Что стоит за арестом Дмитрия Каменщика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Pic7015.jpg

Уголовное дело, фигурантом которого оказался единственный бенефициар аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик, стало четвертой попыткой вернуть стратегический актив под контроль государства


Дом отдыха строгого режима


До сих пор бизнесмену удавалось договариваться с чиновниками. Но сейчас в экономике проблемы. На реализацию антикризисного плана не хватает несколько сотен миллиардов рублей, аэропортовый бизнес всегда генерирует стабильный денежный поток и имеет хорошую рентабельность. Сможет ли Каменщик отстоять свои права и на этот раз?


«В Домодедово разобрались?»


Впервые проблемы с активами у ГК «Ист Лайн» Дмитрия Каменщика появились 15 лет назад. В июле 2000 г. в аэропорту города Когалым произвел вынужденную посадку арендованный одноименной авиакомпанией самолет Ил‑76 с контрабандой китайских товаров. ФСБ занималась уголовным делом пять лет, а закончилось все условными сроками для менеджеров уровня ниже среднего сразу после того, как «Ист Лайн» авиакомпанию продал и полностью ушел с рынка поставок ширпотреба из Китая на московские рынки, которыми успешно занимался почти 13 лет. Покупателем перевозчика с парком из более 20 самолетов стал совладелец другой грузовой авиакомпании, «Тесис», Алексей Куимов, известный также как основатель партии «За Русь святую». Тогда же пришлось Дмитрию Каменщику избавиться еще от одного актива – формировавшегося в ГК «Ист Лайн» машиностроительного подразделения во главе с Демиховским заводом в Московской области – производителем электропоездов для «Аэроэкспресса». Предприятие досталось «Трансмашхолдингу» Искандера Махмудова.


Дело о контрабанде еще не закончилось, а Росимущество стало оспаривать права собственности на терминал и права аренды аэродрома. В феврале 2005 г. Росимущество добилось расторжения 75‑летнего договора аренды с ГК «Ист Лайн», а затем оспорило сделку, по которой группа получила аэровокзал. Но и эта проблема была урегулирована достаточно быстро. За несколько дней до наступления 2006 г. председатель Росимущества Валерий Назаров, которого многие причисляют к близкому окружению Владимира Путина, рассказал, что спор завершился мирно. «Ист Лайн» согласилась платить за аренду аэродрома не 3 млн руб. в год, как раньше, а $1,2 млн. «Помог глава наблюдательного совета группы «Ист Лайн» Валерий Коган, пришедший в компанию годом ранее, – рассказал собеседник «Ко», близкий к Минтрансу, – у него много знакомых в Генпрокуратуре, которые могли оказать содействие в решении этого вопроса». Участники рынка полагали, что он также является одним из соучредителей аэропорта Домодедово.


О Когане известно немного. В официальной биографии говорится, что он имеет большой опыт административно-хозяйственной и дипломатической работы, проходил срочную службу в частях Военно-морского флота и получил высшее экономическое образование. Его характеризуют как человека, имеющего «большое влияние в компании» и умеющего «решать вопросы». Газета «Ведомости» предполагает, что в конце 1990‑х партнером Когана по бизнесу был Петр Ефанов, возглавивший в 2000 г. комитет по управлению имуществом Московской области (Мособлкомимущество). Затем он стал министром имущественных отношений областного правительства, а в 2002–2004 гг. руководил территориальным управлением Минимущества РФ по Московской области.


В 2010 г. в Минтрансе родилась идея слияния московских аэропортов. Чиновники попросили «Тройку Диалог» провести анализ такой возможности. Но вывод оказался неутешительным: контроль в объединенном холдинге получали владельцы Домодедово. По оценке «Тройки Диалог», стоимость аэропортов: Домодедово – $4,1–5,1 млрд, Шереметьево – $1,6–2,4 млрд, Внуково – $0,5–0,7 млрд. Очевидно, что государство ни при каких условиях не допустило бы потерю контроля над аэропортами, а частных акционеров не устраивала роль миноритариев. Договориться не удалось, зато появился трагический, но удобный повод для новой атаки.


Теракт в аэропорту Домодедово, произошедший в конце января 2011 г., унес 37 жизней. «В Домодедово разобрались? Кто собственник?» – спрашивал президент Дмитрий Медведев у генпрокурора Юрия Чайки после теракта. Но ответа так и не получил. Прокуратуре лишь удалось выяснить, что бенефициаром 100% акций компании DME Limited, которой принадлежат аэропортовые активы, является глава совета директоров группы «Ист Лайн» Дмитрий Каменщик. Валерий Коган там не значился. Впрочем, бенефициар – это всего лишь фактический владелец акций, имеющий право ими распоряжаться. Бумаги могут быть зарегистрированы на других лиц.


Дмитрию Каменщику пришлось вновь защищаться. Аэропорт начал подготовку к IPO, чтобы пригласить в акционеры иностранные компании, пытаясь таким образом обезопасить актив от деприватизации. Впервые за несколько лет он созвал пресс-конференцию, где объяснил, почему не собирается раскрывать всю структуру собственников: «Наши акционеры – это люди, которые не любят известности». «Учитывая стратегическое значение аэропорта Домодедово для обеспечения обороны страны и безопасности государства, сложившаяся ситуация представляется недопустимой», – говорилось в документах Генпрокуратуры. Тогда же появилась информация, что бывший спецпредставитель президента Игорь Юсуфов вел переговоры о покупке блокпакета Домодедово примерно за $1 млрд. Игорь Юсуфов, который, как заявил в интервью экс-глава Банка Москвы Андрей Бородин, «является одним из лиц, уполномоченных держать активы, входящие в сферу интересов Медведева», якобы даже был готов решить проблемы с властями, имевшиеся у менеджмента аэропорта.


Проведение IPO сорвалось. Негативный информационный фон вокруг аэропорта снижал его капитализацию, и потенциальная цена размещения уже не устраивала собственников: на руководство аэропорта заведено уголовное дело за невыполнение мер безопасности, однако оно было закрыто спустя год за отсутствием состава преступления. Среди подозреваемых были экс-начальник управления безопасности на транспорте МВД России по Центральному ФО Андрей Алексеев, бывший руководитель ЛОВД «Домодедово» Александр Трушанин и его заместители Александр Будцов и Александр Дегтярев, а также руководители ряда компаний, ответственных за безопасность в аэропорту. Но чиновников наказывать не принято, и следствие пришло к выводу, что сотрудники аэропорта и СВД, отвечавшие за безопасность, не должны были противостоять террористической угрозе. Приказ Минтранса о таких обязательствах появился лишь две недели спустя после трагедии. «Вход в аэропорт и зона регистрации относятся к зоне ответственности сотрудников МВД, а зона ответственности сотрудников аэропорта начинается в чистой зоне», – говорит генеральный директор ассоциации «Аэропорт» ГА» Виктор Горбачев.


Владельцев Домодедово пытались вынудить продать актив. Среди претендентов назывались «Базэл Аэро» Олега Дерипаски, «Ренова» Виктора Вексельберга, «Новапорт» Романа Троценко, группа «Сумма» Зиявудина Магомедова и совладелец Внуково Виталий Ванцев с партнерами. Но дальше всех в переговорах продвинулось инвестиционное подразделение А1 «Альфа-групп», принадлежащее Михаилу Фридману. Инвестбанк предложил ВЭБу вместе поучаствовать в покупке аэропорта и отправил заявку на получение кредита. А1 предлагала Каменщику за актив $3 млрд против $5,5 млрд, на которые рассчитывал бизнесмен при выходе на IPO. Но до сделки тогда дело не дошло. По одной из версий, Каменщика не устроила цена, по другой – Михаил Фридман решил не связываться с аэропортовым бизнесом. Так или иначе, но к концу 2013 г. о Домодедово забыли, а Дмитрий Каменщик продолжил инвестировать в терминал, расширяя пропускную способность аэропорта. Казалось, вопрос с собственностью был урегулирован.


Заход на посадку


Новое уголовное дело появилось летом прошлого года. Среди подозреваемых оказались экс-глава компании «Эрпорт менеджмент компани лимитед» Светлана Тришина, бывший директор ЗАО «Домодедово эрпорт авиэйшн секюрити» Андрей Данилов и экс-директор аэропортового комплекса Вячеслав Некрасов, которые были взяты под стражу, и «другие неустановленные фактические владельцы Международного аэропорта Домодедово». Десять дней спустя был задержан и помещен под домашний арест Дмитрий Каменщик. Ему предъявлено обвинение в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей. Наказание по этой статье – принудительные работы на срок до пяти лет либо лишение свободы на срок до 10 лет. По версии следствия, он вместе с другими арестованными по этому делу внедрил новую систему досмотра на входах в аэровокзальный комплекс, увеличившую степень уязвимости аэропорта. Из-за этого в январе 2011 г. Магомед Евлоев беспрепятственно прошел в здание аэровокзала со спрятанным под одеждой взрывным устройством, считает Следственный комитет.


«Два года назад Дмитрий Каменщик договорился с администрацией президента, взяв на себя определенные обязательства по инвестициям и прозрачности своего актива, пообещав, что аэропорт не уйдет на сторону, – рассказывает источник, знакомый с историей вопроса. – В администрации ему, в свою очередь, пообещали прекращение давления и возможность спокойной работы». Но, видимо, не сдержали слово. По его словам собеседника «Ко», бизнесмену вновь предложили поделиться активом или продать его. Каменщик отказался. Тогда появились новые претензии к менеджменту аэропорта по старому делу о теракте в Домодедово. К нему пришли и сказали: давай так или так. Он ответил, что попробует отбиться. Отбиться не получилось.


«Идея объединения столичных аэропортов еще жива, – рассказывает источник «Ко» в Минтрансе. – На недавнем совещании в Минтрансе его глава Максим Соколов говорил, что неплохо бы объединить госпакеты аэропортов МАУ для привлечения инвестиций или дальнейшей приватизации». «Сейчас кризис, денег в бюджете не хватает, а крупных не распределенных между приближенными к Кремлю бизнесменами и госкомпаниями активов практически не осталось, – отмечает собеседник «Ко», – вот и пытаются прибрать к рукам уже и средние по размерам компании».


Еще два-три года назад аэропорты показывали хорошую экономику и быструю окупаемость инвестпроектов – от четырех до семи лет. И перспективы их роста выглядели более чем убедительно. «После того как были «выбраны» наиболее привлекательные виды бизнеса, приходится опускаться вниз по рентабельности, аэропорты же в этом списке стоят, может быть, не выше ритейла, но точно выглядят привлекательнее по сравнению с авиапромом», – говорит исполнительный директор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев. По его мнению, несмотря на снижение пассажиропотока, «Домодедово» продолжает оставаться интересным объектом для поглощения. Во‑первых, столичные аэропорты сейчас теряют меньше, чем региональные. Во‑вторых, после того, как правительство отменило государственное регулирование аэропортовых сборов, повышение тарифов улучшит их экономику. О росте цен на обслуживание уже объявили все аэропорты столичного авиаузла.


«На Домодедово приходится в основном внутрироссийский трафик, который, в отличие от международного, в кризис продолжает расти, – отмечает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. – И у него, в отличие от Внуково и Шереметьево, очень хорошие перспективы для развития: зарезервированная земля для строительства третьей взлетно-посадочной полосы». У Внуково две полосы пересекаются, что частично ограничивает развитие, а Шереметьево ограничен близлежащими населенными пунктами – в первую очередь Лобней и Москвой. «Каменщик продолжает удерживать позиции, и неопределенность с собственниками сдерживает расширение всего МАУ, начиная от развития единой системы воздушного движения до строительства новой ВПП», – отмечает эксперт. И решение всех этих вопросов со стороны чиновников наталкивается на несговорчивость Каменщика. Недаром принято решение о строительстве в Раменском четвертого аэропорта Московского авиаузла (недалеко от г. Жуковский). Это совместный проект «Ростеха» и литовской Avia Solutions Group.


Круче, чем «Платон»


О своих претензиях на Домодедово ни одна частная компания пока не заявляла, хотя это может произойти в ближайшее время. Случайность? Но в настоящее время завершается консолидация активов Шереметьево и фактически его приватизация (сейчас 83,038% аэропорта – у государства), где главным игроком выступает компания TPS Avia Holding, принадлежащая другу Путина Аркадию Ротенбергу и его партнерам по бизнесу – Александру Пономаренко и Александру Скоробогатько.


Буквально накануне ареста Дмитрия Каменщика, 11 февраля, было подписано постановление правительства, согласно которому доля государства в уставном капитале АО «Аэропорт «Шереметьево» после консолидации составит 31,56%, доля «Шереметьево холдинг» (принадлежит TPS Avia Holding) – 68,44%. Переход акций не денежный. Взамен Ротенберг с партнерами берет на себя обязательства по инвестициям в грузовые и пассажирские терминалы объемом в $630 млн. По словам аналитика ИФК «Метрополь» Андрея Рожкова, аэропорт оценен примерно в $1,2 млрд, но, даже с учетом долга в $847 млн, эта оценка выглядит заниженной.


Аналогичная участь ждет и Внуково, где после консолидации активов доля государства в уставном капитале АО «Международный аэропорт «Внуково» составит 25,1%, а структур Виталия Ванцева и его партнеров, в том числе Владимира Скоча (отца депутата Госдумы Андрея Скоча), – 74,9%.


Здесь для полноты картины не хватает Домодедово, и основным претендентом на него опрошенные «Ко» эксперты называют Аркадия Ротенберга. «Известен прецедент «Базэл Аэро» на юге страны (компания владеет аэропортами Краснодара, Сочи, Анапы и Геленджика. – Прим. «Ко»), – говорит Олег Пантелеев. – Получив два аэропорта в МАУ, которые суммарно обслуживают более 60 млн пассажиров в год, можно диктовать свои условия рынку. Это круче, чем система «Платон». «У Ротенберга в Шереметьево все в порядке, и с Домодедово будет так же», – полагает собеседник «Ко», близкий к Минтрансу. По его мнению, сначала под тем или иным предлогом произойдет деприватизация, а затем уже аэропорт передадут в нужные руки.


В деле Каменщика для следствия пока не все идет гладко. Генпрокуратура не согласна с результатами расследования Следственного комитета, а единая федеральная позиция еще не выработана. Об этом свидетельствует и тот факт, что бизнесмена поместили под домашний арест в его пригородном имении, расположенном на территории бывшего санатория в поселке Одинцово. Дело может развалиться в суде, если Каменщик будет более сговорчив.


Ссылки

Источник публикации