Он же «Шаболовский»

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Шаболовский»)
Перейти к: навигация, поиск


© "Стрингер", март 2000, Фото: "Время новостей"

Шаболовский

Сергей Чернов

Имидж-ничто

Converted 11446.jpgОн «главный сборщик и хранитель компромата на всех и вся». Он же «главный контролер отечественной мафии». Он же «талантливый сыщик». Он же «человек Березовского». Он же «богатый человек». Он же «Нарушайло». Он же «олицетворение милицейского беспредела». Он же «шаболовский». Эти ярлыки и клички прилипали к Владимиру Рушайло постепенно, по мере его восхождения по карьерной лестнице.

Вместе с тем он является одной из самых загадочных и закрытых личностей в правительстве. Мало кто может рассказать о его увлечениях и его досуге. Он редко появляется в публичных местах, почти не дает интервью. Рушайло – человек с краткой официальной биографией, в которой даже не указаны имена родителей. Если бы была возможность, он предпочел бы ходить в маске.

Когда-то один из олигархов нанял для раскрутки Рушайло PR-агентство под названием «Тайный советник». Первое, что посоветовал своему подопечному глава агентства Владимир Пилий – сделать пластику ушей. Дескать, человека с таким «украшением» нельзя воспринимать серьезно. Однако Рушайло не послушался, что в итоге оказалось вполне оправданно. Владимира Борисовича все воспринимают не только исключительно серьезно, но еще и боятся. Причем панически.

Талантливый сыщик

Владимир Борисович родился в Тамбовской области, в городе Моршанске. Через некоторое время семья перебралась в Москву, где юный Володя оканчивал школу, а затем работал рабочим и лаборантом в одном из столичных НИИ. Вожаком в коллективе он никогда не был. Скорее наоборот. Ему постоянно приходилось отстаивать свое достоинство перед сверстниками.

Невзрачная внешность, неуклюжая фамилия, лопоухий – и все это при наличии огромного желания доказать всем, что он самый лучший. Типичный подростковый набор комплексов, от которых Рушайло не избавился и по сей день. Лидеров рядом с собой не терпит, а если таковые появляются, без малейшего сомнения устраняет их.

Видимо, этими же комплексами объясняется его желание пойти работать в милицию.

В 1972 году будущий министр поступает в Омскую высшую школу милиции. Выбор на это учебное заведение пал не случайно. Если в московскую «вышку» принимали только после службы в армии, то в омскую брали и после школы. По ее окончании Рушайло без всякого блата умудрился попасть в 4-й отдел МУРа, который занимался кражами и грабежами.

После нескольких лет безупречной службы Владимир Борисович был назначен заместителем начальника вновь созданного 6-го отдела по борьбе с бандитизмом. Изначально работа отдела строилась исключительно на голом энтузиазме.

Рушайло дневал и ночевал на Петровке. Входил в тему. Изучал воровскую структуру. Когда освоился, тяжелые и запутанные преступления, как рассказывают бывшие сослуживцы Владимира Борисовича, щелкал как орехи. С его помощью специалистами из НИИ МВД был подготовлен доклад правительству, после которого вышло специальное постановление «О борьбе с опасными проявлениями групповой преступности».

Государство наконец-то согласилось, что такой пережиток капиталистического общества, как организованная преступность, существует и в СССР.

В 1988 году Рушайло становится начальником 6-го отдела. Вскоре опера отпраздновали крупную победу. В ходе всесоюзной операции сыщики накрыли крупную банду фальшивомонетчиков, возглавляемую авторитетным мафиози Муромцевым. За ней последовали другие, не менее значимые разгромы различных преступных групп. Однако с крушением СССР бандиты так развернулись, что для борьбы с ними одного малочисленного отдела МУРа явно не хватало. Столицу наводнили бритоголовые отморозки в малиновых пиджаках, золотых цепях и на шестисотых «Мерседесах».

Крестный папа

В 1993 году Владимиру Борисовичу было предложено возглавить новую структуру – Региональное управление по организованной преступности (РУОП). Подразделению выделили один этаж в массивном здании бывшего Октябрьского райкома КПСС на Шаболовке. Вскоре РУОП занял дом полностью, а еще через некоторое время криминальный люд начал обходить его за километр.

Владимир Борисович выбрал самую верную тактику, изначально поставив свое подразделение над законом и взяв на вооружение «жегловские» методы. Подбросить в карман подозреваемому патрон, пистолет или наркотики считалось абсолютно нормальным явлением.

Если МУР старался не распространяться о своих успехах, то РУОП, наоборот, всячески их афишировал. Все операции снимались на пленку, а потом демонстрировались журналистам. Причем захваты происходили крайне жестоко. На глазах населения самоуверенные обладатели «шестисотых» превращались в затравленных инвалидов.

Во время показа на брифингах захватывающих кадров Рушайло любил наблюдать за восторженной реакцией пишущей братии и делал при этом такое лицо, как будто он сам производил задержание, заламывал и пытал правонарушителей.

Так называемые «маски–шоу» и аббревиатура СОБР (специальный отряд быстрого реагирования) тоже являются изобретениями Владимира Борисовича. Страха напустить он любит.

Коммерсанты, задавленные своими «крышами», косяком устремились на Шаболовку искать справедливости. Популярность Рушайло стала стремительно расти вместе с благосостоянием самого главы РУОП и его ближайших сподвижников.

«Благодарность» от получавших защиту (милицейскую «крышу») бизнесменов была настолько безгранична, что со временем ее пришлось упорядочить. Для этого на Шаболовке с подачи банкира Смоленского создали специальный благотворительный фонд «Содействие социальной защите профессиональных групп повышенного риска». Получил защиту – сделай взнос. Хочешь работать спокойно и дальше – плати нам, а не бандитам.

Иными словами, стражи порядка создали кассу, которая в воровской среде обычно называется «общаком». Об этой организации, формально возглавляемой отставным полковником Александром Качуром, писали уже десятки раз. За три года через ее счета, только по официальным данным, прошло более 16 миллиардов рублей и почти два миллиона долларов.

Рушайло не жадничал. Полученные от благотворителей средства тратились на премии оперсоставу, на питание, на отдых за границей, на лечение. Любой рядовой руоповец выглядел намного благополучней своих коллег из других милицейских подразделений.

Так незаметно РУОП превратился в то, с чем был призван бороться. В мощную, хорошо вооруженную и почти всесильную группировку, где все связаны круговой порукой, где властвуют свои законы, основанные на жесткой дисциплине и где неприемлемо двоевластие. Подчиненные величали Рушайло не иначе как «папой», а сотрудников РУОП в криминальной среде стали называть просто «шаболовскими».

Человек Березовского

Видимо, еще до образования РУОП Рушайло осознал, что с организованной преступностью бороться бесполезно. А раз безобразие нельзя прекратить, его надо организовать и возглавить.

За короткий период времени Владимир Борисович установил контроль над всеми преступными кланами столицы. Благодаря мощной агентурной сети он владел полными данными о движении финансовых потоков между бандитами, властью и крупными предпринимателями. Зарождающаяся олигархия скоро поняла, что Рушайло выгоден не только как защитник, но и как ходячий склад компромата и различного рода оперативной информации.

Рушайло обычно называют человеком Березовского. С таким же успехом его можно назвать человеком Гусинского, Смоленского, Бойко и др. Гусинский один раз даже заявил: «Этого парня мы доведем до министра МВД». Предсказание сбылось, но уже без Гусинского. На определенном этапе карьера Рушайло перестала зависеть от него самого. За раскрутку генерала взялись влиятельные и богатые «продюсеры».

Однако были у Рушайло и враги, которые не хотели мириться с беспределом, творимым его птенцами. Например, Отари Квантришвили открыто угрожал Владимиру Борисовичу и его семье. Но где сейчас Квантришвили, а где Рушайло? Рассказывают, что веселье на Шаболовке по случаю гибели Отари Витальевича продолжалось два дня. «Папа» дал команду: «Гулять!»

Инстинкт самосохранения у главы МВД развит очень хорошо. Охраняют его не хуже, чем президента. Когда кортеж Рушайло движется по Москве, можно предположить, что едет третье лицо государства.

К концу 1996 года деятельность Рушайло на посту начальника московского РУОПа стала откровенно раздражать тогдашнего главу МВД Анатолия Куликова. На Житной накопилось много бумаг на Рушайло, которые требовали проверки.

