Что спасло 200-тысячный Нижнекамск

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Что спасло 200-тысячный Нижнекамск В Татарстане судят ваххабитов, запланировавших бойню на праздновании 1000-летия столицы республики. В августе 2005 г. террористическое подполье на территории Татарстана должно было расстрелять толпы празд­нующих 1000-летие Казани. Позже – взорвать Казанский вертолетный завод, КамАЗ в Набережных Челнах и ликвидировать население 200-тысячного Нижнекамска, направив на него газовое облако с взорванного ими «Нижнекамскнеф­техима».


"ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ операции в боевой кулак были объединены моджахеды, проходившие подготовку у талибов на территории Таджикистана, и ваххабиты, обучаемые Басаевым и Хаттабом в учебном центре «Кавказ». Террористы собрались в Набережных Челнах и окрестностях, создали базовый диверсионный лагерь в предгорной тайге соседней Башкирии и ожидали поступления из Чечни крупной партии взрывчатки. Угроза была реальной. В качестве разминки боевики подпольной организации «Ислам­ский джамаат» совершили девять убийств и массовую драку. 29 декабря 2007 г. присяжные заседатели Верховного суда Татарстана решили судьбу 17 участников «джамаата». Подсудимые признаны виновными в терроризме и организации незаконного вооруженного формирования. Им грозит до двадцати лет лишения свободы. Стажировка в центре «Кавказ» ПОДСУДИМЫЕ – жители Татарстана, добровольно прошедшие диверсионную подготовку в лагерях «моджахедов». Таким был, например, 32-летний Хафиз Раззаков. Он родился в Самаркандской области Узбекистана, в 1990‑х гг. служил старшим сержантом милиции в Набережных Челнах. В начале 1997 г. в мечети на Элеваторной горе Набережных Челнов Раззаков познакомился с вербовщиками из Чечни Абу-Бакром (Алексеем Ильиным) и Абу-Кодыром (Ширали Шукуровым), которые рассказали милиционеру, что недавно возле села Сержень-Юрт Шалинского района Чечни полевые командиры Шамиль Басаев и Хаттаб открыли учебный центр «Кавказ». В этом учебном заведении арабы учат мусульман «правильному» исламу – вербовке агентуры под вывеской «ваххабизма». А также другим «богословским» дисциплинам – захвату заложников, взрывному и минному делу, тактике боевых действий, диверсиям, разведке. Эта информация оказалась по душе Раззакову. В марте 1997 г. он уже был в лагере «Кавказ», принял имя Абдул-Ахат (позже переименовался в Хасана). Домашнее задание по терроризму В МАРТЕ 1999 г. Раззаков с тремя татарстанцами из центра «Кавказ» получает задание Хаттаба – захватить в Набережных Челнах заложника с целью получения с родственников жертвы выкупа за его освобождение. Старшим диверсионной группы был назначен Абу-Кодыр (Ширали Шукуров). Мишенью работорговцев стал сын начальника городского жилищного управления Анатолий Геллер. На средства, полученные от Хаттаба, боевики купили ВАЗ-2105, арендовали ­КамАЗ, в кузове которого установили деревянный ящик для перевозки жертвы. С начала апреля за Геллером было установлено наблюдение, а 1 июля 1999 г. его похитили. Остановили ВАЗ-21099 предпринимателя, приставили к шее нож и выехали на «Жигулях» бизнесмена в ближайший лес. Там жертве завязали глаза, ввели инъекцию психотропного препарата, перегрузили в деревянный ящик КамАЗа, забросали этот ящик досками и выехали в мордовские леса. Две недели участники группы перепрятывали свой груз в глухих уголках Мордовии. Все это время Геллера били, кололи психотропными препаратами, приковывали цепью к деревьям, инсценировали его казнь – приставляли нож к горлу, пистолет к виску, заставляли копать себе могилу. Узнав о добыче, Хаттаб снарядил в Мордовию другой КамАЗ с оборудованным тайником для перевозки людей. 18 июля Геллер уже оказался в Урус-Мартане, в специально приспособленном подвале одного из домов. Затем террористы по телефону добились от отца бизнесмена Якова Геллера согласия на выкуп сына за 320 тыс. долларов. Для сбора нужной суммы Геллеру-старшему пришлось организовывать общественный фонд. 7 сентября возле контрольного поста милиции «КАВКАЗ-1» на границе Чечни и Ингушетии пленника обменяли. По данным следствия, из полученных 320 тыс. долл. Хаттаб отдал 10 тыс. Хафизу Раззакову и еще 10 тыс. долл. пошли остальным участникам группы. Возвращение в Татарстан НЕСМОТРЯ на особую ценность Раззакова в глазах Хаттаба, в Татарстане бывшему милиционеру будет отведена всего лишь роль помощника руководителя мест­ной организации террористов – «Исламского джамаата». Командиром же будет назначен 33-летний Ильгам Гумеров (Ахмад, Абдуль-Азиз), в июне 1999 г. приехавший из Набережных Челнов на «стажировку» в село Ведено, где находилось подразделение учебного центра «Кавказ». Видимо, арабским инструкторам «Кавказа» понравились осторожность и целеустремленность Гумерова. Впрочем, как полагает след­ствие, старался и Раззаков, и еще восемь его земляков из Татарстана, большинство из которых позд­нее составили костяк «Исламского джамаата». Осенью 1999 г. все они участвовали в обороне Грозного, зимой укрепляли подходы к Ведено. А 29 марта 2000 г. подразделение, в котором воевал Раззаков, около села Жани-Ведено напало на сводную колонну Пермского ОМОНа, убило 43 милиционера и позже с особой жестокостью казнило еще десять пленных. Однако обстановка менялась. Гумеров получил приказ своего полевого командира Зубайра сдаться в плен, отсидеть в гудермесском фильтрационном лагере, а затем 13 августа 2000 г. встретить в Набережных Челнах связных Зубайра – «моджахедов» Али и Султана – для совместной организации терактов и захвата заложников на территории Татарстана. В марте 2001 г. в Набережные Челны вернулся и Раззаков. Как считают следователи, он получил указание Хаттаба и Басаева участвовать в подпольной организации «Исламский джамаат», развернутой Гумеровым. Первые шаги подполья НА ПЕРВОМ этапе члены «джамаата» занялись активной вербовкой агентуры в Набережных Челнах и соседних райцентрах – Елабуге и Азнакаево. Агитацию необходимости непримиримой войны («джихада») с «кафирами» (неверующими, или верующими «неправильно») члены организации вели после массовых молитв в мечетях. Через пропаганду вербовщики вышли на группу своих единомышленников в Азнакаево, ранее проходивших спецподготовку у талибов – в учебном центре мечети «Мавлоно Усмана-Черхи» в таджикском городе Истаравшан. Другой находкой для вербовщиков стал 42-летний заместитель директора ООО «Рынок» Нафис Калимуллин, которого в Азнакаево считали местным криминальным «авторитетом». Следствие полагает, что он помогал Гумерову держать «общак», пополнял организацию криминальными кадрами, обеспечивал строгую дисциплину. Еще одним ценным приобретением организации стал 26-летний спонсор боевиков Салават Латыпов. Челнинец, так же как и Раззаков, родился в Узбекистане, но был более предприимчив. По подсчетам министра внутренних дел РФ Рашида Нургалиева, развернутая агентурная сеть объединила 41 участника группировки. 