Шойгу до сих пор встречается с первой любовью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Шойгу до сих пор встречается с первой любовью У Сергея Шойгу нет времени расслабиться. То наезды Генпрокуратуры на работников его службы, то здоровье подкосилось в самый неподходящий момент и пришлось лечь в больницу. А в минувшую субботу его выбрали лидером партии власти «Единство и Отечество». Думали ли тывинцы несколько лет назад, что их земляк станет одной из самых заметных фигур страны?

" Заслужил прическу, «как у Маркса» Собираясь в поездку в родной город Сергея Шойгу Кызыл, я уже знала, что происхождение фамилии Шойгу не стоит искать в Тыве.

— Шойгу — слово из тибетской религиозной лексики, — пояснил мне тибетский учитель из буддистского хурээ Гиатсо Зопа. — Звучит как «чойгу» и переводится «просвещенный разум Будды». 
Детство у Сергея Шойгу было вполне безоблачным: папа всегда находился во власти и потому детям своим ни в чем не отказывал. Жили Шойгу в престижном районе — на улице Красных Партизан, где обитала вся обкомовская элита. 
— В начальных классах мы все писали перьями и ни о чем другом не мечтали, — вспоминает одноклассник Сергея Шойгу Виктор Перумов. — Когда же у нас с Сергеем появились шариковые ручки, это стало настоящим событием в классе. Однокашники смотрели на них как на что-то нереальное. А потом вдруг закончилась паста. Чтобы продлить удовольствие от письма необычными ручками, бегали в специальный ларек заправлять их чернилами. А однажды попытались сами варить пасту. Пришли ко мне домой и с серьезными выражениями лиц стали придумывать состав. 
Получилось что-то кошмарное. Помню, эта гадость липла насмерть к одежде, мебели, коврам, только не к бумаге. Наверное, нужно было знать химию получше... 
А учился в школе Шойгу не очень — был твердым троечником. Особенно не давались английский и математика. По словам одноклассников Сергея Кужугетовича, очень нервной женщиной была математичка. Однажды она даже закричала: «Шойгу, собирай свои манатки и убирайся отсюда вон!» 
Сам же глава МЧС с теплотой вспоминает о годах, проведенных в школе номер 1. Теперь всякий раз, когда он бывает в Кызыле, приходит туда с букетом. В свой последний приезд в город, в августе этого года, министр из-за отсутствия времени пришел к родным стенам в полпервого ночи. По словам очевидцев, вереница машин с охраной главы МЧС, нарушая все правила, припарковалась на узкой улочке. Все авто освещали путь первому эмчеэсовцу, не давая ему возможности побыть наедине с воспоминаниями. 
— Наша школа была первой в Тыве, ее построили в 1916 году, — с гордостью рассказывает классная руководительница и учительница истории Шойгу Александра Леонова. — И во многом другом мы были первыми: первый школьный ансамбль в республике был создан именно у нас. Мы без конца проводили всяческие внеклассные мероприятия. Но были и строгие порядки. Однажды директор пожаловался, что мои мальчики отрастили длинные волосы. Помню, зашла в класс и сказала: «Ребята, вы должны подстричься». И тогда Шойгу спросил: «Александра Михайловна, вы Маркса уважаете?» «Да, конечно», — отвечаю ему. «А ведь у него волосы были длиннее наших», — не унимался Шойгу. «Когда будешь, как Маркс, тогда и отращивай волосы!» — отрезала я. Теперь, когда у Сережи своя партия, он может соорудить себе прическу, как у Маркса. 
По воспоминаниям одноклассников, Сергей не любил всяческие мероприятия и частенько пытался их продинамить. А чтобы его никто не заметил, из окна второго этажа школы спускался к пристройкам и по ним уходил в неизвестном направлении. Особенно ненавидел субботники. 