На Шаболовку отправились специалисты Контрольно-ревизионного управления МВД, а параллельно с ними за РУОП взялось и Управление собственной безопасности МВД (УСБ).

О надвигающейся угрозе в РУОПе узнали сразу, для чего предприняли ряд мер. Руководителя расследования пригласили для «дружеской» беседы в ресторан и предложили ряд условий, на которых можно было бы «договориться».

Условия были отклонены, после чего чиновник из УСБ стал всерьез и небезосновательно опасаться за жизнь своих близких. Проверяющим из КРУ тоже пришлось не легко. Передвигаться по зданию РУОП они могли исключительно в сопровождении крепких местных сотрудников, а зайти в здание только по заранее заказанному пропуску. Но и в такой обстановке ревизорам что-то удалось накопать. В основном все обнаруженные нарушения касались взаимоотношений руководства РУОП с вышеупомянутым фондом «Содействие защите профессиональных групп повышенного риска».

В конце сентября 1996 года собранные материалы легли на стол Куликова. Анатолий Сергеевич не захотел выносить «сбор» из избы, а просто решил убрать Рушайло из РУОП, предложив ему должность с повышением.

Кресло заместителя начальника ГУОП Рушайло занимал меньше недели. Поняв, что его просто-напросто обманули и навсегда разлучили с Шаболовкой, Рушайло заявил Куликову, что будет искать защиты у журналистов. Куликов в ответ пригрозил его уволить и выполнил свое обещание после того, как Рушайло собрал пресс-конференцию. Материалы же проверок деятельности РУОП оказались в прокуратуре.

Куликов явно недооценил возможности своего оппонента и его богатых «продюсеров». Понял он это только спустя два года, когда из всесильного вице-премьера и министра превратился в пенсионера. При отставке черномырдинского правительства в 1998 году Куликов был единственным, кому запретили исполнять прежние обязанности до формирования нового кабинета. Документы же, направленные в прокуратуру, так и лежали без движения, пока в окончательно протухшем виде не появились в некоторых изданиях.

Очень личное

С уходом на гражданку у Рушайло наступил философский момент. Надо было пересматривать прежнее отношение к жизни, а точнее, начинать строить ее заново. Начал Владимир Борисович с собственной семьи. Он решил расстаться со своей второй женой Еленой – матерью двоих его детей. Поженились они, когда Владимир Борисович еще служил рядовым сыщиком, а она работала паспортисткой в отделении милиции.

Развод проходил тяжело. В Интернете можно найти перехваченные якобы службой безопасности группы «МОСТ» сообщения, регулярно приходившие в то время на пейджер Рушайло: «Не обижайся на меня. У меня сегодня был хороший день. Было трудно с врачом и Илюшей (сын. – «!»). Когда придешь, не будь жестоким, хотелось бы расстаться по-хорошему... У нас начался сильный дождь, я волнуюсь, не промокни... обещал приехать с Ильей не поздно, надо чтоб он выспался, пусть Илья мне перезвонит, привези большую сумку для отъезда». Здесь же есть приписка человека, перехватившего информацию: «Бывшая жена навязчива, дает сообщения по любой мелочи, играет на чувствах отца к сыну».

По информации источников в спецслужбах, приступы депрессии Рушайло частенько глушил в одном закрытом злачном заведении, расположенном в районе Зубовской площади. Одна из общавшихся в то время с Владимиром Борисовичем девушек в разговорах с подругами называла его «большим выдумщиком». Якобы во время свиданий кавалер постоянно использовал спецсредство - «наручники».

Немного позже на пейджер Рушайло стали приходить другие послания, говорящие уже о серьезном увлечении генерала: «Любимый, срочно позвони в Английский клуб. Марина Александровна».

У Марины Александровны есть сын Митя, который постоянно интересуется у Рушайло местонахождением своей мамы: «Если вы знаете, где моя мама, пусть позвонит мне домой... Если мама с вами, пусть позвонит... Передайте маме, что я уехал на дачу». Спустя некоторое время Владимир Борисович обрел в лице Марины Александровны третью супругу, а в лице Мити – приемного сына.

Но основной роман по-прежнему происходит у Рушайло с Березовским: «Позвоните Березовскому на мобильный или сообщите, как с вами можно связаться. Борис Абрамович прилетел».

БАБ держал Рушайло в своем кадровом резерве. Устроил его советником к Егору Строеву, помог со строительством загородного дома по соседству с жилищем своей правой руки – Бадри Патаркацишвили. Поговаривают также, что Борис Абрамович открыл для Рушайло банковские счета в Англии и Финляндии, отправил учиться в Англию его сына Илью и даже организовал для генерала израильское гражданство.

Кассетные бомбы

Рушайло тоже в долгу не остался. БАБ активно использовал его оперативные связи и имел свободный доступ в базу данных, которую Рушайло собирал в течение нескольких лет. Особенно обширный материал был собран у него на столичное правительство и Юрия Лужкова. Некоторая его часть была озвучена потом с помощью Доренко во время думских выборов 1999 года.

Многие бывшие сослуживцы Рушайло, находясь в органах, оставались преданными своему «папе» и выполняли любые его поручения. Так, в свое время по просьбе Рушайло ему было передано кино о приключениях министра юстиции Ковалева в бане с девочками, изъятое при обыске у банкира Аркадия Ангелевича. Рушайло отдал кассету журналистке газеты «Совершенно секретно» Ларисе Кислинской.

В результате последовавшего скандала Ковалев был уволен, а затем и вовсе оказался за решеткой. Несчастный законник Ковалев не представлял при этом никакой опасности ни для Рушайло, ни для БАБа. Он просто стал жертвой учений. На нем потренировались с целью определения эффективности банного компромата.

Впоследствие опробованный метод был успешно использован против Скуратова. С помощью другого кинокомпромата (на кассету было снято, как гвардейцы Рушайло устроили провокацию с закладкой мешков с гексогеном в одно из зданий в центре столицы) в отставку был отправлен начальник московского ГУВД Николай Куликов.

Весной 1998 года сотрудники милиции нагрянули в охранную фирму «Атолл», являвшуюся личной службой безопасности Березовского. При обыске здесь нашли распечатки прослушек телефонных переговоров членов ближайшего окружения президента, а также секретную милицейскую информацию, которую могли раздобыть и продать только высокопоставленные чины оперативных служб МВД. Среди изъятого: список ежедневно меняющихся паролей Центрального адресного бюро ГУВД Москвы, секретные требования 133-й формы – запросы в оперативно-справочную картотеку Зонального информационного центра ГУВД на наличие оперативных данных.

Надо ли говорить, что усилиями вернувшегося в этом же году в МВД в качестве заместителя министра Рушайло разгоравшийся скандал был потушен, а изъятые документы перекочевали с Шаболовки на Житную, где и растворились.

Снова в строю

Достав из шкафа пылившуюся два года милицейскую форму, Рушайло возвратился в систему уже совсем другим человеком. Высокая должность впервые была получена им не благодаря упорному профессиональному труду, а в результате долгой подковерной работы в Кремле Бориса Абрамовича Березовского. Он понял, что для достижения цели в нынешние времена не требуется былое усердие. Для этого нужно лишь тщательнее подходить к подбору друзей. Жизнь заставила Рушайло стать циником. Злым и мстительным.

В МВД, где начальствующий состав практически не изменился со времен Куликова, Владимира Борисовича встретили с явным раздражением. Он же радовался такой реакции, мысленно подписывая приговор каждому обладателю недоброжелательного выражения лица.

Березовский в перерывах между сражениями с Евгением Примаковым продолжал раскручивать Рушайло. Вместе они взялись за почетную миссию по освобождению заложников из чеченского плена. Получалось у них это неплохо, учитывая связи олигарха на Кавказе и опыт Рушайло.

Через неделю после возвращения в МВД Владимиру Борисовичу присвоили звание генерал-лейтенанта. Еще через год он становится министром и генерал-полковником. Рушайло, конечно, предполагал, что это произойдет, но не думал, что так быстро и легко.

Побед на ниве борьбы с преступностью и приведения в порядок одного из самых мощных силовых ведомств от него, конечно, никто не ждал. Рушайло должен был сидеть на коротком поводке и ждать команды «фас» из Кремля. Выборы были на носу, а головы ельцинского окружения были забиты мыслями о преемнике. При этом Березовский частенько делал недвусмысленные намеки на то, что, в случае непредвиденных результатов выборов, у руля страны «для ее же спасения» должен встать молодой и решительный генерал. Президент из Рушайло вряд ли получился бы, зато диктатором он мог стать отменным.

Честолюбивый Рушайло решил, что его приняли в главную команду страны, что он причастен к одному из величайших процессов в России – и чем черт не шутит...

«Семья» делегировала Рушайло на зондирование общественного мнения, чтобы использовать полученные результаты для разработки предвыборной стратегии.

27 июля 1999 года Владимир Борисович собрал пресс-конференцию, на которой продемонстрировал журналистам страшные кадры казни наших солдат чеченскими боевиками. Кассеты с подобными фильмами ходили по Москве давно и не были ни для кого сенсацией. Многие тогда сделали однозначный вывод: в Чечне снова что-то затевается. Догадки эти подтвердились через месяц, когда на Северном Кавказе началась вторая военная кампания.

Однако полки в атаку посылал не генерал, а полковник-разведчик, пообещавший народу «замочить врага в сортире». Команда определилась с кандидатурой сменщика Бориса Николаевича, о чем сейчас, наверное, жалеет.

Должность министра оказалась для Рушайло потолком, а не промежуточным этапом, на что он втайне надеялся. Осознав это, Владимир Борисович принялся укреплять свое положение внутри ведомства. На Житной началась чистка, а на бывших соратников по московскому РУОПу обрушился звездный дождь. В итоге практически все руководство МВД было заменено в кратчайшие сроки. Одновременно министр то ли из вредности, то ли по другим соображениям организовал утечку в прессу [page_10373.htm справки на Путина, в которой описывалась деятельность президента во времена его вице-мэрства в Питере] (см. «Стрингер» № 6).

Более того, Рушайло задумал осуществить реформу всех российских спецслужб, объединив их под крышей МВД. Видимо, лавры Берии покоя не давали. С его подачи Экспертно-консультативный совет по проблемам национальной безопасности Госдумы, состоящий в основном из подчиненных министру людей, разработал целую концепцию. Получился настоящий политический документ с «ненавязчивыми» предложениями. Вот выдержки из него:

«Никакие мероприятия правительства по стабилизации курса национальной валюты России, предотвращению вывоза капитала за рубеж, стимулированию реального сектора экономики, прекращению безудержного грабежа национальных богатств страны, пресечению регионального сепаратизма не могут быть эффективными без существования механизма контроля за динамикой и качеством данных процессов. Единственная реальная основа такого контроля – элемент оперативного отслеживания – в настоящий момент не может быть действенной ввиду крайней ведомственной разобщенности многочисленных российских спецслужб...

Необходимость сокращения количества субъектов оперативно-розыскной деятельности нарастала и продолжает нарастать по мере обострения системного кризиса в стране, сам факт которого не в последнюю очередь говорит о неэффективности работы российских спецслужб в новых условиях...

В связи с этим представляется необходимым и вполне реальным объединение российских спецслужб на базе Министерства внутренних дел – структуры (внимание. – «!»), в наименьшей степени подвергшейся в последние годы «реформированию» и, вследствие этого, не только сохранившей, но и существенно повысившей свои оперативные возможности...

Прямое подчинение единой спецслужбы главе кабинета министров исключит такой вид лишней работы, как сбор спецслужбами компромата друг на друга... К числу преимуществ объединения такого рода следует отнести также: существующие ныне высокие разведывательные возможности в связи с его участием в структурах Интерпола, что позволит, в частности, производить на легальной основе эффективное сопровождение крупных государственных контрактов после их соответствующей обязательной регистрации в МВД России».

Прочитав подобное, можно построить лишь две догадки. Либо на тот момент у Владимира Борисовича в мозгу случилось затмение, если он при президенте – чекисте смог родить такое. Либо подчиненные Рушайло организовали провокацию, чтобы подставить шефа под удар. Последнее предположение выглядит более убедительно, ибо через некоторое время после появления данной концепции Путин предложил фактически уничтожить МВД в том виде, в каком оно существует. А именно раздробить ведомство на две самостоятельные структуры – милицию общественной безопасности и криминальную милицию. При этом Рушайло отводилась роль городового. Он должен был следить за порядком на улицах. Осуществлению президентского плана помешал лишь уже сверстанный бюджет. Реформа МВД, скорее всего, начнется в следующем году и, скорее всего, без Рушайло (см. «Стрингер» № 6).

Эпилог

Никогда еще в главном милицейском ведомстве не царила такая упадническая атмосфера. С бегством Березовского на Запад у Рушайло не осталось покровителей в Кремле. В одиночку министр оказался абсолютно не способен командовать такой огромной машиной. МВД – это не РУОП, куда практически каждого бойца он подбирал лично. Чиновник из опера, привыкшего бороться с конкретным бандитом, а не с явлением, получился никудышный, и сам он это прекрасно понимает.

В конце января Николай Патрушев передал Владимиру Путину целую кипу «материалов» на Владимира Рушайло и его подчиненных.

Произошло это как раз накануне расширенной итоговой коллегии МВД. Путин, до этого почтивший своим присутствием совещания почти всех силовых ведомств, демонстративно проигнорировал общероссийский сбор руководителей органов внутренних дел. Вместо этого он предпочел вызвать основных милицейских генералов в Кремль, где устроил им настоящий разнос.

«Когда из года в год на слуху наших сограждан находятся имена и клички преступных авторитетов, названия различных преступных группировок, а с этими группировками ничего не происходит, то это наводит на мысль, что сращивание преступного мира с властью – не пустой звук. Тогда есть основания полагать, что происходит сращивание преступных сообществ с правоохранительной сферой» – эта фраза, произнесенная Путиным, говорит очень о многом.

После заседания президент коротко побеседовал с Рушайло с глазу на глаз, после чего Владимир Борисович вышел к журналистам совершенно мрачный, отделался дежурными словами и удалился.

С тех пор президент ведет себя так, как будто Рушайло вовсе не существует. Даже курирование «завершающего этапа» контртеррористической операции в Чечне было поручено Патрушеву. Хотя, по логике, подобные функции должно выполнять МВД.

Многие считают, что глава российской милиции досиживает в своем кресле последние дни. Его увольнение станет итогом долгой и кропотливой работы, проводимой ФСБ по поручению президента в отношении главного милиционера страны. Не исключено, что, в случае попыток Рушайло оказать сопротивление, против него будет применен традиционный лом: сначала мощная дискредитация в СМИ, затем угроза очутиться на тюремных нарах, далее добровольная отставка. Эти методы знакомы Владимиру Борисовичу как никому, ибо он был одним из тех, кто их и придумал. Причина опалы Рушайло не только в плохой работе МВД и не в продажности стражей порядка. Дело в самом министре. В его личности как таковой.

***

РУШАЙЛО Владимир Борисович

БИОГРАФИЯ

Дата рождения 

28 июля 1953 года

Место рождения 

г. Моршанск Тамбовской области

Образование 

Высшая школа

В 1976 году окончил Омскую высшую школу милиции. Генерал-полковник милиции.

Семейное положение 

Женат.

Имеет троих детей.

Основные этапы пути

В органах внутренних дел с 1972 года.

На оперативной работе с 1976 года, работал в уголовном розыске ГУВД Москвы.

В 1988-1993 годах возглавлял 6-й отдел МУРа (борьба с бандитизмом и организованной преступностью).

1993 – 1996 годы – начальник Регионального управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД Москвы.

В 1994 году Владимиру Рушайло присвоили звание генерал-майора милиции.

В октябре 1996 года был откомандирован в Совет Федерации, оставаясь в штате МВД РФ.

1996 – 1998 годы – советник председателя Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Егора Строева по юридическим вопросам.

В мае 1998 года назначен замминистра внутренних дел с присвоением звания генерал-лейтенанта.

В мае 1999 года стал генерал-полковником.

21 мая 1999 года указом Президента РФ назначен министром внутренних дел РФ.

После отставки правительства Степашина (август 1999 года) – и.о. министра внутренних дел РФ.

17 августа 1999 года указом Президента назначен министром внутренних дел РФ.

Награды

Награжден орденами «Мужество», «Почета», «За личное мужество», а также знаком «Заслуженный работник МВД».