Чьи деньги отмывал Френкель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Компания", origindate::22.01.2007, Вольский стрелок

Чьи деньги отмывал Алексей Френкель?

Убийство Андрея Козлова обнажает неприглядную изнанку банковского бизнеса

Константин Фрумкин

Converted 29196.jpgБанкир Алексей Френкель помимо своей воли превращается в самого известного человека России. «Дело Козлова» - расследование убийства первого зама председателя ЦБ - постепенно стало «Делом Френкеля», через которое еще раз высвечиваются все недостатки нашей государственной системы: непрозрачность надзорных органов, аффилированность власти и бизнеса, использование закона только для уничтожения «козлов отпущения». И остается без ответа вопрос: кто стоит за Френкелем и чьи деньги он «отмывал» в своем банке?

Главным героем новостей всей прошедшей недели был банкир (точнее - бывший банкир) Алексей Френкель. Он был арестован по подозрению в организации убийства первого заместителя председателя Банка России Андрея Козлова. Как заявил «К0» руководитель аналитического управления Центра политической конъюнктуры Александр Шатилов, дело это очень странное и нестандартное - особенно если учитывать тот факт, что людей такого ранга, как Андрей Козлов, не убивали с 1995 года, когда был убит предприниматель Иван Кивелиди.

В тихом омуте

Алексей Френкель - успешный молодой человек, настоящий банкир-интеллектуал с университетским дипломом. Френкель - уроженец города Вольска Саратовской области. Его родители преподавали химию в местном филиале Военной академии тыла и транспорта. Ему удалось поступить на экономический факультет МГУ. Окончив его с красным дипломом, Френкель поступил в аспирантуру, однако не закончил ее, поскольку занялся банковской деятельностью. Его карьера была мгновенной, но для начала 1990-х годов, наверное, не самой удивительной. Начинал он с должности ведущего экономиста валютного отдела Русского акцептного банка, в 1993 году уже стал начальником валютного отдела банка «Нефтяной», в следующие два года он занимает в том же банке посты начальника управления валютно-финансовых операций и заместителя председателя правления банка. Трех лет «последипломной практики» оказалось достаточно для Френкеля - банковского служащего. С 1995 года начинается история Френкеля-банкира. До 1998 года он возглавлял правление банка «Диамант», а с 1998-го по 2000 год - банка «Электроника», с 2000-го по 2005 год - ВИП-банка. В последние годы он был известен не только как предприниматель, но и как общественный деятель - Френкель входил, например, в экспертный совет при Федеральной антимонопольной службе. Все опрошенные «К0» знакомые Френкеля, включая его бывшего университетского преподавателя, депутата Госдумы Павла Медведева, главу Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна, главу ассоциации региональных банков России депутата Анатолия Аксакова и главу Московской международной валютной ассоциации Алексея Мамонтова, говорят абсолютно одно и то же: это был умный и интеллигентный человек, которого очень трудно представить участником криминальных разборок. Мамонтов даже просил выпустить Френкеля из-под стражи под его личное поручительство. Профессор экономфака МГУ Борис Хорев еще задолго до того, как началась вся эта история, характеризовал Френкеля как подающего большие надежды студента, чьими увлечениями бьии шахматы и экономическая география. Учителя и одноклассники Френкеля из Вольска также характеризуют его как тихого и мирного человека. На этом фоне довольно странно, что в прессу очень быстро попали подробности того, кто и как убивал Андрея Козлова, кто и почему их подкупал и как они все попались. Похоже, что правоохранительные органы специально готовят общественное мнение к громкому процессу, стараясь сделать так, чтобы Френкель вошел в зал суда уже виновным.

Тем не менее понятно, почему Френкель арестован. Ведь конфликт у него с покойным Андреем Козловым действительно был. Более того: конфликт публичный, о котором многие участники банковского рынка знали.

Опасный суд

В 2005 году ВИП-банк не вошел в Систему страхования вкладов (ССВ). После этого банк оспорил отказ регулятора в суде и смог выиграть процесс. Само желание судиться с Центробанком не вполне обычно. Как считает вице-президент группы «АльфаСтрахование» Владимир Сорокин, «сегодня таких прецедентов все меньше - с одной стороны, война всегда для бизнеса дороже мирного решения вопроса, с другой - профессионализм чиновников все-таки растет и совершенно беспочвенных претензий госорганы уже не выдвигают». Но Френкель - пошел в суд. Более того, по воспоминаниям очевидцев, спорил в суде на редкость агрессивно, угрожал ЦБ миллионными исками по возмещению ущерба ВИП-банку. ЦБ вместо того чтобы подавать апелляцию, провел срочную ревизию в ВИП-банке, обнаружил там нарушения «противоотмывочного законодательства» и ограничил банк в проведении ряда операций, а затем летом 2006 года и вообще отозвал лицензию. Свою лицензию ВИП-банк до сих пор пытается отспорить в суде, недавно судебное заседание было перенесено на 8 февраля. Что говорят о всей этой ситуации в банковском сообществе? Прежде всего, что «схемы» в банке действительно практиковались. Но они практиковались и во многих других банках. Причиной того, что столь жесткие меры бьии предприняты именно против ВИП-банка, участники банковского рынка связывают именно с тем, что Френкелю удалось выиграть суд у ЦБ. Рассказанные очевидцами подробности «ограничения операций» ВИП-банку позволяют говорить, что порою действия наших регуляторов граничат с издевательством. Банку отключили модем, и представители ВИП-банка были вынуждены - как 15 лет назад - ездить с бумажными платежными документами в расчетно-кассовый центр ЦБ, а там эти документы не принимали, «отговариваясь неверно заполненным реестром, нечеткими печатями на платежках».

Выборочный надзор

В последние три года у Центробанка прибавилось поводов контролировать коммерческие банки. Появились процедура приема в Систему страхования вкладов и контроль за выполнением «противоотмывочного» законодательства. ЦБ этим активно пользовался: отказ от вступления в ССВ получили 219 из 1150 банков, кроме того, с начала прошлого года и до гибели Козлова были отозваны лицензии у 41 банка. Еще до того, как эти процедуры были введены в действие, все говорили, что они недостаточно прозрачны: слишком многое остается на усмотрение высших чиновников ЦБ. В конечном итоге все зависело от решений возглавляемого Козловым комитета по банковскому надзору, который не был обязан ни перед кем отчитываться, даже перед правительством, так как ЦБ является независимым органом.

По словам Александра Шатилова из Центра политической конъюнктуры, в России, хотя и идет борьба с отмыванием денег, реально банки страдают очень редко. Если принимается решение о ликвидации кредитной организации, то руководство банка обычно уведомляется за несколько месяцев, и за это время собственники успевают зарегистрировать новое юридическое лицо и перевести туда все активы. Шатилов отмечает, что большинство банков аффиллировано с различными элитными группировками и наиболее уязвимыми объектами ревизий являются аутсайдеры рынка. «Может быть, у Френкеля не было надежной крыши», - предполагает аналитик.

«ЦБ не установил четких правил игры. Вот и закрывает глаза на дела одних и пристально бдит за другими», - считает бывший сотрудник Центробанка и Минфина, руководитель института «Проект национального развития» Андрей Черепанов. Впрочем, сами банкиры - если они выступают не на условиях анонимности - обычно высказывают прямо противоположное мнение. Как заявила «К0» первый зампред правления НОМОС-банка Ирина Гордеева, «в сфере банковского надзора регулирующие органы не только беспристрастны, но и во многом лояльны к банковскому сообществу».

Памяти Содбизнесбанка

Андрей Козлов всегда считался сторонником ужесточения банковского надзора.Того надзора, который у нас есть. Банковский кризис 2004 года, когда Содбизнесбанк и «Кредиттраст» были просто уничтожены властями за нарушение антиотмывочного законодательства, показал, что, как минимум, в то время власти еще не осознали в полной мере, что банки -это такой же важный инфраструктурный элемент экономики, как, скажем, и электростанции. Никому не приходит в голову отключать электростанции - поскольку такой эксцесс вызовет проблемы у тысяч граждан и предприятий. А то, что у ликвидированного Содбизнесбанка (который сегодня тоже связывают с именем Френкеля) было 30 000 клиентов, поначалу никого не волновало. И только когда банковский кризис приобрел размах политической проблемы, ЦБ спохватился и начал предпринимать срочные меры. Напомним, что после того как исчезли Содбизнесбанк и «Кредиттраст», пуля убийцы настигла не служащих ЦБ, а бывшего владельца обоих банков Александра Слесарева - он погиб вместе с семьей. По одной из версий, заказчиками убийства стали обиженные клиенты банков. А кто же были клиенты ВИП-банка?

Их никто не называет вслух. «Анонимные источники» говорят, что через возглавляемые Френкелем банки проходила отмывка денег, связанных с нефтяным бизнесом. В принципе то, что карающий меч Фемиды сейчас обрушился на одного Френкеля, странно хотя бы еще и потому, что Френкель всегда был человеком команды. «Френкель банки меняет часто, и команда его менеджмента тоже курсирует из банка в банк», - писали о нем в форумах пару лет назад. Среди постоянных соратников Алексея Френкеля называют Григория Альтшулера. Когда Френкель был председателем правления ВИП-банка, Альтшулер был его президентом, а потом возглавил наблюдательный совет банка «Европроминвест». Банка, где начальником отдела работал младший брат Френкеля, куда, по неофициальной информации, якобы перекочевали клиенты ВИП-банка и у которого вскоре тоже отозвали лицензию. О масштабах операций можно судить по данным ЦБ: когда в ноябре 2006 года у «Европроминвеста» была отозвана лицензия, Банк России мотивировал это тем, что с середины 2005 года (то есть фактически с момента начала репрессий против ВИП-банка) клиенты «Европроминвеста» провели через банк свыше 38 млрд рублей «в рамках операций, имевших сомнительный характер». Иными словами - «сомнительные» $1,4 млрд за неполные полтора года.

В свое время в ВИП-банк из банка «Диамант» перешел не только Френкель, но и Константин Катушев, в прошлом - секретарь ЦК КПСС и последний председатель госкомитета по внешнеэкономическим связям СССР. В обоих банках Катушев занимал посты председателя наблюдательных (попечительских) советов. Когда возглавляемый Френкелем и Катушевым «Диамант» «умер» - у него тоже отозвали лицензию, - то пресса написала, что баланс «Диаманта» довольно странный: большая часть активов банка представляла собой кредиты пяти малоизвестным офшорам, что, по мнению аналитиков, напоминало схемы по экспорту капитала из страны. Ходили слухи, что за ВИП-банк перед Козловым ходатайствовали высшие чиновники ФСБ и прокуратуры.

В качестве членов совета директоров «Диаманта» называют также братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Магомед Магомедов сейчас член Совета Федерации, а Зиявудина Магомедова называют владельцем холдинга «Сумма», работающего в сфере нефтяной логистики и полиметаллов. «Сумме» принадлежит успешно разивающаяся компания «Сумма Телеком», специализирующаяся на прокладке коммуникационных сетей в полосах землеотвода нефте- и газопроводов. Как утвреждают, глава «Суммы Телеком» Геннадий Мошкович также работал в банке «Диамант» и ВИП-банке.

Очевидно, что в конфликте с ВИП-банком банковский надзор действительно ущемил интересы очень могущественных людей. Но из этого еще не следует, что Френкель был организатором убийства. По словам друга Алексея Френкеля Алексея Мамонтова, помимо ВИП-банка у Френкеля было достаточно денег в других бизнесах. Он, например, не так давно занялся производством водки в Подмосковье.

***

Резюме Алексея Френкеля

Год рождения: 1971

Образование: экономический факультет МГУ, экономист

Профессиональный опыт: 
2000 - 2005: председатель правления ВИП-банка; 
1998 - 2000: председатель правления банка «Электроника»; 
1995 - 1998: председатель правления банка «Диамант»; 
1993 - 1994: начальник валютного отдела, начальник управления валютно-финансовых операций, заместитель председателя правления, одновременно - и.о. главного бухгалтера КБ «Нефтяной»; 
1992 - 1993: ведущий экономист Русского акцептного банка

Семейное положение: холост

Хобби: шахматы

***

© "Русский Newsweeek", origindate::15.01.2007

Жадность Френкеля сгубила

Алексей Раскин, Антон Злобин, Андрей Ковалевский

[...] На Френкеля натолкнулись сразу, потому что его конфликт с Козловым — очень давний и очень публичный. Летом 2005 г. ВИП-банк не пустили в систему страхования вкладов, что не давало ему работать с вкладами населения. Френкель оспорил решение в суде и в прошлом мае выиграл дело. Но через три недели ЦБ опять запретил ему работать с частными клиентами, а 16 июня, после мучительного для обеих сторон противостояния, отозвал лицензию за нарушение «антиотмывочного» закона. Чуть раньше лицензии лишился и РТБ-банк, которым также управлял Френкель. «В ЦБ просто считали, что "банковская империя Френкеля", куда входил еще "Европроминвестбанк", занималась отмыванием денег на миллиарды рублей», — рассказывает источник в правоохранительных органах. Но версия о мести за потерю бизнеса не слишком состоятельна: «Френкель успел вывести почти все активы в другие банки, так что отзывали лицензию у пустышек», рассказывает хорошо знакомый с бизнесом подозреваемого банкир. Это известно и сыщикам: те 38 млрд руб., которые обнаружились на балансе «Европроминвеста» в августе,—по их мнению, как раз бывшие деньги двух банков Френкеля. К тому же ему явно доставляло особое удовольствие воевать с Козловым в судах, говорит его близкий знакомый.

Другой вариант—месть собственно за «Европроминвест» (в итоге уже после смерти Козлова у него тоже отозвали лицензию), который Френкель хотел продать израильскому банку Hapoalim, а чиновник, по версии следователей, этому воспрепятствовал. «Френкель надеялся, что когда он устранит Андрея Козлова, ЦБ перестанет мешать его бизнесу, и с другим чиновником он сможет договориться о продаже "Европроминвестбанка"»,—выдвигает версию оперативник.

Правда, источник, знакомый и с Френкелем, и с Козловым, а также с председателем совета директоров «Европроминвеста», многолетним подчиненным Френкеля Григорием Альтшулером, эти предположения прямо опровергает: по его сведениям, когда Альтшулер 8 сентября приехал в Сочи обсудить с Козловым возможность продажи банка, чиновник сказал, что он не против. К тому же никакого «бизнеса» у банка почти не осталось: «на счетах было не более 1,5 млрд руб., а Альтшулер надеялся выгодно продать умирающий банк». Опять же, по словам близкого знакомого Френкеля, президента Московской межбанковской валютной ассоциации Алексея Мамонтова, у того был и свой небанковский бизнес —водочный, «для него это была отдушина от виртуального финансового рынка, настоящее дело».

Остается фактор личной ненависти — отношения Френкеля и Козлова действительно были предельно натянуты, в один голос говорят все, знавшие их. «Судебные разбирательства переросли у них в личный конфликт, а Френкель прямо на суде не боялся критиковать Козлова, говорил, что тот творит беззаконие и на свое усмотрение не включает банки в систему страхования, а потом лишает их лицензии, обвиняя в отмывании денег»,—уверяет один из экс-руководителей ВИП-банка. Причем Френкель и после потери лицензии всеми его банками не успокоился, в арбитраже до сих пор слушается его иск к Козлову. Альтшулер из-за этого даже перестал с ним разговаривать: Френкель проигнорировал его совет прекратить тяжбы с ЦБ, утверждает знакомый обоих банкиров.

Мамонтов уверяет, что «в этой паре Козлов был явным агрессором — он не шел ни на какие компромиссы, Френкель переиграл его в суде, а Козлов это ненавидел, его в бешенство кидало от одной мысли [о проигранной тяжбе]». И говорит, что не верит в виновность приятеля: «Френкеля просто подставили. Он до мозга костей финансист, мыслит только двумя категориями: доходность-надежность. Доходности [от убийства Козлова] никакой —это бы только ухудшило его дела. Надежности тоже нет—он сразу становился первым подозреваемым из-за открытого конфликта с Козловым. А Френкель никогда не руководствовался эмоциями, он все четко просчитывал».

Про «подставу» говорит и один из коллег Френкеля, работавший с ним в ВИП-банке, в банке «Нефтяной» и в РТБ: «Он хороший, первоклассный аналитик и финансист, при этом очень темпераментный человек, но порядочный— заказать убийство он неспособен».

Партнеры, впрочем, порядочность Френкеля не переоценивают, хотя в оценке его выдающихся способностей как финансиста сходятся. «Он не жалел денег, чтоб по максимуму страховать свой бизнес от неприятностей с властью, поэтому даже если его схемы попадали под прицел, вступались депутаты и руководители банковских ассоциаций,— рассказывает один из клиентов Френкеля. — И пользуясь этим, он частенько "кидал" клиентов— когда схемы не срабатывали». Но оговаривается, что в принципе «это обычная ситуация: всегда можно обналичить за 10% [комиссии], но надежно, или за 3%, но с риском».

Однокурсники запомнили будущего банкира по выдающимся математическим способностям, а еще потому, что у него было необычное хобби—поговаривали, что Френкель коллекционировал некрологи партийных боссов. «Он соображал быстро и неординарно,—вспоминает однокурсник Френкеля, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин. — Было ощущение, что разговариваешь с компьютером».

А про составленные этим «компьютером» схемы слагают легенды. Например, отчетность банка «Диамант», где Френкель был предправления, по словам банкира, который анализировал ее, была в своем роде шедевром. «Понять, чем занимался банк на самом деле, было невозможно,—говорит он, — 95% операций были фиктивными, и при этом все в рамках закона—я такого искусства больше не видел никогда».

Он вообще «любил рискованные, но доходные схемы», замечает коллега Френкеля по ВИП-банку. Там некоторые операции даже не проходили по балансу— банкир иногда просто сводил двух клиентов, например, компанию, нуждающуюся в черном нале для зарплаты, и крупный оптовый рынок, который генерировал большие объемы черного нала, но которому был нужен безнал. И даже если Френкелю будет вынесен приговор, его место займут другие—пока экономика основана на наличных, будут и схемы.