Чувство Родины по Чичваркину

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Если бы Сурков переметнулся в другой лагерь, то Кремлю бы не поздоровилось по полной программе. Я думаю, его бы убили, как Литвиненко, потому что он знает все «ахиллесовы пяты» нынешнего строя»

1a350b6879f230a788173e17c8505134Евгений Чичваркин – личность оригинальная, не нуждающаяся в специальном представлении. Еще не забылась история с «Евросетью», из-за чего в 2008 году он был вынужден уехать из России, потеряв свое дело.

Нам удалось поговорить с Евгением в Лондоне в его шикарном винном магазине – о политической ситуации в России и мире, о культурных и ментальных различиях британцев и россиян и о многом другом.

О выборах мэра Москвы и о Навальном 

– Вы, вероятно, следили за выборами в столице. Был ли у Навального хоть один шанс их выиграть?

– Ну, знаете, такую ситуацию невозможно представить при существующем административном ресурсе. Тем не менее противная сторона задействовала его минимально, ровно настолько, чтобы не допустить второго тура. У Навального, я думаю, реальная поддержка около 45 процентов, особенно среди людей моего поколения.

– А вы лично не знакомы с Алексеем?

– Мы с Навальным в свое время делали конкурс песен, гдепобедила «Наш дурдом голосует за Путина». Я знаю Алексея. У нас с ним разные политические взгляды, тем не менее. Он социал-демократ, а я капиталист. Он говорит про социальную ответственность, доминирование гендерной нации и прочие, прочие вещи. Но для него существует закон, и при нем соблюдение закона будет рекордным по сравнению с кем бы то ни было. А Запад, если он станет президентом или хотя бы мэром, не даст проводить какую-нибудь националистическую политику. Россия Навального – это будет некий вариантсовременной Германии с сильным уклоном в сторону социального обеспечения. Кроме того, когда началось дело «Кировлеса», я публично переводил деньги и писал чеки в поддержку Алексея.

– Вы готовы вернуться в Россию Навального?

– Конечно, готов! Хотя бы потому, что Навальный означает следующие нормальные выборы.
Кроме того, надо признать, что его предвыборная программа прошла крайне успешно, мало кто ожидал такого результата. Понятно, что это было во многом протестным голосованием.

– А что делать властям после этих выборов?

– Все зависит от того, как отреагирует народ. Путин не собирается расстраивать людей и терять свое лицо на международной арене перед Олимпиадой в Сочи.

В любом случае я считаю, что любого, кто не из этой шоблы, нужно поддержать. Даже если этот человек внешне симпатичен, но входит в команду Путина, то он не нужен.

О Шойгу. О прошлом и настоящем

– Например, Сергея Шойгу. Многие считают его вполне себе приличным человеком, хотя он входит в команду Путина.

– Шойгу нравится женщинам среднего и старшего возраста. Если бы он после политической карьеры занялся бизнесом в области кисломолочных изделий, то он прям на упаковках мог бы изображаться со всеми своими эполетами и орденами: «Шойгу Кефир», «Шойгу Молоко», «Шойгу Творог». Или нанести свое изображение на недорогую колбасу. Это принесло бы ему миллиарды!

– А Сергей Собянин?

– У «Евросети» в Тюмени в то время, когда ею руководил Сергей Собянин, все было очень хорошо. Я не знаю, крали там на плитке или нет, но нам никто не мешал, власть была очень дружественно настроена к инвестициям, новым стройкам и так далее. Я уверен, что если бы сейчас, при Собянине, в Москве у меня была розничная торговля, то я не знал бы, где находится мэрия. Кстати, при Лужкове в Москве тоже никто не мешал. Но в некоторых других городах чиновники пытались нас грабить.

– Вы следили за всеми политическими процессами в России? Дело Pussy Riot, дело «Кировлеса», другие громкие процессы. Как реагирует в Лондоне русская эмиграция на все эти уголовные дела?

– Pussy Riot далеко не всем симпатичны в условно христианском мире, но они, конечно, сидят по политическим мотивам. Феминистические организации Британии (сами британки) более активны в отношении Pussy Riot, чем местные русские. Русским пофиг (некоторые идиоматические выражения Чичваркина изменены в тексте на более печатные. – Ред.). На митинг в поддержку Алексея Навального у российского посольства вышли 60 человек довольно быстро, а все остальное их не волновало особенно сильно.

Pussy Riot – это просто смешная «бакланка». Если бы решением суда было запретить им дальше петь в храме, то это считалось бы нормальным вердиктом. Но лишать свободы, «вкатывать двушечку» – это говорит о личной обиде Путина на фразу «Путин зассал».

– Что вы думаете насчет Сирии и возможного англо-американского вторжения?

– Асада просто приговорили. У его режима нет никакого шанса. Это лишь вопрос времени. Для американцев нормально, что на карте мира есть такие государства, как КНДР, которая просто тюрьма, а в Сирии, несмотря на всю нечеловечность режима, сам режим куда более светский, чем в той же Северной Корее, Зимбабве или Сомали.

– А как долго может сохраняться путинская система управления в России? 7 октября ему исполняется уже 61 год! Его правление вечно? 

– Я думаю, что Путин намерен править до смерти. Он очень умный и злой, а признаков паранойи у него все больше и больше… Его стиль правления – как дзюдо: контратаки, спецоперации и провокации, захват и удушение. Но все диктаторы заканчивают примерно одинаково. Я не знаю, ожидает ли его судьба Каддафи или Асада, который, не исключено, скоро переберется куда-нибудь поближе к Эво Моралесу.

– Особенно закручивание гаек ощущается российской оппозицией: законы о защите прав верующих, о запрете пропаганды гомосексуализма…

– Вот в Москве есть миллион активных людей. Так почему они не выйдут на улицу?! Это лень-матушка, лучше поехать в «Ашан». Вот если вместо поездки в «Ашан» люди выберут Болотную, тогда власть начнет реагировать.

Когда люди вышли на Сахарова – 200 тысяч человек, на следующий день Сурков быстро понял: система уже изменилась.

– А что вы думаете про историю сначала с отставкой Суркова, а затем с назначением его на новую должность снова в Кремле?

– Власти глупо терять столь умного человека, как Сурков, который готов прикладывать свои интеллектуальные способности для того, чтобы этой власти служить. Если бы Сурков переметнулся в другой лагерь, то Кремлю бы не поздоровилось по полной программе. Я думаю, его бы убили, как Литвиненко, потому что он знает все «ахиллесовы пяты» путинского строя.

В окружении Путина не было и не может быть такого человека, как Сурков. Путина окружают одни чекисты, а Сурков пришел к нему из бизнеса.

– Сурков хотя бы пытался говорить о некой национальной идее…

– Да. А у этих нет вообще ничего! Единственная их идея – это ограбление собственного народа и бюджета. Они обязательно оставят людей без куска хлеба! Это арифметическая (слава Богу, не геометрическая) прогрессия по расходам. Россия – это самая неэффективная из больших экономик мира. 60 миллионов сидят на шее у государства. 50 процентов – госсектор экономики. Это априори неэффективно! Все это сделано для того, чтобы чиновникам было удобнее красть. Например, Рургаз по сравнению с Газпромом имеет в пять раз меньше менеджмента на такую же выработку по кубометрам.

Следующее глобальное колебание экономики в 2018 или 2020 году погубит путинский режим. И тогда все уже будет очень плохо, боюсь, что они начнут стрелять в людей. Они весной 2009 года были готовы уже это сделать, когда рухнула цена на нефть. И вот тогда бы, если бы цены на нефть снова не начали расти, на улицы бы вышли гопники в трениках Adidas с арматуринами в руках, а не рассерженные горожане с Болотной. «Приморские партизаны» – это была только первая ласточка!

– Тем не менее после поражения «снежной революции» в 2011–2012 годах многие откровенно опустили руки – Путин победил на выборах, ничего не изменилось.

– Это понятно… Ситуация с 1990 годом, конечно, не повторится никогда. Тот режим гнил, гнил и догнил. Горбачеву тогда надоело абсолютно все, и ему не нравился социализм, он хотел быть Дэн Сяопином, но у него ничего не получилось.

Люди тогда вышли на Зубовскую площадь сами, без всякого Интернета! Все передавалось из уст в уста! Каждому было понятно, что люди, которые у власти, – они абсолютно осточертели всем. Давки за колбасой, табаком, курами, носками – вообще за всем – довели тогда людей.

– Но до сих пор есть версия, согласно которой такая могучая страна, как СССР, не могла погибнуть так, а распад – это следствие заговора, «происки империалистов».

– Это не была какая-то диверсия. Это то, к чему приводит социализм. Это естественный конец общества, которое хочет жить за счет успешных и плодит неуспешных.

 Но почему конец СССР был таким страшным?

– Он не был страшным! Он был прекрасным! Свобода еще никогда не доставалась настолько легко! Но у нее не было нужной цены, за нее не заплатили нужную цену! И мы ее просрали – не поняли разницы между свободой и хаосом.
«Пьяный сон разума» второго срока Бориса Ельцина в результате и родил это чудовище – путинский режим.

– Некоторые в оппозиционной среде считают, что некие круги просто взяли в 1998 или 1999 году Ельцина в своеобразные заложники, поставили в положение…

– Какое положение? Ельцин был небоязливый человек. Он был прямолинейный человек. Его просто обманули, а он искренне считал, что Путин – это реальный выход из сложившейся к тому времени ситуации.

– А была ли альтернатива Путину в 2000 году?

– Зюганов. Попытка национализации, полный провал всего и догнивание остатков всей коммунистической хрени. Потом, в 2004 году, на выборах президента пришел бы кто-то из команды Немцова и Хакамады, и вот сейчас все было бы более или менее. Нужно было дать на четыре года коммунистам порулить, они бы ничего не сделали. Народ бы четко вспомнил, как это было при «тех еще» коммунистах, и все это правление скинул бы.

– Но многие у нас в стране до сих пор вспоминают брежневские и вообще советские времена с ностальгией.

– Люди просто вспоминают, когда у них стояло! Это вопрос психологии и вспоминания молодости. Я отлично помню, как мы с бабушкой покупали в комиссионном магазине ублюдочное серое поношенное пальто. Мне никогда не докажут, как было хорошо в Советском Союзе! Никто и никогда, потому что я слишком хорошо все это помню.

О Северном Кавказе

– Ситуация на Северном Кавказе. Что вы думаете на этот счет?

Северный Кавказ будет неизбежно потерян Россией. В лучшем случае Россия сумеет выстроить нормальные отношения с новыми независимыми республиками с нормальными границами, со свободным пересечением людей, товаров и услуг, заинтересует кавказские народы в добрососедстве. Россия со своими ценами на нефть и газ способна создать внутри таких республик сильное «движение присоединения», то есть, оставаясь формально независимыми и с русскими паспортами, они будут ориентированы на нас.

– Но не повторится ли здесь ситуация с Южной Осетией и Абхазией?

– А вы знаете, сколько осталось людей после войны 2008 года в Южной Осетии в процентном соотношении? 75 процентов населения уехали оттуда. И сейчас там чудовищный контраст между территорией, подконтрольной Тбилиси, и Цхинвали.

Мы с «Евросетью» были одними из первых, кто попытался поддержать Путина в Южной Осетии, совершив тем самым преступление против собственной совести. Я думал, что у меня не отберут компанию и не разорят.

– А возможно ли восстановление нормальных отношений с Грузией?

– Нормальная, а не существующая российская власть может договориться с Тбилиси в течение не то что месяцев, а даже недель или дней. Россия может договориться даже при сохранении определенных интересов на оккупированных территориях.

Михаил Саакашвили для Путина пример опасный. Грузия больше не будет прежней никогда! Все думали, что на территории постсоветского пространства все так и будут воровать, а Саакашвили победил коррупцию. Он мне симпатичен, и политика его мне симпатична. То, что говорит Навальный, делает Саакашвили. Но Навальный не будет российским Саакашвили, так как Алексей не либерал.

– Кстати, а какова Россия в вашем представлении? Про Россию Навального мы сказали, а какова Россия Чичваркина?

– 78 объединенных Грузий. Где есть независимые суды, полицейские участки с прозрачными стенами. Маленькие налоги, простое лицензирование. Государство проводит широкую приватизацию и на эти деньги делает реформы невероятной сложности, переворачивая все обратно с головы на ноги. Профессиональная маленькая армия, а не миллион доходяг. Полиции нужно мало, платить ей нужно много и спрашивать с нее много и строго. Нужно отменить все визы для въезда к нам в одностороннем порядке, чтобы все креативные и предприимчивые люди со всего мира, включая Европу, могли без проблем работать и жить в России.

О Лондоне и британцах

– Вы до сих пор в России считаетесь в определенном смысле культовой бизнес-фигурой, сумевшей создать практически с нуля бизнес и дома, и здесь, в Лондоне. В чем ключевые различия между Россией и Великобританией?

– Это совсем нелегко – огромное количество наших соотечественников просто проедают заработанные в РФ деньги здесь, так и не построив нормальный бизнес. Что, собственно, до недавнего времени делал и я, пока у нас не получилось открыть наш винный магазин и стать лучшими винными ретейлерами в мире. Конечно, заработать можно больше и быстрее в России. А в Лондоне больше затрат, все дороже.

– Чем отличается Лондон от Москвы? Какие, на ваш взгляд, ключевые отличия в плане жизни вообще?

– Воздух здесь лучше. Безопасность. Еда. Общая неагрессивность среды. Культурная жизнь. А так, понятно, конечно, что ментально мне ближе останется Москва – это определенное чувство родины, если хотите.

Британцы стоят в очереди. Они законобоязненные. А мы все норовим занять чужое место в очереди и занять что-то чужое, не признаем вообще за другими прав на что-то. В Великобритании начинают со школы учить всех стоять в очереди и соблюдать закон.

В Европе нет нефти и газа, местами хорошее законодательство и ленивые люди. В России неленивые люди, много газа и нефти, чудовищное законодательство и банда, которая захватила все.

– Какие ваши самые любимые места в Лондоне, что вы посоветуете нашим читателям, если они вдруг окажутся в британской столице, кроме вашего магазина?

– Лучшее место в Лондоне – это только магазин Hedonism wines.

Оригинал материала: "Собеседник"