В шестом классе родители отправили Сергея в летнюю археологическую экспедицию — в то время среди кызыльской элиты было очень престижным посылать своих отпрысков на раскопки. Считалось, это прививает любовь к труду и в чем-то приобщает к серьезной науке. Шойгу отправился в Саяно-Тувинскую археологическую экспедицию под патронажем Ленинградского отделения АН СССР. Школьника бросили на самые черные работы: он только помогал копать, причем это продолжилось и на следующий год. В общей сложности будущий министр осваивал лопату 5 лет. 
— Мой отец Иргит Самбу был начальником экспедиции, а я работала поваром, — вспоминает приятельница Шойгу Рита Самбу. — Мне было 12 лет, и потому кашеваром я была весьма посредственным. Нередко уставший народ давился моей подгоревшей кашей. Но Сергей никогда не жаловался, наоборот — всячески подбадривал. Я его помню как очень взрослого, шумного, высокого и симпатичного парня. Он частенько устраивал какие-то проделки. В этих шалостях ему не уступала «археологиня» из Ленинграда Ольга Прудько. Что это был за дуэт! Иногда ребят отчитывали, но им все было нипочем. Думаю, Сергею нравилась атмосфера этих экспедиций: по вечерам в палатках рассказывали страшные истории, пели песни под гитару у костра. Ходили в ущелье к чабанам собирать ягоды. 
Кидался во врагов «снарядами» Шойгу участвовал во всех школьных соревнованиях. Зимой с друзьями катался на лыжах на другом берегу Енисея или на коньках в парке. Летом объезжал на велосипеде все окрестности Кызыла. Обожал играть в футбол и волейбол. Друзья безоговорочно считали парня лидером. 
— Мы дружили с Сергеем, хотя он учился на 2 класса старше, — вспоминает его сосед Валерий Конгар. — Свободное время проводили исключительно во дворе. Все крыши невысоких зданий в округе были наши. Летом же практически все время не вылезали из Енисея. А что было делать? Временами температура воздуха поднималась до +50. Ну куда еще деваться, как не в воду? Хулиганили тоже частенько — у Сергея вообще кличка с детства была Шайтан. А уж драки устраивали периодически. Кидались во врагов различными «снарядами»: бутылками, камнями. Еще сооружали бомбочки из пороха и спичек. Так интересно было их поджигать и бросать. Но самой любимой забавой у нас были «чики» — одну монетку отбиваешь другой. Часами могли резаться в нее. Причем монетки сами из свинца отливали. 
Сергей никогда и нигде не любил проигрывать, касалось ли это спорта или отношений с кем-либо. Многие мальчишки предпочитали с ним не связываться: слишком остер был Шайтан на язык. Мог словом задеть так, что после жертву засмеивали. Опасались конфликтовать с Сергеем и девочки. А нравился он и во дворе, и в классе многим из них. Но почему-то представительницы слабого пола считали, что объект их страсти слишком высокомерен. 
— Сережа к девочкам равнодушно относился, — рассказывает его одноклассница Галина Бекасова. — А вздыхали по нему многие. Еще бы. Он красиво говорил, много знал. Память была отличная: прочитает страницу — и сразу может ее наизусть процитировать. Преподавателям отлично мог головы морочить. Помню, на уроках физики всегда учителя отвлекал от контрольных и лабораторных. «А как вы с супругой вашей познакомились?» — спрашивал. Или еще что-то в этом роде. И физик до конца урока делился воспоминаниями. Мне кажется, и сейчас Шойгу ни капельки не изменился... В последний Сережин приезд мы до отвала объелись шоколадными конфетами. При встречах мы, как полагается, выпиваем и начинаем вспоминать светлые денечки. А еще постоянно отмечаем, как трепетно Шойгу относится к своей семье. Фотографии жены и двух дочек всегда у сердца держит. А о младшенькой когда начинает рассказывать — весь светится. 
Первую любовь министр испытал именно в школе. Сергей был тайно влюблен в красивую девочку, учившуюся на год младше. Галина Мунзук блистала в школьной художественной самодеятельности. Выросла Галя в семье актера Максима Мунзука, который был знаменит на всю Тыву: он вместе с Юрием Соломиным снялся в фильме Акиры Куросавы «Дерсу Узала». Эта работа была удостоена «Оскара». Мать Гали тоже была актрисой, поэтому девочка была в центре всеобщего внимания и всегда имела уйму поклонников. 
