Чужие-2003

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::01.12.2003

"Чужие"-2003

Сахалин стоит на пороге кровавого криминального передела

Екатерина Муравьева

Converted 15585.jpg

Мэр Южно-Сахалинска Федор Сидоренко

Аналитики УФСБ и ветераны-оперативники Управления по борьбе с организованной преступностью при УВД Сахалинской области убеждены в этом и называют даже дату нового витка криминальной войны. Это 7 декабря с.г. В крайнем случае – двумя неделями позже. Но это только в том случае, если первый тур губернаторских выборов на Сахалине не определит сильнейшего.

Приказом начальника Сахалинского УВД М.Никитина островная милиция уже переведена на усиленный вариант несения службы. Руководители оперативных и силовых подразделений отозваны из отпусков и отгулов. И хотя официально это «завязано» на обычную предвыборную суету, никто из силовиков не сомневается в том, что это связано не с выборами, а с возможной победой одного из двух наиболее вероятных претендентов – нынешнего мэра Южно-Сахалинска Федора Сидоренко.

Аналитики, впрочем, не исключают и вспышки криминальной активности и в случае проигрыша мэра. Но это будут «семечки», легко подавляемая агония чужаков.

Причину пессимизма силовиков и озабоченности руководителей правоохранительных структур понять несложно. Ибо каждый сахалинец, включая сопливых школьников и апатичных пенсионеров, знает, что с победой на губернаторских выборах Федора Сидоренко к власти на острове на самом деле могут прийти уже готовые к этому чеченские преступные формирования.

Они, собственно, уже здесь, на острове – арендуют офисы, не торопясь скупают элитное жилье, формируется представительский автопарк.

По свидетельствую менеджеров двух из трех крупнейших островных агентств по сделкам с недвижимостью, только за последние два месяца покупателями-чеченцами в Южно-Сахалинске скуплено около четырех десятков квартир (преимущественно элитной планировки) общей площадью 3.600 м2.

Дело, разумеется, не только и не столько в самом нынешнем претенденте на губернаторское кресло с мирной украинской фамилией Сидоренко. А в том, что шесть лет назад ему посчастливилось выдать замуж дочку Аню за никому не известного Кунту Хатаева. Тогда Кунта носил скромную кличку Костя, был обаятелен, нахален и нищ.

Говорят, узнав о брачных намерениях дочери и личности будущего зятя, Ф.Сидоренко чуть не заболел: кавказец, чеченец, да еще и только что с нар, где Хатаев отбывал 3,5 года лишения свободы за нелегально хранение оружия («Сахалинская жизнь», №47, origindate::27.11.2003). До этого Федор Ильич мечтал выдать дочку женой если не за богатого иностранца, то за солидного и обеспеченного джентльмена-москвича. Но дочь и Костя сумели настоять на своем – тем более, что тянуть с фатой и флердоранжем было уже никак нельзя по причине позднего срока беременности невесты.

Ближайшим друзьям Ф.Сидоренко тогда по секрету сообщил и про беременность, и про «пустяковую» судимость – тем более, что Кунта тогда представил арест и тюрьму как досадное следствие хранения незарегистрированного охотничьего оружия. А какой кавказский джигит, да без оружия?!

Лишь много позже тесть узнал, что на квартире арестованного по подозрению в содержании притона Кунты Хатаева, а также у его родственников, при обыске оперативники нашли 7 миллионов рублей, автомат Калашникова и 1,5 тысячи патронов к нему, обрезы, уйму боеприпасов к нарезному оружию. А также гранаты, ящики с противопехотными минами, толовые шашки, электро- и радиодетонаторы и пр. атрибуты «кавказского джентльменства». Узнал ли тесть о том, что будущий (в то время) его зятек был одним из крупных поставщиков оружия и боеприпасов на Дальний Восток – история, как говорится, умалчивает.

Восполним этот пробел – тем более, что он имеет прямое отношения к событиям сегодняшнего дня.

