Чубайс на вазе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чубайс на вазе

"Иногда попадаются очень странные вещи. Такие вещи, что хочется даже зажмуриться, проверить - не примнилось ли. Нет - стоят в витринках, под стеклом, ценники на них висят. Хотя совершенно непонятно, кто может такое - купить.

На самом деле это целая товарная категория, называется условно: подарки для тех, у кого уже все есть. В том числе и более или менее очевидные предметы роскоши - тоже есть. Но ведь и им нужно иногда что-то дарить. 
Можно преподнести, например, гжельские авторские шахматы: вместо коней мерины, вместо пешек братки, не гамбит-шмамбит, так хоть поржать. Этот милый сувенир можно приобрести, всего за 900 долларов, в магазине "Мир новых русских" на Старом Арбате - там, где фонари, воздушные шарики, сахарные крендели, именные плиты в асфальте, любопытствующие иностранные граждане и прочее детство человечества. Правда, друзья людей-у-которых-все-уже-есть здесь не слишком часто прогуливаются... 
Но вот, например, другое место - Государственная Дума РФ. Здесь тоже можно, между прочим, кое-что приобрести: всякие матрешки-часики-бронзулетки. Но есть и кое-что более существенное. 
Вот вазочки. Довольно существенные вазочки, типа каминные. Или консольные, если, конечно, есть такая классификация для ваз. Ну, почти что напольные. 
Очень нарядные, солидные вазы, изящные, похожи на амфоры. С одними ручками, еще с другими ручками и совсем без ручек - всего три варианта. Все три обильно украшены разнообразными орнаментами, а также портретными изображениями главы РАО ЕЭС А.Б. Чубайса. 
Портреты парадные, более того - костюмированные. 
На одном бывший прораб перестройки в изящнейшем сюртуке и высоком воротничке, с романтически перекинутым через плечо алым шелковым плащом опирается белой рукой о какую-то опять-таки консоль. Все это - на фоне тревожного неба и пасторального пейзажа, судя по всему, итальянского. Поза немного несвободная, лицо несколько грустное, задумчивое, но взгляд выражает напряженную работу мысли - в общем, чистое "Горе от ума". 
Другой костюм еще лучше. С какого (голландского, по всей вероятности) портрета позаимствованы эти прекрасные кожаные доспехи средневекового латника, мне, не-искусствоведу, установить не удалось. Похоже сразу на всего Вермеера и на все изображения Петра Первого, в том числе и церетелиевский памятник. Но розетка на спине и плюмаж на шлеме нарядны необыкновенно. Нехорошо, конечно, что тело получилось в профиль, а голова в одну четверть - почти что анфас; человек не может так стоять, шея не вывернется. Но это, конечно, тонкости. 
На вазах стоит лейбл Кисловодского фарфорового завода, чьи изделия выделялись даже в советские, непритязательные времена. В их честь определили даже некий стиль - "Привет из Кисловодска". Безвкусица столь оглушительно-яркая и ослепительно-вопящая, что почти уже и не безвкусица, а сознательно рассчитанный художественный жест: Уорхолл, Готье и Вествуд пришли бы в восторг. 
И я нисколько не сомневаюсь, что, выставь эти вазы умный куратор в соответствующей галерее и под соответствующим интеллектуальным соусом, их можно с успехом выдать за произведения концептуального искусства, все будут в восторге. 
В общем, вещицы совершенно универсальные. 
Но главный секрет успеха здесь, конечно, в выборе героя, то есть портретируемого. 
То есть - именно героя. 
Потому что А.Б. Чубайс оказался героем, способным выдержать испытание кисловодской вазой! А это ставит его рядом с величайшими из гениев. Сейчас объясню, как я пришла к этой мысли. 
Понимаете, у моего папы в детстве были трусы - не в его детстве, а в моем, - трусы совершенно поразительные. Их принесла откуда-то моя мама; принесла, тихо положила на стол, светясь счастьем, и сказала: "Вот!" И все сказали: "Ох!" 
Трусы были из приятного на ощупь сатина, покроя типа "семейные", цвета в основном белого или, может быть, светло-серого. Но по этому спокойному фону шел орнамент медальонами, какие обычно изображают на обоях в стиле шик-ампир. И в сердцевине этих медальонов был изображен не кто-нибудь, а Пушкин, в полупрофиль. С лирой и гусиным пером. Но не во всех - через один. А через один соответственно - Н.Н. Гончарова, в высокой прическе и с алой розой. 
Многие годы мой папа потом надевал эти трусы в самые ключевые моменты - например, на Новый год, чтобы позабавить гостей. А потом они куда-то задевались, о чем я ужасно скорблю до сих пор. 
(Кстати, керамика - она, наоборот, никуда не девается. Сколько народов и цивилизаций исчезли с лица земли, не оставив после себя практически ничего, кроме керамики. Так что у произведений гжельских мастеров и мастеров из Кисловодска миссия - по ним будут потом судить о нас. А что делать?) 
Так вот, все-таки Пушкин. Ну, в медальончиках, ну, алые розы. Ну, дикость, конечно. Но можно ли вообразить, даже самым воспалившимся и сорванным с резьбы сознанием, вообразить - не трусы даже! - просто ткань с аналогичным изображением Л.Н. Толстого и Софьи Андреевны? В медальонах. Или И.С. Тургенева и Полины Виардо? Чехова и Ольги Книппер? 
Ответ: нет. Вообразить такое совершенно невозможно. Это не пришло бы даже в самую больную голову. Только если художнику-концептуалисту, в самом деле. Но и тогда получилось бы не смешно, а просто странно. 
Точно так же с вазами: кто из соответствующего круга персонажей мог быть изображен там, помимо Чубайса? Да никто. То есть намалевать-то можно хоть нас с вами, но это будет выглядеть как некая частная затея, домашний вариант. Или - коммерческий вариант. Не более того. 
Есть, конечно, одно исключение, единственное. Но рядить это исключение в гладиаторские доспехи и лепить на фаянс не будут по другой причине: это, в общем, и не человек как бы, а государственный символ. Нельзя. 
Московская художница Ирина Сапожкова с год назад вышила простым крестом портрет В.В. Путина с вышитой же подписью "Гарант". У произведения был большой успех, многие пытались заказать копию. Сейчас И.Сапожкова работает над рисунком для следующей вышивки, и это будет, конечно же, он - Чубайс. 
Потому что - а кто же еще?"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации