Что осталось от "Семьи"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Что осталось от "Семьи"

© "Версия", origindate::27.12.2004, Фото: "КП", "Что осталось от нашей главной "Семьи"

К 2005 году некогда всесильный ельцинский клан перестанет существовать

Александр Мухин

Converted 18002.jpg

Ельцин отплясывает с дочерью Татьяной на свадьбе дочери Коржакова. 1995 год

Для подавляющего большинства россиян отставка Ельцина собственно и заключалась в том, что вместо поздравления он извинился и ушёл, но на самом деле всё обстояло гораздо сложнее. Передача власти вообще штука непростая: неудивительно, что отставка "коллективного Ельцина" тянулась несколько лет. Взаимоотношения Владимира Путина с Семьёй, как и в настоящей семейной жизни, претерпевали изменения весьма определённого свойства: была любовь, затем начались скандалы, обе стороны здорово истрепали себе нервы и, наконец, случился развод. При этом «семейный» клан формировался достаточно продолжительное время и его представители долгое время имели более высокую квалификацию в сфере государственного управления по сравнению с «питерскими». Именно благодаря эффективному использованию своего потенциала ельцинскому клану удавалось сохранять сильные позиции в российской политике и бизнесе даже после отставки «отца семейства».

Стержнем клана «семейных» был, конечно, Борис Ельцин — в период первого президентского срока Владимира Путина он неоднократно выступал в роли своеобразного «инструмента влияния» на своего преемника, в основном по части кадровых решений. Вообще, Ельцин ещё долго оставался «немножечко президентом», это проявлялось даже внешне: например, каждый информационный повод (присутствие на состязании по теннису или участие на саммите лидеров стран — участниц СНГ) обязательно сопровождался информацией о его «хорошей физической форме». Впрочем, если первый Президент РФ и имел рычаги воздействия на Пугина, то лишь из-за моральных обязательств, которые тот испытывал перед своим предшественником. Однако со временем эта «дань благодарности» заметно померкла.

Дочь: Увлёкшись личной жизнью, Дьяченко потеряла влияние

Дочь Ельцина Татьяна Дьяченко являлась одним из ключевых членов Семьи: в тандеме с Валентином Юмашевым она выступала основным лоббистом её интересов. Однако уже в 2001—2002 годах влияние Дьяченко на российскую, политику существенно снизилось. Татьяна ушла в тень, если можно так выразиться, по семейным обстоятельствам — большую политику она променяла на благополучную личную жизнь. К тому же значительную часть 2001 и первую половину 2002 года Дьяченко много времени пришлось провести за границей. Сначала Она находилась в Великобритании во время родов Полины Юмашевой, а в апреле 2002 года Дьяченко родила сама и проходила послеродовую реабилитацию. В Москву Татьяна вернулась лишь в сентябре 2002 года, неудивительно, что в этот момент большинство своих протеже она застала в ожесточенной борьбе за самосохранение. Дьяченко традиционно испытывала интерес к медийному и рекламному бизнесу. На этом фронте её ставленником являлся министр по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Михаил Лесин. Среди «семейных» он — один из самых «живучих». Полностью свои позиции Лесин не сдал до сих пор, однако его основной, рекламный бизнес перешёл в другие руки ещё в начале 2000-х: под давлением силовиков контроль над ним захватил Геннадий Скляр, руководитель ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (компания контролирует деятельность теле- и радиопередающих центров). В результате «семейные» оказались лишены главного рекламного рубильника страны. Однако самому Лесину удалось доказать свою нужность новой власти, хоть и не в таком объёме, как прежде. Сейчас он — советник президента по СМИ, без него команда «питерцев» едва ли в состоянии контролировать сложный конгломерат российской прессы. Другая область пристрастий Дьяченко — «ядерный» бизнес». Во время пребывания на посту главы Минатома Евгения Адамова министерство достигло своего расцвета. Разрешение на ввоз в Россию радиоактивных отходов из-за рубежа — его высшее «достижение». Адамов покинул свой пост в марте 2001-го: его отставка происходила под серьёзным прессингом со стороны силовых структур. Чиновнику угрожали возбуждением уголовного дела, и он вынужден был сдаться одним из первых. После этого ведущий в российской ядерной отрасли концерн «ТВЭЛ» возглавил бывший руководитель компании «Телекоминвест» «питерец» Александр Няго.

Зять: Закат Юмашева был обусловлен отставкой Волошина

Валентин Юмашев, несмотря на отсутствие какого-либо официального статуса с декабря 1998 года (некоторое время он на общественных началах являлся советником руководителя администрации президента Александра Волошина), долго сохранял значительное влияние в структурах власти. Немногие знают, что именно благодаря Юмашеву Генпрокурором РФ стал «семейный» Владимир Устинов, хотя на момент его назначения Путин уже был избран президентом. Между тем изначально на этот пост планировалось назначить заместителя руководителя администрации президента Дмитрия Ко-зака. Впрочем, Устинов вскоре умело вписался в конфигурацию «питерцев».

Проведя своего нового силовика в прокуратуру, Семья в 2001 году пожертвовала главой МВД Владимиром Рушайло. Его вхождение в Семью состоялось при участии Бориса Березовского: знакомство милиционера с Борисом Абрамовичем произошло именно по причине владения начальником РУБОПа эксклюзивной информацией. Разветвлённая агентурная сеть позволяла следить за ситуацией в криминальной и предпринимательской среде — Березовского, как, впрочем, и других предпринимателей, безусловно, интересовали подобные сведения.

Нейтрализация Рушайло при Путине прошла по мягкому сценарию — он был назначен на декоративный пост секретаря Совбеза, а затем вообще смещён со всех статусных должностей. Ещё одним представителем Семьи, имевшим в своё время большое влияние в стране, но утратившим его, похоже, навсегда, стал прежний министр путей сообщения Николай Аксененко. Министром он стал при поддержке Бориса Березовского и Романа Абрамовича, с которыми Аксененко имел совместный бизнес. На посту министра он развил бурную коммерческую активность: основными компаниями, составляющими его «транспортную империю», были «Трансрейл», Балтийская строительная компания, Транскредитбанк, «Транстелеком». Увольнение Аксененко в 2001 году сопровождалось крупными скандалами. В отношении действующего министра даже было возбуждено уголовное дело, в результате он был вынужден покинуть свой пост.

Очень близок к Юмашеву был и глава АЛ Александр Волошин: эта парочка курировала все отношения чиновничьей элиты и крупного бизнеса. Сила связки Юмашев — Волошин заключалось в том, что они влияли не только на кадровые перестановки, но и на перераспределение госсобственности. Тут нельзя не вспомнить бывшего председателя Российского фонда федерального имущества (РФФИ) Владимира Малина: почти вся его карьера связана с Александром Волошиным. Даже сам его приход в РФФИ в 1996 году не был случайным: являясь одним из руководителей Федеральной фондовой корпорации, Малин организовывал и координировал проведение приватизационных аукционов.

Другой ключевой фигурой в Белом доме являлся руководитель аппарата правительства Игорь Шувалов, которого тоже относили к числу людей Волошина. В своё время ему удалось добиться действительно большого влияния, замкнуть на себя все правительственные департаменты. Однако сейчас помощник Президента РФ Игорь Шувалов не выпячивает свою близость к старым элитам, быть может, именно поэтому за ним остался пост «главного креатора» в администрации президента.

Друг: Абрамович счёл за благооткреститься от «семейственности»

Одним из ближайших конфидентов и финансистов Семьи на протяжении нескольких лет являлся нынешний губернатор Чукотского автономного округа и владелец британского футбольного клуба «Челси» и вообще заводов, газет, пароходов Роман Абрамович. Распространяться о влиянии чукотского губернатора на нынешнюю политическую систему не нужно — все и так прекрасно понимают, насколько мощна эта фигура. При этом в отличие от людей Березовского креатуры Абрамовича удачно вписались в новую ситуацию в стране.

Скажем, карьерный взлёт Михаила Зурабова, нынешнего «социального» министра, произошёл во многом благодаря его родному брату Александру Зурабову, который занял пост заместителя генерального директора компании «Аэрофлот — российские международные авиалинии» — сферы влияния Романа Абрамовича. А в 1999 году Михаил Зурабов даже принимал участие в избирательной кампании Абрамовича в Госдуму. Оба брата в начале 90-х годов в одно и то же время работали в Конверсбанке: напомним, что одним из его учредителей стало Министерство атомной энергетики, а сам банк эксклюзивно обслуживал счета предприятий Минатома. Страховая компания «МАКС», которую возглавлял Михаил Зурабов, имела значительное влияние в этом министерстве: она участвовала в так называемом ядерном пуле по страхованию рисков атомной отрасли. Михаил Зурабов благополучно здравствует в бизнесе и по сей день.

Но не только министрам помогала и помогает связь с Романом Абрамовичем: к «семейному» клану относили и нынешнего руководителя «Транснефти» Семёна Вайнштока, который обладает весьма серьёзными рычагами влияния на весь экспортный нефтяной бизнес России. Между тем в 1999 году Вайншток покинул ЛУКОЙЛ, перейдя в команду Абрамовича. Этот альянс, с одной стороны, привёл к тому, что «Сибнефть» решила проблемы со сбытом своей продукции, а с другой — Абрамович, договорившись с Вайнштоком, добился неформального контроля над «Транснефтью». В сентябре 2004 года действующий глава компании продлил свой контракт, что при его репутации «семейного» красноречиво свидетельствует о могуществе его покровителей.

Мамут ушёл на дно, Дерипаска ещё держится

Деловым партнёром Абрамовича и влиятельным «семейным» финансистом был и Олег Дерипаска. Владелец «РусАла» и «Базового элемента», как известно, женат на уже упомянутой Полине Юмашевой. В этой связи Дерипаске уже не отвертеться от «семейного» статуса. Впрочем, как и большинство старых олигархов, он утратил политическое влияние, не потеряв при этом экономической мощи.

Одним из наиболее значимых финансистов Семьи считали главу «Группы МДМ» Андрея Мельниченко, который, по слухам, имеет давнюю историю взаимоотношений с Дерипаской. С Олегом Владимировичем Мельниченко познакомился ещё во время обучения в МГУ. Дерипаска даже являлся акционером и членом совета директоров «родного» для Мельниченко МДМ-банка. К тому же он является и давним партнёром всё того же Романа Абрамовича.

Среди предпринимателей, ориентированных на Семью, были и президент Уральской горно-металлургической компании Искандер Махмудов, и его союзник Александр Абрамов. Известно, что сейчас они совместно владеют пакетами акций некоторых металлургических предприятий (например, Нижнетагильского металлургического комбината), но при этом ни тот, ни другой очень не любят вспоминать про «семейное» прошлое.

Одним из самых влиятельных представителей Семьи считался и известный политлоббист Александр Мамут, который, как полагают некоторые эксперты, некогда носил мантию «серого кардинала» Кремля. В середине 90-х годов основным направлением его деятельности была игра с российскими внешними долгами: на этом поприще Мамут работал сначала с Андреем Вавиловым, а затем с Михаилом Касьяновым. В своё время Мамут помогал систематизировать бизнес самому Борису Березовскому: в 1996 году он консультировал его по ходу сделки о приобретении Промстройбанка России, который, кстати, так и не был куплен олигархом. «Серый кардинал», разумеется, имел своих ставленников и в чиновничьем пространстве: одним из важнейших госчиновников, ориентированных на Семью, был его сокурсник, председатель Государственного таможенного комитета РФ Михаил Ванин. Неудивительно, что вскоре после того, как влияние Мамута на политическую жизнь в России было сведено на нет, лишился своего «хлебного» поста и Ванин.

Политики: Реванш 2004 года сорвали «питерские»

В 2001—2002 годах серьёзно вырос политический вес последнего политического ресурса Семьи — премьер-министра Михаила Касьянова, который ныне представляется наиболее перспективным политиком для остатков ельцинского клана. Тогда в России, по сути, сложилось двоевластие: «питерские» зарезервировали за собой президентское кресло, а «семейные» — портфель главы правительства. Касьянов по должности имел контакты со всеми олигархами, однако, скажем, его заступничество за Михаила Ходорковского ни к чему не привело. Больше того, оно, собственно, стало началом краха самого Касьянова.

Впрочем, даже после его ухода у «семейных» ещё осталась фигура, о которой говорят как о втором человеке в стране после Путина. Ярым приверженцем ельцинского клана считают могущественного заместителя руководителя администрации президента, главного по-литтехнолога России Владислава Суркова. Выходец из «Альфа-групп», Сурков органично вписался в конфигурацию команды Владимира Путина, выгодно выделяясь на фоне неповоротливых питерских чиновников. В результате с 2001 года Сурков получил прямой выход на президента и пользуется его всесторонним уважением.

Кстати, именно в этой связи многие предполагали возможность ренессанса Семьи в 2004 году. Только представьте: кандидат Михаил Касьянов — харизматический лидер, любимец женщин и финансистов, переговорщик, умело управлявшийся с российскими финансами (или сумевший в этом убедить всё общество), руководитель кампании Владислав Сурков — талантливый политтехнолог и организатор, сумевший наладить отношения с рядом ключевых персон в СМИ, спонсоры Олег Дерипаска, Михаил Ходорковский и многие-многие другие... В общем, у предвыборного штаба Владимира Путина могли бы возникнуть весьма серьёзные проблемы.

Однако незадолго до подвижек в этом направлении «питерские» сумели предотвратить подобное развитие событий: Касьянова «замариновали» на посту премьера, хотя он уже давно просился в отставку, Сурков неожиданно для себя самого пошёл на серьёзное повышение, Ходорковский был отправлен за решётку, остальных олигархов стали запугивать перспективой повторения злосчастной судьбы ЮКОСа. В результате Касьянов был обманут в лучших чувствах, Сурков оказался в полном в порядке и на хорошем счету у президента, Ходорковский по-прежнему сидит, а олигархи по-прежнему нервничают.

Семья —у разбитого корыта

В итоге сейчас Семья — термин скорее исторический. Об Александре Мамуте после его ухода из управляющей компании «Тройка Диалог» ничего не слышно. О Михаиле Касьянове, перешедшем в начале 2004 года на политический режим ожидания, тоже. Наиболее удачливый член Семьи — Роман Абрамович — первым уловил конъюнктуру момента и свёл на нет все контакты с «семейными». Костяк Семьи — некогда мощная группа Юмашев — Дьяченко, связав себя родственными узами, отошёл даже не на второй — на третий план.

Крупные предприниматели, ранее эксплуатировавшие, по слухам, свою принадлежность к клану «семейных» — Андрей Мельниченко, Искандер Махмудов, Александр Зурабов, Александр Абрамов, — вдруг «забыли» об этом факте биографии. А что тут удивляться, ведь «семейность» перестала быть почётной и открывать двери в высокие кабинеты. Остались в обойме и верно служат новой команде Михаил Зурабов, Семён Вайншток и муж старшей дочери Ельцина Валерий Окулов, гендиректор «Аэрофлота». А вот многие чиновники администрации президента и министры кабинета Михаила Касьянова явно «семейного» происхождения оказались за бортом. Среди них Владимир Рушайло, Владимир Малин, Михаил Ванин, Николай Аксененко, Евгений Адамов... При этом надо сказать, что война «питерцев» с «семейными» ничего хорошего экономике России не принесла — её последствия, конечно, нельзя считать катастрофическими, однако дым и гарь от боевых действий инвестиционный климат в стране испортили основательно.

***
Converted 18003.jpg