— Мне Сергей тоже нравился. Еще с 6-го класса, — открыла нам секрет Галина Максимовна. — Он отличался удивительным обаянием и какой-то внутренней силой. И я чувствовала, что нравлюсь Сереже... До сих пор с удовольствием вспоминаю зимний школьный вечер в 10-м классе. Был вечер танцев, и приглашения повальсировать сыпались на меня одно за другим. Но я всем отказывала. Вдруг пришел Шойгу — и у меня сердце бешено забилось. Я так разволновалась, что, когда он пригласил меня танцевать, смогла только молча кивнуть. Мы кружили под недовольными взглядами отверженных поклонников. Это было чудесно. А потом Сергей проводил меня домой... 
Юношеское чувство, как часто бывает, не имело продолжения. Постепенно оно переросло в дружбу, которая не утратила своей силы с годами. Когда Шойгу в последний раз приезжал в Кызыл, он пришел к Галине в музыкально-драматический театр, в котором она сегодня трудится, с огромным букетом роз. 
По будням — пиво, по выходным — коньяк После окончания школы Сергей поступил в Красноярский политехнический институт на строительный факультет. 
— Я преподавал у Сережи около двух лет предмет «Металлические конструкции», принимал экзамены, читал лекции, — вспоминает ректор ныне Инженерно-строительной академии Виктор Наделяев. — К тому же я был деканом его факультета. Сережу невозможно было не запомнить. Очень коммуникабельный, общительный, активный... Довольно часто участвовал в дискуссиях, подавал какие-то идеи. Вместе с тем его нельзя назвать «ботаником». Сережа мог и лекцию прогулять, и тройку схватить. 
Помню, как я застыл от удивления, увидев его поющим в хоре. После выяснилось, что загнали туда Сергея насильно: не хватало мужских голосов. Но долго он там не продержался. 
И сейчас Шойгу нередко навещает alma mater, поддерживая контакт даже с теми, с кем, будучи студентом, конфликтовал. 
— Сергей если считал, что преподаватели не правы, никогда не стеснялся с ними спорить, — рассказывает Николай Глушков. — А познакомились мы в 1972 году. Поступили на один факультет, а потом подружились. Я приехал из колхоза. Из толпы сокурсников сразу выделил Сергея. На втором-третьем курсах мы даже жили в одной комнате. В нашей компании было около 10—12 человек, все парни из общежития. Вместе учились, ходили на танцы, играли в футбол. Ну и в общаге, конечно, друг другу помогали. Без этого ведь никак. 
Частенько во время сессии приезжал отец Сергея. Он всегда привозил с собой трехлитровую банку облепихи с сахаром и запеченную козью ножку. Для нас, полуголодных студентов, это был целый пир. 
Сергей и Николай жили на последнем этаже 5-этажного общежития №3. В нем обитали и девочки, и мальчики. В здании царила железная дисциплина: был строгий график уборки комнат, каждую неделю дежурные приходили проверять чистоту и порядок. В выходные и праздники на первом этаже всегда устраивались танцы... Студенческий ансамбль играл «Битлз», напевая модные иностранные песенки. 
— Первые два курса мы занимались учебой и спортом, хотя не обходилось и без соблазнов большого города, — вспоминает Николай Сергеевич. — Мы с Сергеем регулярно бывали и на стадионах, и в кинотеатрах, и в пивбарах. Не пропустили ничего. Конечно, приходилось подрабатывать, чтобы позволять себе все эти удовольствия. Помнится, Сергей вкалывал сторожем в детском садике. А потом мы вместе трудились на овощебазе. В общем, жизнь была очень насыщенной и безумно интересной. В будни выпивали пиво, а в праздники на стол выставлялись более крепкие напитки. По утрам потом от них голова трещала... 
Закусывали на посиделках, как полагается, солеными огурцами, рассол от которых на следующий день помогал восстанавливаться. Когда Сергей прибегал со словами, что встретил лучшую девушку в своей жизни и завтра у него свидание, на встречу снаряжали всей комнатой. Все вместе переживали и разрывы Шойгу со слабым полом. 
— Помню, мы девчонок с факультета обожали, даже иногда вели себя, как «собака на сене» — не пускали их на вечера к другим ребятам, — говорит Глушков. — Рядом было общежитие автодорожного факультета, и мальчишки оттуда нередко пытались наших студенток к себе переманить. Пару раз пришлось даже подраться из-за девушек и кое-кому носы поразбивать. Помню, мы с Сергеем как-то выгнали из общежития подвыпившего хулигана, который пытался приставать к девчонкам. А когда Сережа расставался с очередной пассией, то трудно переживал разрыв. 
Чтобы развеяться от грустных мыслей, выбирались всей компанией в турпоходы. Там под звук гитары и треск костра улетучивалось все самое плохое. И снова Сергей бежал на лекции, семинары и в библиотеку. Проблемы с учебой у Шойгу были, как у многих, на первых курсах. Никак не давались начертательная геометрия и сопромат. Но и эти предметы были все-таки сданы. Не зря студенты шутят: сдал сопромат — можешь жениться. Шойгу это сделал на пятом курсе института. 
Посылает охрану на три буквы Спутницей жизни стала одногруппница Ирина Антипина. Для многих эта свадьба была полной неожиданностью: только самые близкие друзья знали, что влюбленные решили пожениться именно на последнем курсе. На студенческой свадьбе гуляла вся общага. 
Уже семейным человеком Шойгу вернулся в Кызыл, где около года работал мастером на стройке. После уехал в Ачинск — там трудился прорабом в «Ачинскалюминийстрое». Решающую роль в продвижении по служебной лестнице сыграл тесть Шойгу — Александр Антипин, управляющий строительного треста в Красноярске, а затем в Ачинске. Антипин был дружен с Олегом Шениным (будущим членом ГКЧП), и именно тот двигал молодого и перспективного Шойгу сначала по строительной линии, затем по партийной. Нынешний глава МЧС немало поколесил по Сибири: работал на стройках и в Красноярске, и в Ачинске, и в Саяногорске, и в Абакане. 
— Шойгу очень любили и подчиненные, и коллеги за то, что он разговаривал с ними на одном языке, — вспоминает Виктор Преловский. — Я тогда работал главным директором завода «Абаканвагонмаш», Сергей был управляющим треста. Он очень хороший парень. Мы дружили семьями, часто ходили в гости друг к другу, благо жили недалеко. Помню, однажды пришли Ира с Сережей, а я только вернулся с рыбалки. Угостив гостей свеженькой рыбкой, говорю: «Я сейчас вам бочку с рыбой принесу». Сергей отвечает: «А тебе самому-то останется?» «Не переживай, — говорю, — у меня еще 8 есть». И выношу 3-килограммовую круглую банку, в которой мы рыбу солим. Мы все так смеялись! А потом Сергей сказал: «А я-то переживал — как целую бочку домой потащу?» 
В 1988-м Шойгу назначили вторым секретарем Абаканского горкома КПСС, затем инспектором Красноярского обкома КПСС. Двумя годами позже Шойгу приехал в Москву на учебу в Высшей партийной школе. Потом, не без протекции Шенина, его назначили заместителем председателя Госкомитета РФ по архитектуре и строительству. В 1991-м Шойгу возглавил Российский корпус спасателей. 
Завистники говорят, что Шойгу — всего лишь искусный имитатор сверхбурной деятельности, и потому во власти ему осталось недолго. А друзья и знакомые любят Сергея Кужугетовича за то, что «он хороший мужик». 
Приятели Шойгу рассказывают: если фээсбешники строят «баррикады» на подходе к его дому, пытаясь оградить министра от гостей, один из главных «медведей» выходит и посылает охранников на три буквы. Что и говорить — душа-человек. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации