Шестеро из ларца вокруг одного губернатора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Многие иркутяне на массовых мероприятиях не раз замечали, что губернатора Левченко все время сопровождают «люди в штатском» - от двух до шести бугаев с каменными лицами.

Эти люди максимально настойчиво ограждают губернатора от народа.

Казалось бы – кого бояться губернатору на официальном мероприятии, ведь безопасность обеспечивают сотрудники полиции, стоят «рамки» металлоискателей и осуществляются прочие мероприятия, обеспечивающие безопасность всех участников массового мероприятия?

Однако кого-то, вероятно, губернатор все-таки боится.

Отметим, что по закону губернатору охрана не полагается. Тем не менее шестеро охранников наняты за счет налогоплательщиков, и круглосуточно охраняют персону губернатора. Хотя, казалось бы, не должен губернатор бояться избравших его людей.

Одна из важнейших задач, которые обещал решить Владимир Путин с момента своего прихода к власти – убрать привилегии чиновников и политиков. Некоторые прямые проявления коррупции и привилегий уже ушли в далекое прошлое, хотя раньше имели массовый характер: теперь «мигалки» есть только на специализированном транспорте – машинах скорой помощи, пожарных, полиции, да на служебных авто нескольких федеральных чиновников и политиков высшего звена. Такая же ситуация и с охраной: она теперь полагается только тем лицам, которые ответственны за внешнеполитические процессы. Тем, кто должен работать непосредственно с гражданами, охрана не полагается - нельзя бояться свой народ.

Понятно, что многие губернаторы не готовы к такой аскезе, и так или иначе обеспечивают свою неприкосновенность. Кто-то полностью отказался от охраны, кто-то нанимает ее за свой счет. А вот иркутский губернатор-коммунист решил по своему.


В феврале 2016 года правительство Иркутской области объявило запрос котировок для заключения госконтракта на оказание охранных услуг. Победителем должно было стать агентство, указавшее минимальную цену – так велит бюджетный кодекс.

Однако в «сером доме», похоже, победитель был известен заранее. Во всяком случае, история с запросом котировок обернулась очередным скандалом с коррупционным душком. Таким образом, на необоснованность и юридическую ущербность самих трат на индивидуальную охрану «первого лица» наложился еще один неприятный слой – юридическая нечистоплотность самого конкурса, его предвзятость и предрешенность.

Разберем эту ситуацию, так как она позволяет наглядно представить одну из схем увода бюджетных денег в заинтересованные руки.

На запрос котировок откликнулись три охранные агентства. Частное охранное предприятие «Баргузин» назвало цену 499 950 рублей, «Шериф» - 499 968 рублей, «Кодекс» - 482 112 рублей. Казалось бы, победителем должен был стать «Кодекс», указавший минимальную цену контракта. Однако когда представители предприятия получили протокол рассмотрения и оценки заявок, то обнаружили, что выиграл «Баргузин». Почему? Кто-то изменил сумму в заявке «Кодекса» на 499 968 рублей. Вот так незамысловато, нагло и просто от госконтрактов отстраняются «чужие» компании – в их документах устроители закупок просто изменяют цифры, и, вуаля – победитель определен.

Надо сказать, что это – не единственная схема по выводу бюджетных денег в нужном направлении. Рассмотрим еще одну – через формирование условий конкурса в интересах одного из его участников.

Всегда можно придумать какое-нибудь требование, под которое пролезет только одна фирма. Вот так поступило правительство Иркутской области с госконтрактом на охрану Краеведческого музея (начальная цена контракта – 1,1 млн рублей).

Помимо стандартных требований к участникам торгов – наличие финансовых, материальных средств, необходимого штата специалистов, технических средств, квалификационных требований, в конкурсе на охрану объектов Краеведческого музея появились и довольно экзотичные – дополнительные радиочастоты для средств связи, опыт работы на музейных объектах не менее семи лет (почему не пяти, не шести?) и т.д.

В итоге победителем была признана фирма, назвавшая не лучшую цену контракта. Критерии оценки заранее оглашены не были, что давало устроителям конкурса широкие возможности судить, как им вздумается.

Дело «об охране Краеведческого музея» (областная собственность, находится под управлением Правительства Иркутской области) было рассмотрено 11 февраля 2016 года на заседании Управления федеральной антимонопольной службы России (УФАС) по заявлению одного из соискателей. В УФАС испытали легкий шок от такого творчества за счет госконтрактов.

Но это все – семечки, «копеечные» контракты – на полмиллиона-миллион. А вот охрана для Дорожной службы Иркутской области. Это предприятие возглавляет господин Черниговский – земляк Сергея Левченко и ставленник руководителя аппарата губернатора Дмитрия Чернышова. Тут уже не музейные ценности, а куда более важные. Стоимость контракта соответствующая – 25 228 800 рулей. Изрядный куш. И надо же, информация о конкурсе была размещена за пять (!) дней до его проведения. То есть компании должны были собрать огромный ворох документов за неполную неделю.

Если здесь перечислять все документы, подтверждения, нотариально заверенные справки и копии, которые устроители конкурса потребовали от соискателей госконтракта, то уйдет не меньше страницы текста. Например, только по разделу «Трудовые ресурсы» участник должен предоставить документы по каждому своему сотруднику – копии дипломов, свидетельств о повышении квалификации, удостоверений, трудовых книжек, трудовых договоров, приказов о назначении и другие подтверждающие документы. Нужно учитывать, что на все это от каждого сотрудника (включая тех, кто в отпусках и на больничном) должно быть получено согласие на обработку персональных данных. За пять дней. А таких разделов – семь («Сведения о материально-технических ресурсах», «Декларация о соответствии участника закупки критериям отнесения к СМП», «Анкета участника закупочной процедуры» и т.д.).

Заказчик при составлении этого вкусного госконтракта постарался полностью исключить фактор случайности при подведении итогов конкурса. И ввел собственные критерии оценки для участников. Чем они обоснованы – загадка. Но значимость критерия «цена договора» составляет всего 30%, а критерия «наличие служебных собак» - 35%, при том, что служебные собаки – это тема специализированных питомников, с которыми работают все охранные агентства.

Но это еще не все. Специалисты Серого дома сделали игольное ушко настолько узким, что пролезть в него никто из посторонних в принципе не смог бы. В требованиях к конкурсной заявке значилось, что у компании должен быть договор страхования ответственности на сумму не менее 10 млн рублей на весь период действия контракта. А контракт – с 14 мая 2016 по 13 мая 2017 года. То есть договор страхования должен быть заключен как минимум на два года, а это очень большая сумма: как правило, охранные предприятия страхуются на год – с 1 января до 31 декабря. Получается, устроители конкурса предложили им в мае проавансировать страховщиков еще на один год вперед.

У читателей, наверняка, возникнет вопрос – не прослеживается ли здесь интерес страховой компании «Диана», принадлежащей супруге губернатора Левченко - Татьяне Левченко. Ведь ее заместителем был все тот же Дмитрий Чернышов – человек, имеющий непосредственное отношение к организации конкурсов на госконтракты. Обещаем разобраться в этом вопросе и сообщить читателям в следующих материалах.

Ссылки