Чупринин: Гендиректор Русского ПЕН-центра Ткаченко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чупринин: Гендиректор Русского ПЕН-центра Ткаченко - лжец и клеветник

Оригинал этого материала
© "Русский журнал", origindate::02.02.2005

Экзекуция. К истории одной внесудебной расправы

Сергей Чупринин, главный редактор журнала "Знамя"

В десятых числах декабря на стол передо мною легли два письма.

Вот они.

- Подпишите, - при свидетелях, наблюдавших эту сцену в редакционном кабинете, попросил принесший мне эти письма поэт Михаил Синельников. - Мы знаем, что вы нам не откажете.

Под обоими письмами уже стояли имена Евгения Рейна и Игоря Шкляревского, для меня действительно много значащие.

И со вздохом - нет, мол, уз сильнее товарищества - письмо про то, что хорошо бы в Москве выпустить антологию туркменской поэзии, я все-таки подписал. А вот второе - то, где речь идет о переводе лирических произведений Сапармурата Ниязова, - подписывать отказался решительно.

- Но почему? - задал мне вопрос, уже по телефону, Игорь Шкляревский.

- Потому что первое письмо действительно имеет какой-то культурный смысл. Тогда как второе - чистая политика и чистая авантюра.

- Но мы ведь уже подписали?..

- И вам бы, - ответил я, - не стоило. Но вы - поэты, птицы вольные, а я ничего общего ни с Туркменбаши, ни с его стихами, ни с изданиями его книг иметь не желаю.

- Значит, вы нас осуждаете?

- Я - нет. Зато другие осудят.

И - как в воду глядел. Уже через несколько дней злополучные письма были опубликованы газетой "Нейтральный Туркменистан", попали на информационные ленты, кажется, РИА "Новости", так что рабочие дни стали начинаться с телефонных звонков от знакомых и незнакомых журналистов: "Прокомментируйте, пожалуйста, ваше обращение к Туркменбаши".

Или с чтения газет, где косяком пошли отнюдь не мои уже комментарии.

Узнал я многое.

Что "гарантами и вдохновителями" этих писем были, оказывается, "топ-менеджеры" российского "Газпрома", имеющего свои интересы в туркменских песках, и об этом будто бы "говорит весь просвещенный Ашхабад, где хорошо известно, как организовываются и финансируются переводы туркменбашистской "Рухнама" для всех народов мира, от светлолицых финнов до темнокожих зулусов" ([page_15986.htm "Время новостей" от origindate::16.12.2004]).

Или что Рейн, оказывается, не деньги решил подзаработать переводческим трудом, как написано было в "Московских новостях" (от origindate::17.12.2004) и в "Известиях" (от origindate::23.12.2004), а поддался "этатистскому соблазну", тайной целью своей ставя "подать Ниязова как сложную, тонко организованную творческую личность" и тем самым "исподволь готовить нас к приятию лидера такого типа", как Туркменбаши ([page_16103.htm "Независимая газета" от origindate::20.12.2004]). Есть, мол, - вторит Николай Климонтович в "Газете.Ru" (origindate::26.12.2004), - у русских поэтов "некая подспудная тяга к тирании как таковой, своего рода восхищение прямотой и силой, крепкой рукой и т.д.".

Все это, конечно, глупости. И "Газпром", надо думать, действовал бы совсем по-другому. И Рейн, разумеется, не воспылал вдруг симпатиями ни к НКВД (его, бедолагу, и в этом заподозрили), ни к правителям ниязовского типа.

Почему же тогда Рейн, Синельников, Шкляревский поставили свои подписи - и не только под письмом с просьбою поддержать издание в Москве антологии классической и современной туркменской поэзии в образцовых переводах, чем я ограничился, но и под велеречивыми строками о важности издания по-русски "светских молитв" самого Туркменбаши?

Так ведь поэты же!.. Нафантазировали себе, поди, Бог знает что. Синельников, попробуем вообразить, возможность в комфортных условиях продолжать переводы среднеазиатской поэзии, чем он занят уже не первый десяток лет. Шкляревский - право поэта разговаривать с царями. Рейн...

Остановлюсь. Чтение в сердцах тем и опасно, что заразительно.

В чем и я сумел убедиться, прочтя во "Времени новостей", что, подписавши письмо про антологию, "клюнул"-то я, оказывается, "на приманку легких денег с запахом туркменского газа".

Другие комментаторы до таких подлых предположений не опускались. Но фразочки про то, что я будто бы "поддержал инициативу" перевести стихи Туркменбаши на русский язык, нет-нет да и мелькали в газетах, в интернете, в разговорах моих коллег - журналистов и литераторов.

Это меня, понятное дело, раздражало, так как я - простите за повторение - никогда, ни при каких обстоятельствах и никоим образом такой инициативы не поддерживал. О чем я, отвечая на ясно поставленные вопросы, ясно сказал в прямом эфире сначала "Радио России", а затем и "Маяка": идея перевести стихи Туркменбаши - не лучшая из тех, что приходили в головы трем прекрасным поэтам, но я их, во-первых, не сужу, а во-вторых, за идею эту в любом случае не отвечаю.

От печатных же высказываний на сей счет я все это время воздерживался: зачем? ведь и первое, и второе письмо, и разница между ними видны, как мне казалось, каждому пользователю интернета. Оставалось с глубоким сожалением наблюдать, как разрозненные и, конечно же, никем не дирижируемые, никем, конечно же, не заказанные и никем не оплаченные высказывания блюстителей идеологической и моральной чистоты сливаются в согласную пятиминутку ненависти, наводя на мысль уже о травле, о "клеветническом терроре в либеральном вкусе", как это назвал когда-то Николай Лесков. (Мне, в скобках замечу, написавшему за неделю до означенных событий специальную статью о либеральном терроре для своего словаря, было еще и полезно увидеть, с чего такие сюжеты начинаются и как напитываются живой кровью.)

Больше всех в этой истории досталось Евгению Рейну. Это его предали остракизму его старинные друзья-писатели (друзья-враги, друзья-соперники?), какими только восторгами Рейна ранее не осыпавшие. Это в разбор его персонального дела вылилось ежегодное собрание Русского ПЕН-центра, состоявшееся в конце декабря 2004 года. Это он, простодушно не догадываясь, что нарывается, с привычными объятиями явился в редакцию журнала "Знамя", но - об этом лучше прочесть вот здесь.

Рейн вел и ведет себя в этой ситуации, конечно, не лучшим образом. А какой, спрашивается, был бы лучшим, если за несколько недель он услышал больше хулы и поношений, чем за предыдущие 70 лет - и от кого: людей, которые называли себя его друзьями? Попробовать, например, отстраниться?

Как попробовал я, за что и был, разумеется, наказан.

20 января 2005 года "Независимая газета" опубликовала официальное заявление Русского ПЕН-центра от 24 декабря 2004 года, где уже не торопливые журналисты-верхогляды, а уважаемые писатели - члены исполкома этой организации, в которой и я состою с момента ее основания, вновь сообщили городу и миру, что главный редактор журнала "Знамя" будто бы "поддержал инициативу" перевода стихов Туркменбаши на русский язык. И более того - что эта "поддержка" не соответствует Хартии Международного ПЕНа, под которой, как с элегантной ехидцей сказано в заявлении, "имеется" и моя подпись.

Я в очередной раз решил плюнуть и выматериться (про себя, разумеется) - мол, всего лишь недоразумение, хотя и не извинительное. Но тут, с запозданием, взгляд мой упал на еженедельник "Литературная Россия", где еще 14 января Александр Ткаченко, назвавший себя "поэтом, генеральным секретарем Русского ПЕН-центра", заявил буквально следующее:

"Меня потрясло, что два наших члена ПЕН-клуба - Евгений Рейн и Сергей Чупринин - решили перевести книгу Туркеши-баши "Рухнаме". Я считаю, что это противоречит идеям Пен-клуба, а этим фактом они ставят себя вне организации" (орфография и стилистика подлинника).

И эти слова, мне кажется, уже не плод недоразумения, а прямая клевета, распространение заведомо ложных сведений, порочащих мою честь, наносящих существенный ущерб моей деловой и литературной репутации.

О чем - опять-таки по свойствам своего темперамента решивши не обращаться до поры ни в печать, ни в суд - я и написал пожизненному (как Сапармурат Ниязов - с 1991 года) президенту ПЕН-клуба Андрею Битову и членам исполкома, среди которых у меня, как и у Рейна, уйма старинных друзей. Вот цитата из моего короткого, но, впрочем, вполне официального письма:

"...Я публично называю г-на Ткаченко лжецом и клеветником, требую его публичных извинений и прояснения принципиальной позиции ПЕН-клуба - организации, созданной прежде всего для того, чтобы защищать права писателей - в том числе, соответственно, и мои права"
.

Мои товарищи по этой правозащитной организации ответили спустя неделю - письмом, адресованным мне зам. директора ПЕН-клуба Е.Турчаниновой; женщины прелестной и неплохо, говорят, справляющейся с делопроизводством, но никак и не писательницы, и не правозащитницы. Впрочем, как, сказано в сопроводительной записке, "нижеследующий ответ" одобрен "большинством голосов" членов исполкома.

Поэтому, в ужасе спрашиваю я сам себя, неужто в это "большинство" вошли, в частности, Андрей Андреевич Вознесенский и Таня Бек, Асар Исаевич Эппель и Женя Попов, Владимир Маканин и Виктор Ерофеев, Александр Городницкий и Юнна Мориц, Фазиль Искандер и Людмила Улицкая - люди, которых я высоко ценю и, как привык думать, вроде бы пользуюсь их ответным расположением?

И неужели, спрашиваю я уже у них, вы действительно сначала подписали лживое декабрьское заявление исполкома, а теперь и адресованное лично мне официальное письмо, где, среди всего прочего, сказано:

  • что "информация, которой располагал Исполком, основывалась не на каком-либо документе, а исключительно на сведениях, проникших в СМИ и не опровергнутых на общем собрании членов Центра присутствовавшим на нем, в отличие от С.Чупринина, Евгением Рейном";
  • что предложение издать антологию туркменской поэзии вроде бы не предосудительно, но - далее следует риторический вопрос - "не совсем понятно лишь одно: почему за согласием на такое издание надо обращаться к президенту Туркменистана?";
  • что "чрезвычайно огорчительной является неряшливая формулировка высказывания" А.Ткаченко и что "вся эта фраза вообще выглядит абсурдной". Но - слушайте, слушайте! - это ведь по вашему, коллеги, мнению, "даже и ошибочно, А.Ткаченко делился в данном случае не более чем своим впечатлением ("меня потрясло"), что исключает возможность назвать его "лжецом и клеветником", как это делает С.Чупринин..."?

И наконец, финальный аккорд письма, адресованного, напомню, такому же члену ПЕН-клуба, как и мои уважаемые друзья:

"Согласившись с тем, что его устное высказывание в печатном варианте может быть истолковано неадекватно, неправильно, А.Ткаченко выразил по этому поводу свое сожаление, поддержанное Исполкомом, который предложил довести об этом до сведения С.Чупринина".

Вот я и спрашиваю - например, у замечательного поэта, депутата городской Думы Евгения Бунимовича, - надо ли проверять "сведения, проникшие в СМИ", прежде чем в предназначенном для печати документе обсуждать вопрос о совместимости или несовместимости моих поступков с высоким званием члена ПЕН-клуба?

Вот я и спрашиваю - например, у опытнейшего адвоката и многолетнего вице-президента ПЕН-центра Аркадия Ваксберга или у правозащитника со стажем Льва Тимофеева, - отменена ли уже у нас презумпция невиновности?

Вот я и спрашиваю коллег, а среди них есть и переводчики, - тайной ли для вас является различие в национально-государственных обычаях, предположим, Франции, где высочайшего согласия на издание антологии в самом деле не требуется, и Туркменистана, где оно, увы и увы, абсолютно необходимо?

И последнее. Люди чести, вы действительно считаете, что "сожаления", которое г-н Ткаченко "выразил" не знаю уж при каких обстоятельствах - по телефону ли, при личной ли встрече с вами - действительно достаточно, чтобы уклониться от моего публичного обвинения в лжи и клевете?

Или, может быть, тлеет все-таки робкая надежда, - вы и не подозреваете, что из ПЕН-центра выходит за авторитетной подписью исполкома?

...Видит Бог, я не знаю, что мне теперь делать.

Подать на г-на Ткаченко в суд?

Вздохнуть: "Боже, как грустна наша Россия"?

Переписать наново статью "Либеральный террор в литературе" для книги, над которой я сейчас работаю?

Или, готовясь к второму акту внесудебной расправы над собою и над тремя русскими поэтами, который, хотел бы ошибиться, скорее всего воспоследует, надеяться на то, что мои коллеги по ПЕН-центру хотя бы чуть-чуть охолонут?

***

Оригинал этого материала

Уважаемый Сергей Иванович!

На упомянутом собрании Пен-центра, на котором Вы, вижу, не были, и где народ навалился на Рейна, был и другой скандал, внешне, казалось бы, не связанный с Вашей темой, но если вдуматься, очень даже.

Поначалу-то все текло довольно рутинно. Обычное бу-бу-бу. А потом встал Игорь Иртеньев и сказал буквально следующее: "Вот тут в зале находится Андрей Мальгин. А он, между прочим, в антисемитской газете "День литературы" выступил с антисемитскими заявлениями, например написал: "Все эти эйдельманы" (с маленькой буквы). Так вот пусть он поднимется на сцену и объяснит нам всем этот свой поступок".

Я ушам своим не поверил. Решил, что каким-то непостижимым образом попал на комсомольское собрание тридцатилетней давности. Но вышел, куда меня просили и сказал примерно следующее: "Уважаемый Игорь, - сказал я, - я, в отличие от вас, не являюсь читателем антисемитской газеты "День литературы", и уж тем более не пишу для нее. А в газету эту отдал для опубликования нашу переписку Сергей Есин. Публиковать личные письма в печати нехорошо, но даже в опубликованном личном письме я никакого антисемитизма не усматриваю.Хочу также напомнить, уважаемый Игорь, о состоявшемся в свое время прискорбном факте вероломной публикации переписки упомянутого Эйдельмана с Астафьевым, и о том, что из этого вышло..." Я хотел также напомнить любознательному Иртеньеву, что во всех доступных в Интернете списках жидомасонов моя фамилия присутствует, причем на самых почетных ролях, в отличие от его, иртеньевского, имени. А также я хотел спросить: вот мы с Вами, Игорь, живем в соседних домах, иногда приходится встречаться, причем не только на улице, но и в общих гостях, что же вы именно сейчас задали мне этот вопрос, спустя полтора года после события, а не в ходе наших непубличных встречах? Но я не стал делать ни того, ни другого. Во-первых, мне тут же стали задавать вопросы другие участники комсмольского собрания (например, а выразил ли я протест газете "День литературы" и т.п.). А во-вторых, меня торопили: надо было рассмотреть еще два "личных дела". Сначала вытащили на сцену Евтушенку (и вытащил его Ткаченко, между прочим), которому пришлось давать объяснения, почему в деле борьбы за литфондовские дачи он поддерживает ренегата Ф.Ф.Кузнецова, "громившего в свое время "Метрополь" (цитата из Ткаченко). А уж только после этого дошло дело до Рейна с Туркмен-баши.И я Вас уверяю, дорогой Сергей Иванович, что если б Вы явились на то собрание, то и Вам бы стоять, потупя очи, пред залом и слушать, что Вам по поводу Вашего "поступка" скажет Ткаченко.

Очень мне было стыдно за Евтуха, который вместо того, чтобы кратко сказать Ткачу: "Кто я? А кто ты?" и этим закончить дискуссию, начал оправдываться. Выглядело это довольно унизительно.

Так что лично я для себя сделал следующий вывод: на подобные собрания впредь не ходить. Достаточно я хлебнул комсомольской романтики в первые двадцать пять лет своей жизни.

И вы не обращайте внимания, хулу приемлите равнодушно. Разница между Вашей подписью и подписью Рейна, конечно, есть. И все ж таки подписывать ЧТО БЫ ТО НИ БЫЛО, адресованное людоеду,не стоило. Тут Вы промахнулись, и честно признайте это.

С уважением
Андрей Мальгин

***

Чистосердечное признание 

chuprinin
Так ведь я оттого и не хожу на эти собрания уже года четыре или пять, что их сценарий известен: ритуальные бу-бу-бу отчета, столь же обязательные рассуждения про то, что "другой альтернативы" нашему пожизненному президенту у ПЕНа опять нет, очередное переписывание Устава под новые "требования дня", очередное повышение Ткаченко в чине: начинал, помнится, исполнительным директором, а теперь он уже и директор, но только Генеральный, и вице-президент одновременно; почти наследник (будто история государства Российского недавнего рубежа веков проигрывается в виде фарса).
Ну и разумеется, если повезет - персональное дело того, кто тем или иным способом проштрафился...

Зачем раньше ходил - после того как схлынула романтическая эйфория правозащитничества образца 89-91 года? Кто-то то ли в "ЖЖ", то ли в "РЖ" меня уже заподозрил: гранты, мол, поездки зарубежные... Глупости это все: грантов от ПЕНа не получал сроду, за границу от него не ездил (впрочем, вру: был, кажется, в 92-м два дня на конгрессе в Будапеште). 
Тогда зачем?

Ну, например, чтобы выпить рюмочку с покойным Игорем Сергеевичем Холиным, поговорить по душам с покойным Юрием Владимировичем Давыдовым.
Зачем не боролся и не борюсь? Затем что не борец по натуре; мне и на свое ведь дело сил не всегда хватает.

И второе.

Конечно, вы правы, подписал я это злосчастное письмо зря. Поддался - как на тех же пионерских и комсомольских собраниях говорили - "ложному чувству товарищества". Людей-то, которые попросили меня моей подписью усилить свои, я как уважал, так и уважаю, хоть мысль их и не лучшая посетила, что тоже правда и что, мне до сих пор кажется, я ясно проявил, отказавшись хлопотать о праве на переводы светских молитв. Надо впредь быть более осмотрительным? Выходит, надо, хотя хочется, чистосердечно признаюсь, помогать достойным людям, как и прежде - безрассудно, что называется, в автоматическом режиме.

Вам достаточно?

***

pe3o
К сожалению, туркменское правительство решило засекретить эти письма ---
http://www.turkmenistan.gov.tm/politika/hronika/121204.html
ссылка эта не работает. 
Хорошо, что Вы написали --- я думал, что только одно письмо было, а оно вон как всё сложно на самом деле.
Только вот то, что они --- поэты, никакое не алиби, а даже наоборот.

***

bbb
На туркменские секреты у нас есть американский гугль -
http://64.233.161.104/search?q=cache:www.turkmenistan.gov.tm/politika/hronika/121204.html
Но письмо-то, как ни крути, позорное. Если уж хочется попросить благословения, то лучше к батюшке пойти, а не к агарянину.

***

pe3o
Ну так в том, что письмо позорное, никто и не сомневался.
только выходит, что автор дневника к тому письму никакого отношения не имеет,
а подписывал другое, безобидное. А ещё здесь странно кто-то написал,
что вот мол нельзя к людоедам письма подписывать ни по какому поводу ---
так отчего ж нельзя? Вот хотя бы чтоб людей не ели и написать.