Чуткий Прусак

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Чуткий Прусак «Чует мое сердце, что мы на пороге великого шухера»

" (любимая цитата губернатора Новгородской области Михаила Прусака из фильма «Свадьба в Малиновке») Михаил Прусак относится к губернаторам-долгожителям. Он возглавил Новгородчину в далеком 1991 году, после чего несколько раз благополучно переизбирался с чисто «азиатским» процентом голосов. Правда, серьезных соперников у него никогда не было. В последний раз он победил на выборах осенью 2003 года, перед этим слегка «подправив» Устав области (увеличив срок полномочий главы региона с четырех до пяти лет), так что может рулить областью аж до 2008 года. Кстати, на этих выборах конкуренцию Прусаку составляли московский националист, находящийся под следствием по делу о мошенничестве бизнесмен средней руки и «сокол Жириновского», прославившийся открытием первого в Великом Новгороде биотуалета. И если его Прусака не остановит президент, отказав в доверии, общих стаж губернаторства Михаила Михайлович может достичь 17 лет. Почти брежневский результат! Кстати, на днях Прусак заявил, что не собирается писать президенту никаких писем о доверии. Простой такой коломыйский паренек Своим удивительным служебным взлетом Михаил Прусак обязан перестройке и Геннадию Бурбулису, ибо до 1989 года ничего выдающегося в карьере уроженца Коломыйского района Ивано-Франковской области Западной Украины не происходило. В свое время Прусак говорил, что власть ему досталась случайно (правда, держится он за нее цепко). Отец Михаила Михайловича после войны был репрессирован, десять лет провел в Холмерью (Долина смерти) в Коми, потом служил в армии, работал на целине, реабилитирован уже в перестроечные годы. Из-за судимости отца, как утверждает сам Прусак, он не смог поступить на факультет журналистики Львовского военно-политического училища (правда, в дальнейшем эта судимость на карьеру сына почему-то не повлияла). А при поступлении во Львовский университет «завалил» историю – получил только «тройку». Окончив педучилище, год отработал воспитателем группы продленного дня, учителем начальных классов в колхозе Карла Маркса. Потом – служба в армии. Военно-учетная специальность – радиотелеграфист. Места службы – учебный отряд в Ростове-на-Дону, потом полигон стран Варшавского Договора в Казахстане, затем возвращение в «учебку», но уже старшиной учебного подразделения (как говорят в армии, «плох тот хохол, кто не стал сержантом»). Через три месяца подразделение становится лучшим в Киевской армии ПВО. Так что когда в политотдел корпуса (он тогда к обкому партии приравнивался) пришла разнарядка на Высшую комсомольскую школу в Москве, одну из путевок предложили передовому старшине. В конце 1986 г. состоялось распределение. Сначала вроде бы в Мурманскую область, но тут лозунг выдвинули: «Поднимем Нечерноземье!» Вот и поехал Михаил Прусак «подымать» Холмский район Новгородской области. Поработал полтора года в райкоме, а потом ушел директорствовать в совхоз «Трудовик», где, впрочем, задержался ненадолго. Комсомол выбирал 75 самых достойных на первый съезд нардепов СССР. Михаил Михайлович подходил по всем статьям. Молодой, перспективный, с опытом комсомольской и хозяйственной работы... В общем, стал депутатом. И сразу же забыл о комсомоле и «примкнул» к Межрегиональной депутатской группе (МДГ). Правда, при этом демократ Прусак голосовал против отмены 6-й статьи Конституции. Межрегионалы не обошли вниманием прозорливого комсомольца. В Верховном Совете Прусак подружился с Геннадием Бурбулисом, который, как и он, работал в комитете по местному самоуправлению. Своих особых, порой даже благоговейных симпатий именно к Бурбулису новгородский губернатор не скрывает до сих пор, считая Геннадия Эдуардовича «думающим, системным человеком с высокоразвитым интеллектуальным мозговым аппаратом». Бурбулис же, став госсекретарем, не забыл коллегу по МДГ, включив его в список доверенных лиц Бориса Ельцина (поначалу, кстати, Прусаку предложили стать доверенным лицом Вадима Бакатина), а затем назначив Михаила Михайловича главой администрации Новгородской области. Первые два года губернаторства Михаил Прусак занимался «ломкой» местной элиты, принявшей «молодого, да раннего» в штыки. При этом у него, не имеющего ни малейшего управленческого и хозяйственного опыта (хотя губернатор и любит напоминать, что был одно время директором совхоза), хватило ума не разгонять старых аппаратчиков. По крайней мере, сразу. Словом, к октябрю 1993 года Прусак стал фигурой, которая вполне устраивала крупных местных предпринимателей и банкиров. Так что свои первые губернаторские выборы в 1995 году он выиграл без особых проблем. Костяк губернаторской команды – сослуживцы по комсомолу. Правда, и их он время от времени тасует, отстраняя тех, кто мог бы составить ему зримую конкуренцию. Но даже попавшим в опалу Михаил Михайлович находит теплые места, дабы не плодить оппозицию. Кстати, в 1999 году Прусак собирался вернуть Бурбулису должок – Геннадий Эдуардович баллотировался в Госдуму РФ от новгородского одномандатного округа. Но откровенная агитация губернатора, как ни странно, не помогла – новгородцы прокатили «варяга» в два счета. Тогда Михаил Михаилович назначил Бурбулиса своим заместителем и «пропихнул» давнего соратника с Совет Федерации, где последний благополучно и «прозябает» все эти годы. Шаг в братскую могилу Любопытно, что как только в России формируется очередной кабинет министров, в прессе сразу же «всплывает» фамилия новгородского губернатора как кандидата на вице-премьерское кресло как минимум. В Великом Новгороде над этим уже смеются: мол, какой из нашего Миши вице-премьер? Заметим, что за все эти годы Михаил Прусак умудрился создать себе имидж человека, умеющего привлекать в область инвестиции. Действительно, у Новгородчины, где нет ни нефти, ни газа, был только один козырь – предоставить иностранным инвесторам такие условия, чтобы «валом перли» в регион и строили тут свои предприятия. Они так и сделали, благо, что местные власти освободили их от практически всех налогов в региональный бюджет до полной окупаемости проектов. Теперь все новгородцы с вожделением смотрят на календарь и ждут, когда на них посыплется золотой дождь из долларов и евро. Но пока этот дождь если и «капает», то только чиновникам. Михаил Михайлович чуть ли не в открытую заявляет, что не позволит никому «дербанить» региональный бюджет, но инвесторов это не касается: «Можешь консультировать иностранную фирму, когда приходят инвестиции. Можешь иметь в каком-то предприятии акции – на жизнь хватит». В общем, вскоре новгородцы поняли, что все эти разговоры об иностранных и прочих инвестициях – большой и дутый пиар-проект. Область как была дотационной, так ей и осталась, несмотря на многочисленные обещания губернатора. На обещания, впрочем, Михаил Михайлович не скупится. Помнится, когда развалился «Наш дом – Россия», где Прусак занимал пост члена политсовета, он заявил местным журналистам, что отныне в какие-либо партии «ни ногой, хватит с меня». А уже через год возглавил Демпартию. Правда, неудачно – вскоре соратники изгнали его из партийных рядов. С партиями Михаилу Михайловичу вообще не везет. После КПСС он стал основателем Партии российского единства и согласия на пару с еще одним видным демократом – Сергеем Шахраем. Когда с ПРЕС не получилось и партией власти стал черномырдинский НДР (кстати, Прусак был у тогдашнего премьера в большом фаворе и считался «человеком свиты»), Михаил Михайлович тут же забыл о друге Шахрае. Потом новгородский губернатор долго и откровенно «мочил» «Единую Россию» называя ее прилюдно то «братской могилой», то «всенародным кладбищем». А недавно получил членский билет нынешней партии власти, то есть шагнул в эту самую «братскую могилу». Завяз, как говорится, по самые патиссоны в трясине всероссийского кладбища. Конечно же, не ради себя, а во благо области, как пояснил сам Михаил Михайлович. Охотники за привилегиями В декабре прошлого года на открытом заседании областной Думы губернатор выступил с традиционным докладом о концепцию социально-экономического развития региона на 2005 год. При этом Михаил Прусак не гнушался останавливаться даже на самых незначительных – в пару сотен тысяч рублей – статьях расходов областного бюджета. А вот на что пойдут 6,8 миллионов рублей, выделенных управлению по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных, губернатор объяснять почему-то не стал. Между тем, данное ведомство полностью финансируется из федерального бюджета и финансируется, как говорится, не слабо. Зачем же тратить еще и областные средства? Все очень просто – Михаил Прусак, как и большинство членов его команды – заядлый охотник. Отсюда завидное постоянство губернаторской команды в любви к охотуправлению. К тому же, самые важные и очень щепетильные вопросы, по старой комсомольско-партийной традиции, лучше всего решаются или на охоте, или в парной. И все «в интересах региона». Ведь именно этими интересами губернатор объяснял в свое время пьяную гусиную охоту в заказнике, организованную для московских банкиров вице-губернатором Михаилом Скибарем и начальником охотуправления области господином Лутовиновым. В новгородских лесах охотился в свою премьерскую бытность Виктор Черномырдин – ходил загоном на лося. У Сергея Ястржембского охота была посерьезнее: он завалил в здешних краях медведя. Никите Михалкову и Сергею Степашину повезло меньше, они били в основном птичек. А вот Владимир Путин, как и положено ему по рангу, охотился на крупного зверя. Говорят, не повезло – охоту испортили сотрудники ФСО, которые спугнули лося на месте предполагаемого нахождения зверя, и тот исчез раньше, чем президент вышел на охоту. Видимо, именно наболевшие проблемы новгородцев решал Прусак и в январе прошлого года, когда вместе с первым президентом России Ельциным и все с тем же Лутовиновым через неделю после официального закрытия охоты застрелил лося в Валдайском районе. Тогда, правда, районная прокуратура заявила, что это был научный отстрел и сослалась на соответствующий приказ Лутовинова, изданный им всего за два дня до охоты. Между тем, подобные отстрелы должны проводиться по официальной заявке научного учреждения, которая, согласно действующему положению, должна подаваться в охотуправление не позже чем за 30 дней до даты отстрела. Но кто мог за месяц предсказать приезд Ельцина на Валдай, если он сам ни в чем не был уверен? Да бог с ним, с лосем! Мало ли их бегает по лесам Новгородчины? Другое дело, что леса эти стали уже, по сути, частными. Есть в области такая общественная организация, как «Новоблохотрыболовсоюз», объединяющая 9 из 20 тысяч зарегистрированных в области охотников. В ее ведении более миллиона гектаров охотничьих угодий. А вот остальные четыре миллиона гектаров еще два года назад распоряжением областной администрации почти полностью были распределены и сданы в аренду различным предприятиям и фирмам. Среди них некие Международный клуб охотничьего и рыболовного туризма «Традиция», ООО «Одно здоровье», «Бодайги», «Двина-К», МКОиР «Рысь» (с липовыми московскими, питерскими и новгородскими юридическими адресами), тверская общественная организация охотников «Егерь», охотхозяйство «Вершина» (то самое, где Ельцин с Прусаком стреляли лося) и многие другие. В числе учредителей большинства этих организаций немало первых лиц области и руководящих сотрудников охотуправления. Именно этим частным хозяйствам и поступает львиная доля бюджетных денег. Именно на эти деньги и на этих угодьях, закрытых для простых местных охотников, устраиваются «королевские охоты» для новгородских, московских и питерских чиновников. В ситуацию попыталась вмешаться главный федеральный инспектор Любовь Андреева (именно с ее подачи природоохранная прокуратура пресекла пьяную охоту на гусей, организованную Лутовиновым в заказнике, причем было даже возбуждено уголовное дело). После этого в Андрееву стреляли в подъезде собственного дома. Из охотничьего ружья. Проверяя все возможные версии покушения, оперативники пришли к Лутовинову с обыском. Но начальник охотуправления тут же связался с губернатором, который сразу же примчался на место событий, прекратил обыск и выгнал опергруппу из кабинета Лутовинова. Покушение на главного федерального инспектора (ныне уже снятой с должности не без участия Прусака) осталось не раскрытым, уголовное дело по незаконной охоте в заказнике, которую задним числом превратили в очередной санкционированный диагностический ветотсрел, прекратили, а природоохранного прокурора Сердюка отправили на пенсию. А потом и так мешавшая охоте природоохранная прокуратура прекратила свое существование. Говорят, за ненадобностью. А Бес его знает! Как и положено каждому уважающему себя губернатору, Михаил Прусак окончил (без отрыва от производства, разумеется) в 1994 году Академию народного хозяйства и получил специальность «менеджер высшей категории». После чего сразу же взялся за науку. И через год стал кандидатом экономических наук. Через пять лет – уже доктор. И, разумеется, академик. То ли четырех, то ли пяти академий – Санкт-Петербургской инженерной, педагогических и социальный наук, информатизации, экономики, финансов и права. И т.д. и т.п., как говорится. И даже читает лекции (имеет кафедру) в местной университете. Понимают ли его студенты, сказать трудно, а вот журналисты стонут: «Делать интервью с губернатором – это каторга какая-то!» Когда Михаил Михайлович начинает говорить, понять ничего невозможно. Растекается губернатор мыслями по древу, о склонениях и падежах и говорить-то не приходится. Особенно если оседлает любимого «инвестиционного конька», а седлает он его всегда, даже когда речь зайдет о полетах в космос или угрозе исламского экстремизма. Однажды Прусак даже попал на карандаш Общества любителей российской словесности за склонность к тавтологии и использование инвективной лексики. Последнее для Михаила Михайловича не характерно: ругается он редко, хотя в последнее время, когда в вверенной ему области дела пошли не слишком гладко, на аппаратных совещаниях позволяет себе и ненормативную лексику. Раньше, даже в самых тяжелых ситуациях среди своих Прусак обходился цитированием «Свадьбы в Малиновке»: «Чует мое сердце, что мы на пороге великого шухера». Вообще, Михаил Михайлович крайне разносторонний человек. Его однажды даже выдвигали на соискание Государственной премии в области науки и техники как одного из соавторов проекта «Разработка и внедрение системы ширококорпусных жилых домов для малых и средних городов России». Премия губернатору не досталось, но это не страшно - у него их и так вагон и маленькая тележка. Прусак является лауреатом премии Адама Смита и Александра II (учреждена Институтом экономики переходного периода Егора Гайдара), премии Андрея Первозванного, обладателем титула «Мужчина года-97» (от «Женщин России»), значка «За заслуги перед прессой» и т.д. Кстати, сам Михаил Михайлович утверждает, что он даже в нардепы СССР пришел человеком не бедным: «У меня много друзей с тех еще времен, когда пошли первые кооперативы, когда банка кофе покупалась за три рубля, а продавалась за 27. Тогда можно было быстро заработать хорошие деньги». Короче, типичный спекулянт? Но богатством своим Прусак не кичится: никаких домашних зоопарков с верблюдами, как у бывшего коллеги Аяцкова, никаких вольностей, скромный внешне коттедж (говорят, все его прелести внутри) и т.