Что слону Дробинин?. Дробинин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Щедро удобряемая нива российской приватизации продолжает давать свои плоды с изумительными генными мутациями. Вслед за уже многократно опробованной схемой захвата предприятий появился и аналогичный механизм в отношении коммерческих банков. На первый взгляд, они достаточно похожи. Однако схожие средства преследуют разные цели. Если предприятия, как правило, захватывают, чтобы эксплуатировать и получать прибыль, то банки - чтобы их ликвидировать.
Процесс этот принял уже такие масштабы, что из недр околобанковского бизнеса выделилась целая группа специалистов по ликвидации, которых называют "банковскими киллерами". На счету некоторых из них по нескольку разоренных финансовых учреждений, чем они страшно гордятся. Год за годом они путешествуют из одного банка в другой, регулярно оставляя позади финансовые трупы. К числу таковых в московской банковской среде относят, например, бывшего хозяина известной в недавнем прошлом группы "Супримэкс", страховой компании "АСКО", управляющего банком "РоссИта" и теперь члена совета директоров "Легпромбанка" Андрея Дробинина. Надо сказать, в одиночку справиться с солидным московским банком - это не Урюпинский маслозавод захватить. Для этого нужны весьма незаурядные специфические способности. Поэтому на личности и методах работы господина Дробинина стоит остановиться подробнее. Хотя бы потому, что подобные примеры заразительны, и не исключено, что у него найдется масса последователей.
Со всеми, извините за каламбур, вытекающими для банковской системы последствиями.

Понтовщик

Биография нашего героя светлыми пятнами не изобилует. Она вообще почти неизвестна, так сказать, широкой общественности. Немного помогли коллеги. Если верить газете "Московская правда", после комиссования из армии он промышлял карточной игрой и на "катране" сумел познакомиться с рядом "авторитетных товарищей". Первый же крупный успех, согласно тому же источнику, пришел к нему после одной акции:
- Молодой человек, лет тридцати от роду, провозит управляющего коммерческим банком "Кунцево-банк" Анатолия Сергеевича Соломина по набережной Москвы-реки вдоль вереницы припаркованных у тротуара автомобилей. "Это все моя бригада, - поясняет молодой человек. - Автоматы, пулеметы, гранатометы. Все имеется. Ну что? Надумал?"
Речь шла ни много ни мало о передаче молодому человеку по фамилии Дробинин доверенностей большинства пайщиков банка. И они были переданы. Как пишет тот же источник, причины передачи остаются загадкой:
- Были ли это "поля маркиза Карабаса", демонстрировавшиеся самим Андреем Давыдовичем запуганным пайщикам, или "веские аргументы" авторитета по кличке Толмач (Владимира Толмачева), "хорошего знакомого" Андрея Дробинина по встречам на "катране", мы с вами уже не узнаем никогда.
Зато коллеги узнали о благодарности за помощь:
- Однако, когда дело было уже сделано и доверенности получены, Толмач получил свою награду - несколько пуль в голову прямо у здания того самого КБ "Кунцево-банк" на Можайском шоссе. Править банком остался единоличный хозяин - Андрей Дробинин, сразу переименовавший его в "Супримэкс-банк".
Читатели постарше еще должны помнить назойливую телерекламу группы "Супримэкс", уверявшую зрителей в своей надежности. Но недолго музыка играла. "Гнать понты" и управлять сложным банковским хозяйством - это не одно и то же. Поэтому вскоре господин Дробинин благоразумно решил, что банк сделал свое дело, банк может уходить.

Серийный "убийца"

Механизм ликвидации был прост, как все гениальное. Сначала "киллер" берет под контроль большинство финансовых потоков и оттесняет от реального управления большинство акционеров. Потом какая-нибудь дружественная или партнерская структура закачивает в банк солидную сумму денег в качестве кредита и как бы сажает его на финансовую иглу. После чего деньги внезапно изымаются, банк оказывается не в состоянии платить по обязательствам и объявляется банкротом.
Однако перед этим "киллер" с группой прикрытия успевает вывести из него большинство активов. Согласно заявлениям адвокатов нынешних пайщиков "Легпромбанка" в прокуратуру, в случае с "Супримэкс-банком" основные активы формировались за счет приобретенной по случаю страховой компании "АСКО". После аккумулирования средств на счетах банка они исчезают, на "Супримэксе" вводится внешнее управление, а господин Дробинин с легким сердцем переходит в банк "РоссИта", основным клиентом которого было Управление по обслуживанию дипломатического корпуса (УПДК). "РоссИта" вскоре повторила судьбу "Супримэкс-банка", судьба денег УПДК - а это 800 миллионов рублей – неизвестна до сих пор.
Понятно, что при всей гениальности господина Дробинина в одиночку он все же справиться не мог. Насчет помощников в этих операциях существуют разные мнения.
Адвокаты пайщиков "Легпромбанка" Зиновьев и Киреев, а также крупнейший акционер банка Евгений Янковский в своих заявлениях утверждают, что завоевывать позиции в банках ему помогали казанские братки, также у него были хорошие связи в правоохранительных органах, и намекают на взаимовыгодное партнерство с чиновниками Центробанка, в частности, его территориального управления по Москве.
Так, в своем обращении в Госдуму члены совета директоров "Легпромбанка" сообщают, что еще в прошлом году Дробинин вследствие своей бурной деятельности вошел в конфликт с генеральным директором страховой компании "АСКО" Сергеем Пахомовым. Развязка была неожиданной: в один прекрасный день Пахомова задержали сотрудники ЦРУБОПа во главе с неким полковником Игнатовым и обнаружили у него пистолет. Любопытно, что пистолет был без обоймы, но с патроном в патроннике.
Тем не менее было возбуждено уголовное дело, и плохо бы пришлось задержанному, если бы Игнатов со товарищи вскоре не попались на аналогичной "спецоперации", и уголовное дело №23507 прокуратура Москвы возбудила уже против них. По ходу расследования прояснилась и роль Дробинина в акции против Пахомова, но никаких серьезных последствий для нашего героя это не имело.
Еще более странным выглядит поведение правоохранительных органов в расследовании дела о нападении на здание Тульской областной администрации в период предвыборной кампании. Эту редкостную по нахальству акцию транслировали на всю страну. По сообщению интернет-издания АПН. ру, приехавшие на караване иномарок из столицы крепкие молодые люди, объявившие себя сторонниками кандидата в губернаторы Самошина, ворвались в здание администрации области и предприняли психическую атаку на избирком. Среди нападавших засветился вышеупомянутый Фарид Валеев. Уголовное дело по статье 141 УК РФ было возбуждено по инициативе ФСБ, и по ходу расследования снова всплыла фигура нашего героя. Но он оказался не по зубам и чекистам.

Операция "Легпромбанк"

В этом солидном учреждении господин Дробинин первоначально появился в качестве менеджера по PR-проектам. Как говорят знающие люди, способности пиарщика у нашего героя налицо. И он их использовал не без успеха. Для начала он сумел убедить бывших партнеров из УПДК перевести деньги в "Легпромбанк". И те в очередной раз поверили, после чего еще несколько миллионов долларов государственных средств исчезли в неизвестном направлении. Правда, злые языки опять же утверждают, что дело здесь не в слепой доверчивости, а в классическом афоризме: "Ведь обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад". Но так или иначе, а деньги исчезли, и никто вроде бы не виноват.
Дальше Андрей Дробинин занялся своими, так сказать, профессиональными обязанностями. Для начала он решил конфисковать акции у мелких пайщиков. Год назад одного из пайщиков - И.В. Болтакова вежливо попросили поделиться. Тот сначала не понял юмора. Но когда неизвестные лица похитили его жену и дочь, Болтаков, от греха подальше, из состава пайщиков вышел. Дело о похищении безрезультатно расследовалось Одинцовской прокуратурой, а затем было передано в Московскую областную прокуратуру, где приобрело вялотекущий характер.
Дальше начинаются настоящие чудеса. Выясняется, что для такого слона, как "Легпромбанк", даже одного гениального Дробинина маловато. Поэтому он привлекает к делу союзников, в частности, председателя правления банка Андрея Клевещникова и члена совета директоров Александра Дунаева. Характерно, что господин Клевещников пришел в "Легпромбанк" из "Негоциант-банка", который был также объявлен банкротом, и, вероятно, не без его помощи. Так что рыбак рыбака: Крепко сколоченная группа стала вытеснять неугодных менеджеров и пайщиков. В частности, предложение избавиться от своей доли получил владелец самого крупного пакета акций Евгений Янковский. Вскоре после отказа телевидение (НТВ) показало несколько сюжетов об обыске в одной из квартир Янковского, где был обнаружен "целый арсенал" оружия. Замоскворецкая прокуратура возбуждает против него уголовное дело. Позже выясняется, что арсенал являлся лишь коллекцией макетов оружия. Дело прекращают, следователи получают по выговору.
Тем не менее на пиаровской телевизионной волне Дробинин подает иск в Люблинский межмуниципальный суд о выводе Янковского из состава пайщиков. И суд в течение одного дня принимает положительное решение. Оно было тут же опротестовано во всех инстанциях. Однако судебный пристав ОССП города Москвы по особым исполнительным делам протесты игнорирует. Весьма показательна в этом отношении фраза из заявления адвоката Киреева в прокуратуру ЮЗАО:
- В названном постановлении, кроме того, судебный пристав-исполнитель Бородкин Д.А., явно превышая свои полномочия, признал действия прокурора города Москвы, государственного советника юстиции Авдюкова М.А. по приостановлению неправосудных решения и определения Люблинского межмуниципального суда от origindate::28.09.01.г. по делу №2-5289 незаконными.
Вот это по-нашему. Районный пристав недрогнувшей рукой отменяет постановление прокурора города. Тут тебе и вертикаль власти, и диктатура закона в одном флаконе. Самое удивительное, что даже после такой звонкой пощечины городская прокуратура не приняла должных мер. Во всяком случае, на основании постановления пристава Банк России в лице заместителя главного Московского территориального управления господина Яна оперативно зарегистрировал новые учредительные и уставные документы. И это несмотря на то, что господин Дробинин к тому времени стал действующим лицом еще двух уголовных дел - №161140 и №1439 по статьям 159 и 196 УК РФ. Пока шли юридические баталии, наш герой со товарищи потихоньку выводил активы банка в свои дочерние структуры, предоставляя в качестве оплаты красивые бумажки, гордо именуемые векселями. При этом, согласно заявлению Евгения Янковского, он не считал нужным ставить в известность о своих решениях остальных акционеров, более того - использовал поддельные решения совета директоров. Только за сентябрь, согласно заявлениям адвокатов и пайщиков, он облегчил кассу "Легпромбанка" на полтора миллиарда рублей. Оба дела принял к своему производству следователь Генеральной прокуратуры по особо важным делам Шаран Эльсултанов. Об уровне расследования говорит тот факт, что Эльсултанов проводил расследование по делу об убийстве Владислава Листьева и одно время даже возглавлял следственную группу. Таким образом банкир и судебный пристав наглядно продемонстрировали, кто в доме хозяин, и Генеральной прокуратуре.

Юрист, знай свое место!

Владельцы основных пакетов акций, естественно, не сидели сложа руки. Они и их адвокаты писали жалобы и заявления в суды, в прокуратуру, вплоть до Генеральной, обращались к депутатам Госдумы. И нельзя сказать, чтобы совсем безрезультатно.
13 сентября владельцы контрольного пакета провели внеочередное собрание, на котором избрали нового председателя правления. После чего обратились в Измайловский межмуниципальный суд, который и подтвердил легитимность нового руководства.
Кульминацией стали события 26 октября, когда, по свидетельству нового руководства, его представители пришли в банк с исполнительным листом. Охрана их пропустила. Но через час к зданию подъехала группа крепких молодых людей вперемешку с сотрудниками милиции и, естественно, в сопровождении телевизионщиков (опять же НТВ). Возглавляли команду те же Дробинин и Валеев.
Сотрудников новой охраны избили и вышвырнули на улицу, а затем взялись и за собственно работников банка. По ходу действия к зданию прибыли заместитель начальника 60-го отделения милиции подполковник Юрий Здоренко и майор милиции Николай Добровольский. Дальше приведем цитаты из заявления в прокуратуру города сотрудника юридической службы "Легпромбанка" Владимира Трутнева на тему "моя милиция меня бережет":
- Работники милиции спросили, что здесь происходит: Также я подробно рассказал, что практически на их глазах меня и сотрудников ЧОПа избили и незаконно выбросили из банка присутствующие здесь лица. Сотрудники милиции сказали мне, что мы должны сами разбираться в своих делах и что они не желают оказывать содействие в исполнении решений суда. Видя, что милиционеры собрались уходить и меня окружают разъяренные люди, которых я воспринимаю как бандитов, я обратился к милиционерам за помощью с тем, чтобы они вывели меня. На их глазах меня схватили бандиты и милиционер в пятнистой камуфляжной форме, ранее штурмовавший банк: Били меня долго, примерно в течение 20 минут, затем Фарид (Валеев) скомандовал утащить меня в свой кабинет, так как меня могут увидеть какие-то корреспонденты.
Комментарии здесь явно излишни. Несколько утешает лишь тот факт, что бандиты на милицию чихать хотели, а вот журналистов все-таки боятся...

На нет и суда нет

30 октября Московский городской суд аннулировал постановление Люблинского межмуниципального суда о выводе Евгения Янковского из правления "Легпромбанка" как неправомочное. Казалось бы, должна восторжествовать справедливость. Однако невозмутимый Дробинин предъявил суду заверенные юридическим отделом ГПУ ЦБ по Москве учредительные и уставные документы, из которых следовало, что Янковский и остальные пайщики, владевшие 66% акций, нигде в них ни в каком виде не значатся.
То есть они просто не имеют к "Легпромбанку" никакого отношения и их претензии на что-то просто нелепы. Ну, а на нет, как известно, и суда нет.
Остались лишь недоуменные вопросы. Как, например, получается, что наша милиция не препятствует совершающемуся на их глазах преступлению? Почему сотрудники Центробанка с легкостью подмахивают новые учредительные документы в то время, когда идут судебные процессы, да еще человеку, фигурирующему в четырех уголовных делах? На каком основании районный судебный пристав игнорирует решение прокурора города? Почему пострадавшие от действий Дробинина написали десятки жалоб, а результатов нет практически ни по одной из них? И вообще, как такое стало возможно в эпоху публично провозглашенной диктатуры закона?

После того как Генеральная прокуратура возбудила уголовные дела против ряда высокопоставленных чиновников, вплоть до министров, многие заговорили о новом периоде в ее работе. Теперь, дескать, неприкасаемых не осталось, так что пусть коррупционеры и преступники трепещут. Но возбуждение дела вовсе не значит, что его доведут до суда и приговора. Если Генеральная прокуратура не может поставить на место зарвавшегося студента-недоучку, увешанного уголовными делами, как новогодняя елка игрушками, то справится ли она с такими зубрами, как наши главы естественных монополий? Судя по истории с Дробининым, в этом-то как раз и есть большие сомнения. "