Что стоит за приговором Александру Сабадашу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Сабадаш

Экс-сенатор осужден на шесть лет лишения свободы


Известный миллионер, владелец завода «Выборгская целлюлоза» и всеволожского ликеро-водочного завода «Ливиз» и экс-сенатор осужден за попытку хищения бюджетных средств на сумму 1,87 млрд руб. с помощью мошеннической схемы, связанной с возмещением НДС. Сам Сабадаш вины не признал, как и четверо его соучастников. И многие эксперты тоже склонны считать, что уголовное дело Сабадаша является, скорее, поводом, чем истинной причиной его ареста.

Уголовное дело было явно не рутинным, хотя бы потому, что, как разъяснил «Ко» адвокат коллегии «Князев и партнеры» Алексей Сердюк, по той статье, по которой обвинялся Сабадаш, заключение под стражу в качестве меры пресечения не может применяться, если преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности. Предъявление НДС к возмещению прямо связано с осуществлением именно предпринимательской деятельности, поэтому арест Сабадаша в мае 2014 г., по мнению адвоката, незаконен, что свидетельствует о заказном либо политическом характере дела.

Еще перед вынесением приговора предпринимателю адвокат Константин Рыбалов заявил «Ко», что если Сабадаша преследуют по «экономическому» типу заказных дел, то у него есть шанс «перекупить» свободу, дав за нее больше, чем конкуренты. Если же перед нами административно-политический заказ, то система его не отдаст ни при каких условиях, вся обвинительная машина будет работать слаженно и крепко держаться за «клиента». «По тому, как далеко зайдет судебное преследование Сабадаша, мы скоро сможем понять, к какому типу дел можно отнести его случай», – заметил эксперт. Судя по тому, что приговор Сабадашу был вынесен точно в срок и он примерно соответствует тому, что требовало обвинение, Сабадаш надоел кому-то наверху.

Жизнь, отданная борьбе

Судить о причинах преследования Сабадаша сложно, поскольку вся его бизнес-деятельность протекала в тени. Большинство активов, ему приписываемых, оформлено не на его имя. Многое в его карьере базировалось на знакомствах, благодаря чему бизнесмен незримо присутствовал в политических кругах и в тех бизнес-структурах, к которым не имел формального отношения. По словам главы «ТКС банка» Олега Тинькова, Сабадаш «лет десять назад контролировал алкогольный рынок Северо-Запада» и имел «звериное чутье».

Сабадаша по масштабам его бизнеса нельзя назвать олигархом: он был владельцем одного крупного водочного и одного крупного целлюзно-бумажного комбината и целого ряда мелких бизнесов. Перед разорением главного актива Сабадаша – петербургского завода «Ливиз» – в 2008 г. его состояние оценивалось в $120–140 млн, более поздних оценок нет. В начале «нулевых» Сабадаша называли «водочным королем», но даже в лучшие годы «Ливиз» контролировал не более 5% алкогольного рынка. Однако для предпринимателя такого масштаба он обладал совершенно уникальной способностью вступать в конфликты и заводить политические знакомства.

Всю карьеру Александра Сабадаша, сына директора магазина «Диета» в Санкт-Петербурге, начинавшего бизнес с приготовления шашлыка у Петропавловской крепости, можно изложить как историю конфликтов.

Когда Сабадаш в 1990-х стал дистрибьютором водки «Абсолют» шведской компании V&S, возник скандал из-за того, что в России водки продавалось больше, чем импортировалось из Швеции.

Когда Сабадаш стал хозяином ликеро-водочного завода «Ливиз», он конфликтовал с владельцем «Кристалла» Сергеем Зивенко из-за бренда «Гжелка» и с хозяином «Русского стандарта» Рустамом Тарико из-за невыплаченных долгов «Ливиза». В результате доля «Гжелки» на рынке снизилась, поскольку, как вспоминал Сергей Зивенко, из-за тяжбы в торговую марку было невозможно инвестировать. «Это беспринципный коммерсант», – сказал о Сабадаше Зивенко.

Когда Сабадаш построил ликеро-водочный завод в Калмыкии, он вступил в дружеские отношения с президентом республики Кирсаном Илюмжиновым. Калмыкия печатала для него гораздо больше акцизных марок, чем предприятие выпускало продукции, что вызвало негодование властей Санкт-Петербурга, у которых уводили налоги.

Когда Сабадаш стал совладельцем Выборгского ЦБК (ныне «Выборгская целлюлоза»), он сначала жестко конфликтовал с трудовым коллективом предприятия, а потом с другими акционерами.

Когда Сабадаш был сенатором от Ненецкого автономного округа, он оказался в центре соперничества между «Лукойлом» и «Роснефтью».

И это лишь небольшая часть конфликтов. «В отношении Александра Сабадаша совершенно точно можно предположить, что он вел бизнес крайне смело и часто выходил за рамки закона, – отмечает управляющий партнер группы юридических и аудиторских компаний «СБП» Кира Гин-Барисявичене. – Он известен многочисленными конфликтами как с коллегами по рынку – Рустамом Тарико и Сергеем Зивенко, так и с чиновниками. На мой взгляд, уголовное преследование Сабадаша имеет под собой основания, так как на практике совсем на пустом месте обычно не бывает резонансных уголовных дел».

Однако какова же непосредственная причина ареста?

Электрические деньги

По делу Сабадаша арестованы, кроме него, еще четверо соучастников, один объявлен в международный розыск. Возможно, именно этот разыскиваемый и является ключом к загадке: почему арестовали Сабадаша? В розыске находится Роман Темкин, экс-гендиректор строительной компании «ЭС-Контрактстрой», которая и пыталась возместить НДС за фиктивные работы по реконструкции «Выборгской целлюлозы». Это «преступное деяние» он совершил в 2011 г., а позже стал финансовым директором «Ленэнерго», компании, управляющей электрическими сетями в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. В петербургской прессе уверены, что и Темкин, и гендиректор «Ленэнерго» с 2010 г. Андрей Сорочинский – доверенные люди Сабадаша, назначенные благодаря его влиянию.

Про деятельность Сорочинского и Темкина в «Ленэнерго» известно прежде всего то, что они вопреки рекомендациям владельца «Ленэнерго», компании «Россети», перевели финансовые потоки и депозит более чем на 15 млрд руб. электросетевой компании в банк «Таврический», ныне разорившийся. Как отмечает директор информационно-аналитического управления ЗАО «ИК «Энергокапитал» Александр Игнатюк, для руководства «Ленэнерго» держать свой резерв в банке, не имевшем достаточного запаса финансовой прочности, было серьезным упущением. «Для госкомпаний поступали рекомендации по переводу средств в госбанки и банки из Топ-10», – напоминает эксперт.

«Таврический», по слухам, контролируется Сабадашем, но доказать это трудно. Но в начале «нулевых», когда карьера Сабадаша была на пике, считалось, что банк «Таврический» фактически контролируется «Ливизом». Банк не только финансировал питерский завод «Ливиз», обанкротившийся в 2008 г., но и обеспечивал операционную деятельность всеволожского завода «Ливиз», построенного в 2013 г., и красносельского «Ливиза», построенного в 2005 г. Перед банкротством питерского «Ливиза» в 2007 г. все свои кредиты на общую сумму почти 500 млн руб. «Таврический» переуступил структурам Сабадаша, взявшим процедуру банкротства завода под контроль. «Тогда это действительно был наш банк», – заявлял источник, близкий к ЗАО «Ливиз». Неудивительно, что в рамках уголовного дела Сабадаша сотрудники ФСБ провели обыски в офисе «Таврического».

Официально «Таврический» принадлежит нескольким физическим лицам, среди которых и председатель правления банка Сергей Сомов. Сабадаш и Сомов являются совладельцами строительной компании «Стройальянс». Редкий случай, когда имя Сабадаша открыто фигурирует в числе собственников бизнеса. Но, что интересно, третьим партнером Сомова и Сабадаша по этой компании является Роман Золотов, в недавнем прошлом сотрудник ФГУП «Охрана», а кроме того, сын генерал-полковника Виктора Золотова, бывшего телохранитела Анатолия Собчака, экс-начальника службы безопасности Владимира Путина и ныне командующего внутренними войсками России. Впрочем, столь высокопоставленный партнер не уберег Сабадаша от ареста, а банк «Таврический» – от банкротства.

В начале 2015 г., на фоне всплеска инфляции и нестабильности рубля, «Таврический» прекратил выдачу вкладов. Главным пострадавшим в результате оказалось ОАО «Ленэнерго», у которого в банке зависло более 15 млрд руб. Сегодня «Таврический» будет санироваться банком «МФК» Михаила Прохорова, но, согласно плану санации, 80% депозитов «Ленэнерго» будут возвращены через двадцать лет.

Эффект домино

Разорение «Таврического» резко обострило ситуацию в энергетике региона. На фоне многомиллиардных потерь гендиректора «Ленэнерго» Андрея Сорочинского немедленно уволили. По словам представителя пресс-службы «Ленэнерго», решение об увольнении было принято советом директоров после рассмотрения результатов финансово-экономической деятельности в 2014 г. и прогнозов на 2015 г. «В частности, было выявлено, что в работе ОАО «Ленэнерго» возникли риски ухудшения финансовой устойчивости», – говорят в компании. К руководству «Ленэнерго» пришла команда из «Роснефти». Главой «Ленэнерго» стал экс-директор департамента энергетики «Роснефти» Василий Никонов, а замом по экономике и финансам – его бывший зам в «Роснефти» Александр Ганин. Все они – выходцы из Самары, до прихода в «Роснефть» работавшие в Минэнерго.

В частности, Никонов в «Роснефть» попал вместе со своим непосредственным начальником, в то время замминистра энергетики Андреем Шишкиным. Последний в свою очередь сейчас является вице-президентом «Роснефти» и входит в совет директоров «Россетей» (компания – собственник «Ленэнерго»), Никонов – в комитет по стратегии «Россетей». А председателем совета директоров «Россетей» является экс-министр энергетики Сергей Шматко, деятельность которого в правительстве курировал нынешний глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Таким образом, случившийся в «Ленэнерго» переворот можно рассматривать как пример проявления интереса нефтяной компании к электроэнергетике. У новой команды «Ленэнерго» в планах объединить сетевые активы Санкт-Петербурга и Ленобласти на базе «Ленэнерго» путем ликвидации главных конкурентов – сетевых компаний Санкт-Петербурга и Ленинградской области «СпбЭС» (подконтрольна питерской мэрии) и ЛОЭСК (подконтрольна братьям Бобылевым). «Ленэнерго» может заменить «СПбЭС» и ЛОЭСК: никто и не заметит, что их не станет», – заявил Василий Никонов. Между тем ОАО «Ленэнерго» сильно задолжало своим партнерам, и ЛОЭСК обвиняла «Ленэнерго» в неисполнении финансовых обязательств. Замгендиректора ЛОЭСК по экономике и финансам Дмитрий Симонов даже сказал, что новая команда в «Ленэнерго» не хочет разбираться с обязательствами предшественников.

У этих планов есть противники. Это и петербургская мэрия, планирующая взять «Ленэнерго» под свой контроль, и компания «Интер РАО ЕЭС», возглавляемая Борисом Ковальчуком, сыном акционера банка «Россия» Юрия Ковальчука. «Интер РАО» активно присутствует в энергохозяйстве области, она прибрела Петербургскую сбытовую компанию и ранее планировала купить ЛОЭСК. Теперь Борис Ковальчук вообще начал кампанию по вытеснению «Ленэнерго» из энергохозяйства Ленинградской области. Ковальчук вместе с руководителями ЛОЭСК, «СПбЭС» и ряда других энергокомпаний стали писать письма в адрес губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко и губернатора Ленобласти Александра Дрозденко с требованием изменить систему расчета за электричество, чтобы убрать «Ленэнерго» с позиции «котла», то есть посредника между сбытовиками и другими сетевыми компаниями.

Как заявил Дмитрий Симонов, «котловая» схема взаиморасчетов между сетевыми компаниями давно не работает. Таким образом, в энергохозяйстве региона идет серьезная борьба за передел влияния, и сигналом к ее обострению стал уход с рынка структур, которые связывают с Сабадашем. Кстати, еще в 2013 г. между «Интер РАО» Бориса Ковальчука и «Выборгской целлюлозой» Сабадаша был конфликт: ЦБК, пользуясь статусом неотключаемого объекта, задолжал энергетикам свыше 600 млн руб. Из-за подобных долгов «Интер РАО» не смогла поглотить ЛОЭСК. Энергетики даже публично жаловались на Выборгский ЦБК Владимиру Путину.

Слишком активный миллионер

Александр Сабадаш был слишком влиятельным человеком в Петербургском регионе, а это безопасно лишь до тех пор, пока ты не оказываешься на пути федерального игрока. Между тем степень влияния Сабадаша в регионе трудно оценить, общественность узнавала о его связях лишь иногда. Например, когда Сабадаш в начале «нулевых» купил и перевел в Санкт-Петербург волгоградский «Инвест-Экобанк», то его председателем правления была назначена Людмила Пониделко, жена экс-начальника петербургского ГУВД Анатолия Пониделко и мать нынешнего главы администрации Кронштадтского района Василия Пониделко. Или когда в 2005 г. депутат Госдумы Николай Курьянович направил в прокуратуру запрос, в котором утверждал, что глава управления МВД по Северо-Западу полковник Вячеслав Красавин связан с владельцем «Ливиза» и лоббирует интересы последнего в системе органов внутренних дел. «Сабадаш активно сотрудничал с питерскими силовиками, что не могло нравиться правящей элите», – комментировал подобные факты политолог Станислав Белковский.

А в 2012 г. ленинградская обладминистрация инициировала принятие закона о поддержке производителей алкогольной продукции, однако депутаты отказались его одобрять, ссылаясь, в частности, на то, что документ принимается специально под Сабадаша.

Древесину для «Выборгской целлюлозы» Сабадаш получал из Карелии, и местные журналисты наградили его титулом «неформального куратора республики». Карелию Сабадаш регулярно посещал на личном самолете. Там его встречал заместитель главы республики Олег Громов, которого, по слухам, считали человеком Сабадаша в карельской администрации. Поставщиком древесины для предприятий в Выборге было ЗАО «Запкареллес» петербургского бизнесмена Алексея Румянцева, который, согласно данным сервиса «Контур-Фокус», в прошлом возглавлял принадлежащую Сабадашу торговую фирму «Управление-К». «Запкареллес» считается крупным должником по арендным платежам за лесные участки, но почему-то власти республики не предпринимают по данному поводу жестких мер. Карельская пресса объясняет это влиянием Сабадаша. Стоит отметить, что и по Карелии прокатилась волна расследований дел о незаконном возмещении НДС. Арестованы известный карельский бизнесмен Девлетхан Алиханов и спикер горсовета Петрозаводска Олег Фокин.

В начале «нулевых» утверждали, что именно Сабадаш активно участвовал в вытеснении из Санкт-Петербурга губернатора Владимира Яковлева и что, в частности, именно его стараниями главой Законодательного собрания города был избран Вадим Тюльпанов. В это верится, поскольку есть одно странное совпадение: в 2014 г. Тюльпанов, вся политическая деятельность которого связана с Санкт-Петербургом, был избран сенатором от Ненецкого автономного округа (НАО). Но именно от НАО в 2003–2006 гг. был сенатором Александр Сабадаш.

Как сказал политолог Алексей Мухин, «водочный король» приобрел сенатское кресло, чтобы получить иммунитет, также он полагал, что это поможет ему в бизнесе. Тогда подобным образом поступали многие бизнесмены». Но именно в НАО интересы Сабадаша впервые пересеклись с интересами «Роснефти». Сенатором Сабадаш стал благодаря дружбе с бывшим тогда губернатором НАО Владимиром Бутовым, фигурантом множества уголовных дел – от хищения до браконьерства.

По слухам, Сабадаш помог Бутову выиграть выборы, возможно, он даже собирался заниматься нефтянкой, купил акции Ненецкой топливно-энергетической компании (о ее деятельности мало что известно). Однако и Бутов, и его преемник Алексей Баринов слишком благожелательно относились к «Лукойлу», а не к «Роснефти», тоже претендовавшей на внедрение в регион. В результате оба губернатора лишились кресел и попали под суд: Бутов – за избиение инспектора ГИБДД, а Баринов – из-за целого вороха различных хозяйственных уголовных дел, большинство из которых развалилось.

Накануне ареста Баринова спикер Совета Федерации Сергей Миронов потребовал от депутатов НАО отозвать Сабадаша из сенаторов за злостные прогулы, но ненецкие парламентарии отказались. В отставку сенатор Сабадаш подал в день ареста губернатора Баринова. По словам Алексея Макаркина из Центра политических технологий, атака на Сабадаша объяснялась идеей власти показательно покарать строптивых сенаторов и глав регионов: некоторые губернаторы не поверили федеральному центру и не поработали над отзывом подозреваемых в коррупции. Сабадаш был близок к амбициозному губернатору Алексею Баринову, а тот тормозил идею объединения НАО с Архангельской областью.

Возврата нет

Тот факт, что Сабадаша больше нет в Совете Федерации, показывает, что на федеральном уровне его перестали считать «человеком системы». Однако на региональном уровне Сабадаш продолжал активничать и налаживать связи. Он всегда скрывался в тени, но не умел жить тихо, и теперь его решили уничтожить окончательно.

Сейчас «империи» Сабадаша, видимо, пришел конец. Эксперты говорят, что после такой атаки бизнес невозможно восстановить. «Примеры восстановления бизнес-империй после отбытия крупным бизнесменом приговора мне неизвестны. Объясняется это прежде всего тем, что само уголовное преследование крупных предпринимателей зачастую обусловлено попыткой отобрать или разрушить бизнес. Расследование уголовного дела дает такие возможности, и они реализуются», – отмечает Алексей Сердюк.

Как считает партнер компании «Байбуз и партнеры» Вадим Байбуз, основными причинами уголовного заказного преследования российских предпринимателей, как правило, являются либо рейдерский захват бизнеса или каких-то активов, либо неправильная политическая позиция бизнесмена, либо реальное совершение им реального преступного деяния. «Бизнесмены такого уровня, как правило, никому не доверяют – ни юристам, ни иным консультантам и в своих действиях руководствуются одним им понятными мотивами. В результате чего они очень часто играют на грани фола», – говорит юрист. За гранью они оказываются, если не улавливают вовремя присутствие более сильного хищника.

Приговор Сабадашу был вынесен на фоне многих других громких дел, например, ареста сахалинского губернатора Александра Хорошавина и экс-замруководителя ФСИН Александра Реймера. Похоже, борьба за власть в верхах обостряется, и даже «нейтральные» лица, не принадлежащие ни к одному из правящих кланов, более не нужны.

Ссылки

Источник публикации