Что связывает российское правительство и китайских контрабандистов с высокопоставленными сотрудниками Генпрокуратуры, ФСБ и таможни

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Подозреваемые Зуев, Саенко, Латушкин и другие - стали достаточно активно сотрудничать со следствием"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::02.10.2006

Генералы широкого потребления

Что связывает российское правительство и китайских контрабандистов с высокопоставленными сотрудниками Генпрокуратуры, ФСБ и таможни

Валерий Ушаков, Анастасия Мельникова, Андрей Кулешов

Громкое дело «Гранда» и «Трех китов» о контрабанде мебели потянуло за собой череду отставок и разоблачений. В ходе расследования всплыли факты, затрагивающие высших государственных чиновников и генералов силовых ведомств, прокуроров, руководство ФСБ, работников таможни и администрации президента. Правда, коррумпированных госслужащих до сих пор называют весьма неохотно. И неизвестно, чтобы кто-нибудь из них попал в число обвиняемых.

Между тем вслед за громким скандалом с контрабандой мебели, поступавшей в магазины «Гранд» и «Три кита», в 2005 году последовало не менее серьезное уголовное дело о контрабанде китайского ширпотреба в адрес склада временного хранения, обслуживающего центральный аппарат ФСБ РФ. Это уголовное дело (под номером 290724), возбужденное Следственным комитетом при МВД России, обещало стать таким же значимым, как и скандал с мебельной контрабандой, но почему-то не стало.

В связи с этим хотелось бы понять, какие фигуры и ведомства были задействованы в очередной контрабандной истории, если она остается в тени даже после того, как многолетняя «трехкитовая» эпопея сдвинулась с мертвой точки? И не связаны ли каким-то образом между собой дело «Трех китов» и дело о китайской контрабанде, в которых в равной мере отметились российские силовики?

«Новая газета» уже сообщала подробности уголовного разбирательства насчет китайской контрабанды в адрес закрытого склада, работающего на центральный аппарат Лубянки («68 тысяч семейных трусов для директора ФСБ и премьера», № 36; «ФСБ закрытого типа», № 46 за 2005 год; «Люди особого спецсклада», № 70 за 2006 год). Сегодня появились новые факты, которые объединяют российское правительство и китайских контрабандистов с высокопоставленными сотрудниками Генпрокуратуры, ФСБ и таможни. Вообще, если сопоставлять два громких контрабандных дела последнего времени, можно заметить много общего.

Cправка «Новой»

Дело «Трех китов»

20 октября 2000 года уголовное дело о контрабанде мебели в адрес магазинов «Гранд» и «Три кита» поступило в Следственный комитет при МВД России и получило номер 9285.

22 ноября 2000 года следователь из следственной группы допросил свидетеля, который в своих показаниях упомянул сотрудника центрального аппарата ФСБ Евгения Жукова — помощника замдиректора ФСБ Заостровцева. Тот сопровождал одного из нынешних обвиняемых, Андрея Саенко, который пытался повлиять на следствие. В тот же день был допрошен сам Евгений Жуков. И буквально через несколько часов уголовное дело срочно затребовали в Генпрокуратуру РФ.

7 мая 2001 года дело было прекращено «за отсутствием состава преступления». Три заместителя генерального прокурора — Юрий Бирюков, Василий Колмогоров (оба теперь в отставке) и Владимир Колесников (работает в Минюсте) — пытались убедить депутатов Госдумы, что дело прекратили «законно и обоснованно». Но благодаря вмешательству комиссии по борьбе с коррупцией и лично депутата Юрия Щекочихина дело было возобновлено. Наконец, только после ухода Владимира Устинова с поста генпрокурора в июне 2006 года прокуратура ходатайствовала об аресте пяти подозреваемых. Среди арестованных: бизнесмен Сергей Зуев (было сказано, что он контролировал мебельные центры «Гранд» и «Три кита»), уже упомянутый Андрей Саенко (специалист по растаможиванию грузов), а также их коллега — предприниматель Андрей Латушкин и другие.

Дело о китайской контрабанде в адрес склада ФСБ

1 апреля 2005 года Следственный комитет при МВД России возбудил уголовное дело № 290724 по материалам из 56-го отдела ОРБ № 10 МВД (департамента экономической безопасности) о контрабанде обуви из Китая. Речь шла о 400 вагонах ширпотреба ценой десятки миллионов долларов. Вскоре выяснилось, что в дорожных ведомостях в качестве получателя груза указана в/ч 54729 — склад временного хранения закрытого типа, который принимает товары для Управления материально-технического обеспечения ФСБ РФ. Товар получал сотрудник с удостоверением ПЖ № 066631.

7 апреля 2005 года из Генпрокуратуры пришло письмо: по распоряжению все того же первого зама генпрокурора Юрия Бирюкова материалы дела срочно затребовали в Генпрокуратуру РФ. В дальнейшем их передали в ФСБ, и с тех пор о судьбе разбирательства мало что известно.

Как видно, дело «Трех китов» и китайской контрабанды роднит пока то обстоятельство, что, как только в протоколах появлялись имена сотрудников ФСБ, материалы тут же забирали в Генпрокуратуру, после чего разбирательство плавно сходило на нет. Сегодня мы можем еще немного приподнять завесу этой тайны.

Новые факты из уголовного дела о китайской контрабанде, направленной на склад ФСБ

По информации нашего источника, подозреваемые — предприниматели Зуев, Саенко, Латушкин и другие — стали сотрудничать со следствием, и, судя по всему, достаточно активно. Отдельно хочется отметить Латушкина. Источник сообщил, что при обыске в доме Латушкина в его кабинете изъяли порядка 30 китайских печатей (особо подчеркнем этот момент) и столько же российских с наименованиями фирм-«пустышек», а также множество накладных и их бланков. Последние два года Латушкин вел активную торговую деятельность в комплексе «Гранд». С Зуевым он теперь в недружественных отношениях, поскольку дал показания по факту убийства предпринимателя Сергея Переверзева и упомянул именно Зуева.

Напомним, Сергей Переверзев должен был давать показания по делу «Трех китов». Перед своей смертью (а его застрелили в госпитале Бурденко) в интервью «Московскому комсомольцу» он прямо заявил: если со мной что-нибудь случится, то благодаря Зуеву.

Можно предположить, что Зуев пытался договориться с Переверзевым, но тот был категоричен. После этих событий Латушкин и осознал всю полноту опасности, исходящей от такого «мебельного бизнеса», и как будто заявил, что хочет выйти из игры. Однако сделать это, видимо, было очень непросто.

Более подробной информацией мы пока не располагаем. Но появление тридцати китайских печатей в деле «Трех китов» — немаловажный штрих, который дополняет общую картину. Подобная деталь заставляет сравнивать громкую историю контрабандной мебели и контрабанду китайского ширпотреба в адрес закрытого склада ФСБ. Тем более что и там и тут мелькают имена сотрудников этой спецслужбы.

Китайская контрабанда

Первого апреля 2005 года в один день на свет появилось сразу два уголовных дела по поводу контрабанды китайского ширпотреба. Первое, № 290725, возбудил Следственный комитет при МВД. Второе, № 291315, — Центральная оперативная таможня с согласия зампрокурора Москвы Никонова.

Факты состояли в том, что, по разным оценкам, от 148 до 400 вагонов с контрабандным китайским ширпотребом пришли из города Находка. Задержание вагонов происходило на подмосковных станциях Бекасово и Люберцы-1. По информации наших источников, организаторами канала контрабанды, который, как явствует из документов уголовного дела, функционировал не один год, выступали неустановленные люди из окружения губернатора Приморского края. Само окружение губернатора все отрицает. Но об этом позже.

Один из эффективных способов выгодного провоза товара через таможню — подделка документов. Этим и воспользовались китайские «предприниматели»: одежду, обувь и прочие сопутствующие товары они декларировали как доски и кастрюли. При таком раскладе таможенные пошлины с одного контейнера составляли всего 3,5—5 тысяч долларов, а с китайских импортеров ширпотреба генеральные экспедиторы взимали от 50 до 70 тысяч долларов с того же объема груза. По оценкам коммерсантов, торгующих одеждой, прибыль от такого выгодного сотрудничества могла приносить до 1 млрд долларов.

Товар шел тремя путями. Как нам удалось выяснить, по первому маршруту груз с китайским товаром поступал по морскому пути из Китая и Кореи, где процессом руководили установленные лица. По версии следствия, это были Ю. Докучаев (как будто отвечал за работу в порту Шанхай), бывший сотрудник Дальневосточного морского пароходства; А. Горшенин, помощник сенатора от Приморского края Игоря Иванова; а также китайский торговец Сергей Хе (будто бы отвечал за бесперебойную доставку товара из порта Пусан и улаживание «недоразумений» с правоохранительными органами). Любопытно, что со стороны китайцев действовал целый семейный подряд — три женщины исправно трудились на ниве семейного бизнеса, занимаясь подменой товаросопроводительных документов и контролируя транспортировку грузов.

Второй путь пролегал по суше. Из Китая ширпотреб гнали через Уссурийскую таможню (таможенная «очистка» проходила в ЗАО «Альянс», «Полтавка» и «Краскино»). И третий путь — по воздуху. Самолетами Ил-76 одежда и обувь из Китая попадали на военный аэродром Чкаловский, где выдавались таможенные документы.

Прошедший таможенную «очистку» груз по железной дороге поступал на упомянутую нами станцию Бекасово. А получателем груза выступала в/ч 54729, о которой надо сказать особо.

Напомним, войсковая часть за указанным номером относится к хозяйству ФСБ России. Отсюда и начинается клубок хитросплетений, нити которых приводят к фигурам, расположившимся в большом доме на Лубянке. Как уже сообщала «Новая», эта войсковая часть, согласно телетайпограмме Государственного таможенного комитета (ТФ-1028), принимала товары для Управления материально-технического обеспечения ФСБ РФ и являлась заказчиком для того же управления.

С другой — негосударственной — стороны в связи с этой воинской частью были замечены: ПБОЮЛ (предприниматель без образования юридического лица) А. А. Артемьев, ООО «Реилтекс», ООО «Прам Рэйт», а также фирма с благозвучным для российского уха названием ООО «Бентли». Наличие всех перечисленных фирм было подтверждено проверкой ИФНС № 47 г. Москвы и Федеральной таможенной службы РФ. По нашим данным, воинская часть заключала договоры на хранение товаров коммерческих фирм, в договоре указывались и расценки за услуги (0,09 доллара за 1 кв. метр в сутки на отапливаемой площади и 0,10 доллара на неотапливаемой).

Как только до контрабандистов дошла информация, что груз собираются арестовывать, в таможенных документах тут же был исправлен получатель: в/ч 54729 заменили на ООО «Бентли». Таким образом, судя по всему, сотрудники ФСБ, засветившиеся в этой истории, пытались отвести от себя подозрения. Интересно также то, что в постановлении о возбуждении уголовного дела о китайской контрабанде говорится: «<…> неустановленные лица через таможенную границу РФ помимо таможенного контроля перемещали в крупном размере обувь производства КНР. Обувь доставлялась в Москву в адрес ООО «Бентли» <…>». Управление материально-технического обеспечения ФСБ, а также загадочный человек с удостоверением ПЖ № 066631, упомянутый в сопроводительных документах как получатель груза, в материалах дела не значатся. Они указаны только в письме, которое было отправлено из Следственного комитета при МВД в Генпрокуратуру.

Как нам удалось узнать из источников, близких к следствию, индивидуальный предприниматель Артемьев (мы упоминали о нем в связи с в/ч 54729) в материалах дела также не числится. Там говорится только о «неустановленных лицах».

Однако у Алексея Александровича Артемьева есть номер телефона (номер имеется в редакции). И, как нам удалось выяснить, этот телефон принадлежит режимному объекту ФСБ России, а именно — семейному общежитию для сотрудников ФСБ. По информации нашего источника, Артемьев действительно числится в списках проживающих в общежитии и состоит в ранге подполковника Федеральной пограничной службы ФСБ РФ. Не правда ли удивительно, что все это не нашло отражения в материалах дела?

Китай против

В редакции есть документ, который свидетельствует о том, что контрабанда ширпотреба из Китая приветствовалась российским правительством, по крайней мере так утверждают в посольстве Китайской Народной Республики в России.

Сразу же после конфискации китайских товаров в Министерство иностранных дел поступила нота посольства КНР. Мы располагаем копией, достойной подробного цитирования.

«<…> Были насильно изъяты более 100 контейнеров с китайской обувью, общей стоимостью свыше 10 миллионов долларов. Посольство КНР в России выражает в связи с этим серьезную озабоченность. Сразу после обыска консул-советник госпожа Гэн Липин и другие сотрудники посольства выехали на место происшествия, однако милиционеры отнеслись к ним невежливо. 14 марта посольство обратилось в МИД и МВД России с нотой, требуя вернуть конфискованные китайские товары, но вплоть до настоящего времени никакой реакции не последовало.

<…> Китайское правительство не может принять действия российских милицейских органов, которые под предлогом наведения порядка на рынках в одностороннем порядке конфискуют товары китайских бизнесменов. Надо отметить, что неупорядоченная торговля между Китаем и Россией имеет свою историю. Неорганизованная торговля сложилась в начале 90-х годов в специфических исторических условиях того времени, когда китайские товары поступали на территорию России и проходили таможенную очистку с помощью соответствующих российских компаний, определенных российской стороной. Такая «серая растаможка» была признана российской стороной. <…> По мере развития и углубления китайско-российского торгово-экономического сотрудничества правительства двух стран достигли договоренности об упорядочении неорганизованной торговли, то есть «серой растаможки», ни одна из сторон не должна предпринимать каких-либо мер, которые могли бы причинить ущерб законным интересам предпринимателей другой стороны.

В связи с этим Посольство Китая твердо заявляет, что вышеупомянутые действия российской милиции нарушили дух соответствующих документов между двумя странами <…>. Посольство Китая искренне надеется, что МИД России, исходя из общего контекста дружеских отношений между двумя странами, уделит внимание этому инциденту с тем, чтобы конфискованные российскими милицейскими органами товары были немедленно возвращены, а подобные инциденты больше не повторялись <…>».

Нота китайского посольства свидетельствует о двух немаловажных обстоятельствах. Во-первых, если верить документам, российское правительство согласилось на «серую растаможку» китайских товаров. А во-вторых, был утвержден некий загадочный список фирм, допущенных к работе с китайскими товарами. (Эту ситуацию «Новая» подробнее рассмотрит в ближайших номерах.)

Вещдоки в «Ростэке»

Но вернемся к вагонам с задержанной контрабандой. 29 из них в свое время нашли пристанище на подмосковной станции Люберцы. Контрабандный товар в этих вагонах признан вещественным доказательством и в настоящее время находится на складах ФГУП «Ростэк», что на улице Добролюбова. Думаем, к китайским бизнесменам товар вряд ли вернется.

Всероссийский таможенный брокер «Ростэк» уже упоминался в связи с историей «Трех китов». В 2004 году замдиректора «Ростэка» по логистике стал Павел Стрепков — давний партнер арестованного по делу о контрабанде мебели Андрея Саенко. Как сообщалось, Саенко был советником Стрепкова в «Ростэке». Кроме того, известно, что они вместе числились учредителями таможенного брокера «Сэфтранс», который способствовал беспроблемному движению мебели в «трехкитовой» истории. Однако Стрепков проходил по уголовному делу только в качестве свидетеля. И тем не менее — не странно ли, что вещдоки по делу о контрабанде находятся под опекой структуры, замдиректора которой был партнером арестованного по такому же контрабандному поводу?

Без чекистов в «Ростэке» тоже не обошлось. В декабре 2004 года замдиректора этого предприятия назначен бывший сотрудник ФСБ А.В. Юрченко. Ему было поручено курировать взаимодействие с пограничной службой ФСБ и Федеральной таможенной службой.

Версии

В редакции имеется весьма интересный документ, в котором говорится о подготовке предложений, определяющих единую структуру, которая будет отвечать за содержание, финансирование, обустройство и развитие системы пунктов пропуска через государственную границу. Среди прочего в бумаге описана парадоксальная ситуация: целый ряд таможенных пунктов находится в собственности частных компаний.

В Приморском крае, например, пропускные пункты «Марково», «Турий Рог», «Полтавка», «Краскино» принадлежат компаниям (к примеру, «Альянсу»), не посторонним для местной администрации. Здесь надо сказать, что все вышеперечисленные пропускные пункты были задействованы в канале поставки товара из Китая, что не исключает возможной причастности к этому высших чинов администрации Приморского края. По странному совпадению в свое время вице-губернатор края В. Горчаков обращался с письмом к таможенному руководству с просьбой передать в тех местах администрации земельные участки, объекты и функции заказчика…

Основательная ревизия уголовного дела о китайской контрабанде может затронуть очень многих гражданских чиновников и генералов. Недавние сообщения об отставке начальника службы материально-технического обеспечения ФСБ генерала Сергея Шишина и окончательной отставке бывшего замдиректора ФСБ Владимира Анисимова (работал в Федеральной комиссии по техническому и экспортному контролю, числился в действующем резерве) действительно могут быть связаны с тщательным изучением материалов «на самом верху». Ведь генералы Шишин и Анисимов курировали хозяйственный блок ФСБ. И в этом блоке вряд ли что-либо происходило без их ведома. В том числе, наверное, и перемещение части вагонов с конфискованным товаром из Китая на склады ФГУП «Ростэк».

По некоторым данным, конечным пунктом для конфиската мог бы стать Черкизовский рынок в Москве, владельцем которого нередко называли бизнесмена Тельмана Исмаилова. Напомним: рынок грозятся теперь закрыть — после недавнего теракта.

Ряд громких отставок (которые прошли настолько тихо, что возникают подозрения: уж не новый ли передел затевается на самом верху?), уже произошедших и только готовящихся, по всей видимости, был спровоцирован именно делом о китайской контрабанде. Первая волна увольнений пришлась на начало мая, когда вся страна обсуждала подробности «дела «Гранда» и «Трех китов», а вторая начинается как раз сейчас. Оба дела о контрабанде, вероятнее всего, связаны, хотя бы потому, что сценарии развития событий, да и каналы прохода через таможню уж очень похожи. А значит, так или иначе засветившиеся в обоих делах сотрудники Генпрокуратуры, ФСБ и таможни будут постепенно и по-тихому сниматься со своих мест. Только все ли?

***
Converted 22344.jpg

Converted 22345.jpg

Converted 22346.jpg