Чьи интересы пересек Егиазарян?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Даже после фактического изгнания из России в Америку опальный депутат Госдумы до сих пор не дает кому-то покоя

Файл:1300722172-0-150x150.jpg

Примечательно, что после того, как Госдума дала разрешение на его арест, никто не бросился его разыскивать. Впрочем, Ашот Егиазарян и не скрывал своего места пребывания. Зато в российской прессе стали появляться статьи, призванные помешать ему обустроиться на новом месте жительства. И если Егиазарян не особо интересует правоохранительные органы, то кто же продолжает проявлять к нему столь повышенное внимание?

Недавно одна из российских газет провела псевдорасследование, посвященное благотворительной деятельности Ашота Егиазаряна в России. Дескать, на его сайте указано с десяток организаций, которым он помогал, а узнаем-ка мы, правда ли это. Поверхностный обзвон организаций по указанному списку показал, что здесь Егиазаряна не знают. «Ага, — с удовлетворением потерли руки журналисты, — значит, не помогал, что и требовалось доказать».

В одном случае, правда, пришлось признать, что сведения о благотворительности все же подтверждаются. Но и тут депутата обвинили во лжи, мол, благотворителем был не он, а его супруга. О том, что благотворительная помощь могла поступать не от Егиазаряна лично, а от фирм и фондов, с которыми он был связан, или вообще анонимно; и о том, что руководители организаций вполне могли не знать, от кого деньги поступают на счет, и об этом можно спросить бухгалтеров, журналисты даже не стали задумываться. Собственно, перед ними задачи такой не стояло. Причем, газета, о которой идет речь, похоже, была лишь рада досадить опальному депутату. Однажды она уже проиграла Егиазаряну суд за клевету, и теперь, зная, что судиться в Россию он не приедет, может без риска наступать на те же грабли.

Заказной характер расследования очевиден, но кому такой заказ был нужен? Чтобы понять это, впрочем, далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить, а кто вообще вынудил Егиазаряна скрываться за границей и довел его травлю до уголовного дела.

Вряд ли летом 2009 года, когда Ашот Егиазарян обвинил столичную мэрию в затягивании строительства гостиницы «Москва», он подозревал, что этот проект окажется для него роковым. В общем-то, вся эта история свидетельствует о работе отечественного правосудия только в одну сторону. Скажем, возбужденные по заявлению Егиазаряна уголовные дела об угрозе жизни и здоровью его и его семьи, так и не были раскрыты, и сегодня просто не вспоминаются. Так же осталось без внимания заявление Егиазаряна в Генпрокуратуру РФ о привлечении к уголовной ответственности по ст. 129 (клевета) и ст. 306 (заведомо ложный донос) УК РФ некоего господина Смагина.

Зато примечательно, что заявления обанкротившегося бизнесмена Смагина, которого полиция Швейцарии обвиняла в хищении денежных средств, мошенничестве и легализации доходов, полученных преступным путем, на сумму $6 млн. стали основанием для возбуждения уголовного дела против самого Егиазаряна. Тогда наблюдатели говорили о том, что претензии Смагина несостоятельны и призваны прикрыть рейдерский захват гостиницы «Москва». Ну, а для самого Егиазаряна не было секретом, кто мог быть заказчиком захвата. Уже тогда он открыто заявлял, что «бесплатно забрать гостиницу хотел Сулейман Керимов».

Правда, когда разыскиваемый за мошенничество в Швейцарии Смагин бегал по различным организациям в Москве и, ссылаясь на своих высоких покровителей, угрожал: «Вас всех скоро посадят», трудно еще было поверить, что на компанию рейдеров Сулеймана Керимова будет работать вся государственная система страны. Смагин в своих монологах часто упоминал фамилию одного из заместителей генпрокурора, который якобы «находится у него в доле», бравировал тем, что у него якобы «сидит на зарплате» Префектура Западного округа Москвы, и он, по своему желанию, может в любой момент инициировать любые проверки, передать анонимку на стол мэру или устроить другие проблемы неудобным оппонентам. К тому же, говорил Смагин, у него есть влиятельные знакомства и в Белом Доме, и в Администрации Президента, и даже…

Но фактически все действительно вышло так, как Смагин и предсказывал. За отказ Егиазаряна отдать бесплатно гостиницу, в реконструкцию которой он вложил около $250 млн. на него поднялись и прокуратура, и Следственный Комитет и в, конечном итоге, Государственная Дума. Фактически все, от угроз жизни ему и его семье до отзыва депутатского иммунитета и санкции на арест было сделано для того, чтобы вынудить Егиазаряна покинуть страну, чтобы он не мог защищать здесь свои коммерческие интересы.

Причем, случившееся выходит даже за рамки «обычной для России практики использования правоохранительных органов для защиты интересов той или иной приближенной к власти группировки», о которой говорит старший научный сотрудник вашингтонского Центра трансатлантических отношений Дональд Дженсен, комментируя дело Егиазаряна. Об обычной практике можно было бы говорить в отношении любого из рейдерских захватов, осуществлявшихся «Нафтой-Москва» и другими компаниями Сулеймана Керимова, пока он создавал свой капитал. Теперь он вышел на иной качественный уровень, когда на него работает вся государственная машина. Причем, пожалуй, впервые в практике отечественных правоохранительных органов они столь рьяно взялись за расследования «депутатских преступлений» и чуть ли не впервые в истории современного российского парламентаризма довели дело до получения санкции Госдумы на арест депутата. И это притом, что в парламенте, безусловно, найдутся люди, чьей деятельностью давно бы не мешало заняться Следственному Комитету.

Скажем, активного интереса генерала Бастрыкина заслуживает депутат Госдумы Зелимхан Муцоев, которого подозревают в краже 0,6% акций «Сильвинита», принадлежащих Анатолию Ломакину. Известно, что продажа акций была оформлена по поддельным документам, и в конечном итоге они оказались в собственности Муцоева, хорошо известного, кстати, своей рейдерской деятельностью на Украине. По словам экс-совладельца киевской гостиницы «Русь» Мстислава Скоробогатова, который судится за свою собственность, в 2006 году структуры депутата Госдумы РФ Зелимхана Муцоева устроили рейдерский захват (т.е. обыкновенный штурм) его гостиницы. В итоге Муцоев «изгнал» Скоробогатова из «Руси». Более того, по словам жертвы рейдеров, депутат Муцоев так же захватил торговые центры «Метрополис» и «Метроград», которые принадлежали Скоробогатову и его партнеру – индийскому бизнесмену Байраму Чанраю. Теперь эта собственность принадлежит родственникам Муцоева.

Но, видимо, наши следственные органы, как их ни назови, ни как не готовы обращать внимание на тех, кто имеет высоких покровителей. Учитывая же, что Муцоев является бизнес -партнером Сулеймана Керимова, покровительство у него на самом высшем уровне. Тем более, что сам Керимов не так давно стал советником президента РФ Дмитрия Медведева, наряду, кстати, с другим своим бизнес-парнером — бывшим главой администрации президента РФ Александром Волошиным.

Несмотря на статус «бывшего», можно говорить о том, что Волошин отнюдь не потерял влияния в Кремле. А занимая должность председателя совета директоров «Уралкалия», Волошин не просто является бизнес-партнером Керимова, но и осуществляет поддержку проекта Керимова по созданию российской калийной монополии и лоббирует интересы Керимова на самом высшем уровне. И не так уж важно, поставлен ли Волошин контролировать Керимова, которому поручили выполнять проект Кремля, или калийный олигарх создает монополию по собственному почину, а Волошин должен защищать его от конкурирующих кремлевских группировок и найти ему на монополию государственного покупателя. Как бы то ни было, но очевидно, что подобное лоббирование сопутствует успеху Керимова и в иных начинаниях.

Причем, по версии того же Дженсена, неприятности Егиазаряна, совпавшие по времени с отставкой бывшего мэра Москвы, могут отражать интерес некоторых столичных группировок к переделу столичной собственности. А задача Керимова и Волошина – этот передел осуществить. Учитывая же появившиеся недавно слухи о том, что именно Волошин может возглавить избирательный штаб Медведева на грядущих президентских выборах, можно говорить не только об усилившемся политическом и экономическом влиянии Керимова, но и легко понять, почему на защиту его бизнес-интересов выстроились в очередь Генеральная Прокуратура, Следственный Комитет и Государственная Дума во главе с партией власти.

Впрочем, даже спор за «Москву» пока не выигран Керимовым окончательно. Не имея возможности защищать себя в России, Ашот Егиазарян вынужден делать это в Лондоне и на Кипре, где сейчас идут суды по искам Егиазаряна к Керимову, и где он еще может рассчитывать на беспристрастное рассмотрение дела.

Да и в России, как это ни странно, у Керимова оказывается «не все схвачено». Несмотря на то, что, как кажется, его интересы защищают и Госдума, и, похоже, администрация президента, и вся прокурорская рать, а вот обычный пермский суд, тем не менее, наложил «вето» на его мегапроект создания калийной монополии, запретив слияние «Уралкалия» и «Сильвинита».

Кстати, независимо от исхода процессов на Кипре и в Лондоне, связанные с ними публикации на Западе могут серьезно ударить по начинанию президента сделать из Москвы мировой финансовый центр. Кстати, именно этим поручено заниматься Сулейману Керимову и Александру Волошину в статусе советников президента. Вот только, кто из инвесторов решиться доверить свои деньги людям, ославленным в Лондоне – столице мировых финансов, как рейдеры…

Оригинал материала
«Век» от origindate::21.03.11