Чудес не бывает

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чудес не бывает Мосгорсуд не отпустил Михаила Ходорковского

" Мосгорсуд отказался выпустить бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского из следственного изолятора под домашний арест. Судья не приняла во внимание даже сенсационное заявление адвокатов нефтяника о том, что Ходорковский перестал быть совладельцем "ЮКОСа" за пять дней до своего ареста.

        Ходорковского задержали утром 25 октября в Новосибирске и отправили в Москву. Генпрокуратура предъявила ему обвинение по шести статьям Уголовного кодекса - от "мошенничества" до "уклонения от уплаты налогов" и "подделки документов". В тот же день Басманный суд Москвы санкционировал заключение Ходорковского под стражу до 30 декабря. 25 ноября Генпрокуратура объявила о завершении предварительного следствия по делу Ходорковского, и он начал знакомиться с материалами дела. 23 декабря Басманный суд Москвы продлил срок содержания миллиардера под стражей на три месяца, до 25 марта 2004 г.
        Председательствовавшая на процессе судья Ольга Тимофеева появилась в зале ровно в час дня с четырьмя увесистыми папками. Ходорковского доставлять в зал суда не стали: бывший олигарх, одетый в спортивный свитер, участвовал в процессе с помощью видеомоста из СИЗО.
        Защита первым делом попросила приобщить к делу выписку из реестра акционеров гибралтарской Group Menatep Ltd. , под контролем которой находятся 52% акций "ЮКОСа". До недавнего времени Ходорковский был крупнейшим акционером гибралтарской компании - в его собственности находилось 9,5% акций. Но в представленной суду выписке значится, что Ходорковский расстался с акциями компании еще 20 октября.
        "Единственной причиной [проводить процесс в закрытом режиме] является сокрытие отсутствия у прокуратуры каких-либо оснований, чтобы содержать меня в тюрьме", - ответил Ходорковский на вопрос о необходимости проводить суд в открытом режиме. И тут произошла главная неожиданность дня - судьи постановили, что впервые со дня ареста Ходорковского слушания будут открытыми. Адвокаты этого явно не ожидали, выглядел озадаченным и прокурор Валерий Лахтин.
        Адвокаты повторили доводы о том, что постановление о продлении срока содержания под стражей вынесено с процессуальными нарушениями: прокуратура не сразу предъявила постановление о продлении срока следствия, 8 декабря в силу вступили поправки в Уголовный кодекс, в том числе и в статьи, по которым предъявлено обвинение Ходорковскому, и наконец, заседание Басманного суда проходило в закрытом режиме. Адвокаты Ходорковского ссылались на постановления пленума Верховного суда и Европейскую конвенцию по правам человека.
        - Он вам добровольно отдал свой загранпаспорт! Но где написано, что следствие обязано вернуть [если изменится мера пресечения]?! - вопрошал адвокат Генрих Падва. - Почему нельзя ограничиться залогом? Тут целый том поручительств! Ну и наконец, домашний арест. [. .. ] Поставьте лишнего милиционера! Это дешевле, чем содержать человека в тюрьме!
        - Европейская конвенция говорит о презумпции освобождения до решения суда. Что мы видим? А мы видим презумпцию содержания под стражей в ожидании решения суда! - ораторствовала другой адвокат, Карина Москаленко.
        Судья дала слово самому Ходорковскому:
        Я поддерживаю жалобы адвокатов и, если вы мне позволите. ..
        . .. Да, позволю! - перебила его судья.
        [. .. ] Мы считаем, что обвинения со стороны прокуратуры не просто голословны. .. Юристы могли бы сразу понять, что преступлений не существует. .. Я не скрывался от следствия [. .. ] Я сказал четко, и это было показано по телевидению, что я не уезжаю. Нет никаких фактических данных, что я пытался противостоять следствию. [. .. ] Даже если бы я хотел, находясь на свободе, совершить преступления, я просто не смог бы этого сделать, потому что инвестиционные конкурсы больше не проводятся, никакими организациями я не руковожу и акциями не владею. ..
        После перерыва прокурор Лахтин поведал суду о том, что "следствие представляет особую сложность". Срок содержания под стражей был продлен потому, что "оснований для отмены или избрания более мягкой формы не имелось".
        В судебном заседании оглашались документы, сведения о наличии которых могли бы препятствовать дальнейшему расследованию и нарушили бы тайну предварительного следствия, объяснял Лахтин закрытость процесса в Басманном суде.
        Ходорковский смотрел в пол.
        - Судьей [Басманного суда] учтено, что до настоящего времени не обнаружено местонахождение членов преступной группы. [. .. ] Он имеет иждивенцев и постоянное место жительства? Но это не помешало другим соучастникам скрыться от суда и следствия, - продолжал Лахтин. - Ходорковский совершил преступление в составе организованной группы и, находясь на свободе, может совершить другие преступления. Например, легализацию преступных доходов. Чем сейчас занимаются его сообщники!
        Ссылки адвокатов на постановление пленума Верховного суда и Европейскую конвенцию прокурор назвал "неуместными" в уголовных процессах, так как они, по его мнению, регулируются только УК.
        - Предвзятое отношение в отношении Ходорковского не допускается. Это я заявляю как надзирающий прокурор! - сказал Лахтин.
        Тут арестант впервые за все время процесса громко засмеялся.
        - Скажите, пожалуйста, сколько томов прочитал Ходорковский? - поинтересовалась судья.
        - Около 12. .. Трудно сказать, - ответил прокурор.
        - А сколько всего в деле томов?
        - Ну. .. я разве не упомянул?. . - замялся Лахтин.
        - 227?
        - Более 200, - нашелся наконец прокурор.
        После двухчасового совещания судьи решили не удовлетворять жалобу адвокатов. "Чудес не бывает", - сказал кто-то из присутствовавших, как только судья закончила читать решение.
Ходорковский пробудет в СИЗО как минимум до 25 марта. Его адвокаты говорят, что пока не решили, оспаривать ли меру пресечения в более высоких инстанциях."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации