Шелковый путь клонов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В российско-украинской газовой войне государственные интересы обеих стран настолько часто путались с частными интересами самих переговорщиков, что последние начали подменять оба эти понятия"

Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::23.01.2006, Газовая война России и Украины не окончена

Шелковый путь клонов

Николай Макеев

Компания RosUkrEnergo – хит информационных сообщений этого месяца. Именно она стала посредником в российско-украинских газовых отношениях. Удивительно, но малоизвестной швейцарской фирме RosUkrEnergo доверены поставки, оборот которых превысит $1,5 млрд в год. Так кому же в конечном счете они достанутся?

О небольшом городке Велки Капушаны в Словакии в прошедшие новогодние праздники узнал если не весь мир, то, во всяком случае, вся Европа. Именно на газораспределительной станции в этом населенном пункте – первой контрольной точке «Газпрома» после Украины – 1 января 2006 года был зафиксирован несанкционированный отбор, а, проще говоря, воровство топлива украинскими потребителями. Польша, Австрия, Словакия и другие европейские государства в срочном порядке начали искать замену российскому газу, который присвоила Украина. Впрочем, топливный голод в Евросоюзе так и не наступил. Уже 4 января Москва и Киев договорились о цене газа, а в качестве посредника была выбрана швейцарская фирма RosUkrEnergo. Как сложится судьба этой компании, можно судить по ее предшественникам.

На велосипеде в миллиардеры

Поставки газа на Украину с 1997 года осуществляет не российский «Газпром», а компании-посредники. Во времена Рэма Вяхирева эту функцию взяла на себя российско-американская компания «Итера». Созданный в США холдинг, начинавший свой бизнес с продажи товаров массового потребления и пищевых продуктов, буквально за считанные годы стал крупнейшей независимой российской газовой компанией. «Газпром» передал «Итере» права на поставку азиатского топлива в большинство стран бывшего СССР.

Себестоимость добычи газа в Средней Азии в разы ниже, чем в России. Такое положение позволяет трейдеру, сумевшему договориться о закупках газа с Ашхабадом, Астаной или Ташкентом, получать миллиарды долларов прибыли. «Итера» выполняла роль посредника между «Газпромом» и клиентами газового гиганта, отказывавшимися оплачивать счета.

Вопрос, почему была выбрана именно «Итера», до сих пор остается открытым. Ее глава Игорь Макаров, бывший член союзной сборной по велосипедному спорту, являлся «темной лошадкой» для коллег по газовому цеху. Возможно, ему до сих пор пришлось бы довольствоваться торговлей консервами, если бы не несколько удачных для него знакомств. По словам бывших менеджеров «Газпрома», поменять сферу деятельности Макарову посоветовал экс-член правления монополии Александр Пушкин. Он в 1995 году познакомил Макарова с Вяхиревым, а впоследствии отвечал за контакты своей компании с независимым оператором. Кроме того, поддержку Макарову оказывал и бывший министр экономики и финансов, зампред правительства Туркменистана Валерий Отчерцов, в 1997 году ставший вице-президентом «Итеры». Макаров участвовал почти во всех переговорах Вяхирева о закупках газа с Сапармуратом Ниязовым. «Итера» плотно оккупировала рынки Прибалтики, Закавказья и в первую очередь Украины. Уже к началу 2000-х годов ее оборот приблизился к $3 млрд, что тогда составляло приблизительно половину доходов самого «Газпрома».

Горбатого Могилевич не исправит

На Украине у «Итеры» было несколько покровителей. По словам участников рынка, свою помощь компании оказывали сразу два экс-премьера УкраиныПавел Лазаренко и Юлия Тимошенко. Среди лиц, заинтересованных в продаже среднеазиатского газа на Украине через «Итеру», называли таких авторитетов преступного мира, как Сергей Михайлов, Борис Бирнштейн и даже Вячеслав Иваньков, больше известный как Япончик. Бизнес «Итеры» был до такой степени непрозрачным, что даже после смены руководства «Газпрома» в мае 2001 года компании удалось сохранить функции оператора. Кроме того, она сумела приобрести ряд ценных добывающих активов внутри России. Суммарные запасы «Итеры» к 2002 году составляли 1,4 трлн кубометров, что превышало запасы Норвегии, второго после России европейского производителя газа.

Функции оператора по транспортировке азиатского газа на Украину «Газпром» вернул лишь в 2003 году. Если точнее, то не вернул, а передал Eural Trans Gas (ETG). ETG была зарегистрирована 5 декабря 2002 года в венгерском поселке Чабды. Ее учредителями выступили трое румын – Луиза Лукач, Михай Саву, Анка Негреану – и израильтянин Зеев Авербух-Гордон. Причем для создания компании, оборот которой со временем достиг миллиардов долларов, они потратили по $3000 – уставный капитал ETG равнялся $12 000. Гендиректором трейдера стал бывший министр образования Венгрии Андрос Кнопп. Уже за сутки до своего создания будущее ETG было предрешено. По словам представителя одной российской компании, также пытавшейся занять тогда свою нишу на газовом рынке Украины, накануне создания венгерской фирмы глава украинской газовой госкомпании «Нафтогаз» Юрий Бойко приехал в Москву, чтобы подписать контракт с Андросом Кноппом о поставках газа. Спустя месяц ETG вступила в права оператора и начала поставки азиатского топлива украинским распределительным компаниям. Столь молниеносное развитие событий объяснялось довольно просто. В конце 2002 года истекал срок налоговых льгот, которые предоставляло венгерское правительство своим компаниям. «Знание тонкостей венгерского законодательства наводило на мысль о причастности к созданию ETG менеджеров самого «Газпрома», – вспоминает бывший высокопоставленный сотрудник монополии. – Венгрия была хорошо знакома бывшему руководству «Газпрома». С этой европейской страной был связан бизнес компаний «Интергазкомплект» и «Интерпроком», крупных поставщиков импортного оборудования для «Газпрома», акционерами которых на протяжении нескольких лет являлись родственники Рэма Вяхирева, Виктора Черномырдина и других бывших топ-менеджеров «Газпрома». По словам источника в другой российской газовой компании, действительно, предполагалось, что контроль над ETG вскоре перейдет к «Газпрому». Монополия даже выступала поручителем по кредитам венгерскому трейдеру на закупку газа в Туркмении. Однако до конца 2004 года, когда монополия в очередной раз передала право на продажу туркменского газа Украине новому посреднику, ETG продолжала действовать самостоятельно. «Еще в 2003 году «Газпром» предлагал «Нафтогазу Украины» выкупить до 50% акций ETG. Украинская сторона соглашалась приобрести лишь 40%. Остальные акции Киев хотел уступить неким заинтересованным лицам, которых не называл. В итоге «Газпром» разорвал контракт с венгерской фирмой, которая оказалась под контролем малоизвестных британских бизнесменов», – вспоминает собеседник «Ко». Отказаться от сотрудничества с ETG «Газпром» заставило и давление со стороны инвесторов. В частности, против сотрудничества монополии с этим оператором выступили миноритарные акционеры холдинга. Директор по корпоративным исследованиям Hermitage Capital Management Вадим Клейнер считает, что упущенная выгода «Газпрома» от бизнеса ETG в 2003 году превысила $760 млн, а российский бюджет недополучил более $180 млн налогов. Кроме того, венгерскую компанию тесно связывали с Семеном Могилевичем, украинским предпринимателем, больше известным в криминальной среде. Один из учредителей ETG, адвокат Зеев Авербух-Гордон, ранее оказывал Могилевичу юридическую помощь. Только после двух лет работы с ETG «Газпром» нашел нового партнера.

Третий не лишний

Швейцарская фирма RosUkrEnergo заменила ETG в начале 2005 года. Акционерный капитал посредника, на первый взгляд, предельно прозрачен. 50% владеют структуры «Газпрома», другой половиной – в интересах Украины – австрийский Raiffeisen Bank. Поставщик в начале прошлого года получил право на транспортировку 44 млрд куб. м туркменского газа, из которых почти 40% забирал в счет оплаты операторских услуг.

Впрочем, определенное сходство RosUkrEnergo с предыдущими операторами все же прослеживается. Летом прошлого года глава Совбеза Украины Александр Турчинов заявил о возбуждении уголовного дела в отношении компании. По словам украинского «силовика», RosUkrEnergo не имела прямого отношения к австрийскому инвестору, а Centragas Holding (дочерняя структура Raiffeisen Investment, юридически выступившая соучредителем швейцарской фирмы), была лишь ширмой для ряда украинских бизнесменов, среди которых Турчинов назвал все того же Семена Могилевича. Ход этому делу так и не дали, вице-президент Raiffeisen Investment Вольфганг Пучек опроверг связь RosUkrEnergo с Могилевичем, а вскоре и сам глава украинского Совбеза по распоряжению Виктора Ющенко ушел в отставку.

Странным кажется и тот факт, что уставный капитал швейцарской фирмы составляет всего $35 000, а кресло управляющего директора новой компании занял бывший глава московского офиса ETG Олег Пальчиков. По словам источника, близкого к швейцарскому трейдеру, в новую должность он вступил еще в середине 2004 года. Причем назначение Пальчикова санкционировала австрийская сторона, а согласие на его работу в компании дал тогдашний глава «Нафтогаза», ныне председатель Республиканской партии Украины Юрий Бойко. Биография Олега Пальчикова покрыта мраком. По неофициальным сведениям, известно лишь, что его супруга якобы работала в «Газпроме» и в одной из «дочек» «Итеры».

Помимо Пальчикова, в RosUkrEnergo «засветились» еще два бывших представителя Eural Trans Gas – члены наблюдательного совета Дэвид Браун и Говард Уилсон. Теперь они являются консультантами швейцарской компании. Со стороны монополии деятельность швейцарской фирмы контролирует один из содиректоров RosUkrEnergo, член правления «Газпрома» Константин Чуйченко. Он c 2001 года возглавляет юридический департамент монополии. Любопытно, что Чуйченко учился в середине 1980-х годов в Ленинградском государственном университете вместе с первым вице-премьером Дмитрием Медведевым. По словам представителя одной из сбытовых украинских газовых компаний, переговоры от лица австрийских собственников RosUkrEnergo ведет некий Вячеслав Якимчук, а на государственном уровне интересы трейдера лоббирует Александр Третьяков, некогда первый помощник президента Украины Виктора Ющенко. Он лишился своей должности осенью прошлого года одновременно с отставкой правительства Юлии Тимошенко.

Несмотря на все отставки, RosUkrEnergo был выбран посредником в новогоднем газовом противостоянии Москвы и Киева. «Газпром» и «Нафтогаз» заключили весьма выгодный для швейцарской фирмы контракт. RosUkrEnergo поручено закупать азиатское – преимущественно туркменское – топливо для перепродажи его Украине и, возможно, западноевропейским странам. Если за первые шесть месяцев прошлого года чистая прибыль оператора составила около $370 млн, то c учетом новых контрактов швейцарская компания сможет зарабатывать до $1 – 1,5 млрд в год.

Светлое будущее RosUkrEnergo сейчас омрачает лишь запрос ряда депутатов российской Госдумы. Они требуют, чтобы компания назвала реальных собственников, интересы которых представляет австрийский банк. Сделать это RosUkrEnergo намерена не ранее 2007 года, когда компания собирается провести IPO. Впрочем, возможно, к этому времени уже отпадет необходимость в раскрытии реестра RosUkrEnergo. Украинский «Нафтогаз» собирается выкупить долю австрийских клиентов, чтобы самому участвовать в судьбе азиатского газа, проходящего через Украину. «Газпром» также намерен перевести долю в RosUkrEnergo на свой баланс. Эти сделки, возможно, и станут логичным завершением газового конфликта обоих государств. Москва и Киев получат доступ к финансовым потокам, которые прежде доставались частным бизнесменам. По словам главы «Газэкспорта» (экспортная «дочка» «Газпрома») Александра Медведева, выкуп доли в швейцарской компании снимет все обвинения в непрозрачности ее акционеров. «На примере RosUkrEnergo мы показали, что с российской стороны абсолютно прозрачная ситуация», – утверждает Медведев. Теперь аналогичного шага «Газпром» ждет от украинской стороны. Ситуация с RosUkrEnergo, впрочем, как и с «Итерой» и ETG, показывает, что переговоры России и Украины относительно цены на газ во многом зависят не от рыночных факторов, а от политиков и государственных чиновников, стоящих за этим бизнесом. Как заявил «Ко» один из бывших топ-менеджеров «Нафтогаза», «в российско-украинской газовой войне государственные интересы обеих стран настолько часто путались с частными интересами самих переговорщиков, что последние начали подменять оба эти понятия».