д. В финансовых скандалах лично не замешан, в отличие от своих подчиненных. Единственное обвинение, которое когда-то удалось услышать в его адрес, это то, что Михаил Михайлович долгое время жил на одной лестничной площадке с Колей Бесом (Николаем Кравченко), которому молва приписывает руководство местной мафией, да анекдот времен губернаторских выборов: «Где Прусак взял деньги на избирательную кампанию? А Бес его знает!» «Это вранье, мало ли что болтают!» В начале 90-х годов руководитель российско-американского совместного предприятия «Интелмас» Вячеслав Кантор заключил с НПО «Азот» договор на исследование экологической обстановки вокруг предприятия. А исследовав эту самую обстановку, в 1993 году предприятие купил на корню. Говорят, не без помощи губернатора Михаила Прусака - фирма Кантора была оформлена консультантом по приватизации и оценке комбината. С тех пор и началась дружба олигарха и губернатора. Что и не удивительно, если учесть, что в заложниках «Акрона» (так назвал Кантор свое очередное приобретение) не только его пять с половиной тысяч работников, но и бюджет области, на 40 процентов пополняемый финансовыми отчислениями предприятия. В ряде СМИ утверждается, что Кантор в итоге Прусака не обидел, уступив ему около 10 процентов акций «Акрона». Правда, сам Прусак в интервью на местном телеканале, отвечая на вопрос им же прикормленного телеведущего Сергея Доревского, категорически отверг утверждения, что обладает хотя бы одной акцией «Акрона»: «Это вранье, мало ли что болтают!» Не без участия Прусака Вячеслав Кантор, кстати, стал почетным гражданином Великого Новгорода. Хотя весь его благотворительный вклад в развитие города заключается разве что в частичном финансировании строительства храма Святого Лазаря на Западном кладбище и полномасштабном финансировании в древнем городе Еврейского центра. Кроме того, Кантор купил новгородскую конно-спортивную школу, правда, вскоре ребят и девушек из нее изгнали: госкомитет по труду пришел к выводу, что в заведении эксплуатируют подростковый труд. Весьма любопытно, что в нашумевшей истории с арестом Михаила Ходорковского практически не упоминается фамилия Михаила Прусака. Между тем именно новгородский губернатор еще в 2002 году обратился с письмом к Владимиру Путину с просьбой разобраться в отношениях между «Акроном» и мурманским предприятием «Апатит», которое поставляет сырье новгородских химикам. Президент дал поручение Гепрокурору разобраться и «дело ЮКОСа» (одного из руководителей которого Платона Лебедева подозревают как раз в хищении акций «Апатита») пошло-проехало. Сам Михаил Михайлович ту давнюю историю никак ныне, кстати, не комментирует. Но, как известно, любимая «фишка» губернатора - необходимость «справедливого распределения природной ренты в России». В Новгороде как раз эта идея справедливости осуществлена по полной программе. В пользу Кантора. Естественно, на последнюю инаугурацию Михаила Прусака Вячеслав Кантор, проживающий в Швейцарии, прибыл персонально. Он вручил избранному в очередной раз губернатору картину, некое «старинное меню» и несколько раз тепло облобызал губернатора. Николай Серебряков, Великий Новгород, специально для журнала «Компромат» Подписи : Больше всего на свете губернатор Прусак любит путешествовать. Официальный повод поездок за рубеж – «для расширения экономического сотрудничества, привлечения иностранных инвестиций». Прусак так и говорит о своих губернаторских обязанностях: " Себе я оставлю отдел по международным связям и пресс-центр... Надо использовать мой ресурс на правильном направлении, а не сидеть и смотреть задвижки, где надо ямки асфальтировать..." («Новгородские ведомости», 20.05.2004) Михаил Прусак: «…У меня есть договоренность с Кантором Вячеславом Владимировичем, что если возникнет необходимость продажи предприятия, то он об этом меня проинформирует.» Михаил Прусак: «А правда в том, что на «Акроне» снизились темпы производства, в том числе и по причине неэффективного управления. Есть проблемы внутреннего и внешнего рынков сбыта…. Но в основном - проблемы с управлением производством, в прошлом году было более 10 остановок.» Михаил Прусак: «Для нас "Акрон" - все равно, что нефтяная игла для страны...» "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации