Шорористический акт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::20.01.2004

Шорористический акт

Люберецким не дает покоя московская недвижимость

Олег Бестемьянов

В Москве произошел силовой захват исторического памятника конца XVIII – начала XIX вв. – знаменитой «Дачи Строгановых», входящей в состав архитектурно-исторического ансамбля района Лефортово.

В четверг в дом № 38 по Волочаевской улице ворвалось около 50 человек в камуфляже. Не предъявив каких-либо документов, захватчики силой вывели из помещения представителей законного арендатора здания – ООО «Богатар». Оценить ущерб, нанесенный памятнику архитектуры и истории, пока не представляется возможным: сотрудники «Богатара» до сих пор не могут попасть на свои рабочие места, поскольку вход в здание заблокирован захватчиками. Сколько еще продлится эта ситуация, не понятно: работники милиции на обращения «Богатара» пока не среагировали. Не понятно также и то, кто будет отвечать за нанесенный государству ущерб. Впрочем на этот счет появилась некоторая информация. Как выяснилось, за захватом памятника архитектуры стоят скандально известные предприниматели – Александр Шорор и Владимир Дмитрин, которые «специализируются» на захвате и попытках удержания чужой собственности.

Александр Шорор известен в определенных кругах как люберецкий авторитет по кличке «Скрудж», которую получил в честь прославившегося своей запредельной жадностью персонажа американских мультяшек. Свою карьеру в бизнесе Шорор начал в конце 80-х с организации подпольной фабрики по пошиву «левых» джинсов. В начале 90-х Шорор перешел на более рентабельную «левую» продукцию – водку. Он основал ЛВЗ «Урожай», который неоднократно уличался во всех возможных для спиртового предприятия нарушениях, вплоть до изготовления фальшивых акцизных марок. В дальнейшем Шорора привлекли непосредственно «левые» деньги. Полностью контролируемый им «Фабер-банк» специализируется на обмене наличной валюты, то есть фактически является не банком, а сетью «обменников». Этот банк практически при каждой проверке со стороны ЦБ РФ или налоговых органах также уличают во всех возможных грехах, в первую очередь, естественно, фиксируются нарушения в работе с наличными средствами: что же еще может нарушить большой обменный пункт, постоянно находящийся на грани отзыва лицензии?

Впрочем, в середине 90-х гнать разнообразный «левак», иметь приличные суммы денег и называть себя бизнесменом стало уже немодно. Шорор попытался податься в бизнесмены настоящие – в промышленники. Поскольку сам он в производственных процессах или хотя бы менеджменте ориентировался на уровне руководства обменником, понадобились партнеры. Ими в разное время становились самые разные бизнесмены. Но сценарий всегда заканчивался похожим образом. Как только партнеры прибирали к рукам чьи-то активы, у них начинались серьезные неприятности, а активы эти Шорор в дальнейшем пытался взять под контроль самолично.

Так оказался под судом бизнесмен [page_11299.htm Евгений Янковский], вместе с которым Шорор старался внедриться в финансовые организации. В международном розыске находится предприниматель с неоднозначной репутацией [page_11304.htm Андрей Дробинин], с которым Шорор начал делить захваченный на пару банк. Сергей Мулин, через которого Шорор хотел войти в промышленное производство, также в международном розыске с 2001 года. Причем незадолго до бегства Мулина за границу с Шорором у них произошла показательная ссора: как рассказывают очевидцы, выскочив из-за спин многочисленных охранников «Скрудж» ударил партнера ногой в пах и снова спрятался в плотном кольце люберецких «секьюрити».

Владимир Дмитрин, отставной генерал-лейтенант МВД, который и после отставки любит по поводу и без щеголять в парадной генеральской форме, остался практически единственным партнером Шорора. Он, правда, важнее всех предыдущих, так как обеспечивает полулегальное силовое и юридическое прикрытие для самых безнадежных комбинаций. С помощью Дмитрина Шорор даже получил странный статус советника заместителя главкома внутренних войск. Соответствующим удостоверением он любит козырять не меньше, чем Дмитрин -- формой.

Однако, успехи тандема до сих пор невелики. Провалились попытки захватить АО «Рыбинские моторы», АО «Электросталь», московский телевизионный завод «Рубин», НПО «Композит». Слишком уж проста и незамысловата схема, по которой действует Шорор. Подконтрольные ему и временным партнерам компании скупают мелкие, легко погашаемые долги предприятия, инициируют его банкротство и категорически отказываются идти на мировое соглашение. На место внешнего управляющего ставится «свой человек», который не препятствует или даже способствует выводу активов, после чего «выдоенная» организация ликвидируется. Правда, около десятка предприятий с не столь громкими именами Шорору все же удалось поставить под свой контроль.

Более широкую известность Шорор и Дмитрин получили несколько лет назад после беспрецедентно грубой даже для них попытки захвата Ступинского металлургической комбината в Подмосковье, проведенной при силовой поддержке сотрудников Ступинского УВД. Милиционеры произвели несколько выстрелов из автоматического оружия и силой ворвались на территорию комбината, после чего в ультимативной форме потребовали от законного гендиректора предприятия покинуть свой кабинет, угрожая немедленной физической расправой. Никаких оснований для вмешательства сотрудников милиции в корпоративный спор, который сложился между предприятием и его якобы кредитором, не было. Ловить «оборотней в погонах» тогда еще было не принято, поэтому, благодаря поддержке «органов» на предприятии появился «альтернативный» генеральный директор в лице Владимира Дмитрина, а его партнер Александр Шорор, стал помощником генерального директора и вошел в состав Совета директоров комбината.

Руководить сложным, высокотехнологичным производством специальных сплавов для авиации и космоса, которым занимается Ступинский комбинат, «партнеры», конечно, не смогли. А вот собственностью занялись, судя по всему, всерьез. Директор сочинского пансионата «Подмосковье», принадлежащего СМК, Владимир Ефтюшкин отказался отдать этот лакомый кусок недвижимости Шорору. Буквально через несколько дней неизвестные бандиты забили директора насмерть.

Впоследствии Шорор и Дмитрин решили заниматься активами, не требующими высокого профессионализма в управлении, зато высоколиквидными и высокорентабельными. Естественно, в первую очередь, -- это недвижимость в Москве. Так, недавно от имени «Фабер-банка», который практически полностью контролируется Шорором, был произведен захват нескольких этажей в офисном комплексе «Башня-2000» на набережной Тараса Шевченко, одном из строений комплекса «Москва-Сити». ЗАО АКБ «Фабер-Банк », арендовавший 19 этаж комплекса у его законного владельца – фирмы General Aviation AG, нарушал условия договора аренды и в результате лишился прав на занимаемые им помещения. Шорора и Дмитрина такой поворот событий не устроил, и в скором времени на 19 этаже «Башни-2000» появились сотрудники милиции, на этот раз – из московского УВД «Дорогомилово». Применив физическую силу против охраны владельца, милиционеры дали возможность «Фабер-банку» вновь занять элитное офисное помещение, цена на которое, и сегодня немалая даже по московским меркам, в ближайшие годы вырастет в десятки раз, после того, как в комплекс «Москва-Сити» переедет столичное правительство. Теперь Александр Шорор и Владимир Дмитрин подбираются к архитектурному памятнику в Лефортово.

Незаконность псевдопредпринимательских схем абсолютно не пугает Александра Шорора – слишком велик его развращающий опыт безнаказанности. Ему случалось проводить силовые акции даже в судах. Так, 4 сентября 2002 г. в ходе рассмотрения арбитражного дела о прекращении конфликта, в котором Шорор посчитал себя заинтересованным, в зал судебного заседания, грубо прервав судебный процесс, ворвалась группа лиц в штатском, которая вынудила судью прервать заседание под предлогом осуществления неких оперативно-следственных мероприятий в отношении участников процесса. Двое вошедших блокировали выходы из зала судебного заседания. Одним из этих граждан был сам Александр Шорор, не имевший никакого отношения ни к органам МВД, ни к участникам судебного процесса. Пока лейтенант милиции ОВД «Басманный» требовал от судьи изъять все представленные участниками заседания документы, которые он намеревался приобщить к некоему уголовному делу, Шорор, по свидетельству адвокатов, высказывал в адрес представителей одной из сторон угрозы физической расправы, недвусмысленно дав понять всем присутствующим, что именно он непосредственно руководит действиями прибывших сотрудников милиции. Эта люберецкая дерзость пока никак не была наказана.

Однако за прошедшие после этого яркого выступления почти полтора года ситуация в России существенно изменилась. Государство все более пристальное внимание обращает как на сомнительных бизнесменов, так и на содействующих им чиновников, в том числе и «силовиков». Уникальный исторический комплекс в Лефортово, состоящий из особняка князя Строганова, ансамбля единоверческой общины на Самокатной улице, Солдатских казарм и служебного корпуса Екатерининского дворца на Красноказарменной улице, -- достаточный повод для вмешательства. Ведь Шорор с Дмитриным на сей раз затронули не только интересы добросовестных коммерсантов, но и государственные. Вполне вероятно, что попытка завладеть уникальным памятником архитектуры, находящимся под охраной государства, – это последнее дело Шорора, которое наконец-то перерастет в уголовное.