством» в отношении серьезных политиков есть не что иное, как технология «цветной революции»! В полном объеме эта «оранжевая» технология была задействована в том же 2004 году в Киеве, который после этого и городом-героем назвать неудобно. Теперь это разве что «мать-героиня городов русских».

Однако на Украине «оранжевая революция» провалилась из-за грубых ошибок, как со стороны заказчиков, так и со стороны исполнителей. Главной причиной поражения украинских «оранжевых» стала вынужденная ставка на националистическую «западенскую» массовку, которая оттолкнула от «оранжевых» все население Юго-Востока, плюс личная стойкость Януковича, принявшего и удержавшего основной удар.

В связи с поражением «оранжевых» в Киеве принято считать, что и у нас в России уровень «оранжевой» угрозы резко упал. Однако пример Митволя и продолжение информационной раскрутки Рогозина свидетельствуют об обратном. Наоборот, заказчики и технологи «оранжевых», наверняка, учли все ошибки своих украинских коллег. Тот же Митволь не противопоставляет себя никаким слоям общества, кроме как своим коллегам-бюрократам, включая федеральных министров.

Но главное, что помимо «выставочных лидеров» идет работа и по созданию массовки, причем сразу по двум линиям. По линии непринужденно и легко, как бы в шутку, политизированного шоу-бизнеса молодежную массовку собирает та же Ксюша Собчак, которой теперь взялся помогать Митволь. По линии слегка театрализованной политической работы с молодежью давно уже создан аналог «Фабрики звезд» в виде движения «Наши». Поскольку за два года произведен тщательный отбор и отсев «комиссаров», можно говорить о создании ядра молодых активистов, мечтающих сделать такую же быструю и непыльную карьеру в политике как «особенные люди» Митволь, Рогозин или Кадыров.

Таким образом, готовы все компоненты для организации при необходимости «оранжевого» кризиса в Москве и Питере. Целью при этом может быть только противодействие приходу к власти в России серьезных и самостоятельных политических лидеров, избранных по деловым и личных качествам, а не по желанию внешних заказчиков.

Но может быть мы напрасно «дуем на воду», может быть Митволь действительно тот, за кого себя выдает – борец за чистоту природы и патриот отечественного нефтегазового комплекса? Разве не он вернул государству контроль над «Сахалином-2»?

Во-первых, не он. Принял решение лично Путин, а организовал его выполнение Трутнев. Участие Митволя свелось к позированию перед телекамерами, а также в добавлении к основным юридическим и экономическим аргументам еще и разухабистого экологического «пиара».

Казалось бы, реальная помощь «Газпрому»? Но вот какие мнения появились в прессе сразу после Нового года: «Лукашенко имеет в запасе сильнейший ход – «вариант Митволя», – считает аналитик East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. – Белорусский участок газопровода Ямал–Европа, принадлежащий «Газпрому», был построен в 2003 году. Я уверен, что на трассе можно найти множество нарушений природоохранных законов Белоруссии … По примеру Сахалина, Белоруссия вполне может наложить на «Газпром» многомиллиардные штрафы, и как бы законным способом получить в собственность 51% транзитного газопровода. Я думаю, скоро мы услышим слова Лукашенко о том, что «газопровод Ямал–Европа – это уродливый шрам на лице «синеокой Беларуси». Пригодятся все наработки «Газпрома» и Митволя – от незаконной вырубки леса до нарушения экологического режима водоемов».

То есть, очень вероятно, что мы имеем дело с технологией «троянского коня», когда под видом методической помощи продвигается приглашение российского «Газпрома» в экологическую «ловушку» с созданием важного для международных арбитражей прецедента.

Или взять случившийся недавно выход Митволя на международную политическую сцену, его выступление на экологической конференции ОБСЕ в Вене. Здесь придется цитировать нашего героя: «Поскольку в России сосредоточено около трети мировых запасов пресной воды, поэтому значимость нашей страны… будет только возрастать… Однако в то же время будет возрастать и ответственность за то, чтобы чистая пресная вода сохранилась для наших детей и внуков».

«Главной причиной экологической напряженности в Каспийском регионе являются продолжающиеся перевозки нефти из Казахстана в Азербайджан однокорпусными танкерами. В большинстве европейских стран, имеющих отношение к судоходству… использование таких танкеров строго запрещено и влечет за собой уголовную ответственность… В области экологии не может быть двойных стандартов, как не может быть окружающей среды отдельно у России или у Европы…»

О чем это наш герой? Может быть, он патриотически подчеркивает значимость нашей страны? Отнюдь, Митволь подчеркивает значимость природных ресурсов нашей страны для Запада и призывает ни больше, ни меньше как ввести внешний контроль над водными ресурсами России и СНГ, включая Каспий. Он призывает запретить танкерный флот на Каспии, единственной альтернативой которому являются транскаспийские трубопроводы, против которых возражают Россия и Иран. Однако, по странному совпадению, именно транскаспийские трубопроводы, по замыслу заказчиков «цветных» революций, должны замкнуть кольцо альтернативных транзитных путей в обход территории России.

Если это не политическая программа для «цветной» революции под «зелеными» экологическими флагами, то что? Достаточно сравнить это программное заявление Митволя с речами других политиков, тоже считающих, что Россия не сможет сама, без помощи ОБСЕ и НАТО контролировать свои природные богатства. Точно так же, как Митволь, думают о природных богатствах России сенатор Лугар и вице-президент США Чейни, судя по их выступлением на рижском саммите НАТО. Можно еще вспомнить крылатые слова Мадлен Олбрайт, обращенные ко всем нам: «Вам повезло, что у вас есть нефть… богатствами нужно делиться!»

Если же вернуться к другим громко распропагандированным подвигам нашего «патриота природных ресурсов», то банька Пугачевой как стояла, так и стоит. А единственным результатом стал снос коттеджей в деревне Пятница, видимо единственным местом Подмосковья, где не нашлось статусных домовладельцев, а только простые, не элитные дачники.

Если теперь рассмотреть «феномен Митволя» в масштабах всей политической системы, то самым точным будет определение «информационный вирус». Как еще назвать продвигаемый в политико-информационном поле проект, который маскируется, заимствуя внешние, имиджевые символы у действительно работающих политических проектов и лидеров. При этом главной задачей такого «политинформационного вируса» является максимальное заполнение большого сектора информационного поля «спамом», а также отвлечение на себя максимума информационных ресурсов.

Насколько эффективно действует эта «вирусная» политическая технология можно судить по снижению информационного рейтинга одного из признанных лидеров российской политики Сергея Шойгу. Причем график этого снижения совпадает по времени с динамикой роста рейтинга самого «вируса» по имени Митволь. ...Кстати, об информационных технологиях, используемых «системой митволь». Здесь также есть чему поучиться у авторов проекта, прежде всего, активному манипулированию Интернет-ресурсами. Во-первых, именно здесь, в Интернете, мы находим доказательство, что с самого начала наш «информационный вирус» был нацелен не на экологию, а на вхождение в высшие слои политики.

Достаточно взглянуть на сайт «Митволь.Ру», слепленный по образу и подобию популярного ресурса «Владимир Владимирович.Ру», придуманного Максимом Кононенко. Совершенно понятно, когда этот же шутовской прием в отношении королей перенимают «поклонники» Виктора Андреевича™ Ющенко, или даже Валентины Ивановны™ Матвиенко, не говоря уже об Алле Борисовне™. Но в отношении Митволя этот прием неуместен, тем более в начале его раскрутки, если только не иметь в виду претензии на место «короля». Впрочем, по обилию малоинтересных автобиографических деталей легко вычисляется заказчик этого «виртуального наезда» - сам Митволь.

Аналогичную тактику – маскировку собственного «пиара» под козни врагов, Митволь применяет и при ведении одноименно блога в «Живом Журнале». Используя созвучие со словом «миф», журнал «mythvol» используется для критических «наездов» на мэра Лужкова и губернатора Громова. При этом заказчик – сам Митволь, театрально разводит руками и демонстративно расспрашивает всех, что это за враги пишут от моего имени. Однако судят не по словам, а по делам и результатам. А результаты таковы – вскоре после того, как мифический «митволь» опубликовал в ЖЖ и в «Компромате.Ру» серию острых разоблачительных статей про Лужкова, настоящий Митволь получил «зеленый свет» для саморекламы на канале ТВЦ и в газетах московской мэрии. Что характерно, наезды на Лужкова в Интернете после этого прекратились. То есть сработала стандартная для профессионального «гринмейлера» схема «наезд-откат».

Нужно ли удивляться, что в Интернете обнаружилась целая серия или иначе кольцо «оранжевых» общественно-политических ресурсов, точно также «без разрешения владельца» использующих имя Митволя, и посвященных исключительно проблемам земли и недвижимости на Рублевке. Ну и что из того, что содержание этих сайтов совпадает с регулярными наездами самого Митволя на неведомых «расхитителей» и «нарушителей». Формально он как бы и ни при чем. То есть любимая схема «наезд-откат» не уходит из жизни бизнесмена Митволя даже после чудесного превращения в ведущего политика.

Наверняка, не только мы заметили феномен Митволя и сделали определенные выводы. Во всяком случае, первый и второй федеральные телеканалы уже не спешат, как раньше, предоставить новостной эфир нашему герою. В результате наш герой вынужден довольствоваться благоволением лишь еще одного «прораба суверенной демократии» В.Соловьева на НТВ. Но сейчас, похоже, нашел себе нового информационного спонсора в лице пресс-секретаря мэрии Москвы С.Цоя.

Площади городских газет и эфир новостей телеканала ТВЦ предоставлены Митволю не за красивые глаза, и вряд ли только по просьбе кого-то из федеральных кураторов. В обмен на услуги Митволь на днях приступил к почетным обязанностям по отмыванию мэра Москвы от обвинений в экологических прегрешениях, хотя по должности должен был наоборот – изобличить и погрозить пальцем. В частности, Митволь, как и положено, выступил против урезания территории национального парка «Лосиный остров» под застройку. Но почему-то перепутал инициатора такого урезания. Вместо мэра Москвы, написавшего скандальное письмо премьеру Фрадкову, Митволь почему-то назвал непричастных руководителей подмосковной Балашихи.

Сейчас Митволь, опять же по просьбе мэра Москвы, активно занят обоснованием тезиса о том, что это малые подмосковные города, а вовсе не столичный Мосводоканал вносит решающий вклад в загрязнение Москвы-реки. В общем, похоже, что наш «особенный человек» начал нервничать и искать запасных кураторов на всякий пожарный случай. Однако именно это может стать роковой ошибкой. Тяжело это - быть слугой двух господ. Да и не было практически таких случаев, чтобы Лужков упускал на волю такого рода мелкую добычу, попавшую в его номенклатурные сети. Так что в целом за будущее трудоустройство Митволя в случае провала «оранжевого» сценария можно быть спокойным.

Еще раз повторим, что сам Митволь как личность или как функционер нам не интересен. Интересна «система митволь» как политический феномен, созданный руками талантливых сценаристов и техничных режиссеров.

Что касается главного режиссера, то здесь особых вариантов нет. Без «крыши» на уровне руководства администрации президента такой проект был бы абсолютно невозможен. А кто у нас в администрации наиболее тесно связан с шоу-бизнесом, телевидением, театрализованными политическими шествиями, и вообще почти дипломированный специалист в этой сфере?

Позвольте, спросите Вы, как это возможно – «оранжевые технологии» в самой администрации президента? А где же еще? Может быть, Вы думаете, что в Киеве или в Тбилиси обошлось без помощи администрации Кучмы или Шеварднадзе, боявшихся усиления «донецких» или «аджарских»? Так что это скорее правило. «Федералы» обязаны были освоить технический арсенал «цветных революций», чтобы использовать его для сдерживания лидеров региональных элит, как это было во время выборов в Мосгордуму.

Поэтому мы и не беспокоились сильно, пока «федералы» демонстрировали сплоченность в рамках проекта «два преемника». Но теперь, когда «волки от испуга скушали друг друга», встает вопрос о том, кто реально будет контролировать «оранжевые» технологии и в чью пользу. Поэтому нам ничего не остается, как вскрыть недостающие карты, чтобы они не оказались «джокером» в чужих руках.

В финале действительно хорошо составленной пьесы, в которой бойкий сценарий и надежная режиссура компенсирует отсутствие таланта у исполнителей, хочется крикнуть: «Автора! Автора на сцену!». Хотим знать, кто придумал этот постмодернистский сиквел гоголевской «Шинели» про мелкого чиновника, в одночасье превратившегося в «особенного человека»!

Но наш драматург явно не жаждет заслуженной славы. И мы никогда не узнали бы его имени, если бы не одна, слишком автобиографичная линия в сценарии. Все-таки есть такое золотое правило для политтехнологов – не охотиться возле логова! Нарушение чревато демаскировкой охотника. Вот и здесь, автору, наверное, захотелось помимо политического эффекта, решить какие-то собственные вопросы в сфере подмосковной недвижимости. Иначе сложно понять, зачем главный герой пьесы с упорством сенатора Катона на каждой пресс-конференции или интервью призывает «разрушить», но какой-то уж очень мелкий «карфаген».

Речь идет о хозяйственном споре вокруг земельного участка на Николиной горе, рядом с дачным кооперативом работников науки и искусства. Где же еще могут скрываться настоящие таланты, как не здесь? Нам оставалось только познакомиться со списком дачников, чтобы обнаружить среди них самого известного российского политтехнолога. Да не просто политтехнолога, а признанного автора той самой технологии «двойников» и других трюков «черного пиара». К тому же еще и видного деятеля современного масонства, даже сменившего прежнюю, не менее звучную фамилию по случаю посвящения в «архитекторы русской демократии».

Браво, браво! Мы в восхищении, господин Трубецкой! Право, не стоит отказываться от заслуженных оваций. «Маэстро, урежьте марш!»