К.Хатаев действительно появился на Сахалине с пустыми карманами и большими амбициями. Но у него было то, что охотно и не торгуясь покупали в то время боевики из ОПГ Якута. Оружие. Организованная пруступная группировка Василия Наумова принадлежала к типу т.н. беспредельщиков. Они не признавали ни дальневосточного лидера Джема, ни Московский общак. А специализировалась ОПГ на заказных убийствах. Само собой разумеется, что, оставляя с киллерским шиком на месте очередного убийства автомат, банда нуждалась в новых «стволах». Найти их и мог помочь тогда К.Хатаев, имевший в Чечне нужную родню из полевых командиров. Партия оружия, доставленная на Сахалин, была первой и последней. Отсидев, Кунта решил, что связываться с оружием слишком хлопотно.

Хатаев попробовал влиться в «бригаду» промосковски настроенного преступного авторитета Аксена – но Александр Аксенов «инородцев» очень не любил и вообще был личностью весьма своеобразной (за что позже и был убит в стычке с боевиками Джема из «бригады» братьев Кадевичей). Чужака он не принял.

Тогда К.Хатаев попробовал самостоятельно отвоевать доходную нишу на Сахалине – и просчитался, полагая, что валютчики люди мирные, что за ними никто из серьезных людей не стоит и что их можно безнаказанно «доить». Результат – уже после первой «дойки» Костю вычислили, выловили, вывезли на природу и так отделали, что только кошачья живучесть горцев помогла ему выжить и оклематься.

А потом джентльмен Костя решил, что безопаснее всего удачно жениться. И женился.

Повздыхав, Ф.Сидоренко начал устраивать семейную жизнь дочери – не ради зятя, разумеется. Во всяком случае – тогда.

Хатаеву помогали обзавестись автозаправочной станцией. Ну, а поскольку быть владельцев автозаправки без надежной «крыши» было просто безумием, мэр помог и в этом вопросе: изначально Костю крышевала городская милиция. Поначалу – из «голого» уважения к мэру, потом шефство над ГУВД Южно-Сахалинска взял близкий друг и соратник Ф.Сидоренко – предприниматель Давид Гинзбург. Через подведомственные ему коммерческие структуры в ГУВД потекли компьютеры, дорогие модели радиостанций, стройматериалы и деньги на их закупку. Наивные менты полагали, что за все это им следуюет лишь присматривать за мэрским зятем, тут же метко перекрещенным из Кости в Вице-Мэра… Давид Моисеевич Гинзбург прикармливал из с перспективой использования и для своих нужд и потребностей.

Но вернемся к Кунте Вице-Мэру. С бензоколонкой он, разумеется, «приподнялся». Наладил деловые отношения с серьезными людьми из городской деловой элиты – как зятю мэра сделать это было очень легко. Хатаев начал помаленьку обзаводиться недвижимостью, занялся оптовой торговлей. Оно проходил там, где прочие начинающие бизнесмены «застревали». «Мэрский зятек без мыла в жопу лезет», говорили про него – сначала со смехом, потом с раздражением. И – частенько заменяя при этом две буквы в одном слове. Получалось – мерзкий зятек…

Но главное, в чем преуспел Хатаев за все эти годы – сумел «подтянуть» на Сахалин несколько соплеменников из дружественных ему и родного тейпов. Одним из них был некто Джамардов. Были среди подтянутых и братья Иса и Вахид Абубакаровы. Те самые, из беспредельщиков Якута. Они знали Хатаева по первой сделке с оружием.

Джамардову, впрочем, вскоре пришлось уехать с Сахалина: он стал разменной пешкой в игре Вице-Мэра в пользу тестя. Это было в 2000 году, когда тесть испытывал серьезнейшие финансовые затруднения в связи с прошлой гонкой на «приз» должности губернатора. Тогда сахалинско-американский миллионер Гинзбург, сомневаясь в способности Сидоренко выиграть, не торопился вкладывать в него серьезные деньги. Деньги нашел для тестя Хатаев!

Это он предложил несложную схему: Джамардов, только-только зарегистрировавший на Сахалине свое ООО «Вольфен», просит в банке кредит под поручительство администрации города. Получив кредит, берет свою законную треть и исчезает, оставив мэру за хлопоты и на избирательную кампанию 2/3 от трехмиллионного рублевого кредита. Так и сделали. Джамардов обратился, Сидоренко подписал, «Росбанк» выдал три миллиона, которые впоследствии и были «стрясены» с городской администрации как с поручителя. Джамардов исчез, недавно снова объявился и очень кстати был при невыясненных обстоятельствах убит.

Братья Абубакировы оказались в числе непосредственных исполнителей убийства Лопуха – кассира дальневосточного «общака» по фамилии Тюкавин. Лопух был доверенным лицом Джема на острове, и его гибель значительно подорвала влияние Васина на Сахалине и Курилах.

Ни у правоохранительных органов, ни у преемников Джема нет достаточных оснований подозревать Хатаева в соучастии. Одно лишь странно: почему-то именно Вице-Мэр усиленно «подогревал» Ису и Вахида во время их пребывания в СИЗО. Он же оплатил услуги весьма дорогостоящих адвокатов братьев Абубакаровых… Теймовые принципы? Кавказская солидарность? Может быть, может быть…

За годы, прошедшие с минувшей гонки на приз в виде губернаторского кресла на Сахалине, многое изменилось на островах. «Заматерел» и оброс «зеленью» и собственностью Кунта Хатаев. У него уже несколько заправок, сеть оптовых складов и торговых точек. Одно из последних выгодных вложений – покупка рыболовной шхуны и комплекта крабовых ловушек. Впрочем, приобретенным квот и лицензий Вице-Мэр себя не обременяет. Только в этом году японские силы безопасности на море трижды отмечали появление этой шхуны в портах Северной Японии. И каждый раз – с грузом живых крабов, разумеется.

На одной из самых красивых высот Южно-Сахалинск ударными темпами ведется строительство внушительного коттеджа Хатаева. Вообще-то на этом месте город планировал строительство жилого комплекса с зоной отдыха и спортивными площадками. Но экологи зарубили проект из-за близости реликтовой рощи. Вице-Мэр зарубил и тех, и других.

Налоговики предпочитают не слишком влезать в «кухню» предприятий Вице-Мэра – чтобы ненароком не увидеть шитую белыми нитками отчетность. Ничего не поделаешь: тесть надежно прикрывает тылы зятя.

Заматерел в предвыборной борьбе и Ф.Сидоренко. Его позиции в нынешней предвыборной гонке весьма серьезны и заставляют считаться с ним как с опасным соперником И.Малахова. В эту кампанию у него нет проблем с финансами – ибо валюта с избытком завезена на Сахалин соплеменниками Кунты Хатаева. Впрочем, его все чаще называют уже иначе – Кунта Саид Хасанович. Этнический преступный синдикат очень его уважает. И сделал нынче ставку на его тестя.

Имя этой ставки – Нефть. Как известно, реализация шельфовых проектов на Сахалине вступила в решающую стадию. Нефть, как и банковское дело – одна из приоритетных специализаций чеченских организованных преступных группировок. Впрочем, итальянские наименование этого сообщества вернее. Чеченская мафия, как и итальянская, тоже ведь основана на принципе родственных связей.

Итак, уже сегодня на Сахалин подтягиваются бравые и серьезные ребята с Кавказа. Среди приезжих «чехов» есть публика и помельче – из тех, кто мастерски умеет делать врезки в трубопроводы. Прибывают на Сахалин и откровенные головорезы – без которых, в случае победы Ф.Сидоренко на выборах, беловоротничковые «чехи» не обойдутся. Почему?

Да потому что все теплые в криминальном смысле местечки, все ниши на Сахалине и Курилах давно и, казалось бы, прочно застолблены местной братвой. Как бывшей, остепенившейся и ставшей гендиректорами и президентами коммерческих структур – как и стремящейся занять те же места. Эти места и станут точками передела собственности. Ибо «чехи», как показывает опыт соседних регионов, наполовину ничего не делают.

Война чужих и местных, таким образом – вполне реальна. Только, в отличие от киношных «чужих» пришельцев-инопланетян, чужие с Кавказа внешне ничем не отличимы от своих, местных. Только действуют жестче. Упорнее. Целеустремленнее.

А Кунта Хатаев, в случае победы на выборах тестя, снова, похоже, сменит кличку. Тогда он станет Вице-Губернатором. Впрочем, чем черт не шутит – может, это будет уже не кличка, а должность?!…