Что мы купили

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Государство выкупило акции "Газпрома" у его дочерних обществ

1118993717-0.jpg Вчерашний день стал самым черным за время работы Алексея Миллера на посту председателя правления «Газпрома». Пока он находился с рабочим визитом в Армении, его компания лишилась около 2 млрд долл. Такую сумму «Газпром» недополучит в результате утверждения цены продажи 10,74% акций государству и предельного роста тарифов на газ на 2006 год.

Непосредственным виновником упущенной выручки стал министр экономического развития Герман Греф, предложения которого были оформлены юридически премьер-министром Михаилом Фрадковым. Совет директоров «Газпрома» вчера одобрил сделку по продаже акций за 203,5 млрд руб. (7,11 млрд долл.), что примерно на 1 млрд долл. ниже ожиданий монополии (еще около 1 млрд уйдет на налоговые выплаты в результате сделки). А чуть ранее правительство ограничило рост цен на газ в 2006 году 11%, что лишает «Газпром» 1,1 млрд долл. дополнительной выручки.

Обе аппаратные победы глава МЭРТ одержал в тяжелой борьбе, заручившись поддержкой Владимира Путина. Впрочем, в обоих случаях у него были серьезные союзники. В истории с выкупом акций — заместитель руководителя кремлевской администрации и председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин. А тарифный аппетит естественных монополий помогал умерить хранитель бюджета Алексей Кудрин.

Чтобы определить цену продажи 10,74% акций «Газпрома» госкомпании «Роснефтегаз», совет директоров монополии собрался в высотке на ул. Наметкина еще в 15.00 в среду. На ответственное мероприятие приехали все 11 членов совета: глава администрации президента Дмитрий Медведев, председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, министр экономического развития Герман Греф, министр промышленности и энергетики Виктор Христенко, спецпредставитель президента по Каспию Игорь Юсуфов, бывший госслужащий Фарит Газизуллин (все они являются представителями государства), два заместителя председателя правления — Александр Ананенков и Михаил Середа, а также начальник департамента Елена Карпель (от менеджмента), независимые директора — председатель правления E.ON-Ruhrgas Буркхард Бергманн и Борис Федоров. Однако само заседание началось ближе к полуночи и тут же завершилось объявлением перерыва до четверга.

Около восьми часов бездействия директоров Герман Греф вчера объяснил «техническими причинами». Дело в том, что представители государства так и не дождались подписанной Михаилом Фрадковым правительственной директивы на голосование. Напомним, что ее проект с ценой выкупа 203,5 млрд руб. Минэкономразвития, согласовав с Минпромэнерго и «Росимущества», направило в правительство еще во вторник.

Источник, близкий к совету, утверждает, что с такой ценой вопроса был согласен и менеджмент «Газпрома». Тем не менее премьер медлил с подписанием документа[...]

Участники заседания единогласно проголосовали за продажу «Роснефтегазу», говорилось в пресс-релизе, «2542500000 акций ОАО «Газпром», что составляет 10,7399% его уставного капитала по цене 203 млрд. 501 млн. 700 тыс. руб.». Источник в «Газпроме» считает, что эта сумма «более-менее рыночная» и является компромиссом между первоначальным предложением чиновников (6-6,5 млрд долларов) и ожиданиями менеджмента (8-9 млрд долларов).

[...] Получение контрольного пакета акций власти считали необходимым условием для либерализации правил их обращения на рынке. В июне 2004 года, на собрании акционеров концерна Алексей Миллер объявил, что цель будет достигнута к концу минувшего года. Однако никаких механизмов изначально предложено не было, что породило волну подозрений о намерении использовать зачетные схемы с участием бюджета.

Позднее, в июле 2004-го, один из кремлевских руководителей заверил: «Сделка (по приобретению контрольного пакета) будет прозрачной и честной». На замечание о том, что «прозрачной и честной» может быть только прямая покупка акций, чиновник лишь заметил, что в этом случае речь шла бы о сумме порядка 7 млрд долл. Однако тогда покупка выглядела политически невозможной: получалось бы, что государство платит деньги собственным «внучатым» компаниям — «дочкам» «Газпрома».

Тем не менее, все попытки создать «прозрачную и честную» схему, не предполагающую прямой покупки, провалились. Осенью прошлого года Владимир Путин благословил правительство на реализацию схемы, которую пролоббировал «Газпром»: «дочки» газового концерна должны были обменять 10,74% «Газпрома» на принадлежащие государству 100% акций «Роснефти». Однако нефтяная компания и ее кураторы сделали все, чтобы этого не произошло.

В утвержденной вчера сделке государственные финансы не задействованы. Но и эта схема вызвала критику. Экс-премьер Михаил Касьянов месяц назад заявил прессе: «Я считаю, что идея по выплате «живыми деньгами» связана с манипуляциями различных групп. Если бы я был председателем правительства, такая тема бы не возникла».

По сообщению пресс-службы концерна, акции будут проданы с балансов Газпромбанка, «Газпроминвестхолдинга», «Газфонда» и голландской Gazprom Finance BV. Эти компании владеют пакетами акций «Газпрома» соответственно 1,125%, 5,07%, 3,87% и 4,57%. Впрочем, видно, что этих акций с избытком хватает для увеличения госучастия в «Газпроме» до контрольного. Лишними окажутся акции «Газфонда», которые являются основой гарантий пенсионных накоплений бывших сотрудников компании. Хотя изначально планировалось оставить акции у Gazprom Finance BV и впоследствии разместить их на иностранных биржах. Решение изменили в целях оптимизации налогообложения. Налоговые последствия концерна от сделки и так составят около 1 млрд долларов.

Кроме цены выкупа, директора «Газпрома» больше ничего не утверждали — ни схему сделки, ни сроки оплаты. Как заявил Интерфаксу г-н Федоров после заседания, члены совета получили «твердое обещание», что «Газпром» получит деньги за акции до конца 2005 года. «Роснефтегаз», собрание акционеров которого вчера же одобрило покупку акций «Газпрома» по «госцене», сейчас пытается привлечь синдицированный кредит на необходимую сумму через банк ABN Amro. Не исключено, что оплата траншами в течение полугода будет организована в целях минимизации стоимости заимствования. Тем не менее, в концерне рассчитывают получить первый платеж, который покроет налоговые затраты его «дочек» по сделке, в самое ближайшее время. Поступление остальных денег может быть растянуто во времени, так как конкретных планов об использовании полученных средств у руководства концерна пока нет. Подходящие по цене и стратегической ценности профильные активы еще не найдены. А переговорный процесс по их приобретению в любом случае займет значительное время [...]

Алексей Гривач, Андрей Денисов

Оригинал материала

«Время новостей»