Что несут люди из прихожей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::18.10.2001

Что несут люди из прихожей

Как в России лоббируют свои и чужие интересы

Александр Садчиков

19 октября, в Думе ответственный день. Депутаты принимают бюджет во втором чтении. Второе чтение - это постатейное распределение денег. Накануне посланники министерств и ведомств топтали думские ковры, жаловались на трудную жизнь, нехватку средств и пр. От их активности во многом зависит, сколько дополнительных денег получит ведомство или направление. 30 ноября третье чтение бюджета - это выделение денег уже на конкретные программы. Работать начнут депутаты. Вся эта суета - не что иное, как обычный лоббистский процесс, нормальный для всякого демократического государства. Что такое лоббизм? Есть ли понятие цивилизованного лоббизма? Наконец, похожи ли наши лоббисты на "коллег" из других стран?

Если заглянуть в англо-русский словарь, то там слово "lobby" трактуется как: "1. Прихожая, вестибюль; парламентские кулуары. 2. Обрабатывать членов парламента, конгресса с целью принятия того или иного закона". У советских энциклопедий иной взгляд на это явление: лоббизм "органически присущ капиталистическому строю", это "скрытое или явное стремление буржуазии оказывать влияние на власть с целью принятия антинародных, отражающих только ее интересы решений". В западных странах лоббизм воспринимается обществом и властью как способ воздействия первого на вторую. У нас лоббизм привычно ассоциируется с коррупцией.

Там, на диком Западе

В одних государствах законодательство регламентирует подобного рода деятельность, в других - проблема дебатируется в парламенте, третьи - на подходе к этому, скажем, на уровне публичных дискуссий. В США и Западной Европе основными лоббистскими группами принято считать крупные бизнес-структуры. Другой, как бы противостоящей им, лоббистской силой остаются профсоюзы, а также самые разные общественные организации.

Практика лоббизма законодательно уже давно превращена в "игру по правилам". В США действует закон о лоббизме: организация или лицо, оказывающие давление, обязаны зарегистрироваться, существуют ограничения на лоббистскую деятельность для отставных чиновников, все лоббистские финансы также по идее контролируются. Правда, по мнению самих американцев, официальные списки лоббистов - лишь ширма для тех, кто реально работает с конгрессом. В ФРГ нет закона о лоббизме, но есть положение, которое регламентирует отношения лоббистов и депутатов. По данным экспертов, в Брюсселе вокруг штаб-квартиры Евросоюза постоянно крутится 10 тысяч лоббистов, не считая служащих структур ЕС.

Здесь, на цивилизованном Востоке

Среди специалистов нет единства по вопросу, существовал ли лоббизм в СССР. Большинство склоняется к мысли, что тогда процветал отраслевой лоббизм ("толкачество"), то есть отстаивание во властных структурах (отделах ЦК КПСС) интересов своей отрасли - даже не столько при распределении бюджетных средств (ибо деньги при социализме деньгами в рыночном смысле не были), сколько всяких материальных дефицитных лимитов. Из советского отраслевого лоббизма и вышли "три источника, три составные части" нынешнего российского гослоббизма - военно-промышленный, топливно-энергетический и агропромышленный. Можно спорить, какая из "составных частей" доминирует. Споры эти бессмысленны: у каждой свое поле деятельности и свои посланцы во власть. Разный вес представительства той или иной отрасли в экономике в разное время можно было видеть невооруженным взглядом. К примеру, нужно ли уточнять роль ТЭК при премьерстве Виктора Черномырдина?

Несколько лет назад на уровне исполнительной власти апэкашников стали задвигать. Защитники интересов отрасли переместились из коридоров исполнительной власти в коридоры представительной. Вспомним вторую (саму левую) Думу. Аграрии и коммунисты при распределении бюджетных денег профессионально пугали страну голодом, который могут предотвратить всего каких-то 20-30 млрд рублей, направленных на нужды села (читай: переименованных в АО колхозов и совхозов, а также сельхоз-бизнес-структур, спонсоров левых).

Сейчас, в силу объективных и субъективных причин, в фаворе ВПК. Кого при распределении бюджетных средств на будущий год точно не обидели - это их. Не случайно фракция "Единство" взяла шефство над отечественными силовиками - МВД, ФСБ, СВР, ФПС.

Относительно недавно у трех китов российского лоббизма появился конкурент не отраслевого, не ведомственного и вообще не советского происхождения. Это бизнес-группы.

Цена вопроса

О том, что за лоббистскую деятельность можно получать хорошие деньги, в кулуарах Думы стали поговаривать еще во времена ее первого созыва. Тогда законотворческий процесс носил хаотичный характер. К примеру, невесть откуда являлся законопроект, который вводил монополию предприятия или ведомства в целом секторе экономики (хрестоматийный пример - водные биоресурсы). Во время обсуждения таких законов иные парламентарии проявляли нервозность и все время куда-то звонили по мобильникам. Когда закон принимался, в кулуарах красные от волнения представители этого предприятия ретиво жали депутатам руки и обещали "отблагодарить от всей души". Автор был свидетелем нескольких таких сцен. Возможно, как раз из-за непрофессионализма тогдашних лоббистов разговор о "благодарности" доходил до чужих ушей и даже вырывался на публику. Подчас думские дебаты выливались в откровенный скандал. Так, в июле 1995 года за поддержку кандидатуры Татьяны Парамоновой на должность главы Центробанка некоторые банки предлагали думцам по 1,5-2 тысячи долларов.

Когда речь шла о позиции целой фракции, "заказчику" приходится оперировать иными суммами. Например, в прошлой Думе были озвучены такие цифры - за постановление о защите "Газпрома" некоторые фракции получили от 1 до 1,5 млн долларов. Соответственно, каждому из членов фракции досталось от 1 до 2 тысяч "премиальных", остальное пошло в партийную кассу. Знающие люди говорят, что наибольшую прибыль приносили законы о недрах, которые давали право разработки на условиях соглашения о разделе продукции (СРП).

Писк из кулуаров

Признак нынешней Думы - отсутствие публичных лоббистских скандалов. Причин тому несколько. Во-первых, сами лоббисты стали куда профессиональнее - они уже не лобзают депутатов в курилках и не рассуждают вслух о благодарности. На смену наличным пришел относительно более цивильный "бартер". В обмен на голос в поддержку закона бизнес-структура профинансирует тираж предвыборной газеты, а губернатор скажет слова поддержки. Во-вторых, изменилась сама Дума. Голос отдельного законодателя уже никого не интересует. Без мощной политической поддержки закон могут зарыть так глубоко, что и сам автор его не найдет.

Нынешняя парламентская система - "голос единицы тоньше писка...". Зато "если в партию сгрудились малые, сдайся враг, замри и ляг...". Хочешь провести решение - добейся его одобрения в администрации президента. Это дает голоса всех пропутинских сил - "Единства", "Народного депутата", ОВР, "Регионов России". Можно перестраховаться и заодно договориться с руководством левых фракций. По некоторой информации, так и поступил Минатом, когда через Думу проходили законы о ввозе в Россию отработанного ядерного топлива. Позиция КПРФ тогда удивила многих. Говорят, левых смогли убедить не делать себе рекламу на столь ответственном мероприятии...

Сделки на принятие лоббистских законов в основном заключаются с верхушкой фракции. "Заказчиками" выступают компании, ведомства, а подчас и целые отрасли. Размеры "благодарности" обычно колеблются в пределах 3-5 процентов от прогнозируемой прибыли (речь о нескольких десятках миллионов долларов). [...]

Как всегда, особым путем

Современный российский лоббизм многие отождествляют с коррупцией. Как показывает практика, небезосновательно. Однако сводить его к банальному мздоимству депутатов и чиновников неправильно. Устойчивый стереотип, что каждый лоббист - это коррупционер, сложился из-за того, что в России это "присущее капитализму" явление никогда не воспринималось как средство давления общества на власть. В лоббизме преуспели не общественные объединения и группы, а ведомства в спарке с коммерсантами. Это, пожалуй, главная отличительная черта отечественного лоббизма. Но не единственная.

В начале работы этой Думы некоторые эксперты считали, что лоббизм в подконтрольном парламенте умрет. Но он не умер, а приобрел иные формы. Сейчас в Думе судьбу многих законов решает не депутат, а чиновник, который "рулит" фракциями. В результате почти все голосования можно вычислить математически.

Несколько лет по итогам каждой сессии Думу ругали за низкий КПД. Дескать, принимает законов вдвое меньше, чем сама же и планирует. Сегодня мы имеем Думу, которая хорошо справляется с программой законотворчества. Цена этому - зависимость парламентариев не от избирателей, а от верховной власти. [...]

Кто отстаивал чьи интересы в бюджете-2002 и на сколько успешно

Депутатское объединение Число голосов Чьи интересы пытались отстаивать Оценка успешности
КПРФ 85 АПК; отдельные федеральные программы; губернаторов "красного пояса" Крайне низкая. Фактически были исключены из бюджетного процесса
Единство 80 "Подшефных" силовых структур - в первую очередь МВД, затем ФСБ, СВР, ФПС; "Оборонки"; Авиационной и электронной промышленности; отечественного автомобилестроения Высокая. Практически по всем направлениям лоббирования выделены дополнительные средства
Народный депутат 60 Региональные программы отдельных губернаторов Высокая
ОВР 46 АПК; дорожные фонды; метрострой Высокая. Практически по всем направлениям выделены дополнительные средства
Регионы России 45 Отдельных регионов; отдельные программы Относительно высокая
АПГ 42 АПК Низкая. Как и коммунисты, были исключены из бюджетного процесса
СПС 37 Отдельные федеральные программы, в том числе и популистские Высокая
Яблоко 19 Предложила альтернативный проект бюджета, многие положения которого нашли отражение в правительстве Средняя
ЛДПР 12 Отстаивали отдельные федеральные программы Низкая в силу малочисленности фракции
***

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::18.10.01

[...]

Виктор Похмелкин, зампред фракции СПС:

- В осеннюю сессию активность лоббистов возрастает, поскольку начинается бюджетный процесс. Здесь для них максимальное приложение сил. Чем ближе к выборам, тем интенсивней станет лоббистский процесс. Депутатам есть во что конвертировать усилия, которые они предпринимают в интересах финансово-промышленных групп. Процесс надо давно упорядочивать, но я не питаю иллюзий на сей счет: лоббизм будет всегда теневым, несмотря ни на какой закон.

Хотелось бы, чтобы хоть какая-то его часть была выведена на поверхность. Тем более что есть социальный лоббизм, который подчас оправдан. Скажем, учителя, врачи, научные работники скверно лоббируют свои интересы, и это сказывается на решениях, которые для них принимаются. В этой части нужны законодательные гарантии.

- Вы депутат первой, второй и третьей Думы. Где лоббизма больше?

- Пожалуй, во второй. К первой лоббисты не успели приспособиться. Вторая была наиболее независимой от исполнительной власти. Сегодня же все понимают, что не надо бегать в Думу -- решила исполнительная власть, значит, надо принимать закон. Но не все вопросы зависят от исполнительной власти. Скажем, вопрос о взаимодействии ГАИ и автолюбителей больших руководителей не затрагивает. Поэтому тут ГИБДД работала с каждым депутатским объединением напрямую.[...]

Владимир Семаго, депутат Госдумы первого и второго созывов:''

[...]Процентов 30 депутатов пришли в Думу, чтобы делить бюджетный пирог. Такая категория была и в прошлой Думе, и в позапрошлой, и в Верховном Совете. Эти люди только делят бюджетные деньги, больше ничем не занимаются. В первом чтении - доход-расход, и это является предметом торга. Все хотят больше денег в расходную часть. Второе чтение самое главное: идет отраслевое деление по бюджету, и выступают лоббисты крупные. Третье - это "подстрочник" на конкретные программы, объекты. Вот здесь люди и зарабатывают деньги - три-пять процентов тому депутату, который лоббировал. По самым скромным подсчетам, 0,25 процента от всей суммы бюджета поступает в карманы лоббистов в Госдуме и за ее стенами.