Шведская смычка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Оригинал этого материала
© igolkin, 05.11.2013, Фото: via msm-medimpex.ru Шведская смычка Левак и коррупционные схемы главы компании "МСМ-Медимпэкс" Дмитрия Балалыкина, фигуранта "дела о томографах" Илья Миронов

3d8d042b245e10c258f7e596822e627bf5fb25b1.jpg
Дмитрий Балалыкин
Начиная с 2006 года в России успешно работает нацпроект «Здоровье», утвержденный Владимиром Путиным, и включающий в себя, помимо прочих направлений, обеспечение населения высокотехнологичной медицинской помощью.

На первый взгляд, эта схема проста и понятна. Из федерального бюджета ежегодно выделяются миллиардные средства на приобретение дорогостоящего медоборудования. Затем в каждом регионе проводятся тендеры среди поставщиков. После чего победитель того или иного конкурса получает подряд на поставку современной аппаратуры в лечебные учреждения. И вроде бы все довольны — и бизнесмены, и врачи, и пациенты.

Однако в реальности зачастую работают другие, непрозрачные схемы, когда стоимость поставляемого оборудования сознательно завышается, а к участию в тендерах за «откаты» допускаются только «свои» фирмы и фирмочки. Вдобавок, нередко случается так, что закупленная за огромные деньги аппаратура оказывается совершенно непригодной к использованию.

Особым цинизмом на этом поприще отличаются компании, специализирующиеся на поставках оборудования для онкологических клиник и центров.

Не так давно в Самаре разгорелся скандал, основным фигурантом которого стала московская компания — ЗАО «МСМ-Медимпэкс», на своем официальном сайте пафосно обещающая заказчикам «интеллектуальные технологии, позволяющие решать весь спектр инженерно-технических, медико-физических и клинических задач, стоящих перед онкологическими клиниками». Посмотрим, что же это за «высокие технологии», и какой ценой они достаются.

Детали этой нашумевшей истории были освещены в программе Андрея Караулова «Момент истины» (от 14.10.2013). А вот и другие шокирующие подробности, которые приводятся в коллективном письме сотрудников Самарского областного клинического онкологического диспансера (СОКОД), написанного 22 августа с. г. на имя президента РФ:

«Для СОКОД в октябре 2012 г. был закуплен и в декабре 2012 г. установлен медицинский линейный ускоритель «Elekta Synergy» (поставщик — ЗАО «МСМ-Медимпэкс»). Стоимость оборудования по госконтракту составила 160 млн. руб.

На момент определения победителя открытого конкурса, было 2 участника, однако одного из них (ООО «Первая медицинская компания»), предложившего оборудование «Varian», которое соответствовало всем требованиям, с заявки в 127 млн. руб. по формальным причинам отклонили от участия.

По причине несоответствия техническому заданию и невозможности интеграции в комплекс радиотехнического оборудования в СОКОД, линейный ускоритель «Elekta Synergy» бездействует уже 8 месяцев. При этом очередь ожидания онкологических пациентов составляет более месяца…

В августе 2013 г. состоялся еще один конкурс. Победила компания «Юникс», предложившая линейный ускоритель за 125 млн. руб. На этапе заключения контракта решением главврача СОКОД А. Е. Орлова заявка компании «Юникс» была исключена, а контракт вновь был подписан с компанией «МСМ-Медимпэкс», предложившей линейный ускоритель «Elekta Synergy» стоимостью 155 млн. руб., все так же неспособный быть интегрированным в радиотерапевтический комплекс.

Таким образом, имеет место перерасход средств госбюджета на 64 млн. руб., а также оснащение крупного онкологического центра оборудованием, которое не будет функционировать»… (конец цитаты).

Итак, что же получается? А то, что самарским онкологам нагло, средь бела дня — причем дважды — одни и те же мутные дельцы «впарили» одну и ту же, абсолютно ненужную (что, кстати, подтверждено экспертным заключением Радиационно-радиологического сообщества РФ) аппаратуру по сильно завышенным расценкам, которая в настоящее время пылится, ржавеет и приходит в негодность. Вместо того, чтобы помогать людям, страдающим тяжелыми заболеваниями, и далеко не всегда доживающим до проведения необходимой процедуры…

Теперь — пришла пора разобраться в том, по какой именно накатанной схеме орудует компания «МСМ-Медимпэкс», возглавляемая «историком медицины» Дмитрием Балалыкиным.

Если вкратце, схема такова. Сотрудники ЗАО «МСМ-Медимпэкс», совместно с представителями заказчика (на сей раз, заказчиком выступил Самарский онкоцентр) готовят техническое задание на конкурс по поставке оборудования для онкологических центров. Правда, исключительно таким образом, что в тендере может участвовать только шведская компания (с участием британского капитала) «ELEKTA Ltd». Дистрибьютором которой, по странному совпадению, является «МСМ-Медимпэкс».

Как это происходит? Заказчик (обычно заранее «договорившийся» с поставщиком), оформляя заявку, по сути, подтасовывает данные, за которые присваивается максимальное количество баллов при проведении тендеров. Проще говоря, в ход идут заведомо необоснованные параметры, на 100% указывающие на аппарат производства «ELEKTA Ltd».

Все прочие участники конкурса, как и было задумано, автоматически отсеиваются под надуманными предлогами. Невзирая на то, что подобного рода «бизнес-креатив» преследуется в уголовном порядке (ст.178 УК РФ — «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции», предусматривающая до 6 лет лишения свободы за нанесение ущерба в особо крупном размере).

Далее — утверждаются цены на поставляемое оборудование. И тоже — противозаконными методами. То есть, при формировании начальной цены контракта заказчик отправляет запросы исключительно ЗАО «МСМ-Медимпэкс» и аффилированным с ней компаниям. Причем, если даже речь идет об оборудовании, дистрибьютором которого не является «МСМ-Медимпэкс».

Впрочем, участников медицинских поставок все эти вопиющие махинации нисколько не смущают. Так что, стоит ли удивляться тому, что цены на аппаратуру от «Медимпэкса» практически всегда значительно завышены. А вот в чьи карманы уходит разница — догадаться, в принципе, несложно.

Разумеется, участниками торгов, явно вступившими в преступный сговор, составляются и запросы конкурентам напористых МСМ-овцев. Например, представителям американской компании «Varian Medical Systems Inc.» (ведущему мировому производителю медицинского оборудования в области лучевой терапии). Но — только для отвода глаз. Поскольку ни один из этих запросов, как выясняется впоследствии на слушаниях в арбитраже, не доходит до адресата.

Дальше начинается нечто совсем уж запредельное. Дело в том, что, согласно федеральному закону №94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», любые объемные поставки на внушительные суммы должны проверяться региональными управлениями Федеральной антимонопольной службы.

Но, что больше всего шокирует, практически во всех регионах РФ, где «ударно работает» «Медимпэкс», местные отделения ФАС неизменно становятся на сторону предприимчивого Дмитрия Балалыкина (о нем — немного позже) и его сомнительной конторы, наживающей за казенный счет десятки миллионов долларов ежегодно. (Самарский онкодиспансер — лишь частный случай; аналогичные скандалы ранее возникали в Кургане, Мурманске, Ульяновске, Смоленске, Кемерове и других региональных столицах).

Так вот, комиссии УФАС смотрят на описанные выше безобразия (отсутствие конкуренции, непрозрачное ценообразование и т. д.) с какой-то поистине неземной отрешенностью, упорно не усматривая нарушений в действиях не особо щепетильных московско-шведских бизнесменов.

Более того, антимонополисты в регионах де-факто напрямую участвуют в скользких коррупционных схемах. К примеру, позицию заказчика при рассмотрении дел в УФАС, еще до подачи заявок на конкурс (!), в обязательном порядке поддерживают представители ЗАО «МСМ-Медимпэкс», прикормленные ими «эксперты» и прочие «специалисты». В итоге, любые законные претензии конкурентов г-на Балалыкина пресекаются на корню.

Конечно, неправомерное решение УФАС можно обжаловать в арбитражном суде. Вот только судебные разбирательства, с учетом рассмотрения дела в кассационной инстанции, могут порою длиться до 5 месяцев, а то и дольше.

Между тем, за этот период преспокойно проводятся торги, «Медимпэкс», получив деньги от заказчика, поставляет некондиционное оборудование, и решение суда, каким бы оно ни было, уже не актуально. Тем временем, тяжело больные пациенты продолжают умирать по всей стране сотнями и тысячами, не имея доступа к эффективной медицинской помощи.

Но как именно проводятся торги «в одни ворота»? После решения УФАС — вынесенного (кто бы сомневался, на абсолютно бескорыстной основе) в пользу г-на Балалыкина — процедура размещения заказа продолжается. Притом, что в большинстве региональных конкурсов единственным участником, вопреки закону, является… правильно, ЗАО «МСМ-Медимпэкс».

Далее, из-за того, что конкуренты отсекаются на начальной стадии, конкурс признается несостоявшимся, и контракт заключается с «Медимпэксом» по максимальной (если не сказать прямее — грабительской) цене.

Существует и иная схема, предусматривающая участие в тендере какой-нибудь откровенно «левой» фирмы, аффилированной с «Медимпэксом», чьи нанятые сотрудники суетливо изображают из себя конкурентов г-на Балалыкина.

Заканчивается все это тем, что, разыграв комедию под названием «конкурентная борьба», представители «Медимпэкса» для вида слегка снижают цену на свое дорогущее оборудование (так как «конкуренты» по предварительному сговору заламывают цены еще сильнее), и — вновь «выигрывают» конкурс. Хотя, по оценкам экспертов, в случае реальной конкуренции экономия бюджетных средств при закупках радиологической аппаратуры могла бы составить как минимум 20%.

