Шланги Рогозина-младшего дают течь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Шланги Рогозина-младшего дают течь FLB: Главкомат ВВС РФ готов отказаться от топливных шлангов Алексинского химкомбината из-за их низкого качества, но просит отгружать их еще больше

"“Главкомат ВВС России подготовил письмо-обоснование в Алексинский химический комбинат, который возглавляет сын оборонного вице-премьера Дмитрия Рогозина Алексей , с настоятельной просьбой увеличить в следующем году количество выпускаемых шлангов для самолетов-заправщиков Ил-78. Высокопоставленный источник в главкомате сообщил, что письмо вызвано опасением лишиться всего парка этих заправщиков, - пишут 9 ноября “Известия”. — Износ шлангов на резиновой основе такой, что ежегодно требуется не менее 60 штук. К концу года изделий практически не остается, а следующая поставка не раньше февраля-марта. Случись массовые или специальные воздушные мероприятия, боевые действия — и всё, топливозаправщики небоеготовы , — заявил собеседник. По данным «Известий», Военно-воздушные силы располагают примерно 30 Ил-78. Активно используются 19 машин с 6950-й авиационной базы в Дягилеве под Рязанью. К планеру самолета летчики претензий не имеют — ни трещин, ни повреждений у всех эксплуатируемых самолетов нет. А вот шланги изнашиваются после каждого вылета и контакта с самолетом — получателем топлива. Вступивший в строй в конце 1980-х годов Ил-78 одновременно способен заправлять три самолета. Длина основного шланга составляет 26 м. Ил-78 может передать до 80 т топлива, использоваться в качестве воздушного танкера, разведчика, транспортника и даже ударного самолета. У шлангов три количественных показателя прочности и ресурса: контакты с дозаправляемым самолетом, уборки и выпуски, отданное топливо. Эти показатели закрыты и являются военной тайной. Но при превышении ресурса хотя бы по одному показателю шланг немедленно подлежит снятию , говорит источник. Он также добавил, что на дягилевской авиабазе регулярно приходится списывать 3–5 шлангов из новых поставок по причине брака : в них образуются микротрещины, и при дозаправках топливо распыляется, что чревато воздушными катастрофами. Алексинские шланги поступают в подмосковное НПП «Звезда» имени Северина, где их монтируют в унифицированный подвесной агрегат заправки (УПАЗ). В авиацию поступают уже готовые комплексы. Один из руководителей «Звезды» в интервью «Известиям» подверг критике смежников. — Шланг состоит из внутреннего герметизирующего слоя (2 мм резины) и внешней оболочки из анидной нити определенного плетения. Анид — это синтетическое волокно, аналогичное нейлону. Проблема в том, что алексинцы постоянно меняют рецептуру резины, уж не знаю, по какой причине. Может, хотят сделать дешевле, может, у них дефицит подходящих современных компонентов резинового состава , — сказал источник. Он напомнил, что в советское время срок службы шлангов был несколько лет, а сейчас резина трещит и лопается меньше чем за год . Иными словами, это 100 часов налета, или 6–7 полных заправок в воздухе. Кроме того, шланги и без эксплуатации трескаются в местах склеивания резинового слоя и силовой анидной оболочки. — Очевидно, что-то неладное с рецептурой клея. Раньше разрывающее усилие было 1,8 кг на погонный метр, а сейчас допускают 0,67 кг, то есть почти в 2,5 раза меньше. Сейчас мы пытаемся найти другого производителя шлангов , — сообщил собеседник «Известий». Он выразил уверенность, что «Звезда» выполнит госконтракт с Минобороны даже раньше оговоренного срока, 25 ноября, и подчеркнул, что для подстраховки они всегда закупают шлангов больше текущей необходимости. На Алексинском химкомбинате с претензиями смежников не согласны. Один из руководителей предприятия отметил, что комбинат является не разработчиком, а изготовителем шлангов . — Самостоятельно менять технические условия, в соответствии с которыми изготавливаются шланги, мы не имеем права , — пояснил он «Известиям». В то же время он признал, что несколько шлангов НПП «Звезда» вернуло с претензией к качеству, однако исследования показали, что причиной износа было неправильное хранение, механические повреждения или «другие причины, не связанные с деятельностью комбината» . По его словам, претензии по качеству резиновых и клеевых смесей, используемых при изготовлении шлангов, неоднократно исследовались в независимых лабораториях с участием представителей Научно-исследовательского института эластомерных материалов и изделий (ВНИИЭМИ), на предприятии «есть все заключения об их полном соответствии ТУ» . — При этом надо понимать, что технология производства шлангов разрабатывалась более 40 лет назад и под те типы топлива и техники, которые тогда использовались. Комбинат совместно с ВНИИЭМИ неоднократно обращался в Министерство обороны с просьбой предоставить образцы современного топлива, чтобы исследовать его влияние на материалы, из которых изготавливаются шланги, но, к сожалению, никакой реакции на наши просьбы не было , — отметил собеседник «Известий». — Что касается оборудования, на котором изготавливаются шланги, то, несмотря на то что оно было создано еще в советское время, аналогов ему нет. И не только в нашей стране. С 2014 года планируется начать его модернизацию. Ускорить ее можно было бы с помощью повышения объема заказа, — отметил представитель Алексинского химкомбината». В конце сентября в публикации «Взрывоопасный потенциал» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «прошло два месяца, как Алексея Рогозина назначили руководить Алексинским химкомбинатом, одним из четырех гигантов России, который выпускает порох для артиллерийских нужд. То есть назначили вытащить АХК из той ямы, в которой он оказался за последние 20 лет. Помогает ли в этом непростом деле наличие отца – вице-премьера по оборонке? Корреспонденты «Собеседника» стали первыми журналистами, которые попали на АХК после этого назначения. Место действия Здесь не любят произносить слово «порох», заменяя его нейтральным «основное производство», – отголосок тех времен, когда комбинат был режимным объектом и все, что происходило за его воротами, было гостайной. Но кое-что изменилось с тех пор, как комбинат в 2007-м лишился оборонного заказа и стимулом «основного производства» стало мобилизационное задание (за выполнение которого деньги регулярно задерживают, и имя Рогозина тут ничего поделать не может) . А режим остался. Когда мы подъехали к воротам АХК, нам пришлось подписать документ о неразглашении, сдать на проходной мобильники, зажигалки и даже пачки сигарет… По неоглядной территории передвигаемся на машине. Кое-где – железнодорожные переезды. На полигоне, где проходят испытания, рабочие косят траву… А в остальных местах – ощущение полного отсутствия людей. Оно и неудивительно: в советские годы здесь работали порядка 15.000 человек, сейчас – только 850. Нетрудно затеряться на пространстве более чем в 300 га. Зато множество корпусов. Некоторые, когда-то недостроенные, медленно приходят в негодность, другие – полуразвалившиеся, с выбитыми стеклами. Но иногда встречаются и иные – немногие цеха, где сегодня идет работа. За ними стараются следить. Две команды Алексей Рогозин появился на комбинате еще в мае, просто официальное назначение состоялось в июле. Так что работает он тут уже пятый месяц. Он привел на АХК команду – семь молодых (от 30 до 40) единомышленников, которые увлечены оружием, многие прошли становление на высокотехнологичном оружейном заводе ORSIS и, как мне показалось, действительно хотят сделать что-то стоящее… На комбинате эти семеро обнаружили: там тоже существует команда – горстка энтузиастов, которые прошли через горнило конверсии, производства вместо пороха водки, мебели и даже утилизации автомобилей. И не сдались. – Анатолий Бенкогенов – начальник техотдела , – зам. гендиректора АХК Никита Гараджа (из новой команды) представляет невысокого пожилого человека, и в его голосе звучат теплые нотки. – Во многом благодаря ему комбинат попал в две федеральные целевые программы . ФЦП – это жизненно важно, они позволяют думать о модернизации (сейчас она уже на последней стадии проектирования), новых технологиях… Это деньги, которых сегодня у АХК нет. Вообще, создается впечатление, что старому руководству усилия Бенкогенова были неинтересны: АХК плавно готовили к банкротству и захвату . В 2006-м, чтобы избежать такого сценария, АХК и еще несколько боеприпасных предприятий правительство перевело из статуса ГУПов в казенные. Должны были быть списаны почти все долги. Но процедура почему-то не была полностью пройдена, и АХК остался с долгами, арестованным имуществом и совсем без средств. Наличие в активе отца – вице-премьера не сильно помогает разжиться госфинансами – пробиваются сами: АХК уже подал около 20 исков к разного рода структурам. Но самая большая гордость новой команды – им каким-то чудом удалось начать регулярно выплачивать рабочим зарплату. Назвать синекурой руководство таким хозяйством язык не поворачивается. Алексей Рогозин для АХК – прежде всего имя (ведь удалось же с винтовкой ORSIS, наладила ее выпуск – с нуля! – команда, где он работал) и надежда, что его отец поможет комбинату выбраться из пропасти. Для Рогозина-старшего, надо полагать, назначение сына – возможность узнавать реальное положение дел в оборонке на примере АХК. А зачем это самому Алексею? – Если у нас получится, это шанс для оборонки получить перспективное пороховое производство, для людей, которые тут работают десятки лет, – зажить достойной жизнью, шанс для города . – Младшему Рогозину не до журналистов, он практически неуловим: бесконечные встречи и совещания. В Алексине, Туле, Казани, Москве… Хлопок скупили китайцы Длинный-длинный цех. Внутри – как гигантские пауки – девять ткацких станков. – В 1975-м их специально для нас придумали и сделали в Шуе , – хвастается Бенкогенов. – Тут мы делаем «рукава». Больше никто в России, только мы. «Рукава» – резиновые шланги (резину тоже делают на АХК), оплетенные специальной нитью. Они разные по диаметру, по длине, по нити: все зависит от назначения – для заправки самолетов в воздухе, для танкеров (пополнять запас пресной воды), для нефтяных скважин… – Раньше мы делали 60.000 м в месяц, а сейчас 5000 м в год, – сокрушается Бенкогенов. – Сами виноваты: качество хорошее, «рукава» служат долго… Впрочем, и такие объемы пока еще выгодны АХК. Работает всего пара машин, а на зиму цех закрывают, чтобы не отапливать – экономия. Но бригаду (6 человек) в бесплатный отпуск не отправляют, людей переводят на другие работы. Комбинат ведь производит много видов резинотехнических изделий спецназначения. А еще – лаки и краски. – Краски для дорожно разметки у нас хорошие, а вот фасадные и лаки – не очень , – вздыхает Гараджа. – Б удем менять технологию, чтобы меньше запаха, ниже цена и лучше качество . Основа для производства красок и пороха одна – нитраты целлюлозы. – Хлопок – самое лучшее сырье , – объясняет азы зам. начальника основного производства Анатолий Зырзин. – Но хлопок в России не растет, а в Узбекистане его стало тяжело покупать. Тут как-то мы вообще без сырья остались – оказалось, там все хлопковые поля скупили китайцы. Конечно, пробуем получать нитраты целлюлозы из древесины, льна… Но хлопок все же лучше . Порох завтрашнего дня То, что раньше казалось преимуществом – огромные объемы, – сегодня тяжелый камень, который тянет на дно. Мелкое предприятие экономичнее, гибче реагирует на новые технологии. Не проще ли раздробить этот гигант? – Нет, АХК в перспективе 5–10 лет имеет большой потенциал. Конечно, если развивать и другие направления химпроизводства, не только порох , – не соглашается Рогозин. – Мы «заточены» под артиллерийский порох , – делится планами Василий Бельцов, директор по техразвитию. – А есть же еще ружья, винтовки, пистолеты… Для них нужен зернистый порох. Мы планируем его делать. Я сам спортсмен-стрелок, но пользуюсь патронами с импортными порохами: российские нестабильны. Еще хотим выпускать лимонную кислоту – она нужна и в производстве моющих средств, и в пищевой сфере . …Но это всё «порохи завтрашнего дня». А пока Рогозин со своей старой-новой командой пытается решить насущные вещи. – У АХК был свой техникум , – рассказывает Гараджа. – Он перепрофилировался на обучение бухгалтеров. Мы туда пришли, поговорили, при поддержке руководства области добились восстановления профильного курса, учредили стипендии от комбината… Записался один абитуриент. Сегодня молодежь не хочет связывать свою судьбу с комбинатом. А для нас решение этой проблемы – главное . – Но положительные тенденции уже есть , – добавляет Рогозин. – Впервые остановился поток заявлений на увольнение, а число заявлений о приеме на работу, наоборот, стало расти. (Тульская область) некогда был градообразующим предприятием. В советское время зарплата рабочих здесь доходила до 500 руб., как на любом заводе ВПК (современный эквивалент – около 50.000 руб.), сейчас 8,5–18 тыс. руб. Предприятие многопрофильное – его продукция применяется в космической, химической, строительной промышленности, судостроении, в быту. Алексей Рогозин , 1983 г. р., окончил МЭСИ. Занимался бизнесом, работал в партии «Родина», один из создателей Молодежной общественной палаты. Председатель совета общественной организации «Самооборона». Эксперт комитета Госдумы по безопасности. Не освобожденный (т.е. имеет право работать где-то еще и не получает парламентскую зарплату) депутат Московской облдумы. Женат, двое детей. По декларации о доходах за 2011 г. заработал 3,86 млн руб», - писал еженедельник “Собеседник” в № 35 от 24 сентября 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации