Чубайс в схеме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чубайс в схеме

27 Июля 2015

Afc5c238ee33cedff5ec1539c3dc8e19.png

Леонид Меламед

Коррупционный скандал вокруг компании «Роснано» набирает обороты. По данным «Известий», в отношении Леонида Меламеда и других топ-менеджеров компании, в том числе и тех, кто недавно покинул Россию, могут возбудить новое уголовное дело. Об этом Следственный комитет просит столичный бизнесмен Дмитрий Лернер, потерявший после одной из афер в «Роснано» более 250 млн рублей.

В письме на имя главы СК и генпрокурора он сообщает, что глава компании Анатолий Чубайс и другие топ-менеджеры «Роснано» разработали и применили схему по хищению бюджетных средств. В 2009 году по распоряжению Чубайса и Меламеда компания «Роснано» заключила инвестиционный договор с фирмой-однодневкой ООО «ГК «Новый каучук» на разработку наноасфальта на 1,3 млрд рублей. Большая часть этих денег пропала, а «Новый каучук» обанкротился.

После того как в начале июля против бывшего гендиректора «Роснано» Леонида Меламеда было возбуждено уголовное дело о хищении бюджетных средств, Россию внезапно покинули сразу несколько бывших и действующих топ-менеджеров компании.

Это бывший зампред правления «Роснано» и экс-глава «Группы Е4» Андрей Малышев, еще один экс-зампред и президент бизнес-школы «Сколково» Андрей Раппопорт, члены правления компании Юрий Удальцов и Яков Уринсон, экс-финдиректор РАО «ЕЭС» Дмитрий Журба.

Отъезд некоторых топ-менеджеров «Роснано» может быть связан с новым расследованием, которое инициировал Дмитрий Лернер. Он направил главе СК Александру Бастрыкину, генпрокурору Юрию Чайке и в администрацию президента заявление о противоправной деятельности руководства «Роснано». Бизнесмен просит возбудить уголовное дело против Анатолия Чубайса, Леонида Меламеда и Андрея Малышева.

В заявлении упоминается скандально известный проект по выпуску инновационного дорожного покрытия «Унирем». Суть технологии заключалась в добавлении в дорожное покрытие частиц старых автопокрышек. Примечательно, что эта технология была известна еще в советские времена. Тем не менее руководство «Роснано» одобрило проект, а контракт подписал тогдашний замглавы корпорации Андрей Малышев.

— Перед тем как выделить 1,3 млрд, никто из должностных лиц «Роснано» даже не удосужился проверять компанию-партнера, — рассказал «Известиям» Дмитрий Лернер. — А это была фирма-однодневка: она существовала всего два месяца, была зарегистрирована в обычной квартире и не имела офиса, у нее не было реального уставного капитала.

Выпускать «Унирем» должен был завод ООО «Уником» в Подольске, который и получил 810 млн из 1,3 млрд рублей. Долей в 65% компании владело ООО «ГК «Новый каучук», а 35% — «Роснано».

В 2009 году тогдашний председатель совета директоров ООО «Уником» — бизнесмен Михаил Лернер занял у своего брата Дмитрия Лернера более 252 млн рублей под залог доли в 29,5% в «Новом каучуке», которым владел его тесть Александр Вершинин. В итоге Дмитрий Лернер не получил обратно ни свои деньги, ни долю в компании. В 2012 году против Михаила Лернера и Александра Вершинина возбудили дело по ст. 159 УК («Мошенничество»). В 2014 году Лернер получил шесть лет лишения свободы, а Вершинин — три года.

К 2013 году ООО «ГК «Новый каучук» и ООО «Уником» оказались уже на грани банкротства. Деятельность ГК «Новый каучук», по данным СПАРК, прекращена 3 марта 2015 года, а «Уником» еще проходит процедуру банкротства.

По мнению Дмитрия Лернера, преднамеренное банкротство было организовано, чтобы скрыть хищение бюджетных средств. Сама афера, по его мнению, не могла пройти без участия бывших топ-менеджеров «Роснано».

— По закону Малышев не имел права подписывать такие контракты, даже имея доверенность. Распоряжение на это ему могли дать Чубайс или Меламед, — пояснил «Известиям» Лернер.

«А.Б. Чубайс с подельниками организовали и совершили хищение госсредств в особо крупном размере. Используя свое служебное положение руководителя госкорпорации, осознавая незаконность своих действий, он дал указание подписать инвестиционный договор с двухмесячной компанией, незаконно созданной, без уставного капитала, не подававшей заявки, зарегистрированной в квартире ООО «ГК «Новый каучук» на 1,3 млрд рублей», — говорится в заявлении Лернера.

По его мнению, глава «Роснано» организовал и руководил хищением госсредств, дал указание организовать преднамеренное банкротство ООО «Уником» с целью скрыть хищение и создать видимость гражданско-правовых отношений, умышленно не реагировал на сведения о многочисленных нарушениях в проекте от физических лиц и депутатские запросы, а также умышленно не обращался в правоохранительные органы, действуя в интересах преступной группы. Что касается заместителя Чубайса Малышева, то, по мнению Лернера, «используя свое служебное положение, осознавая незаконность своих действий, лично подписал договор с ООО «ГК «Новый каучук», выполняя указание А.Б. Чубайса».

Напомним, 3 июля этого года СК возбудил против бывших руководителей «Роснано» уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК («Присвоение или растрата»). В рамках дела были арестованы Леонид Меламед и бывший финдиректор корпорации Святослав Понуров. Подозреваемым по делу проходит и Андрей Малышев. По версии следствия, в 2007–2009 годах Меламед, будучи совладельцем инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар» (ЗАО «ИФК «Алемар»), заключил с «Роснано» договор об оказании консультационных услуг, по которому Малышев и Понуров в течение полугода перечислили более 220 млн бюджетных рублей. При этом консультационные услуги вполне могло предоставлять само «Роснано», то есть привлечение для этого третьих лиц было излишним.

Ранее в интервью «Известиям» экономист Никита Кричевский заявил, что в рамках расследования дела «Роснано» у следователей могут появиться вопросы и к министру Открытого правительства Михаилу Абызову.

— Сумма претензий Следственного комитета к Меламеду, а это 220 млн рублей, — деньги серьезные. Если же брать ущерб, который Абызов и Меламед могли причинить «Новосибирскэнерго», то сумма будет существенно выше. $40 млн, в которые оценивался пакет «Новосибирскэнерго», гораздо больше, чем сегодня предъявляет СК... Я полагаю, что к Михаилу Абызову могут появиться очень неприятные вопросы, когда следователи получат дополнительную информацию, и не только от Меламеда, но и от Понурова и Малышева. Последним терять нечего, они были наемными работниками, не делили те сверхприбыли, что получали Абызов и Меламед, — говорил Кричевский. — Дальше дело техники — деятельность абызовской группы компаний Е4, предполагаемый вывод активов, в том числе приобретенных на кредитные средства, венчурные инвестиции в американские инновационные проекты и прочие этапы его «большого пути». Да, следователи пришли за Меламедом, но он тут, как представляется, не основная, а разменная фигура.

Источник: Известия

Ссылки

Источник публикации