Чёрные технологии Живило

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Независимая газета", origindate::27.07.1999

Чёрные технологии в чёрной металлургии

Кто "заказал" Амана Тулеева московским имиджмейкерам?

Светлана Спиркина

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев не исключает, что за провокацией, давшей основание мусульманским фанатикам вынести ему смертный приговор за "отступничество от мусульманской веры", стоит, возможно, московская финансово-промышленная группа МИКОМ, контролируемая братьями Живило. Об этом он сообщил, в частности, в интервью корреспонденту Интерфакса 13 июля.

Проверка обоснованности такого обвинения позволяет выявить следующие факты. Еще 25 июня этого года Агентство политических новостей (АПН), возглавляемое известным в Москве политологом Глебом Павловским, распространило по Интернету сообщение, будто Тулеев прошел обряд крещения и стал членом местного церковного прихода, приняв, таким образом, православное вероисповедание. Ни даты события, ни места, где якобы крестился Тулеев, не указывалось.

Эта информация была распространена со ссылкой на анонимный "источник в Администрации Кемеровской области". Ссылка в данном случае вызывает сомнение в ее достоверности. По той хотя бы причине, что в областной Администрации тогда, в конце июня, не было ни одного сотрудника, хотя бы просто догадывавшегося о существовании АПН. Тем более не было оснований этому "источнику" разыскивать по Москве никому не известное агентство, коли в самом Кемерове есть множество представителей и всевозможных общероссийских агентств и центральных газет.

АПН могло бы в течение считанных минут перепроверить достоверность полученной им "информации". Для этого достаточно было бы обратиться хотя бы в пресс-службу областной Администрации, телефон которой мог бы сообщить "команде Павловского" тот же самый "источник в Администрации Кемеровской области". Этого, однако, сделано не было. Зато агентство присовокупило от себя, будто Тулеев еще в начале 90-х годов "стал адептом ислама и даже совершил хадж в Мекку". А "принял решение о смене вероисповедания" якобы потому, что объявил о своем намерении баллотироваться в президенты РФ".

Ни одно из этих утверждений АПН не соответствует истине. Во-первых, Тулеев никогда не был "адептом ислама" (что бы ни подразумевалось под этим туманным выражением). Не был он "адептом" и какой-либо другой веры, поскольку никогда не объявлял себя приверженцем какой-либо конфессии и не отдавал предпочтения ни одной из них. И потому "вероотступником" просто не может быть.

Во-вторых, он никогда и нигде не проходил обряда крещения, не принимал православного вероисповедания.

Наконец, в-третьих, он никогда и нигде до сих пор не объявлял, будто намерен баллотироваться в президенты РФ.

Между тем "информация" АПН, первоначально предложенная Агентством политических новостей в Интернете, появилась на страницах нескольких московских периодических изданий, из которых Тулеев впервые узнал о своем "крещении". Из них же о крещении Тулеева узнали и блюстители исламской веры в Грозном.

В АПН и издания, опубликовавшие "утку", из Кемерова ушли опровержения. Но ни "ведомство Павловского", ни распространившие его фальшивку СМИ помещать опровержения не стали. После чего в Грозном и был обнародован "смертный приговор".

Изложенная выше канва событий позволяет прийти к следующим выводам. В основе ситуации, взбудоражившей Россию и едва не ставшей причиной новых осложнений во взаимоотношениях между Москвой и Грозным, лежит фальшивка, изготовленная в АПН. В основе же этой фальшивки лежит совсем не "информация из источников в Администрации Кемеровской области", а самый что ни на есть заурядный "заказ". В этом в интервью с пресс-службой Администрации Тулеева признался пожелавший остаться неизвестным сотрудник АПН. В опубликованном 20 июля газетой "Кузбасс" интервью этот человек подтвердил, что АПН "специализируется на организации компаний против известных политиков". Он добавил: "Именно такой была наша информация по "крещению" Тулеева", и поведал, что АПН, по его мнению, будет и впредь "информировать" общественность о кемеровском губернаторе. Источник при этом признал, что АПН действительно выполняет "заказ", но чей именно - сообщить отказался.

В окружении Тулеева многие считают, что "заказчиком" является Администрация президента России, настроенная против губернатора Кемеровской области его резкими высказываниями в адрес властвующего режима и пользующегося влиянием в основном избирательном блоке страны - Народно-патриотическом союзе России (НПСР).

Администрация президента, не отмежевываясь от сотрудничества с Павловским, действительно дает пищу утверждениям, будто сознательно держит курс на дискредитацию Тулеева, чем, по-видимому, и подталкивает губернатора на позиции, сближающие его с коммунно-патриотами на антиельцинской платформе. По нашим сведениям, именно такой оценкой усилий АПН в значительной степени объясняется резко негативная реакция Тулеева на указ о награждении его орденом Почета: в действиях окружения президента Тулеев вынужден усматривать прежде всего направленную против него интригу.

Сам же Тулеев, однако, придерживается более взвешенных оценок и не исключает, что Павловский представляет собой типичный образчик "слуги двух господ": работает одновременно и на Администрацию президента, которой конфликтовать с Тулеевым при нынешнем предвыборном раскладе сил было бы просто глупо, и на московскую финансово-промышленную группу МИКОМ, с которой Администрация Кемеровской области в последние месяцы остро и жестко конфликтует.

В основе конфликта - полнейшее несовпадение позиций МИКОМа и Тулеева относительно судеб Кузнецкого металлургического комбината (КМК), с лета прошлого года поставленного под контроль братьев Живило.

КМК - монополист, производящий рельсы для железных дорог и трамвайных линий. Господство над комбинатом позволяет МИКОМу перекачивать на свои счета ежемесячно до полутора миллионов долларов прибыли. Счета эти находятся за пределами Кемеровской области и потому на область не работают. Тулеев убежден, что это несправедливо, тем более что в результате схем, применяемых МИКОМом, остродефицитный областной бюджет недополучает огромные по местным меркам суммы.

Одновременно КМК, лишаемый возможностей накапливать средства для инвестиций в основной капитал, стремительно стареет и уже через несколько лет может вообще прекратить существование в качестве производственного предприятия. Это нанесет по экономике области и благосостоянию кемеровчан жесточайший удар, с чем Тулеев как губернатор и политик левого толка смириться не может.

Во избежание таких последствий и в целях вывода из кризиса предприятий черной металлургии, составляющих костяк тяжелой промышленности Кузбасса, администрацией Тулеева разработана программа реконструкции кемеровской черной металлургии. Эта программа предполагает объединение действующих в области и за ее пределами предприятий черной металлургии в единый горно-металлургический комплекс, способный не только выжить в кризисных условиях, но и дать области новые стимулы развития.

Программа разработана видными экспертами и пользуется симпатиями в правительстве России. Но для МИКОМа она означала бы полную утрату контроля над КМК, а значит, и утрату приблизительно двух десятков миллионов долларов в год. Было бы верхом наивности полагать, будто МИКОМ без борьбы сдаст Тулееву свои позиции, тем более что Кузбасс - основная сфера деятельности "Металлургической инвестиционной компании". И борьба идет...

Некоторое время назад правоохранительными органами у г-на Тысячного, генерального директора ЗАО "Черниговец", эксплуатирующего угольный разрез "Черниговский", был изъят любопытный документ - соглашение о сотрудничестве между г-ми Тысячным и президентом МИКОМа Живило. В этом соглашении стороны за спиной акционеров договаривались о том, что акционерный капитал "Черниговца" должен быть распределен следующим образом: 59 процентов - МИКОМу, 20 процентов - некоей фирме "Ж", 30 процентов - столь же загадочной фирме "Т". Едва текст соглашения был опубликован в местной прессе, как журналисты стали гадать, что скрывается за этими условными обозначениями "Ж" и "Т". Мнение было на редкость единодушным: "Ж" - это "Живило", "Т" - "Тысячный".

Однако вице-президент КМК г-н Николаев, выступая 2 июля на одном из местных телеканалов, дал иную трактовку расшифровки: во-первых, не "Ж", а "Ш", то есть "шахтеры", а "Т" означает не "Тысячный", а "Тулеев". Николаев заявил также: на таком распределении акций настаивала-де сама Администрация Кемеровской области, участвовавшая якобы в тайном сговоре.

Реакция Тулеева не заставила себя ждать, и уже 5 июля пресс-служба областной Администрации публично охарактеризовала утверждение вице-президента МИКОМа, как заведомую ложь. МИКОМ обвинение не оспорил. Да и что оспаривать, если согласованный между г-ми Живило и Тысячным "план работы" заранее предусматривал искусственное наращивание задолженности "Черниговца" перед МИКОМом с последующим введением процедуры банкротства угольного разреза и с выводом МИКОМа на позиции структуры, устанавливающей полный контроль над угледобывающим предприятием. На таком "перераспределении собственности" Тулеев настаивать не мог, даже если бы очень сильно захотел.

Словом, попытка заменить "Тысячного" на "Тулеева" провалилась. Но зато вскоре в Интернете уже хорошо знакомое нам АПН г-на Павловского распространило проект договора, предложенный якобы Администрацией области Кузнецкому металлургическому комбинату. Сам по себе документ этот ничего особенного собой не представляет. В нем прописаны типовые условия, на которых предприятия Кемеровской области предоставляют средства в Фонд риска, создаваемый администрацией на добровольные пожертвования для оказания помощи населению Кузбасса при возникновении чрезвычайных ситуаций. Интересен же факт появления этого документа только тем, что он был направлен в КМК из администрации Тулеева в единственном экземпляре и мог поступить в распоряжение Павловского только из КМК или - что одно и то же - из самого МИКОМа.

Отсюда, естественно, трудно еще сделать вывод, будто г-н Павловский "мочит" Тулеева по заказу братьев Живило. Но в том, что выполнение заказа интересам МИКОМа отвечает больше, чем чьим-либо другим, сомневаться не приходится. Тем более что и сам Михаил Живило прояснил недавно свою позицию: на Тулееве как губернаторе Кемеровской области свет клином не сошелся, и пора бы начинать готовить ему замену - из числа крепких хозяйственников. "Их не так много, этих людей, - заметил глава МИКОМа, - но они есть и, насколько я знаю, готовы взять на себя ответственность за Кузбасс".

Из сказанного ясно, что недавнее решение блюстителей исламской веры - не такое уж и дикое. Удайся какому-нибудь фанатику привести смертный приговор Тулееву в исполнение - и решение задачи неких "крепких хозяйственников" по принятию на себя ответственности за Кузбасс серьезно облегчится. Во всяком случае, не нужно будет ожидать, пока пройдут два года, остающиеся до истечения срока полномочий Тулеева как избранного губернатора Кемеровской области.

Кемерово-Москва.