Вот конкретный, документально зафиксированный пример. Как упоминалось выше, в августе с. г. проходил конкурс на поставку в самарский онкодиспансер комплекса оборудования для дистанционной терапии, куда входит линейный ускоритель, комплект фиксирующих устройств, а также комплект дозиметрической аппаратуры. Заявленная заказчиком максимальная цена — 159 млн. 395 тыс. 570,45 руб.

«МСМ-Медимпэкс» предложил оборудование за 155 млн. руб., ООО «Юникс» — за 125 млн. 900 тыс. руб. Разница составила 29 млн. 100 тыс. руб. (почти $1 млн).

Изначально был признан победителем «Юникс». Но затем заказчик предъявил непонятное заключение Росздравнадзора. Откуда следовало, что американский аппарат «Varian», предложенный победителем конкурса, якобы не соответствует заявленным требованиям. К тому же, в отличие от некондиционной шведской аппаратуры, предложенной «Медимпэксом», это оборудование полностью интегрируется с уже имеющимся оборудованием в диспансере.

Что произошло потом? Тендерная комиссия собирается в выходной день, выносит новый протокол, отклоняет заявку победившего участника, и в течение двух дней подписывает контракт с конторой г-на Балалыкина. По закону, комиссия должна после протокола об отказе выдержать 10 дней, которые есть у «проигравшей» компании на обжалование, однако контракт подписывается без оглядки на закон.

Как обычно, на заседании комиссии ФАС, созванной по жалобе «проигравшей стороны», заказчик полностью поддержал позицию поставщика. Заявив, что «Медимпэкс» будто бы представил нужный аппарат, и только он, мол, и нужен онкоцентру. Само собой, доводы конкурентов г-на Балалыкина были полностью проигнорированы.

Сейчас решение заказчика (повторимся, в качестве него выступил областной Минздрав) компания «Юникс» обжалует в местном арбитраже. Только вот будет ли с этого толк — большие сомнения. Ведь столь масштабный размах, с каким орудует «Медимпэкс» на медицинском рынке, как известно, попросту невозможен без солидной «крыши» в бюрократических структурах. И здесь без вмешательства правоохранителей никак не обойтись.

Кстати, глава совета директоров компании «МСМ-Медимпэкс» Дмитрий Балалыкин уже числился основным фигурантом резонансного уголовного дела о продаже компьютерных томографов по искусственно завышенным ценам, возбужденного в 2010 году после гневного выступления Дмитрия Медведева.

Как писали в интернете: «Припертый к стенке неопровержимыми доказательствами своей вины, Балалыкин с легкостью пошел на сотрудничество с органами. Он подробно рассказал о много лет выстраиваемой им схеме мошенничества со сложной медицинской техникой. В афере участвовало московское представительство японского электротехнического гиганта «Toshiba» в лице Андрея Рожкова, высокопоставленные сотрудники Администрации Президента и министерства здравоохранения. По сути, сложилось организованное преступное сообщество, во главе которого стоял Балалыкин.

Продукция закупалась у компании-производителя по нормальной цене, затем пропускалась через несколько оффшоров, после чего закупалась уже у оффшоров компанией МСМ (за бюджетные деньги) — и продавалась конечному потребителю с внешне разумной маржой, а вся основная прибыль оседала в цепочке оффшоров. Основным бенефициаром был Балалыкин».

Кроме того, как писало другое издание, г-н Балалыкин, стремясь уйти от ответственности, «сдал» силовикам своих подельников — ныне бывшего начальника департамента Контрольного управления Президента РФ Андрея Воронина, замминистра здравоохранения Алексея Вилькена, директора компании «РоссЛин» Леона Зильбера, директора ФГУП «Дирекция единого заказчика-застройщика Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» Вадима Можаева, а также начальника Главного военно-медицинского управления Александра Белевитина и его заместителя Алексея Никитина.

Позднее все эти лица были уволены с работы и приговорены к различным срокам заключения. Дмитрию Балалыкину повезло гораздо больше — он не только избежал уголовного преследования, но и по-прежнему продолжает вести свой сверхприбыльный бизнес, нагло облапошивая и государство, и, что самое аморальное, лишая несчастных онкологических больных шансов на выздоровление от смертельной болезни.

Похоже, г-н Балалыкин сегодня уверен в своей полной безнаказанности. Ну, а пока его «выгодными» поставками вплотную не занялся Следственный комитет, гигантские федеральные средства широкими потоками до сих пор уходят на офшорные счета недобросовестных поставщиков-посредников и коррумпированных чиновников.

На этом зловещем фоне, диагноз «злокачественная опухоль» для многих российских пациентов превращается в смертный приговор без права апелляции и отсрочки.