17 из них и предстали перед присяжными в Казани в декабре 2007 г., другие уже осуждены (в том числе иностранными судами) или находятся под след­ствием. Подготовка спецопераций В НАЧАЛЕ 2003 г. к «амиру» Гумерову приехал 45-летний Шамил Тамимдаров, связник чеченского полевого командира Руслана Гелаева. По данным предварительного следствия, Тамимдаров проверил боеготовность агентуры «Исламского джама­ата» и одобрил решение подключить к подполью азнакаевского «авторитета» Калимуллина. Совместно с приближенными Гумерова чеченский «ревизор» запланировал создать военно-полевой лагерь в лесах Башкирии и пополнить кассу подполья за счет пожертвований богатых прихожан мечети «Тауба» в Набережных Челнах, а также при помощи организации нападений на инкассаторские машины. В мае-июне 2003 г. чеченский «ревизор», челнинский «амир» и азнакаевский «авторитет» провели рекогносцировку в лесах Белорецкого района Башкирии, подыскивая место для создания законспирированной базы террористов. Затем под видом «пятничных намазов» Гумеров собрал свою агентуру и проинформировал участников «Исламского джамаата» о задачах, поставленных перед ними чеченским командованием. В августе 2003 г. боевики высадились у подножия горы «Тещин язык» рядом с башкир­ским поселком Инзирь. В хвойно-лист­венном лесу они подготовили тайники-«схроны» и закопали в одном автоматы и боеприпасы, а в другом – вещи для бытовых нужд. После чего в течение 25 суток строили блиндаж из бревен, запасались продуктами. Создав базу, террористы начали планирование конкретных операций. Летом 2004 г. Гумеров раскрыл карты перед своими подчиненными – по приказу из Чечни они должны приступить к подготовке взрывов автозавода КамАЗ, водозабора в Набережных Челнах, завода «Нижнекамскнефтехим» в Нижнекамске, Казанского вертолетного завода, расстрела празднующих 1000-летие Казани. Чтобы денег на масштабную диверсионную деятельность хватило, боевики, не дожидаясь поступления средств от арабских спонсоров и не рассчитывая только на доходы предприятия Латыпова, должны были разработать кон­кретные планы ограбления мест­ных предприятий. Акции террористов ЗАСИДЕВШИЕСЯ без дела «моджахеды» буквально рвались в бой, особенно инициативным оказался Раззаков. Именно он еще в 2003 г. предложил пополнить «общак», совершив ограбление набережночелнин­ской фирмы «Красный Восток». Гумеров одобрил инициативу, и Раззаков начал предварительную слежку за инкассаторами, перевозившими наличные фирмы. Однако, обнаружив, что инкассаторы перестали появляться и что на него обратили внимание охранники фирмы, опытный диверсант решил подыскать другой объект для нападения. И летом 2004 г. вместе с братом Хайдаром Раззаковым предложил «амиру» готовить ограбление кассы местной базы отдыха «Неп­тун». Хайдар даже успел подготовить план-схему базы. Но Хафиза Раззакова уже захватил новый «проект». Он хорошо знал, что местные парочки часто ездят на автомобилях в соседний Боровецкий лес для занятий сексом. «Джихад» он решил начать с нападений на беззащитных любовников в самый пи­кантный момент их свидания. Первыми жертвами стали Сергей Шакиров и Наталья Белых. Хафиз Раззаков нанес ей удары ножом в грудную клетку. Затем нанес семь ударов ножом в область грудной клетки С.М. Шакирову. Шакиров успел захлопнуть дверь автомашины. Но Раззаков достал пистолет и через окно водительской двери выстрелил не менее шести раз. На соседнем переднем сиденье находилась еще и некая Ольга Юрченко, которую убила одна из пуль, выпущенных в Белых. 30 июня, раз полакомившийся человечиной, он вновь выйдет в лес на охоту. На этот раз он убил встретившегося в лесу Михаила Осипова только для того, чтобы отнять у того топографическую карту местности. 20 августа ваххабит вновь застанет в лесу парочку – Ивана Сидорова и Гульнару Гарееву. И вновь убьет любовников и ограбит их трупы – заберет 12 тыс. 576 руб. наличными, мобильный телефон и золотые украшения женщины. И на следующий день продаст украшения тому же скупщику за 500 рублей. Ровно через неделю он убил в лесу Залифа Гайнетдинова и Эльзу Гилязову, сидевших возле мостика через речку Шильна. И вновь снял с трупов ценное – часы за 400 руб., цепочку за 100 руб., а также забрал бумажник с 4,5 тыс. рублей. Принципы своего поведения ваххабит попытался объяснить 27 октября 2004 г. приятельнице Светлане Шариповой на кухне ее квартиры. Женщина не только не поддержала кавалера, но и послала его подальше. Тогда разочарованный боевик вышел в прихожую квартиры, достал пистолет, вернулся на кухню и дважды выстрелил в голову ­своей пассии. Увидев, что подпольный «Исламский джамаат» начинает терять свою мобилизационную готовность, чеченский инспектор Тамимдаров еще раз поручил Гумерову готовить бойцов к боевым действиям. И заявил, что уезжает на Кавказ, но в декабре 2004 г. вернется из Чечни с приказом о совершении конкретных терактов. Финал СЛЕДСТВИЕ, начатое прокуратурой Республики Татар­стан сразу после первого убий­ства в Боровецком лесу, шло по следам подозреваемых. Приступили к задержанию участников «Ислам­ского джамаата». В ходе обысков у них были изъяты 2 автомата, 8 пистолетов и глушители к ним, 7 гранат, обрезы, охот­ничьи ружья. А также 580 г взрывчатого вещества – пластита, свинцовые шарики для «поясов шахида», руководства по изготовлению взрывных устройств, большое количество боеприпасов и экстремистская литература. И это кроме того арсенала, что позже был обнаружен в лесных схронах Башкирии. В декабре 2004 г. Тамимдаров вернулся из Чечни с заданием для отряда Гумерова. Чечен­ский инспектор должен был чуть позже встретить кавказских специалистов-взрывников, обеспечить их жильем и питанием, подготовить совместные диверсии. Однако после задержания участников «Исламского джамаата» чеченскому эмиссару приш­лось срочно заметать следы. Он выехал в Казахстан, где и был задержан 14 апреля 2005 года. Последние члены организации, остававшиеся на свободе, Данил Габдулхаков и его двоюродный брат Венер Хазетдинов с семьями, были задержаны в Оренбургской области в ночь на 22 сентября 2007 г., когда попытались перейти границу с Казахстаном. Агентурная сеть «Исламский джамаат» К ПОЯВЛЕНИЮ «амира» «Абдул-Азиза» в Татарстане агентурная сеть «Исламский джамаат» уже имелась. Незадолго до того ее создал некто Хамидуллин (Хамидулла). Но Гумеров, прибывший с новыми полномочиями от Зубайра, Хаттаба и Басаева, преобразовал организацию, привлек в нее выпускников центра «Кавказ» – Хафиза Раззакова, его брата Хайдара, Ильшата Шарафуллина, Айрата Камалетдинова, Ильяса Газизова, Данила Габдулхакова, а также местных сторонников ведения «джихада» с людьми, не исповедующими «правильный» ислам. Мишенями террористов становились в том числе татары и настоятели мечетей, миролюбиво (т.е. «неправильно» с точки зрения ваххабитов) относившиеся к представителям других религий и народов. Гумеров создал иерархию внутри организации. Все участ­ники подполья беспрекословно подчинялись «амиру», а он исполнял вышестоящие приказы «Конгресса народов Ичкерии и», созданного в 1989 г. Шамилем Басаевым и Мовлади Удуговым. Также Гумеров подчинялся созданному в 2001 г. «Высшему военному Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа». Разница между вышестоящими организациями террористов была в том, что «Конг­ресс» ставил своей целью создание «Исламского халифата на Кавказе», а «Маджлисуль Шура» отводила северокавказским республикам роль «эмирата» в составе будущего «Великого исламского халифата» и создавалась под руковод­ством международной террористической сети «Братья мусульмане». «Исламский джамаат» должен был, по замыслам организаторов, создать мусульман­ское государство на территории Поволжья. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации